• Главная
  • Программы
  • Большая страна
  • Алексей Куртов: В Правительстве, думаю, скоро будут замены. Путин сейчас активно формирует слой управленцев, где будут однозначно пониматься задачи, иерархия и персональная ответственность

Алексей Куртов: В Правительстве, думаю, скоро будут замены. Путин сейчас активно формирует слой управленцев, где будут однозначно пониматься задачи, иерархия и персональная ответственность

Гости
Алексей Куртов
президент Российской ассоциации политических консультантов

Ангелина Грохольская: Чтобы успешно развиваться государству и нам, его гражданам, необходима перспектива. Есть ли она у таких маленьких поселков и городков? Как жители провинции могут быть вовлечены в политическую жизнь Большой страны? Об этом поговорим сегодня с Алексеем Куртовым, президентом Российской ассоциации политических консультантов.

Алексей Анатольевич, здравствуйте.

Алексей Куртов: Здравствуйте.

Ангелина Грохольская: Если говорить о политическом будущем России, надо, наверное, говорить о внешнеполитическом векторе и внутриполитической жизни нашей страны. Раз уж мы начали нашу программу сегодня с сюжета, который рассказывает о жизни в провинции, в небольшом поселении, то давайте мы и обратим свой взор внутрь нашей Большой страны. Что будет происходить в ближайшее время? Каким будет этот вектор внутриполитической жизни России?

Алексей Куртов: Мне кажется, что особых изменений людям, которые живут в таких отдаленных местах, как сейчас мы видели, конечно, ждать особо не следует. Ну, потому что политика, вообще говоря, в большом смысле… Определение: политика – это борьба за власть, это участие в управлении. К сожалению, у нас практика многих лет советской власти и последних – невключение простых людей, ну, нормальных людей, простых избирателей в политический процесс. Да, они ходят и голосуют. Да, они иногда кого-то выбирают. Но чаще всего они не чувствуют своей ответственности в политической жизни, и поэтому политическую жизнь рассматривают как что-то отдаленное: "Вот у меня есть президент, большая политика, Америка. Мы тут голосуем, но для нас ничего не меняется". К сожалению, пока это мы еще не преодолели. Вот пока так.

Ангелина Грохольская: А что нужно, чтобы это преодолеть? Все-таки сейчас во многих регионах уже начинает активнее и гражданское общество развиваться, и есть даже протестные движения – мы это видим, когда проходят выборы муниципалитетов, допустим, местной власти.

Алексей Куртов: Да, есть, конечно, сейчас такие проявления, но в основном ведь это проявления, скорее, несогласия с тем, что происходит. Мы видим, что в основном это сопротивление мэру, сопротивление губернатору, иногда сопротивление…

Ангелина Грохольская: И это как вспышки разовые, наверное, да?

Алексей Куртов: Вспышки, да. То есть системной такой активности (ну, в хорошем смысле активности), не сопротивления, не восстания какого-то, а включения в политическую жизнь мы не видим. Хотя, конечно, последние лет, наверное, десять мы наблюдаем увеличение интереса жителей к местным депутатам – вот тем, которые живут рядом с ними. У этих депутатов не так много полномочий, у них не так много возможностей, но тем не менее это люди, к которым можно прийти. Потому что к мэру не попадешь, про губернатора и не услышишь, только в газете прочитаешь, и поэтому люди все чаще обращают внимание на местные советы.

Ну, как пример – московские выборы осенние. Нельзя сказать, что был большой интерес к выборам, но выборы состоялись. И, как ни странно, на них одержали победу не только провластные кандидаты от партии "Единая Россия", но и много людей, которые выражают другую позицию. Значит, появился интерес у людей. Значит, они включаются в такое понимание политики на их уровне. Может быть, все произойдет и будет все впереди.

Ангелина Грохольская: А будет ли развиваться на местах все-таки управление или централизация власти? Хотя все говорят о децентрализации власти. Так и будет продолжаться?

Алексей Куртов: Вот это хороший вопрос. Потому что понятно, что большая власть… Ну, возьмем какой-нибудь субъект Российской Федерации. Губернатору, конечно, удобно управлять, если внизу все ходят строем и выполняют все указания, и поэтому власть губернаторская, мэрская старается как можно меньше дать возможностей местным депутатам проявлять свою самостоятельность.

Все мы увидим в ближайшее время. Еси мы увидим в Москве уменьшение возможностей депутатов муниципальных собраний, то тогда мы поймем, что развиваться ничего не будет. Если же, наоборот, муниципальные депутаты, которых сейчас выбрали, будут обретать бо́льшую независимость, больше получать полномочий (это касается и благоустройства, и распределения мелких, но денег, это касается застроек и прочего), то тогда есть надежда, что эта политическая жизнь в низком слое, как мы говорим… Низкий не потому, что люди низкие, а потому, что это начальный уровень избирательный. Тогда, слава богу, что-то пойдет вперед.

Ангелина Грохольская: Мы сегодня говорим о модели будущего, о схеме власти, которая, предполагается, еще будет у нас впереди. Давайте, допустим, про Московский регион, но с учетом регионов и других – например, Дальнего Востока (там совершенно другое), Севера, Юга, может быть. Вот какой она должна быть? И какой она может быть?

Алексей Куртов: Идеально, конечно, увеличение полномочий местных советов, местных депутатских советов. Конечно, им нужно давать возможность разговаривать с жителями, чтобы жители через свои маленькие референдумы, местные референдумы, через решения на местах брали на себя ответственность за какие-то решения. Потому что очень легко, когда мэр распоряжается в той же Москве, говорит: "Нет, мы не согласны с застройкой. Нет, нам не нравится эта улица". Но когда спрашивают: "А что вы хотите?" – они говорят: "Нам просто не нравится". И вот очень бы хотелось включать людей в такие формы управления, чтобы они понимали, чего хотят, и могли как-то выражать. И это касается не только Москвы, это касается и всей России.

Ангелина Грохольская: А чего, по вашему опыту, хотят регионы, чтобы у них происходило?

Алексей Куртов: Я не могу сказать за все регионы. Я могу сказать за всех людей – и за вас, за себя тоже. Люди хотят правды, счастья, спокойствия. И вот такая форма устройства им наиболее понятна и приемлема. Они хотят жить спокойно, и поэтому чем меньше потрясений, чем меньше всяких разных непонятностей в их жизни, тем им лучше. Поэтому: "Президент Путин, и больше никто. Ну, если кто-то другой, то может что-то измениться. Пусть уж лучше так".

И поэтому у нас, видите, большая политика связывается с малой. На месте нужно сидеть тихо и спокойно, ждать, когда за тебя решат. И сверху, в общем-то, у нас есть великий президент, который решает все основные вопросы – и внешние, и внутренние.

Ангелина Грохольская: Может быть, поэтому у нас такая стагнация и происходит, что мы еще не готовы к каким-то глобальным переменам?

Алексей Куртов: Люди никогда не готовы к глобальным переменам. Знаете, есть хорошая поговорка: "Не бывает поздно, бывает уже не нужно". Поэтому люди не бывают готовы. Люди могут только проснуться в тот момент, когда они поймут, что уже так дальше невозможно.

Ангелина Грохольская: Это наступило, да?

Алексей Куртов: Да, только тогда, когда уже наступает и нужно включаться, тогда они встают, идут и что-то делают.

Ангелина Грохольская: Но ведь это плохо, когда кто-то где-то решил, что наступил этот момент, просто все поменял. Ну, я это условно, естественно, сейчас говорю. Мы проснулись, открыли глаза – и мы уже в другой стране.

Алексей Куртов: Это не лучший способ, но это единственно возможный в настоящее время в нашем современном мире способ государственного существования: кто-то должен решать вопросы, кто-то должен успокаивать людей. Это не только для нашей страны характерно, а это характерно, вообще говоря, с большим допущением, для любой страны: кто-то всегда решает проблемы.

Ангелина Грохольская: А есть ли смысл тогда в развитии гражданского общества, институтов гражданского общества, которые сейчас (опять же возвращаюсь к этой теме, к этому вопросу) все-таки начинают развиваться? Или это иллюзия, что они развиваются?

Алексей Куртов: Я бы не сказал, что у нас сейчас идет большое развитие. Не иллюзия, но развития нет, потому что законодательно это очень сильно ограничено. А потребность такая, конечно, есть. Гражданское общество – это общество самоответственности за любые действия, как раз в ту сторону, чтобы решать самим. И очень бы хотелось, чтобы гражданское общество формировалось.

Ангелина Грохольская: Если, допустим, мы можем предположить, что гражданские процессы будут нарастать и этот градус будет повышаться, будут ли они учитываться в той схеме власти, которая возможна у нас после марта 2018 года?

Алексей Куртов: Да я думаю, что те, кто сейчас задумываются (я имею в виду Администрацию президента, в Кремле аналитиков), конечно, об этом все время думают.

На мой взгляд, если уже быть совсем далеко смотрящим, придумать какое-то будущее, которое возможно (я не знаю, будет оно или нет, но возможно), я не очень понимаю, для чего Путину находиться еще один президентский срок. Ну, он уже как бы сделал много – можно и отдохнуть. Но для того, чтобы уйти в этой ситуации, когда только на него все надежды, он должен сформировать класс управления – не то чтобы управляемый, но понимающий, куда, что, разделяющий одинаково все цели, все задачи и ответственности. Вот это мы сейчас видим – замена губернаторов. Я думаю, что скоро будут замены и в Правительстве какие-то.

То есть Путин сейчас активно формирует слой управленцев, где будут однозначно пониматься задачи, однозначно пониматься иерархия и ответственности, однозначно пониматься ответственность персональная. И после этого времени, скорее всего, когда политическая верхушка как-то сложится в такую мощную систему, тогда, я думаю, и Владимир Владимирович может спокойно уйти. Но это особенно не коснется людей, о которых мы сейчас видели сюжет. Они будут спокойно жить в своем месте и радоваться, что у них все спокойно и тихо.

Ангелина Грохольская: Это потому, что это сверху распределяется, да?

Алексей Куртов: Ну, потому что это политика, в которую играют сверху и не допускают до нее людей, которые внизу.

Ангелина Грохольская: Это не изменится в ближайшие 5–10 лет?

Алексей Куртов: Я не вижу пока "черного лебедя". Не знаю.

Ангелина Грохольская: Спасибо вам большое за беседу, за этот комментарий. Как говорится, поживем – увидим.

Алексей Куртов: Да, поживем – увидим.

Ангелина Грохольская: Спасибо.

Алексей Куртов: Спасибо.

Ангелина Грохольская: Сегодня в студии "Большой страны" мы говорили с Алексеем Куртовым, президентом Российской ассоциации политических консультантов.

Как жители провинции могут быть вовлечены в политическую жизнь Большой страны?
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты