Автостопом в детский сад

Гости
Наталья Агре
заместитель председателя Общественного Совета Минтранса РФ
Мария Большакова
член Общественной палаты Московской области, инициатор проекта «Социальный лоцман»
Сергей Храпач
председатель наблюдательного совета Ассоциации «Межрегионавтотранс»
Владислав Мурашов
генеральный директор предприятия «МОСТРАНСАВТО»

Ангелина Грохольская: В эфире Общественного телевидения России – «Большая страна», программа о людях, обществе и власти. Здравствуйте, я Ангелина Грохольская.

Каждый год в автомобильных авариях мы теряем население небольшого города, примерно 20 000 человек. Каждый второй погибший – ребенок. В целях безопасности вводятся разные меры: штрафы, видеофиксаторы нарушений. А со следующего года для перевозки детей нельзя будет использовать автобусы старше 10 лет. Но оказалось, что новых автобусов нет, и на чем возить детей в школу, если она за много километров от дома, неизвестно. Обсудим сегодня это в нашей студии.

К нам пришли: Владислав Мурашов, генеральный директор предприятия «Мострансавто»; Сергей Храпач, председатель Наблюдательного совета ассоциации «Межрегионавтотранс»; Наталья Агре, президент экспертного центра «Движение без опасности», заместитель председателя общественного совета Минтранса; и Мария Большакова, член Общественной палаты Московской области и автор проекта «Социальный лоцман». Здравствуйте!

Гости: Здравствуйте!

Ангелина Грохольская: Скажите мне и нашим зрителям сразу, пожалуйста, что это за нововведение, правда ли оно вступает в силу уже с 1 апреля, и все автобусы, которые старше 10 лет должны уехать с дороги и не выезжать больше никогда? Наверное, может быть, Вы нам прокомментируете как перевозчик, который должен соблюдать все новые нормы и требования?

Владислав Мурашов: В Постановлении Правительства действительно прописано, что у нас с этого года в Московской области, например, перевозить детей можно только на автобусах не старше 10 лет, но срок был продлен, и для всех он сейчас единый. С 2020 года у нас действительно вступает в силу такое ограничение, и с июля 2020 года нельзя перевозить детей на автобусах старше 10 лет.

Ангелина Грохольская: Всех ли это касается детей, и всех ли это касается автобусов?

Владислав Мурашов: Да, конечно.

Наталья Агре: Во-первых, стоит отметить, что эту меру пытались ввести уже не единожды. И на сегодняшний день я искренне верю в то, что сроки, наверное, все-таки будут перенесены по целому ряду причин. В первую очередь это касается действительно отсутствия денег в регионах. Здесь есть одна здравая предпосылка. Дело в том, что ГИБДД в ближайшее время собирается забрать обратно «в свои надежные руки» техосмотр транспотных средств. Если говорить о безопасности, то здесь, в первую очередь, мы видим, что значительную роль в дорожно-транспортных происшествиях помимо поведения самих водителей, играет состояние транспортных средств. Поэтому не так страшны те требования, которые мы сегодня ожидаем, сколько, я думаю, нужно перестроить процедуру техосмотра и содержать эти транспортные средства в надежном состоянии.

Ангелина Грохольская: Давайте сейчас посмотрим сюжет, который сняли мои коллеги из Липецкой области. Там родители с детьми, которые ходят в детский садик, добираются до этого самого нового детского сада кто как может: кто автостопом, кто на велосипеде, кто пешком. Посмотрим, вы сами все сейчас увидите, потом обсудим – почему так происходит, кто в этом виноват.

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: Вот не едет школьный автобус этот самый желтый, которого так ждут, альтернативы нет. Что делать? Как Вы прокомментируете эту ситуацию?

Сергей Храпач: Ужасная ситуация, потому что автобус желтый если не приедет, то детей из региональных муниципальных районных школ вообще никак не довезешь. Какого-то катастрофического изменения структуры ДТП с участием этих автобусов не происходит.

Наталья Агре: Как раз за последние 2 года те ужесточения и меры, которые были предприняты и которые на сегодняшний день стали исполняться, принесли чрезвычайно хороший результат, потому что на протяжении последних 2 лет ни одного ребенка при соблюдении этой процедуры организованной перевозки детей не пострадало.

Мария Большакова: Любая трагическая ситуация приводит исключительно к ужесточению. Хорошо, что за последние 2 года ситуация немного изменилась, но давайте будем честными: это не только потому, что автобусы стали более тщательно проверять, а и потому, что по возможности с учетом количества оформляемых документов родители занимаются перевозками сами. Т.е., берут несколько детей, сажают в машины и едут.

Ангелина Грохольская: И тем самым нарушают закон, по идее?

Мария Большакова: У Бертольда Брехта было: «Больше трех не собираться». Женщина родила тройню, ее арестовали. Вы можете посадить своего ребенка, друга своего ребенка и подругу своего ребенка в свою машину, пристегнуть детское кресло.

Ангелина Грохольская: А если я куплю микроавтобус «Газель», соберу полкласса и повезу – тогда нарушу?

Наталья Агре: Если это до 8 человек, то никакой закон Вы не нарушите. Более того, на площадке Общественного совета Минтранса мы уже не раз выносили эти тему, потому что мы видим определенные тенденции. В первую очередь это связано с организацией перевозки детей к учебным заведениям, а также у нас страшнейшая ситуация с детьми-спортсменами. Тренер сажает целую кучу детей в автомобиль, едет ночью для того, чтобы не оплачивать гостиницу, скорость большая, обычно выезжают на полосу встречного движения и, как мы сейчас видим, все заканчивается очень плохо.

Сергей Храпач: Перевозчики отказываются обслуживать такие перевозки, потому что 10-летний автобус, очень сложные условия перевозки. Это не только дети-школьники, это дети-дошкольники, это любые дети, которые едут на экскурсию, на спортивное мероприятие, куда угодно.

Ангелина Грохольская: Владислав, это действительно невыгодно, неудобно – возить детей?

Владислав Мурашов: Я бы так не сказал. У нас в этом году перевезли 35 000 детей в Московской области: в пионерские лагеря, на спортивные мероприятия, на всевозможные культурные объекты. По-поводу срока автобусов – нам немножко легче, все-таки разные субъекты находятся в разном положении. Московская область в этом плане очень сильно обновила парк, мы даже установили срок эксплуатации автобусов – не старше 7 лет, даже еще более жесткий, который прописан в федеральном Постановлении, поэтому по части безопасности мы уверены.

Ангелина Грохольская: Дагестан с нами на связи. Давайте послушаем этот регион. Рассохина Татьяна Валерьевна, сопредседатель регионального штаба ОНФ Республики Дагестан. Татьяна Валерьевна, здравствуйте!

Та Здравствуйте!

Ангелина Грохольская: У вас как раз очень много таких отдаленных поселков, куда нужно привозить детей, откуда нужно доставлять в школу, детские сады. Я знаю, что у вас был мониторинг. Его итоги – что удалось выяснить, какова ситуация с автобусами, с перевозками в вашей Республике?

Татьяна Рассохина: Мы действуем в рамках Указов Президента РФ, мониторим уже не первый год эту ситуацию со школьными автобусами и сталкиваемся с такими проблемами. Где-то автобусы просто зачастую простаивают, некоторые школы в них не нуждаются, а в другом месте эти автобусы очень нужны. У нас как один из таких положительных примеров: школа № 41 в поселке Загородный. Когда мы ее посетили, выяснилось, что уже какое-то время у них стоит автобус, они в нем не нуждаются, и путем нашего вмешательства этот автобус был передан в то учреждение, которое остро в нем нуждалось.

Ангелина Грохольская: Мне кажется, очень правильное решение.

Наталья Агре: Напомню, у нас сейчас стоит очень большая задача: к 2030 году прийти к нулевой смертности. Это действительно крайне амбициозно. Сейчас, конечно, решать вопросы можно, как это делают коллеги в Дагестане, когда ты «вручную» делаешь проверки, потом «вручную» одно транспортное средство переводишь на баланс другого, но мне кажется, что все-таки должна быть какая-то единая «спущенная система», которая бы работала по всей стране одинаково.

Мария Большакова: Я совершенно согласна с Наташей, потому что есть еще один пункт. Это расположение сельской городской местности, где идет некоторая «перекрестность» обучения в разных школах. У нас есть сельский автобус, который собирает детей, везет их в сельскую школу. Но если рядом находится город, то этот сельский автобус в город не заезжает. Сельских детей возят в сельскую школу, а дети, которые живут через дорогу в городе в эту сельскую школу уже приехать не могут.

Наталья Агре: Потому что это совершенно другие бюджеты, соответственно, коллеги не могут подстроить под школу таким образом...

Мария Большакова: Я вижу в наших подмосковных городах, где не очень хорошая освещенность, где не очень хорошо ходит транспорт, или большие расстояния, когда буквально рядом в 2-х км сельский автобус собирает детей и отвозит в школу, городские дети в дождь, в поземку ждут рейсового автобуса, который, может, ходит раз в час. Это никак не возможно отрегулировать.

Ангелина Грохольская: Какая парадоксальная ситуация. Мы первым делом куда обратились? Естественно, в Минпросвещения, которое после разделения Минобразования отвечает за высшую школу и за среднюю. Мы обратились, мы приглашали сюда специалистов, и сейчас приглашаем: «Пожалуйста, приходите, комментируйте». Мы делали письменные запросы. В итоге: ни письменного ответа, ни эксперта от Минпросвещения нет. Более того, в телефонном разговоре с продюсерами и редакторами там, если можно так сказать, «развели руками», что они вообще не в курсе таких ситуаций. Разве не образование отвечает за это? Вы уже упоминали статью №40 «Об образовании в РФ», где должны быть организованы условия обучения и доставка до места обучения.

Сергей Храпач: Если Вы спускаетесь ниже по этой главе Закона – там пишется, что учредитель образовательной организации отвечает за непосредственную реализацию этой нормы Закона.

Ангелина Грохольская: Да, учредителем является администрация, муниципалитет.

Сергей Храпач: Муниципалитет должен отвечать по закону. А чем он может ответить? Если мы зайдем за МКАД, там очень грустная ситуация.

Ангелина Грохольская: Смотрите, даже элементарный пример Дагестана: пока ОНФ не вмешался и не промониторил ситуацию, что в одной школе стоит автобус, не используется, его надо было просто передать в другую.

Наталья Агре: Это все-равно человеческий фактор. Если говорить об общей ситуации, то на сегодняшний день можно говорить о том, что в Минпросвещения практически отсутствуют люди, которые были бы экспертами в транспортной сфере. Причем, это касается, например, того же самого образования в автошколах, которые по-прежнему находятся там же, и что касается перевозок. С другой стороны, Минтранс, которое опять же хотело, как лучше, получилось как всегда с точки зрения ужесточения требований, потому что они просто не провели консолидированное совещание с Минпросвещения и ГИБДД для того, чтобы проговорить процедуру. Мы сейчас хотели бы ужесточить так, как это будет работать.

Ангелина Грохольская: Я хочу вернуться к нашему сюжету, к той самой конкретной ситуации, в которой тоже хотелось бы какой-то совет дать. Отправляли запрос в Добринский муниципальнный район, и вот, что нам ответили. Что работа ведется, какое-то решение будет принято. Возможно будет изменен муниципальный маршрут движения автобусов. «Приобретение автобуса, соответствующего необходимым нормативам, - собираются приобрести, - в связи с чем в адрес производителей автобусов направлены соответствующие запросы с целью выяснения предприятий, расположенных на территории России, которые являются соответственными». Владислав, поскажите Вы коллегам, какие предприятия, куда обратиться? Где автобусы делают?

Владислав Мурашов: Их не так много: группа ГАЗ, которые делают ЛиАЗы, компания «Волгабас», которая производит автобусы, КамАЗ – 3 основные, которые могут произвести любые автобусы. Сейчас по Москве даже делают электробусы.

Ангелина Грохольская: Т.е., предприятия в России есть.

Наталья Агре: Проще направить запрос в Минпромторг, который точно владеет всеми консолидированными данными, касающимися того: где, что, в каком районе выпускается, и порекомендуют Добринскому району.

Ангелина Грохольская: Евгений Шарапов, автор сюжета с нами сейчас на связи. Мы у него узнаем, чем эта история закончилась или не закончилась. Может, пока мы с вами обсуждали, уже и автобус пошел. Евгений, здравствуйте!

Евгений Шарапов: Здравствуйте, Ангелина!

Ангелина Грохольская: Как отреагировали в администрации района, может быть, региона на всю эту ситуацию? Что-то изменилось сейчас?

Евгений Шарапов: Отдел образования администрации Добринского района связался, встретился с людьми. Что им предложили? Предложили: если можете возить сами – возите сами, остальным одно только предложение – создавайте семейную группу. Это даже не частный детский сад, это семейные группы в своих населенных пунктах. Если кто-то из родителей имеет образование, близкое к тому, чтобы быть педагогом или воспитателем детского сада, он может у себя на дому собрать несколько ребятишек, за ними присматривать. Какое-то финансирование, даже ставка будет выделяться из районного бюджета. Родителям это непонятно: кто будет отвечать за ребенка, чем кормить ребенка. Когда мы разговаривали с начальником управления образования Липецкой области, он сказал, что область всегда помогает мунициплитетам в этом плане, и в следующем году будет закуплено несколько новых автобусов для перевозки детей. Поэтому ситуация пока не ясна. Что решат родители, что решат в районе.

Ангелина Грохольская: Но покупать автобус не собираются, я так понимаю, конкретно в этом районе, чтобы уже сейчас возить детей?

Евгений Шарапов: Судя по тому, с каким предложением районные власти вышли к людям, автобус они покупать, приобретать, брать в аренду не собираются.

Ангелина Грохольская: Спасибо Вам большое. Евгений Шарапов, автор нашего сюжета, корреспондент из Липецкой области.

Наталья Агре: Мне кажется, что если бы все-таки Минобразования Липецкой области поставили в известность, сформулировали задачу и сделали нормальное обоснование, я более чем уверена, что автобус на следующий год обязательно бы был.

Ангелина Грохольская: Мы обратились к Уполномоченному по правам ребенка Липецкой области, она сказала, что была не в курсе этой ситуации, но сейчас ей займется. Мария, Вы представитель института гражданского общества, еще Общественной палаты. Сейчас Общественные палаты активно работают в регионах. Может быть, стоило не на ТВ, не к чиновникам, а использовать ресурс именно институтов гражданского общества: ОНФ, Общественная палата, омбудсмены?

Мария Большакова: Как видите, в Дагестане очень успешно использован ресурс ОНФ, и я вам могу сказать, что по моим наблюдениям уже года три ОНФ занимается мониторингом этой ситуации: проходят круглые столы, мы их слышим. Здесь два минуса, которые не дают плюса. Первое, это лень и часто некомпетентность муниципальных служащих на местах и это, к сожалению, медицинский факт. Ну и при этом их отчетность. Они рапортуют в области совсем не о том, что является проблемой на месте, потому что они работают, чтобы «не попало». Я не огульно всех хаю, но и ситуация достаточно частая. И второе, когда граждане не совсем понимают, куда, в какой форме и где обращаться, что надо писать. Мне приходит много разных обращений – эмоции зашкаливают, иногда вместе с эмоциями выплескивается смысл, и я просто не понимаю. Искренне жаль, а что надо то? Обратная связь есть, но сформулируйте задачу, разошлите ее везде. Некоторые сразу начинают на Кремль.

Ангелина Грохольская: Естественно, на ТВ и Президенту в «зеленую папку», чтобы это было.

Завершая уже нашу беседу. Что делать в таких ситуациях, как сложилась в Липецкой области, во многих других регионах?

Наталья Агре: Все-таки ведомство, которые у нас в стране отвечают за безопасность дорожного двиения – это ГИБДД. В данном случае понятно, что это может быть не тот инструмент, который решит весь круг вопросов, но это точно то ведомство, которое обязательно даст ход этому документу, потому что, отвечая за сокращение смертности на наших дорогах, они напрямую заинтересованы в том, чтобы простимулировать Минобразования, Минтранс для того, чтобы обеспечить каждую школу, каждого ребенка той самой детской безопасностью. Поэтому в случае, если не знаете совсем, что делать - пишите в ГИБДД. И кстати, я бы хотела отметить также, что в нашей стране работает система комиссий по безопасности дорожного движения. Возглавляет комиссию обычно губернатор либо один из зам. губернатора. Поэтому копию письма, коль вы уж все-таки напряжетесь и его подготовите (будь то от родительского комитета, либо от школы), вы всегда можете направить обязательно на главу комиссии по безопасности дорожного движения вашего региона, и не поленитесь поставить в копию Минобразования, МВД и Минтранс, и обязательно уполномоченных по правам ребенка. Я вижу, как этот институт прекрасно работает в регионах.

Мария Большакова: Это точно.

Сергей Храпач: Я думаю, что надо субъектов Федерации активно «трясти» для решения этого вопроса. Соответственно, думаю, что и мунципальные депутаты есть в этом сельском поселении, которые тоже могут озаботиться, написать свой депутатский запрос, как Наталья сказала, почему бы не губернатору и не руководителю комисии. Это даже сдвинет с мертвой точки. Спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Если утопающие не будут суетиться, то никто «сверху» не узнает, что происходит «внизу», потому что обратная связь не в онлайн режиме работает. Активность проявят, напишут заявление, а там уже смотреть будут. Вы еще как «пятая власть» ситуацию осветите – может быть, засуетятся чиновники Липецкой области.

Ангелина Грохольская: Чем мы сейчас уже и занимаемся с вашей помощью тоже. Владислав, прокомментируйте, точку поставьте.

Владислав Мурашов: Добродел в Московской области – удобный инструмент для доведения информации сразу до региональных элит, до власти. Например, только по транспорту там 29 категорий. Поэтому когда люди пишут обращения, и они системны, то мгновенно идет реакция. Наверное, стоит, может быть, не внедрять везде такие инструменты, но, по крайней мере, довести эту проблему. Там большая группа людей не может добиться долгое время решения - довести все-таки до региональной власти. Я думаю, скорее всего, проблема именно в этом.

Ангелина Грохольская: Мария, как мама, я думаю, Вы посоветуете брать детей и самим везти?

Мария Большакова: Нет, я просто предлагаю изменить вектор понятия KPI, понятия эффективности в этой истории. Во-первых, это не только заградительные и репрессивные меры «стращать и не пущать», а количество детей, которые помимо централизованных, каким-то образом посетили другой регион, съездили в музей, смогли съездить в соседнюю школу официально. И чем больше будет разных историй, кросс-региональных связей, тем лучше будет нашим детям. И это тоже надо учитывать в этой модели безопасности, потому что безопасность движения, а не безопасность статического нахождения. Если статика – то, конечно, все безопасно, только не развивается.

Ангелина Грохольская: Безопасность и доступное образование, об этом тоже не надо забывать.

Спасибо вам большое, уважаемые эксперты. Конечно, «детский вопрос», казалось бы, мы сегодня обсуждали, но разбираться с ним предстоит нам взрослым. Здесь нужно внимательно подойти, найти правильное решение и договориться.

На сегодня все. Удачи и до встречи!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

10 лет для автобуса это действительно критично?

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск