• Главная
  • Программы
  • Большая страна
  • Алексей Чеснаков: Избиратели должны увидеть скорее команду с идеологией, с программой, но голосовать они все равно будут за конкретных личностей

Алексей Чеснаков: Избиратели должны увидеть скорее команду с идеологией, с программой, но голосовать они все равно будут за конкретных личностей

Гости
Алексей Чеснаков
директор Центра политической конъюнктуры

Павел Давыдов: До выборов президента России осталось совсем немного времени. Активность обсуждения этого предстоящего события в интернете, на радио, телевидении и в газетах возрастает с каждой неделей, вызывая все более живой интерес. Голосование за кандидатов на высший пост страны пройдет 18 марта. Если потребуется второй тур, то он будет проведен через три недели, то есть 8 апреля 2018 года.

О предстоящих президентских выборах мы поговорим с политологом, директором Центра политической конъюнктуры Алексеем Чеснаковым. Алексей, здравствуйте.

Алексей Чеснаков: Здравствуйте.

Павел Давыдов: Выборы – важнейший элемент государственного устройства. И долг каждого гражданина, достигшего 18 лет, – прийти на избирательные участки. С вашей помощью хотелось бы для начала разобраться, чем нынешняя президентская кампания отличается от предыдущих, а то как-то она ровно, на мой взгляд, проходит, и нет никаких всплесков. Ну, может, я ошибаюсь.

Алексей Чеснаков: Ну, на самом деле все избирательные кампании не похожи одна на другую. Конечно, в этой кампании есть безусловный лидер. Он, в принципе, был лидером и на прошлой кампании, в 2012 году, но тогда было все-таки некое формирование энергии в связи с выборами в Государственную Думу, которые прошли за три месяца до президентских выборов.

Сейчас, вы знаете, по закону у нас президентские и парламентские выборы проходят в разные сроки. То есть если раньше между ними было три месяца, то сейчас между ними полтора года, а в следующий раз уже будет увеличен еще больше промежуток – до трех лет. Следующие парламентские выборы пройдут в 2021 году, а президентские выборы – в 2024-м. Поэтому, с одной стороны, формируется такое представление о том, что президентские выборы проходят без предварительной раскачки за счет этих самых парламентских выборов. Но с другой стороны, они интереснее, потому что именно президентская кампания позволяет сформировать ту повестку, которая не отягощена вот этой думской проблематикой, не отягощена вопросами, связанными с политическими партиями.

Мне кажется, что эта избирательная кампания интересная, потому что в любом случае появились новые лица, новые кандидаты. Во-вторых, появились новые темы. И избирательная кампания всегда формирует тематику будущего. Поэтому, конечно, гражданам надо быть внимательными – и с точки зрения федеральной политики, и с точки зрения региональной политики; и анализировать, как предложения, как программы кандидатов, как те или иные темы повлияют на их жизнь в будущем.

Павел Давыдов: До конца января завершится прием документов как от самовыдвиженцев, так и от политических партий. И как подчеркнула председатель Центризбиркома Элла Памфилова: "Часть кандидатов "с чудинкой", поэтому некоторые из них отсеиваются". О ком идет речь?

Алексей Чеснаков: Всего появились данные и документы от 70 кандидатов. Прошло "сито" Центризбиркома сейчас не такое большое количество – всего лишь два самовыдвиженца, например. В основном остальные – это представители политических партий.

С другой стороны, когда задают такой вопрос, мне всегда кажется он довольно странным, потому что когда люди хотят участвовать в выборах – это хорошо. И если хотят люди, которые кому-то кажутся людьми "с чудинкой", то, может быть, это тоже хорошо, потому что избиратель может сравнить: а в чем собственно отличия тех людей, которые предлагают те или иные программы, почему те или иные идеи кажутся не очень реалистичными?

Павел Давыдов: То есть, по сути, это говорит об открытости избирательной системы страны?

Алексей Чеснаков: Безусловно. Любой гражданин Российской Федерации, который хочет реализовать свое пассивное избирательное право, то есть право быть избранным, он, конечно же, вносит свой вклад в "копилку" демократии, если можно так сказать. То есть люди видят его позицию, его идеи. И даже сам факт выдвижения людей "с чудинкой" играет на пользу, потому что он привносит какую-то или драматургию, или какой-то оригинальный акцент в избирательную кампанию.

Павел Давыдов: Одним словом – интерес.

Алексей Чеснаков: Да, повышая интерес к людям, которые пытаются заниматься политикой.

Павел Давыдов: Город или село, пенсионеры или работающие, молодежь или люди старшего поколения – какая социальная группа в ходе предстоящих выборов, на ваш взгляд, будет самой активной?

Алексей Чеснаков: Мы сейчас находимся в очень интересном периоде: закончился процесс сбора подписей и начинается постепенный переход к агитационному периоду. Агитационный период позволит кандидатам достучаться до всех этих сегментов избирателей, то есть донести свои месседжи, донести свои сигналы каждой из тех групп, которые вы перечислили. Рано еще говорить о том, насколько каждая из категорий будет востребованной.

Павел Давыдов: Если мы говорим о роли местных властей во влиянии на избирателей, то какую роль отводите им?

Алексей Чеснаков: Местные власти всегда играют большую роль, они способны мобилизовать людей. Но также они способны и напортить, потому что часто нарушения во время избирательной кампании в нашей стране – это результат демонстрации того или иного чиновничьего такого ража, такой инициативы, которая исходит из того, что чиновник хочет быть эффективным в глазах начальства. Поэтому иногда люди видят, что чиновники различными не очень правильными способами пытаются их отмобилизовать на те же самые избирательные участки.

Насколько я понимаю, сейчас мы пока с этим не сталкиваемся, но в предыдущие годы это было. Избирком внимательно сейчас следит за подобными проявлениями. В любом случае, для нас как для аналитиков важно понять, насколько широкими будут подобного рода инициативы.

Павел Давыдов: Алексей, еще не могу у вас не спросить про предстоящие темы избирательной кампании, которые, как вы правильно подчеркнули, в результате могут даже вылиться в законопроекты. Как вы считаете, какие темы будут доминировать?

Алексей Чеснаков: Ну, сейчас это скорее крупные, большие темы. Мы говорим о том, что избиратели сегодня хотели бы увидеть в выступлениях кандидатов несколько крупных таких блоков, содержащих ответы на вопросы. Каким будет будущее страны? Какие задачи должен решать президент в течение ближайшего времени? Какие направления экономического, социального развития будут для него приоритетными?

Мы сейчас скорее видим, что кандидаты рассуждают на темы стабильности, потому что стабильность как базовое условие для развития является одним из приоритетов, например, того же кандидата Путина. Если мы говорим о развитии, то… Конечно, все кандидаты говорят о развитии, без этого невозможно, но пока не очень понятно, в чем это конкретно выражается.

Я думаю, что избиратель, уже исходя опять из того же агитационного периода, будет делать выводы, сравнивая более конкретные месседжи от того или иного кандидата. Но пока, если мы возьмем повестку, которая на сегодняшний день сложилась, это тема стабильности, сохранения стабильности, это тема развития и конкретных проектов, которые касаются территориального развития. Например, кандидаты говорят о том, что необходимо развивать те или иные территории, говорят о Дальнем Востоке, говорят об Арктике, говорят о Сибири – ну, традиционно, собственно. Это традиционная тема – развитие этих территорий. Они говорят о развитии тех или иных направлений экономики. Сейчас почти что все кандидаты занялись цифровой экономикой – что тоже показательно.

А вообще надо признать, что в последние годы (и это касается не только России) кандидаты не отказываются от того, чтобы поднимать какие-то важные темы. И когда мы говорим о том, что все сегменты электората пытаются быть охвачены кандидатами, почти так же все темы кандидаты пытаются обработать для этих самых сегментов. Почему? Потому что сосредотачиваться на каком-то одном месседже – это всегда ограничивать свои перспективы поддержкой той или иной, может быть, весьма незначительной группы. Поэтому экспансия на другие электоральные сегменты – это вполне нормальный избирательный прием, который используют почти все.

Есть ли у них реальные проекты, есть ли у них реальные программы? Сказать пока довольно сложно, потому что опять же в последнее время люди голосуют за конкретных персонажей, за конкретные личности. И даже если вы сравните программы, которые сегодня предъявлены кандидатами, то многие вызывают пока у людей недоумение, потому что одно дело, когда это развернутая крупная программа, а другое дело, когда 20 шагов или 140 шагов (из которых, правда, непонятно, какое количество шагов). То есть избиратели должны увидеть скорее команду с идеологией, с программой, но голосовать они все равно будут за конкретных личностей.

Павел Давыдов: Алексей, как вы оцениваете тот факт, что все кандидаты, как говорится, из центра, а из глубинки никого нет? Этот момент будет влиять на подход избирателей?

Алексей Чеснаков: Вот Ксения Собчак из глубинки – из Санкт-Петербурга.

Павел Давыдов: Ну, разве это глубинка все-таки?

Алексей Чеснаков: Это шутка, конечно же. Это, конечно, проблема для страны. Но надо признать, что эта диспропорция сложилась не сегодня, и в основном политика делается в Москве. Поэтому все люди, которые рассчитывают на победу, они должны обладать достаточным рейтингом, они должны обладать достаточными ресурсами. Поэтому где как не в столице они могут реализовать себя хотя бы даже на первом этапе политической карьеры – еще до того, как они будут задумываться о том, чтобы стать кандидатами в президенты. Поэтому, безусловно, в этом есть проблема.

Но в целом мне не кажется, что люди как-то остро чувствуют вот это отсутствие кандидатов из регионов. Вспомните, был, например, кандидатом Аман Тулеев в свое время. Но он был довольно известен своей деятельностью в качестве лидера региона, и у него была довольно большая федеральная известность. Сейчас таких политиков немного. Это связано к тому же с тем, что часть губернаторского корпуса сегодня фактически реализует новую, такую ролевую модель, как принято говорить. То есть сегодня губернатор – это в первую очередь хозяйственник, менеджер, а не политик, не трибун, который выходит к избирателям и постоянно занимается политической кампанией.

Павел Давыдов: Так это и хорошо. Благодаря таким людям те или иные регионы расцветают. По крайней мере, есть такая точка зрения.

Алексей Чеснаков: Возможно, это хорошо. Ну, кто-то считает, что это безусловно хорошо. У меня есть некоторые вопросы к этой схеме, потому что, с одной стороны, это действительно приносит больше пользы самим жителям регионов…

Павел Давыдов: О чем и речь.

Алексей Чеснаков: …но с другой стороны, это обедняет ту же самую политическую жизнь. Если вы вспомните начало 90-х годов, то в российской политике появилась довольно большая когорта людей, которые представляли раньше региональные какие-то элиты: Немцов, Починок, тот же Тулеев. В конце концов, даже Борис Николаевич Ельцин, его все-таки можно считать политиком из Свердловской области.

Поэтому мне кажется, что сейчас одна из задач, которую будет реализовывать победивший кандидат, – это создание не только кадровых лифтов, как их принято сейчас называть, но и таких территориальных лифтов, чтобы люди, которые смогли себя реализовать на конкретной территории, могли потом получить повышение в Москву и, возможно, потом вернуться в другой регион или же в этот регион. Потому что вспомните советский период: была целая система подготовки и горизонтальной мобильности кадров, как принято называть, когда люди могли поработать в Москве, потом уезжали в регион, потом возвращались в Москву, потом отправлялись на учебу, например, в Санкт-Петербург, потом возвращались в другой регион и так далее.

Павел Давыдов: Такой бесконечный процесс, да.

Алексей Чеснаков: Это хороший процесс, потому что люди приносят новые навыки, новые умения. И когда элита региональная сформирована и очень косная, которая негативно воспринимает "варягов", как они называют даже, – это для региона может оказаться гораздо хуже, чем если возникают какие-то конфликты, когда приходит новый человек. Потому что новый человек – это всегда новая энергия. Новый человек – это всегда новое отношение к происходящему, это новые проекты, новый взгляд на мир. Мне кажется, это очень важный момент для будущего, которое теперь настает вот уже с марта месяца или с мая, когда будет инаугурация президента.

Павел Давыдов: Да. Алексей, большое вам спасибо, что нашли время, приехали в нашу студию. Напомню, что долг каждого гражданина – прийти на избирательные участки и сделать свой выбор. А выборы, естественно, состоятся. Мы в это верим, правда?

Алексей Чеснаков: Конечно.

Павел Давыдов: Спасибо вам большое. У нас в гостях был политолог, директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков.

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты