Александр Бражко и Юрий Борисов. Могут ли потребители влиять на ценообразование?

Гости
Юрий Борисов
директор по развитию Ассоциации компаний розничной торговли
Александр Бражко
координатор проекта «За честные продукты»

Ангелина Грохольская: В эфире Общественного телевидения России «Большая страна» - программа о людях, обществе и власти. Здравствуйте, я – Ангелина Грохольская. Самым популярным зимним продуктом в нашей стране назван мандарин, ароматные яркие плоды давно уже стали символом новогодних праздников, при том, что в России мандарины в промышленных масштабах не выращивают. Еще в начале 60-х годов прошлого века власти Советского Союза посчитали цитрусоводство на юге РСФСР лишним, зато в соседней Абхазии – это национальный бренд и один из немногочисленных источников доходов ее населения. Наталья Колгина побывала в мандариновом раю, сейчас все расскажет.

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: На такую сладкую, но немного с горчинкой тему мы поговорим сегодня с Александром Бражко, координатором проекта «За честные продукты», и Юрием Борисовым, директором по развитию ассоциации компаний розничной торговли, здравствуйте!

Александр Бражко: Здравствуйте!

Юрий Борисов: Здравствуйте!

Ангелина Грохольская: Ну, вот, мы сегодня вам стол накрыли, решили мандарины не только показывать, но и угостить, посмотрите, попробуйте, понюхайте – можете определить, откуда эти мандарины? Из какой страны к нам приехали?

Юрий Борисов: Я точно не смогу, я не эксперт по мандаринам.

Ангелина Грохольская: Может быть, предположения какие-то?

Юрий Борисов: Я предполагаю, что вот это апельсин все-таки.

Ангелина Грохольская: Это апельсин?

Юрий Борисов: Да.

Ангелина Грохольская: Я хочу сказать, что продавали его именно, как мандарин.

Александр Бражко: По моим ощущениям это то, что продается на сегодняшний день в рознице под маркой «Марокканские», потому что они небольшого размера и крепкие, а к кавказским я бы, скорее всего, отнес или данный образец, или тот, который у нас 4-ый. Да, это, скорее всего, вариант гибрида, то есть мандарин вместе с апельсином или же что-то из так называемых новых садов – это сады интенсивного роста, но не уверен, действительно, что это – мандарин.

Ангелина Грохольская: Смотрите, я вам открою секрет: абхазских мандаринов здесь нет, мы их вообще не нашли, в сетях, в магазинах, в рознице их и нет, ну, скажу – это Турция, вот эти, первые, второй – это Египет, последний, самый мелкий – это Марокко, действительно, это – марокканские и предпоследние – это Бангладеш, причем, интересно, что в магазине мы купили их, как испанские мандарины, потом, когда уже отклеили этикетку, посмотрели, там было написано – Бангладеш. Это, собственно, второй вопрос: что вообще происходит и где нас обманывают? Почему нет абхазских мандаринов в торговых сетях?

Юрий Борисов: Хороший вопрос, почему нет абхазских мандаринов, наверное, потому что их нет. Если их нет, это означает, что вариантов может быть много: первый – они кончились перед новым годом и их нет в хранилищах, а второй вариант – вполне допускаю, что допускаю, что существует проблема с логистикой, потому что хранилища есть не только в Москве и Подмосковье, если говорить о Москве, но и по пути.

Ангелина Грохольская: Подождите, то есть из Египта легче привезти, чем из Абхазии?

Юрий Борисов: Почему нет?

Ангелина Грохольская: Не знаю…

Юрий Борисов: У нас прекрасное сообщение не только с Египтом, но и с Марокко, и с Турцией, и здесь большое значение играет умение продавца, производителя, поставщика, его умение правильно планировать логистику поставки.

Ангелина Грохольская: А как торговые сети выбирают поставщиков? Как определяют, откуда мандарины привезти: из Египта, из Бангладеша или из Абхазии?

Юрий Борисов: Вы знаете, очень много факторов, очень много форм торговли, и закупщики каждой торговой сети используют собственные методы наработки, например, вы можете заключить долгосрочный договор с производителем напрямую, и он вам даст основной объем продаж, вы можете заключить дополнительные договоры для того, чтобы при колебаниях спроса или колебаниях, которые могут по логистическим причинам возникнуть, делать докупки на других территориях у других поставщиков, вы можете, в конце концов, для того, чтобы сбалансировать суточный спрос на какую-либо продукцию, закупать уже здесь на месте, у других поставщиков, у третьих поставщиков даже. Это, в общем-то, достаточно сложная история.

Ангелина Грохольская: Действительно, сложная, этим профессионалы должны заниматься. Александр, у Вас проект называется «За честные продукты», насколько честное качество у мандаринов, на ваш взгляд? Вы знаете, я когда взяла этот самый крупный который у нас спорный, то ли мандарин, то ли апельсин, но он явно… даже эти блестят каким-то неестественным блеском, мне кажется, чем-то их то ли натерли, то ли обработали. Качество удовлетворяет Вас, например, как эксперта?

Александр Бражко: Могу попробовать так ответить: на сегодняшний день у нас рынок не покупателя, а рынок продавца.

Ангелина Грохольская: Что это значит?

Александр Бражко: Это значит то, что розничные торговые сети уже захватили значительный объем реализации именно в рамках Российской Федерации и продолжают стремительно увеличивать свою долю. То есть не выгодно вкладывать деньги в производство, в развитие сельского хозяйства – выгодно вкладывать на сегодняшний день в открытие магазина. Почему? Потому что в Европе или Соединенных Штатах магазин окупается 6-8 лет, а у нас грамотный ритейл доводит срок окупаемости где-то, наверно, до двух лет, ни одно производство не обеспечит вам такие сроки. Теперь вопрос по цене и по качеству. Понимаете, здесь какая вещь: место на торговой полке ограничено, у вас может быть не больше, чем 2 вида, например, мандарин, дальше, и вы эти 2 вида должны продавать круглогодично, каждый день, в любое время дня и суток, соответственно, с этих двух торговых мест вы должны получить максимальную прибыль, если вы будете на эти 2 места класть продукцию, например, по 10 рублей и у вас будет наценка те же самые 10 рублей, вы заработаете небольшую сумму, но если вы поставите продукцию дорогую, стоимостью 50, 60, 60 рублей и у покупателя не будет альтернативы для покупки более дешевой продукции, то у вас есть возможность прийти к наценке 200-300 %, ну, а как говорили классики, капиталист пойдет на любое преступление, если есть возможность заработать 300 % прибыли.

Ангелина Грохольская: А сколько наценка на мандарины, например?

Юрий Борисов: Можно я сначала отвечу?

Ангелина Грохольская: Да, конечно, пожалуйста…

Юрий Борисов: Эта картинка, конечно, очень сильно идеализирована, потому что…

Ангелина Грохольская: Ничего себе идеализирована, от идеала это далеко…

Юрий Борисов: … в реальности, и Вы, как человек, который живет в Москве, можете видеть, сколько торговых сетей существует городе: их больше десятка разных и конкуренция между ними острейшая, поэтому, что касается таких красивых цифр, как 200-300 % наценки, уверяю Вас…

Ангелина Грохольская: Мы сейчас не только про Москву говорим, но и про регионы тоже…

Юрий Борисов: А мы про регионы тоже…

Ангелина Грохольская: … в которых бывает одна торговая сеть и наценки там, действительно аховые.

Юрий Борисов: Региональная, например, и федеральные не могут зайти туда…

Ангелина Грохольская: Тогда разъясните нам, может быть, правда, потому что мы, например, услышали про Абхазию – 18 рублей от начальной точки, а в магазине почти под 200 мандарины стоили под новый год.

Юрий Борисов: Это мандарины по цене 18 рублей – в Абхазии, их нужно довести до Москвы, для них нужно приготовить все санитарные документы, нужно потратить топливо, нанять автомобиль и так далее, это очень серьезные затраты, поэтому я сильно сомневаюсь, что 18 рублей, даже 20 рублей, будет цена на мандарины в Москве. Цена будет – 18 плюс, вот эти все затраты по дороге, включая зарплату водителя тоже, поэтому, скорее всего, цена в Москве очень близка к московской. Я предполагаю, что мандарины в декабре сети продают ниже себестоимости, вот эта цена, которую Вы видите и которая сформирована не только производителем, но и оптовым звеном, оптовым поставщиком, в магазине, скорее всего, ниже себестоимости, потому что в декабре мандарины – трафикообразующий товар, многие продукты такого класса продаются реально ниже себестоимости, реально в убыток.

Ангелина Грохольская: Что ж тогда в убыток работать? Правда, я не поверю, что торговые сети работают в убыток.

Юрий Борисов: Очень просто, у любой продукции, которую вы видите в торговле есть трафикообразующая функция, например, практически все социально значимые продукты, известные нам с Вами: хлеб, молоко, мясо, курица, сметана, творог – относятся к так называемым трафикообразующим, это продукты, за которыми люди ходят практически каждый день, и в условиях, опять же, очень сильной конкуренции торговые сети не могут позволить себе на них зарабатывать хоть сколько-то, наценка или очень маленькая или даже минусовая.

Александр Бражко: К сожалению, коллега вводит нас в заблуждение, мы, как потребители и покупатели, должны все-таки понимать стоимость товара, если мы заговорили про молочную продукцию – стоимость одного литра молока составляет 20 рублей, производство берет максимум 5-7 рублей на литре, еще 5 рублей пусть будет доставка. На торговой полке молоко стоит от 60 рублей за литр, то есть это наценка – 100 %, она минимальная, почему так? Да, по одной простой причине, что сети говорят производителям: не хочешь – выливай в помойку, понимаете? Ситуацию на сегодняшний день иначе, как аморальной – не назвать. Скорее всего, тут следующее объяснение: дело в том, что абхазские мандарины… вообще абхазские предприниматели не будут терпеть ситуацию, когда у них будут брать по 20 рублей, а потом в магазине продавать по 100 или по 120, они будут бить в колокола и говорить, давайте внедрять европейские правила, когда стоимость именно самого исходного сырья в товаре на торговой полке составляет порядка 50 %, то есть европейский фермер литр отгрузил за 20 рублей – он четко знает, что этот товар будет за 40 рублей на полке. Почему это сделано? Для того, чтобы бизнес вкладывал деньги не в торговлю, а в производство.

Ангелина Грохольская: Вы знаете, наверное, у каждого своя правда, но я сейчас за покупателей, я – покупатель, наши телезрители тоже – покупатели, м хотим, чтобы продукты были качественные и, естественно, без каких-то больших накруток, что делать покупателям? Ваш совет, можем ли мы как-то повлиять, если вдруг есть, каким-то образом, подозрение, что определенный продавец, магазин накручивает или продает некачественный товар, куда обращаться, кому жаловаться?

Александр Бражко: Мы, на самом, деле, обязаны реагировать, и ситуация, которая сложилась на рынке – из-за того, что граждане проявляют низкую гражданскую активность, в том числе, по причине того, что, ранее обращаясь, например, в ряд территориальных управлений Роспотребнадзора, не получали никакой реакции на свои обращения. Куда нужно сейчас обращаться? В первую очередь, это, конечно же, в прокуратуру, во вторую очередь, просить региональную Общественную палату – выйти и провести мероприятия общественного контроля. У нас, у граждан, есть право узнать реальную картину, реальную себестоимость данного продукта, потому что, если мне, например, розничная сеть скажет, что они в Москве покупают по 60 рублей данный товар и выставляют по 70, конечно же, мы им поможем связаться с предпринимателем, который у нас есть в сюжете, и его продукция поступит на торговую полку, и пусть она продается с наценкой 15 %, как нам сегодня рассказывают розничные сети, поэтому пишем заявление, обязательно размещаем информацию в социальных сетях для того, чтобы мы, как граждане, принимали участие, в том числе, и в формировании ассортиментной политики, но и потом не пеняли на себя, почему же мы молчали и допустили эту ситуацию?

Ангелина Грохольская: Добавить нечего7

Юрий Борисов: Я только могу предложить для того, чтобы не вводить граждан в заблуждение в отношении реального положения вещей, мы готовы встречаться со всеми и встречаемся совместно с обществами потребителей, показываем, разъясняем, как формируется себестоимость, в течение какого времени, какие затраты несет розничная торговля, реальный, а не фантомный уровень конкуренции на розничном рынке.

Ангелина Грохольская: Спасибо вам большое! Угощайтесь мандаринами, у нас сегодня бесплатно.

Александр Бражко: Спасибо!

Юрий Борисов: Спасибо!

Ангелина Грохольская: Координатор проекта «За честные продукты», Александр Бражко, и Юрий Борисов, директор по развитию ассоциации компаний розничной торговли были сегодня в студии «Большой страны».


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

На примере мандаринов

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Большая страна
    Pro дело