Анна Коченева: Государство вынуждает наших детей-сирот нигде не работать, приходить на биржу и получать неплохие деньги

Павел Давыдов: Собрать и показать историю успеха – это одна из главных целей форума "Наставник-2018", который недавно прошел в Москве. На его площадке собрались тысячи людей, вовлеченных в практики наставничества: действующие наставники на предприятиях, представители HR-департаментов крупнейших государственных и бизнес-корпораций, органов федеральной и региональной власти, сотрудники некоммерческих организаций и образовательных учреждений.

И сегодня у нас в гостях один из участников форума – учредитель и директор Фонда поддержки семьи и детей "Хранители детства" Анна Коченева. Анна, здравствуйте.

Анна Коченева: Здравствуйте.

Павел Давыдов: В России впервые прошел такой крупный форум "Наставник". Разные направления – от бизнеса до некоммерческих структур. Вы представляли социальную сферу. Об этом мы сейчас и поговорим. Но в первую очередь я хотел бы узнать ваше личное отношение к этому форуму. Что интересного вынесли для себя?

Анна Коченева: Самое главное и самое интересное – это то, что, как вы правильно сказали, он впервые состоялся в России в таком масштабе. И впервые было заявлено о том, что, можно сказать, наша старая традиция российская – наставничество во всех сферах – будет развиваться. И она поддержана на самом верху государственной власти России.

Павел Давыдов: Но тем не менее, если мы говорим о каких-то личных качествах, то что вам понравилось? А может быть, не понравилось?

Анна Коченева: Я могу сказать, что, может быть, был слишком большой спектр тем, которые были затронуты за эти, ну, по сути, два рабочих дня форума. Организаторы попытались объять необъятное, абсолютно все сферы, где есть наставничество. Ну, наверное, для первого мероприятия в такой сфере это хорошо. А дальше уже нужно проводить, как мне кажется, все-таки разделенные по секторам мероприятия, чтобы как-то более глубоко коснуться наставничества и в бизнесе, и в образовании, и в социальной сфере. Все-таки это немножко разные подходы, на мой взгляд.

Павел Давыдов: Анна, на ваш взгляд, почему форум проводился только сегодня? Ведь обсуждение, что он необходим, шло долгие годы.

Анна Коченева: Недавно в своем послании президент Российской Федерации Владимир Владимирович отметил, что этот год – Год добровольца – будет посвящен тому, чтобы каждый человек смог в меру своих сил, способностей, личностных качеств попробовать себя в качестве волонтера, добровольца, наставника. Я думаю, что это связанные вещи.

Павел Давыдов: Если мы говорим о форуме "Наставник", то ваш фонд "Хранители детства" какой проект представил?

Анна Коченева: Мы представляли на конкурсе два проекта. Это была программа корпоративного наставничества для детей-сирот и выпускников детских домов.

Павел Давыдов: Что она собой представляет?

Анна Коченева: Это программа, в которой мы попытались объединить усилия всех секторов общества, государства, бизнеса и некоммерческих организаций, с тем чтобы помочь детям-сиротам, выпускникам детских домов найти себя, выбрать профессию по душе, развиваться, реализовать себя в том, чего они действительно хотят, и стать успешными.

Павел Давыдов: Наставничество в социальной сфере и наставничество на производстве и в бизнесе – в чем существенная разница? Давайте нашим телезрителям расскажем. Есть такое замечательное слово "ментор", но, насколько я понимаю, к некоммерческому сектору оно не относится.

Анна Коченева: Ну, ментор и наставник, действительно, иногда сливаются, это похожие понятия. Если мы говорим о наставничестве в социальной сфере, то мы говорим о том, что большую роль в наставничестве играет не столько профессиональная поддержка, если мы говорим о наставничестве более опытных сотрудников над менее опытными в производстве. Она не ограничивается только этим. Эта поддержка необходима в эмоциональном плане. Поддержка советом, своим жизненным опытом, с тем чтобы дать детям-сиротам то, что они не могли получить до этого в своей жизни. К сожалению, так сложились обстоятельства, у них нет семьи, и некому было их поддержать. И как раз на этапе взросления, на этапе, когда они переходят в самостоятельную жизнь, им очень нужен значимый взрослый рядом, который просто протянет им руку помощи, поможет и поддержит.

Павел Давыдов: А на ваш взгляд, не является ли воспитатель в детском доме в первую очередь наставником для ребенка?

Анна Коченева: Вы знаете, конечно, они являются и наставником, и другом, и зачастую родителем-родственником и всем на свете.

Павел Давыдов: Мамой и папой.

Анна Коченева: Но все-таки у них есть несколько иная роль – это воспитательная роль, педагогическая. Не всегда так получается, что один воспитатель, даже самый лучший, может стать наставником для всех ребят в своем детском доме. Внимания одного воспитателя не хватает на всех детей. Поэтому другой значимый взрослый играет очень большую роль. Ребенок тоже ведь живет не в отрыве от социума, он понимает, какую роль играет воспитатель, особенно если это уже подросток. Он понимает, что воспитатель обязан в силу своих должностных инструкций о нем заботиться и что-то для него делать. И если появляется в его жизни абсолютно на волонтерских началах взрослый человек, который проявляет к нему интерес неподдельный, принимает участие в его жизни, то это все-таки, согласитесь, другая немножко позиция.

Павел Давыдов: Скажите, пожалуйста, а так называемый индивидуальный наставник может решать спорные вопросы, которые часто возникают в конкретном детском доме, где воспитатели зачастую, скажем так, перегибают палку?

Анна Коченева: Мы ограждаем наставников от любых конфликтов, от вступления в эти конфликты и как бы не рекомендуем им занимать чью-то сторону. Все-таки их задача в другом – поддержать ребенка. В нашей программе, безусловно, есть сопровождающий куратор, который помогает каждой паре "наставник – подопечный" проходить этот сложный путь знакомства, сближения, построения отношений, решения конфликтов и так далее. По любым сомнительным вопросам, подозрительным, конфликтным, наставник и ребенок всегда могут обратиться к куратору, и он разберется в этой ситуации, подскажет, что делать в каждом конкретном случае.

Павел Давыдов: Анна, а как происходит взаимодействие ребенка и наставника? Есть ли возможность выбора? И не всегда же один человек может поладить с другим – тем более с ребенком, у которого достаточно сложная история.

Анна Коченева: Мы делаем все для того, чтобы знакомство и сближение ребят и наставников происходило максимально естественным путем. Наши специалисты программы следят за тем, как дети и наставники, кандидаты в наставники взаимодействуют. Смотрят, кто кому приглянулся, кто кому понравился, дают советы мягкие. Но, в принципе, люди выбирают друг друга сами, как в жизни.

Павел Давыдов: А как долго длятся такие отношения наставника и ребенка?

Анна Коченева: Вообще и процесс выбора длится достаточно долго. Я знаю, что есть другие программы, где назначаются наставники. Мы принципиально не идем по этому пути, хотя это может занимать довольно долгое время. Это может быть и месяц, и два, и три месяца, пока люди присматриваются друг к другу, думают, смотрят, могут ли они доверять друг другу. Наставнические отношения, если человек подписывает с нами договор и вступает в эту программу (я имею в виду наставника), они длятся минимум один год.

Павел Давыдов: Обратите внимание, тему мы обозначили так – "Корпоративный дух", созвучно с вашей программой. Скажите, пожалуйста, а этот самый дух возможно воспитать в некоммерческом секторе, если мы говорим о помощи детям?

Анна Коченева: Я думаю, что мы этим и занимаемся в том числе. Мы очень много времени посвящаем тому, что передаем свои методики другим некоммерческим, и не только некоммерческим, а и государственным организациям в разных регионах России. На сегодняшний день по нашей методике работают пять регионов, включая Москву, но запросов гораздо больше – со всех уголков страны. Просто пока до таких отдаленных регионов, как Комсомольск-на-Амуре, Благовещенск, мы просто еще не добрались, хотя запрос есть.

Павел Давыдов: А что мешает? Финансирование?

Анна Коченева: Отсутствие финансирования. Потому что даже один перелет через всю страну стоит очень больших денег.

Павел Давыдов: Раз уж мы заговорили о проблемах. А что сегодня еще затрудняет вашу работу, если мы говорим не только о развитии проектов в регионах?

Анна Коченева: Если мы говорим именно о корпоративном наставничестве, то есть определенные, ну, я бы сказала, рабочие моменты, связанные с нынешней системой, в общем-то, поощрения иждивенчества среди детей-сирот, в том числе и государственными механизмами. Вы, наверное, знаете, что любой выпускник детского дома после окончания образования может прийти на биржу труда как впервые ищущий работу и в течение полугода получать очень и очень приличное пособие по безработице, просто ничего не делая, нигде не работая. Как бы государство вынуждает наших детей-сирот нигде не работать до этого, ждать этого момента, приходить на биржу и получать вплоть до 180 тысяч в месяц в Москве. Конечно, в регионах другие цифры, но сопоставимые по уровню зарплат в регионе. Это препятствует нашей программе в том, что мы пытаемся ребят устроить на стажировки, на практику, на временную занятость летнюю, начиная с 14 лет, как это позволено законодательством. И мы считаем, что только такое постепенное вовлечение в труд, привитие культуры труда может позволить ему в будущем успешно трудоустроиться. Ну, я думаю, что это рабочие моменты. Мы их обсуждаем и придем к решению.

Павел Давыдов: Ну что же, пусть корпоративный дух и его атмосфера активно распространяются во все регионы России благодаря работе вашего замечательного фонда. Спасибо вам большое. И до встречи!

Анна Коченева: Спасибо.

Павел Давыдов: У нас в гостях была учредитель и директор Фонда поддержки семьи и детей "Хранители детства" Анна Коченева.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск