Андрей Коляда: Сильные бизнес-школы не берут вузовских преподавателей. Это просто немножко разное

Гости
Андрей Коляда
ректор Евразийской школы менеджмента и администрирования

Ангелина Грохольская: Сегодня в России День бизнес-образования. В прошлом году он отмечался впервые. Инициатором праздника выступила Русская школа управления – организация, ставшая первопроходцем в этой сфере. Сегодня в нашей стране действует уже несколько бизнес-школ. Насколько высок уровень преподавания в этих учебных заведениях? Поговорим сегодня об этом с нашим гостем – ректором Евразийской школы менеджмента и администрирования Андреем Колядой. Андрей, здравствуйте.

Андрей Коляда: Здравствуйте.

Ангелина Грохольская: Андрей, а что такое вообще бизнес-образование?

Андрей Коляда: Ну, это очень просто. Это любой вид образования, который требуется человеку для продвижения в рамках карьерной лестницы и просто для повышения его квалификации, чтобы лучше работать.

Ангелина Грохольская: Кто ваши студенты? Кто приходит в EMAS?

Андрей Коляда: Основная масса – это люди, у которых уже есть высшее образование. Как правило, бизнес-образование – это после высшего образования. Либо же люди, у которых есть среднее профессиональное образование, и они опять же повышают свою квалификацию.

Ангелина Грохольская: Какие дисциплины у вас есть? Вот они приходят и чему они там учатся?

Андрей Коляда: Во всем мире бизнес-образование, как правило, в основном делится на два основных блока. Первый – это так называемые программы MBA и Executive MBA. Это управленческое образование – как управлять организациями, компаниями и людьми. Это совершенно разноплановое, то есть комплексное образование. И есть узкоспециализированные программы, естественно, по отдельным дисциплинам: маркетинг, финансы, продажи и так далее.

Ангелина Грохольская: Я в одной из социальных сетей в своем аккаунте написала пост о том, что нам предстоит с вами разговор о бизнес-образовании. И мне было интересно у моих друзей и подписчиков узнать, вообще сталкивались ли они, знают ли они, что такое бизнес-образование, и оценить, насколько сейчас оно хорошо развито, уровень бизнес-образования в России. Я вам сейчас зачитаю комментарии, а вы прокомментируете уже то, что было написано. "У нас этим плохо, – пишет один из моих подписчиков, – потому что мало выбора. А то, что есть, очень часто общее и неконкретное. К тому же в основном для топ-менеджеров, а для обычных специалистов почти ничего нет".

Андрей Коляда: На самом деле в России колоссальный выбор, большое количество бизнес-школ – не несколько, а сотни. Другое дело, что, разумеется, не все они достойные. Но ведущие 10–15 бизнес-школ российских на сегодняшний день однозначно уже достигли среднеевропейского уровня.

Ангелина Грохольская: Где они находятся? Это только Москва и Санкт-Петербург или в регионах тоже?

Андрей Коляда: Ну, это не так. Конечно, преимущественно это Москва и Санкт-Петербург, но есть и сильные региональные школы. Правда, естественно, к сожалению, их число значительно меньше, чем столичных.

Ангелина Грохольская: А сколько нужно, на ваш взгляд, сейчас? И где в первую очередь, может быть, должны быть открыты такие учебные заведения? Я имею в виду регионы.

Андрей Коляда: Вы знаете, открытие бизнес-школ определяется экономикой. До 2014 года, когда в стране начался экономический кризис, количество реально работающих бизнес-школ было в разы больше, чем сейчас. Другое дело, что они были вырезаны кризисом, и поэтому сейчас большинство региональных городов просто остались без школ, либо они существуют номинально. То же самое происходит в Москве – происходит сокращение реально работающих бизнес-школ, не на бумаге, а в действительности. Ну, это, конечно, печальное явление. С другой стороны, нужно понимать, что российское бизнес-образование отражает реалии рынка, экономики.

Ангелина Грохольская: То есть нет востребованности, нет необходимости?

Андрей Коляда: Да. У людей падает платежеспособность, собственно говоря, и поэтому, естественно, зажимается и предложение.

Ангелина Грохольская: Слушайте, о том, что это дорого, написали очень многие. Я сама заглянула, например, на сайт одной из наших самых известных бизнес-школ, где предлагается программа для стартаперов. Стоимость обучения – от 600 тысяч. Мне кажется, это стартовый капитал для начинающего предпринимателя. И ему либо в обучение вкладываться, либо дело на эти деньги открывать. Мне кажется, он выберет второе.

Андрей Коляда: В любой стране мира, в любой без исключения, благотворительностью занимаются благотворительные организации. Человек, который…

Ангелина Грохольская: Ну, здесь речь не о благотворительности, а здесь речь об адекватной стоимости.

Андрей Коляда: Дело не в этом. Дело в том, что на сегодняшний день российское бизнес-образование в сравнении со среднеевропейским уровнем цен дешевле в 2–3 раза. Я говорю о ведущих школах, не говоря уже о школах второго и третьего звена. Другое дело, конечно же, что нужно понимать, что с учетом падения доходов населения одна и та же цена кажется более значимой. Вы знаете, это некий баланс. С одной стороны, ты понимаешь, что тебе нужно заплатить, чтобы получить выгоду. С другой стороны, нужно тоже понимать, что любое предложение за рубежом будет дороже в 2–3 раза.

Ангелина Грохольская: Давайте о выгоде, которую можно получить, закончив, например, вашу школу. Если можно, на каких-то конкретных примерах: кем пришел человек к вам и что он получил, когда он выпустился.

Андрей Коляда: Давайте разделим на две основных группы. Первая группа – это собственники бизнеса, люди, которые заинтересованы в развитии собственных компаний. Как правило, они идут на MBAи Executive MBA. Благодаря такому обучению в ведущих российских бизнес-школах, в том числе в EMAS, они получают знания и технологии, которые позволяют дальше развивать их бизнес, поднимать его на принципиально другой уровень.

Ангелина Грохольская: А зачем?

Андрей Коляда: Потому что когда ты развиваешь собственный бизнес, ты рано или поздно утыкаешься в некий потолок, и интуиции уже недостаточно. Тебе нужно отстраивать бизнес-процессы, правильно управлять людьми, делегировать им полномочия, контролировать их и так далее.

Ангелина Грохольская: Выходить на новые рынки, наверное, да?

Андрей Коляда: Конечно, конечно. Вторая категория людей – это люди в найме, те, которые хотят строить карьеру успешную и, соответственно, повышать свой уровень доходов. Здесь примерно та же история. Нужно понимать, что когда им поручают ответственные посты, любой вдумчивый работодатель – те же самые собственники, например, – они смотрят, что за плечами у этого человека. Как правило, это должен быть хороший опыт и хорошее образование для того, чтобы можно было быть уверенным, что он все поставит правильно. И здесь опять же бизнес-образование решает эту задачу.

Обратите внимание: когда мы начинаем это обсуждать, становится понятно, что в любом случае люди идут в бизнес-школу для того, чтобы получить потом деньги. И это нормально, естественно, да?

Ангелина Грохольская: Ну да.

Андрей Коляда: Именно поэтому бизнес-школы требуют за это адекватную плату.

Ангелина Грохольская: И еще один комментарий: "Когда курс MBA читает профессор в замученном пиджачке, не продавший в своей жизни ни одной жвачки, то это – Россия. Увы, нет у нас бизнес-образования".

Андрей Коляда: Опять же, знаете, некоторые люди…

Ангелина Грохольская: Ну, кому-то не повезло, наверное.

Андрей Коляда: Вот именно. Во-первых, кому-то не повезло, потому что, видимо, решил сэкономить. Давайте называть вещи своими именами, стандартная ситуация.

А во-вторых, ну любят у нас уничижать. Давайте тоже называть… Любая частная российская бизнес-школа, которая входит в ТОП-10 ведущих страны, то есть конкурирует в том числе и с государственными, – это стопроцентный бизнес, то есть никаких госдотаций, никакой помощи. Это рубилово в частном конкурентном рынке. Поэтому идти в частные школы, если вы прямо так ставите вопрос.

Вообще говоря, сильные бизнес-школы (как раз комментарий про затертые пиджаки) не берут вузовских преподавателей. Это просто немножко разное. Вот я, например, являюсь одним из ведущих в России тренеров по стратегическому менеджменту в бизнес-образовании, но я не могу работать со студентами в высших учреждениях. Лично для меня это тяжело и неинтересно.

Ангелина Грохольская: Вам интересно уже с теми, кто заработал свой миллион и хочет заработать миллиард?

Андрей Коляда: Да, это совершенно разные вопросы и так далее. И бывает наоборот. Бывают люди, которые раскрываются в вузах, потому что они видят эти молодые яркие глаза молодняка, но они тухнут в бизнес-школах.

Ангелина Грохольская: А вот вы мне скажите, пожалуйста, обязательно ли учиться, получать профильное, профессиональное образование тем, кто в бизнесе?

Андрей Коляда: Знаете, когда ты кому-то что-то советуешь… Вот мы в EMAS говорим: "Мы учим только тому, что делаем сами у себя или у своих клиентов". Когда ты что-то советуешь, нужно подтвердить. У меня германский MBA, британский маркетинг, шведский менеджмент и голландский менеджмент. И я за все платил сам. То есть когда я даю совет – нужно учиться и платить деньги, потому что это потом отбивается на зарплатах, на карьере, на росте в бизнесе, – мне нечего лукавить, все так и есть.

Ангелина Грохольская: В завершение нашей беседы дайте совет нашим телезрителям, как правильно выбрать бизнес-школу, если есть такая цель учиться. Как не ошибиться?

Андрей Коляда: Алгоритм очень простой. Первое, сначала решаем – внедренческое или академическое. Если немедленно внедрять нужно у себя на рабочем месте, у себя в компании или внедрять в новой компании, в которую ты хочешь пойти, то внедренческая программа, консалтинговая. Если немедленно внедрить не нужно, а просто нужен багаж знаний получить, то академическое. Это раз.

Ангелина Грохольская: Получить знания, да.

Андрей Коляда: Во-вторых, смотрим на федеральные рейтинги. Федеральным рейтингам бизнес-школ можно верить, потому что они составляются на основе анонимных опросов выпускников, причем через три года после выпуска, то есть когда люди уже оценили результаты. Смотрим на рейтинги. Соответственно, не тащимся куда-нибудь в сотую по списку, а выбираем первые ТОП-10 мест. Опять же, на одном и том же месте может быть несколько школ, но ТОП-10…

Ангелина Грохольская: Не ниже.

Андрей Коляда: Не ниже, однозначно. Далее смотрим на цену и задаем вопрос опять же, естественно, про стоимость. Школы в первой десятке примерно в одном и том же ценовом диапазоне, однако в пределах 30–40% можно найти "вилки", особенно когда какая-то школа разыгрывает гранты и так далее и тому подобное.

То есть на самом деле несложно. Если человек реально задастся этим вопросом, алгоритм очень простой: делай раз, делай два, делай три. Академическое или внедренческое. Рейтинги. Цена.

Ангелина Грохольская: И вперед за знаниями.

Андрей Коляда: И вперед за знаниями.

Ангелина Грохольская: Спасибо вам большое. Я еще раз поздравляю вас с праздником. Сегодня ваш профессиональный праздник.

Андрей Коляда: Спасибо большое, очень приятно.

Ангелина Грохольская: И удачи вашим студентам! Спасибо вам.

Андрей Коляда: Спасибо.

Ангелина Грохольская: Сегодня в студии мы беседовали с ректором Евразийской школы менеджмента и администрирования Андреем Колядой.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Об уровне бизнес-образования в России

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск