Андрей Сафонов: Проблема сохранения мозаик в том, что они делались на новых зданиях, а у них нет шансов попасть под охрану

Гости
Андрей Сафонов
руководитель Ивановского городского фотографического клуба

Ангелина Грохольская: Картины советской жизни – мозаичные панно. Они были в каждом городе: на жилых домах и вокзалах, правительственных зданиях и фабриках. Разноцветные осколки должны были переносить народ страны в светлое будущее. Но сегодня они выглядят выцветшим прошлым. Надо ли их сохранять и относится к уличной мозаике, как к элементу искусства? Поговорим об этом сегодня с нашим гостем – Андреем Сафоновым, руководителем Ивановского городского фотографического клуба. Андрей, здравствуйте.

Андрей Сафонов: Здравствуйте.

Ангелина Грохольская: Спасибо, что приехали к нам в студию. Скажите, Андрей, а много сохранилось мозаичных панно в Иваново?

Андрей Сафонов: Не так много на самом деле – в пределах нескольких десятков, включая не только мозаики, но и резьбу по штукатурке, какие-то другие формы наружного монументального искусства.

Ангелина Грохольская: Разрушено, исчезло или почему не сохранилось?

Андрей Сафонов: Что-то разрушается со временем. От чего-то избавляются новые владельцы зданий. Они не считают это ценным и избавляются от этих изображений – заштукатуривают, сбивают и так далее.

Ангелина Грохольская: Какие сюжеты в основном в панно, которое сохранились сейчас?

Андрей Сафонов: Разные. Есть идеологические, конечно же, посвящены истории нашего города. Ну, город Иваново известен тем, что это была родина первого совета, советская власть пошла из нашего города в 1905 году.

Ангелина Грохольская: Вот так оказывается.

Андрей Сафонов: Да. И наш город этим гордился. Но после 91-го года это стало вспоминать немодно, стараются уже вычеркнуть эту память из истории нашего города, придумывают какие-то нелепые бренды, типа "Иваново – город невест". Ну, еще было "Иваново – красный Манчестер", но текстильная промышленность тоже…

Ангелина Грохольская: Ну, мы как-то к этому привыкли. Вы сейчас просто мифы разрушаете!

Андрей Сафонов: А почему был "город невест"? Потому что была текстильная промышленность огромная, и со всей страны свозили, даже из Вьетнама свозили работать на фабриках девушек. А теперь этой промышленности нет, ткацкого производства практически нет.

Ангелина Грохольская: И этот бренд неактуален, в общем.

Андрей Сафонов: И откуда взяться невестам?

Ангелина Грохольская: А на вашем доме есть мозаика, интересно?

Андрей Сафонов: Нет. У меня самый обычный дом. Ну, я считаю, что как раз мозаики – это был такой способ украсить здание в эпоху борьбу с архитектурными излишествами. В сталинские времена мозаиками не злоупотребляли, потому что там было богатство форм мелких – это колонны, какие-то капители, барельефы. При Хрущеве это все было отменено, запрещено. И как-то художники, архитекторы, просто люди пытались как-то украсить свои здания.

Ангелина Грохольская: А кто создавал мозаики? Они же, мне кажется, уникальные. Я сейчас вспоминаю просто свой город. Они были вроде бы чем-то похожи, ну, если идеологическая, допустим, какая-то направленность, но в то же время они все уникальные.

Андрей Сафонов: Конечно. В советские времена нельзя было просто вот так взять и что-то написать на стене, только если какое-то слово. Конечно, это делали профессиональные художники. Нужно было еще побороться за то, чтобы получить заказ на такую работу. Нужно было пройти несколько комиссий, утверждений. Это было все очень непросто. У нас, к счастью, еще жив один из авторов вот этих мозаик. В моем "Живом Журнале" я с ним сделал интервью, он рассказывал об этом процессе. Это несколько стадий согласований. Конечно, ничего там не могло пройти такого.

Ангелина Грохольская: А тему навязывали, давали?

Андрей Сафонов: Тему давали.

Ангелина Грохольская: Или можно было что-то свое?

Андрей Сафонов: Тему давали, конечно же. И в пределах этой темы они работали. Ну, находили какие-то творческие…

Ангелина Грохольская: Я вот знаю, что у вас в городе недавно состоялась дискуссия и обсуждение этой проблемы – нужно ли сохранить, а если нужно, то каким образом. Кто принял участие в этой дискуссии? И к каким выводам пришли, к каким решениям, может быть?

Андрей Сафонов: Конечно, в этой дискуссии в первую очередь участвовала общественность заинтересованная, городской комитет по культуре. Они понимают важность этого, но чиновники есть чиновники, они действуют в рамках инструкций. А по инструкциям мозаика не может считаться объектом культурного наследия. Почему? Потому что может только здание. Но учитывая, что эти все мозаики делались на зданиях новых, современных, которые архитектурно не очень интересны, понятно, что у них нет шансов попасть как здания под эту охрану. И в этом проблема.

Но сейчас приходят к выводу, что две самые большие мозаики в нашем городе, которые около железнодорожного вокзала, все-таки, скорее всего, они пробьют, продавят. Какое отношение к ним в данный момент? Например, прямо посередине этой мозаики 1905 года какая-то федеральная спецсвязь поставила кондиционер на произведение искусства. Вот так. Причем это делали Малютин и Грибов, а это самые известные, наверное, художники нашего города. Вот прямо буквально два месяца назад была уничтожена одна из советских мозаик, может быть, не самая ценная, но очень милая, на магазине "Милые руки", там были такие пионеры с роботами. Весь город, кто в университете работал, учился, всегда проезжали мимо нее, все ее знали. Появился новый владелец – просто взяли ее и заделали утеплителем, заштукатурили. Все, ее теперь нет.

Ангелина Грохольская: Что нужно сделать, чтобы бизнесмены услышали? Ну, кроме того, допустим, что нужна какая-то законодательная инициатива. Вы их приглашаете, например, на свои дискуссии? Может быть, они просто не знают, не понимают ценности в мозаике.

Андрей Сафонов: да, мне тоже кажется, что здесь, абсолютно, наверное, чиновникам от культуры, кроме того, что пытаться пробить на законодательном уровне, нужно проводить работу именно информационную.

Ангелина Грохольская: Об этом нужно рассказывать.

Андрей Сафонов: Да, рассказывать и писать, может быть, рассказывать: " У вас такая уникальная вещь. Мы не можем вам запретить ее уничтожить, но не уничтожайте, потому что это ценная вещь". Ну, в этом плане в нашей области есть такой город туристический Плес, и там подобный опыт работы проводят главный архитектор города и такое "Общество сторонников Плеса". И они пытаются владельцам зданий объяснять, как эти здания должны выглядеть, с их точки зрения. То есть какие должны быть водосточные трубы, какие наличники, основываясь на дореволюционных документах. То есть у них нет тоже рычагов влияния. Но состоятельные владельцы вот этих зданий их не перестраивают, а наоборот – они их возвращают к такому дореволюционному виду. Получается очень красиво, поэтому туда едут туристы любоваться этим. В Иванове, конечно, такого движения, такой инициативы пока нет.

Ангелина Грохольская: Я так понимаю, что вы лидер пока, может быть, неформального движения защитников, в том числе и мозаики, и истории Иванова?

Андрей Сафонов: Ну, так получилось, что я всколыхнул этот пласт. На самом деле у нас…

Ангелина Грохольская: А с чего у вас началось? Почему? Что сподвигло вас?

Андрей Сафонов: Вот это ощущение, что исчезает, просто исчезает. Так как я фотограф, я подумал, что нужно просто это сохранить хотя бы на память и где-то выложить в Интернет. И оказалось, что люди как-то поддержали эту инициативу, стали мне помогать разыскивать их. Но на самом деле у нас таким главным идеологом, лидером вот этого возвращения к советскому прошлому, в смысле, историческому…

Ангелина Грохольская: К историческому прошлому, да, к сохранению памяти.

Андрей Сафонов: К сохранению. Это профессор Ивановского государственного университета Михаил Тимофеев. Вот он выпустил недавно экономический путеводитель по Иваново "Город красной зори", в том числе он сделал про мозаики небольшой раздел и даже включил меня в этот путеводитель, мой "Живой Журнал". То есть я оказался в путеводителе.

Ангелина Грохольская: А можно посмотреть, да?

Андрей Сафонов: Да. И вот он делает, конечно, гораздо больше, чем я, в этом плане.

Ангелина Грохольская: А ведь вы знаете, путеводитель – это очень хорошо, потому что сейчас туризм развивается, все регионы заинтересованы в том, чтобы к ним приезжали из соседних регионов, а может быть, даже из-за рубежа. Иваново – я думаю, что это не исключение и в туристическом потоке тоже заинтересовано.

Андрей Сафонов: Конечно, конечно. Учитывая, что все время… У нас же чиновники много лет говорят "надо развивать туризм", "надо развивать туризм. Иваново входит в Золотое кольцо, но у нас не осталось никаких исторических зданий. У нас нет каких-то красивых церквей исторических – то, чем хвастаются города Золотого кольца. Иваново – город молодой. У нас, кроме родины первого совета, текстильной вот этой промышленности, ничего нет на самом деле, поэтому нужно это сохранять. Делать какие-то фабрики как туристические объекты.

У нас много зданий конструктивизма. Почему? Потому что в 20-е годы Иваново планировали сделать столицей РСФСР, пока был жив Фрунзе. И здесь, в нашем городе, работали виднейшие архитекторы столичные. Веснин, например, первое здание свое в стиле конструктивизма построил в Иванове, а только потом уже в Москве начал строить. А потом Фрунзе не стало, Иваново впало в немилость, по нему прошлись репрессии. При Сталине уже Иваново потеряло это значение.

Ангелина Грохольская: И теперь нужно это возродить. Андрей, большое спасибо за то, что приехали к нам, рассказали о мозаике. Я очень надеюсь, что этот разговор поможет как-то обратить внимание и чиновников, и бизнесменов к сохранению мозаичного панно, к сохранению истории и памяти. Спасибо большое.

Андрей Сафонов: Спасибо вам, что пригласили. Я тоже надеюсь, что это поможет.

Ангелина Грохольская: Андрей Сафонов, руководитель Ивановского городского фотографического клуба, был сегодня в нашей студии.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск