• Главная
  • Программы
  • Большая страна
  • Александр Морозов: "Родилась идея проехать по всему миру на типично русском автомобиле, а "буханка" - самый подходящий кандидат"

Александр Морозов: "Родилась идея проехать по всему миру на типично русском автомобиле, а "буханка" - самый подходящий кандидат"

Гости
Александр Морозов
гражданский активист, популяризующий образ РФ за рубежом, организатор и участник автопробега «Вокруг света на «буханке»

Павел Давыдов: На Общественном телевидении России "Большая страна" – программа о людях, обществе и власти. И сегодня у нас в гостях гражданский активист, организатор и участник автопробега "Вокруг света на буханке" Александр Морозов. Александр, здравствуйте.

Александр Морозов: Здравствуйте.

Павел Давыдов: Рад вас видеть. Но прежде, чем мы начнем беседу, краткая информация о вашей уникальной экспедиции.

В 2017 году от стен Общественной палаты России в кругосветную экспедицию отправился легендарный советский автомобиль УАЗ-452, более известный в народе как "буханка". Машина этой марки до сих пор используется путешественниками и военными, которые ценят ее за уникальную проходимость. Главная цель автопробега – популяризация российской культуры, традиций за рубежом.

Павел Давыдов: Александр, знаменитый француз Альбер Камю как-то заметил: "Путешествия, как великая и серьезная наука, нам вновь помогают обрести себя". Эти слова философа я вспомнил неслучайно. Каждый по-своему трактует понятие путешествия. А как бы вы ответили на этот вопрос? Что такое путешествие через призму своего мироощущения?

Александр Морозов: Путешествие – это увидеть мир, показать себя, посмотреть других.

Павел Давыдов: И не умереть. Забегая вперед.

Александр Морозов: Да. Актуально для нашего путешествия. И прежде всего это, наверное, в конце концов выливается в совершенствование себя. То есть лишение себя пороков и совершенствование добродетелей. Наверное, так.

Павел Давыдов: Даже так. Хорошо. А как появилась вообще идея такого автопутешествия, причем, на буханке? Для наших зрителей напомню, что это УАЗ.

Александр Морозов: Да, обычный УАЗ, обычный микроавтобус. Путешествие родилось в другом нашем путешествии, когда мы были с моим компаньоном, с которым мы осуществляем этот автопробег. Мы ехали по Чили на другой машине. И родилась идея проехать по всему миру на типично русском автомобиле с харизматичной легендарной внешностью. Наверное, "буханка" – это самый подходящий кандидат на эту роль.

Павел Давыдов: В чем же ее особенность? Почему не знаменитый "козел"? Почему не машина "Нива"? Тоже советский автопром.

Александр Морозов: На мой взгляд, внешности мультяшной больше всего как раз у "буханки". Она узнаваема, она не вызывает никакого негатива. Она не так военизирована, может быть, как "козел" (тоже УАЗ), и она пассажироемкая. То есть нам актуально, чтобы пассажировместимость присутствовала в машине.

Павел Давыдов: Александр, положа руку на сердце, скажите, вам не было страшно путешествовать на машине советского автопрома? Мне кажется, рядом с вами должен был передвигаться грузовичок с дополнительными деталями.

Александр Морозов: Такой скептицизм присущ всем нашим зрителям. То есть все в комментариях, в соцсетях везде пишут: "Сколько с вами запасных буханок едет?". На самом деле было страшно, когда в первый раз сели в нее (мы брали ее новую в автосалоне), поняли, что, конечно, это не иномарки и вообще не современный автомобиль.

Павел Давыдов: Без кондиционера, без удобств.

Александр Морозов: Совершенно верно. Прообраз "буханки" был сделан в 1958 году, середина прошлого века. Поэтому, конечно, устарела. Но нет, нормально все. Некоторые современные изменения внесены. Кондиционер мы сами поставили уже, тюнинг сделали. Поэтому все нормально.

Павел Давыдов: А можно задам такой простой вопрос: зачем? Вы хотите таким образом спасти имидж российско-советского автопрома?

Александр Морозов: Почему это родилось в другом путешествии? Потому что у России имидж не то, что плохой или хороший. Он своеобразный. Все сводится к тому, что все эти так называемые "причуды русских", то есть русские для иностранцев все: чеченцы, евреи, татары, славяне – это все русские, если он приехал из России. И "причуды русских" сводятся к одной фразе - "crazy Russia", то есть "все вы сумасшедшие". Действительно, стереотип такой, блуждая по миру, что в России медведи, гармошки, балалайки, матрешки, Путин верхом на медведе ездит по Красной площади.

Павел Давыдов: И вы в данном случае решили не развеивать эти стереотипы, а подкрепить их?

Александр Морозов: Наоборот, мы решили развеять. То есть мы приехали на таком уникальном автомобиле, делали различные розыгрыши, культивируя этот миф, а потом лопая его, как мыльный пузырь. И в этот момент впечатление зрителя, который был в этот момент с нами, он запоминает это на всю жизнь.

Павел Давыдов: А представители российского автопрома следят за вашим автопробегом? Ведь все-таки здесь есть и некая рекламная нагрузка.

Александр Морозов: Первый этап у нас основной был по Африке. Африка, Юго-Восточная Азия, Южная Америка – там еще, наверное, лет 100 не будут нужны никакие "Теслы", "Приусы" и прочие достижения западной автопромышленности. А нужны будут как раз ремонтопригодные, выносливые, достаточно надежные, экономные и дешевые машины. И поэтому мы поняли, что это реклама очень хорошая. И УАЗ заинтересовался. Они нам оказывают информационную поддержку.

Павел Давыдов: Давайте расскажем нашим зрителям, какими силами была организована эта автопоездка.

Александр Морозов: Нам помогла Общественная палата. Мы стартовали именно оттуда в октябре 2017 года. Информационную поддержку нам оказывают различные ресурсы, в том числе и УАЗ, некоторые телеканалы в новостных репортажах показывают. Хотелось бы, конечно, больше. Может быть, цикл передач снять. Потому что контент уникальный. Партнеров у нас много, которые помогли различным оборудованием – кемпинговым, тюнинговым, машины предоставили со скидкой. То есть финансовую часть мы несем на своих плечах. С недавнего времени у нас появился один спонсор. И мы берем с собой пассажиров, чтобы они могли посмотреть мир.

Павел Давыдов: То есть они оплачивали часть маршрута?

Александр Морозов: Да, бензин, проживание. Мы нивелируем часть своих расходов.

Павел Давыдов: А можно такой практичный вопрос: насколько дорогое это удовольствие? Например, если я хочу стать пассажиром.

Александр Морозов: Смотрите, у нас происходит следующим образом. Во-первых, у нас уникальное путешествие. Мы едем абсолютно не по туристическим местам. Например, тур в Нигерию вообще в мире отсутствует. То есть нет такой услуги. А у нас он был. И поэтому каждый этап, условно говоря, месячный, стоит примерно 3000 долларов.

Павел Давыдов: Александр, вы уже проехали 45 стран, пересекли экватор. Давайте напомним зрителям географию маршрута. Вы стартовали из Москвы. И дальше…

Александр Морозов: Мы до основного старта, который был в октябре, еще сделали два таких репетиционных заезда с возвращением в Москву. Первый – я проехал со своей семье вокруг Черного моря, всю Европу, через Грузию и Турцию вернулся домой. И в Скандинавии. Мы доехали до самой северной точки Европы – до мыса Нордкап. И потом поехали по прямой. То есть из Москвы на Испанию.

Павел Давыдов: Все то, что вы говорили о предыдущем маршруте, это происходило на "буханке"?

Александр Морозов: Да, это все на "буханке".

Павел Давыдов: Так.

Александр Морозов: 16 октября мы стартовали основной этап, после которого "буханка" уже вернется, сделав виток вокруг Земли. Взяв курс на Испанию, доехали до Испании, переправились через Гибралтар в Марокко. И вдоль западного побережья Африки пересекли экватор и достигли Конго.

Павел Давыдов: Александр, насколько я понимаю, это путешествие не нон-стоп, а имеет такой многоступенчатый формат.

Александр Морозов: Да, во-первых, это далеко и долго. У нас семьи. Это не только отечественный автомобиль впервые в истории посетит все континенты, но, наверное, еще и два многодетных отца. То есть у нас на двоих с Николаем 10 детей.

Павел Давыдов: Мы об этом чуть попозже поговорим. А что касается визовой поддержки, вам помогли? Потому что подготовить такое количество виз, мне кажется, в одиночку очень сложно.

Александр Морозов: Да. Ситуация следующая. Европа – это элементарно. Это один Шенген, и все нормально. Те, которые не шенгенские страны, все равно пересекаются элементарно. В Африке очень много стран. И в каждой очень проблематично, и очень дорогая виза. То есть виза доходит до 200 долларов на человека. Получить их тоже очень сложно. Поэтому часть виз мы делаем в Москве, часть мы делаем по пути. Иногда по пути даже легче, чем в Москве, получить.

Павел Давыдов: Но часть вашего маршрута – это более 20 стран, как раз проходят по Африке. Надо сказать, что не самый безопасный континент в мире. Скажите, пожалуйста, как вы решали проблему безопасности? Вас кто-то консультировал, вы меняли маршрут?

Александр Морозов: Конечно, мы черпали информацию из интернета, потому что путешествий по Африке сделано очень мало. В основном это западные граждане. То есть очень редко, очень мало, но это в основном иностранцы. Несколько наших сограждан там приезжали. И универсальный рецепт – это не ехать ночью, не заезжать в какие-то фавелы, трущобы и так далее, и избегать районов, где присутствуют какие-то террористы и так далее.

Павел Давыдов: Как вы сами заметили, в Африке планировать что-то нельзя. Там сплошная импровизация.

Александр Морозов: Совершенно верно.

Павел Давыдов: И эти ваши слова подкрепит фрагмент путешествия. Внимание на экран.

ФРАГМЕНТ

Павел Давыдов: Я так понимаю, что это малая деталь той бюрократии и того ужаса, которые царят в Африке?

Александр Морозов: Да, совершенно верно. К расходам в Африке надо готовиться тщательно, брать с собой большой запас. Но мы нашли такой способ – они очень любят сувениры. Поэтому, вместо каких-то долларовых небольших поощрений полиции и прочих структур, лучше давать сувениры. Африка оказалась не такой прямо… Мы, честно говоря, опасались. Было страшно, было как-то не по себе. Но, например, открытием та же Нигерия для нас была. Мы не знали, что там 1000 лет существовала развитая цивилизация, которая умела обрабатывать бронзу. Она в музее представлена. Очень большое количество улыбок, бескорыстная помощь местного населения, восторженные взгляды – все это очень нам понравилось, потому что мы такого не ожидали. Там в принципе хорошо относятся к России. Там Россию знают, Россию помнят. Потому что в советское время у нас были тесные отношения с какими-то странами в Африке. И помнят наш УАЗ. У нас висит под зеркалом вымпел Гагарина. Там изображен Юрий Алексеевич, потому что мы один из первых городов проезжали Гагарин. И вот очень интересно и показательно, что африканцы узнают его, говорят: "О, Гагарин". Также они знают нашего президента, то есть Путин у них, я думаю, одержал бы блестящую победу, потому что реально они уважают его.

Павел Давыдов: Вы сказали, что люди достаточно добродушные, бескорыстно помогают вам. А к помощи местного населения приходилось обращаться?

Александр Морозов: Помощь в основном – это такого типа, что "покажите, как проехать, можно ли проехать". К сожалению, эта бескорыстная помощь не всегда оказывалась полезной. Иногда и вредной даже, потому что говорили, что можно проехать, а там нельзя проехать. Но, я думаю, это не со зла было сделано. А так поломок с машиной таких не было, чтобы мы прибегали к помощи. Поэтому в основном показывали дорогу.

Павел Давыдов: А в вашей экспедиции был психолог, который помог бы разобраться в тонкостях иностранной души?

Александр Морозов: Мы сами, наверное, потихонечку становимся психологами, потому что надо увлекаться этой наукой, потому что иначе в этой поездке не выживешь.

Павел Давыдов: Скажите, а, насколько я знаю, во время экспедиции у организаторов родилось несколько идей о продвижении российской техники в тех регионах, где она действительно может быть востребована. Вы в двух словах сказали, что в странах Африки такая техника еще на 100 лет вперед пригодится. А для того, чтобы ее продвигать, необходимо как минимум строить заводы и общаться с представителями властей. Такие контакты были?

Александр Морозов: У нас очень много контактов с посольствами происходит, и с нашими. Очень много нам помогают посольства. Мы очень благодарны им за это. Надо показать товар лицом. Туда надо ехать не на "буханке", а на наших "патриотах", на наших "хантерах", ну и в том числе на "буханке", организовывая через МИД вот такой автопробег, допустим, Кейптаун – Москва. То есть два побережья Африки. Там много. Силовые структуры, какие-то еще структуры, частные лица. Потому что есть там страны и достаточно богатые. Они с удовольствием… машину. Поэтому это огромный рынок. И нельзя упускать. Потому что, пока там нас нет, там вовсю орудуют китайцы и индусы.

Павел Давыдов: Александр, мы сейчас ненадолго прервемся и продолжим эту беседу через несколько секунд.

Александру Морозову 38 лет. Родился в Москве. С детства любил приключенческую литературу и природу. Посетил 95 стран, большинство из них – на автомобиле. Любимые места – Крым и Подмосковье. Доехал на машине до Индии через Китай, Лаос, Камбоджу, Таиланд и Мьянму. Женат. Воспитывает 4 детей и ждет с супругой пятого. Мечтает осуществить кругосветное путешествие со своей семьей.

Павел Давыдов: Александр, в краткой информационной справке о вас сказано, что вы многодетный отец. При вашей любви к путешествиям где вы находится время на семью?

Александр Морозов: Очень много шуток по этому поводу в социальных сетях. Сравнивают со Штирлицем. Я стараюсь вывозить семью. И Николай, и я. Мы оба многодетных отца. Мы ездим, периодически забираем их с собой. И в Африке тоже мои дети были. Как командировка. Месяц дома – месяц там.

Павел Давыдов: Как вы стали автопутешественником? Были ли предпосылки в раннем возрасте?

Александр Морозов: Во-первых, я очень люблю автомобили, то есть изначально, с самого раннего детства обожал автомобили. И потом где-то лет, наверное, в 18 я пристрастился к обычным путешествиям. А потом довольно быстро понял, что автопутешествия – самый лучший способ познавать мир. Потому что мобильность, нет преград. То есть заезжаешь туда, куда не заезжают массы туристов. Нет туристического фаст-фуда, все интересно, все здорово.

Павел Давыдов: С другой стороны, износ автомобиля, стоимость бензина, другая культура, пересечение границ. Я сейчас буду загибать пальцы достаточно долго, и любой скептик скажет: "А оно того стоит?". Несомненно, стоит. Потому что видишь такое, что просто, поверьте, такого нигде больше не увидишь. Очень интересно…

Александр Морозов: Хорошо. Яркое впечатление. Какое бы вы могли сейчас нашим зрителям рассказать?

Павел Давыдов: У меня точно не хватит пальцев, наверное, всей студии, чтобы показать все впечатления. То есть и вулканы, и море, и дельфины, акулы какие-нибудь, скаты. Вообще все. Природа, люди. Все-все-все. Я даже не могу выбрать какое-то одно.

Александр Морозов: Хочу процитировать вашего коллегу Николая Блондинского. Он сказал следующее: "Во многом наша "буханка" станет первой ласточкой на будущее в туристических маршрутах". А что он имел в виду? Вы прокладываете новый путь?

Павел Давыдов: Вообще мы мониторим эту ситуацию. Потому что дело в том, что, например, в Германии зарегистрированы около 6 млн автокемперов. Во всей России их зарегистрировано около 2000. То есть поле непаханое для деятельности. Это деньги для государства, это интерес. То есть это бизнес, все здорово. Поэтому это надо развивать.

Александр Морозов: У вас есть понимание, как можно донести эту информацию до тех людей, которые сидят в больших кабинетах?

Павел Давыдов: Есть понимание, как донести информацию. Причем, надо организовывать и въездной туризм сюда. Потому что эти 6 млн – это сжатая саккумулированная пружина, которая уже всю Европу изъездила. А немцы характеризуются тем, что и в Австралии берут свои машины, перевозят, и в Америку везут свои машины, тратя на это огромные деньги. А Россия под боком. То есть создавай элементарную инфраструктуру. Потому что для них нужны именно только кемпинги, никакие гостиницы. И они сюда хлынут толпой, привозя свои деньги. И выездной туризм наших соотечественников. То есть надо их отваживать от пляжного отдыха, который мне кажется неправильным, употребления спиртных напитков, а именно чтобы активно занимались…

Павел Давыдов: Александр, очень хотел спросить: "А какое отношение имеет к вашему путешествию Общественная палата России, от стен которой и стартовала экспедиция?".

Александр Морозов: Мы просто знакомы с Общественной палатой, с Еленой Васильевной Сутурминой. Это член Общественной палаты. Она нам помогала еще в прошлом нашем путешествии – на своем автомобиле от Москвы до Индии. Она поддержала наш энтузиазм, то есть поддерживает, помогает. Потому что там и россотрудничество, и посол Лаоса (русско-лаосская дружба), то есть Елена Васильевна помогала.

Павел Давыдов: Путешествие еще только в самом разгаре. Пройдена только половина пути. Но промежуточные итоги подвести можно. Оглядываясь назад, сделаем это?

Александр Морозов: Впервые в истории, насколько я знаю, не было еще такого, чтобы машина с российскими номерами своим ходом доехала до африканского экватора, то есть именно в Габоне мы пересекали экватор.

Там тем более так получилось весело, что табличка… То есть туризм в той части Африки вообще не развит. И табличка с указанием экватора сломана для нас. И мы так машину поставили, как будто это мы врезались в нее. Поэтому в соцсетях тоже вызвали…

Павел Давыдов: А через какие ресурсы можно следить за вашим путешествием, которое продолжится как раз в середине мая?

Александр Морозов: Facebook, Instagram, Вконтакте, Youtube. Сейчас у нас очень интересный этап будет. Потому что мы с собой взяли профессионального оператора. Потому что до этого мы снимали собственными силами. Не хватало ни умения, ни времени. Потому что устаешь в дороге. А сейчас будет профессиональный оператор. Поэтому контент, я думаю, будет очень интересный. Так что на Youtube будет много выложено.

Павел Давыдов: А сколько у вас человек участвует в экспедиции?

Александр Морозов: Постоянно – двое. Это я и мой компаньон Николай. Сейчас будет оператор. И пассажиры, которые к нам присоединяются.

Павел Давыдов: И сколько их человек?

Александр Морозов: На данном этапе будет пять.

Павел Давыдов: То есть у вас большая компания. Не ругаетесь между собой? Все-таки вместе долго находитесь.

Александр Морозов: С Колей у нас иногда бывают небольшие столкновения. Мы оба отходчивые и уже давно друг друга знаем.

Павел Давыдов: Ну, с Колей – понятно. Это ваш друг и товарищ. А пассажиры, все со своим характером, со своими желаниями. Как найти компромисс среди в основном мужчин?

Александр Морозов: Кстати, у нас и женщины бывают, потому что семьями приезжают. На этом этапе будет семья с ребенком. По самым интересным странам. Это Намибия и ЮАР. Мы обладаем стрессоустойчивостью и понимаем, что нужно. Когда люди едут туда, это все-таки не просто какие-то случайные люди. Они знают, куда едут, они знают, на что идут. И у многих за плечами огромное количество стран, даже больше, чем у меня.

Павел Давыдов: Александр, кругосветка завершится в 2019 году. А дальше что?

Александр Морозов: У меня есть множество планов еще по нескольким кругосветкам, но в том числе я прежде всего хочу обязательно сделать такую же нон-стоп-кругосветку, первую в истории России точно, наверное, кругосветное многодетное путешествие. То есть со всей своей семьей поехать вокруг света куда-нибудь на год.

Павел Давыдов: Александр, русский человек всегда мог удивить мир своей смекалкой и необычными задумками. Смог и на этот раз благодаря вашей кругосветной истории. Я хочу пожелать вам и всем участникам экспедиции удачи на дорогах, ярких впечатлений. И очень надеюсь, что по итогам в 2019 году вы поделитесь с нами эмоциями.

Александр Морозов: Обязательно. Спасибо.

Павел Давыдов: Спасибо. У нас в гостях был гражданский активист, организатор и участник автопробега "Вокруг света на буханке" Александр Морозов.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Организация экспедиций по большой стране – как общественная инициатива

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск