Больная тема

Гости
Эдуард Гаврилов
директор Фонда «Здоровье», член Центрального штаба ОНФ
Дмитрий Морозов
председатель комитета по охране здоровья ГД РФ
Григорий Бобинов
председатель первичной профсоюзной организации Действие, Санкт-Петербург

Ангелина Грохольская: В эфире Общественного телевидения России «Большая страна» - программа о людях, обществе и власти. Здравствуйте! Я – Ангелина Грохольская. «У нас болеть нельзя, зато умирать дешево», так мне в поселке Териберка, Мурманской области, сказали местные жители. Там могилы копают за бутылку водки, а вот лечат всех, в местном фельдшерском пункте, одним лекарством. А это ФАП в поселке Песчаное, в Крыму, вот такое полуразрушенное здание, где температура в помещении всего 8 градусов. Приходят дети, прием ведет фельдшер. Других специалистов нет. В селе Божковка, Ростовской области, нет даже фельдшерского пункта. Жители пытались отстоять единственное медицинское учреждение, летом выходили даже на митинг, но ответ от властей один: «Медпункт положен на 2000 человек, если меньше, пожалуйста, лечитесь в другом селе». Что с этим со всем делать, как привлечь на работу молодых специалистов? Об этом поговорим сегодня с нашими экспертами. Сегодня в студии «Большой страны»: Эдуард Гаврилов, эксперт ОНФ, директор фонда «Здоровье», Дмитрий Морозов, председатель по охране здоровья Государственной Думы Российской Федерации и Григорий Бовинов, председатель первичной профсоюзной организации «Действие», г. Санкт-Петербург. Я хочу сказать, что все наши эксперты сегодня медики, врачи, поэтому, наверняка, знают о проблемах медицины не понаслышке. Я хочу, Эдуард, первый вопрос, наверно адресовать Вам, потому что ОНФ занимается мониторингом, в том числе, и состоянием здравоохранения и в малых городах и селах тоже. Может быть, мы сгущаем краски? Может быть, все не так плохо?

Эдуард Гаврилов: Общероссийский народный фронт – это единственное движение, которому Президент дал поручение контролировать исполнение своего майского указа. И в майском указе и в послании Федеральному Собранию Президент четко обозначил цель – восстанавливать шаговую доступность для сельских жителей там, где она была утеряна в результате непродуманной оптимизации, и наши активисты включились, конечно, в эту работу. У меня лично за плечами более 50-и регионов, которые я посетил. Очень хорошего впечатление на меня произвела Белгородская область и Татарстан, всё-таки там фельдшерско-акушерские пункты и офисы врачей общей практики на достаточно хорошем уровне находятся. А вот в других регионах ситуация пестрая. То есть, скажем, могут быть новые фельдшерско-акушерские пункты, но буквально рядом, следующие – откровенные развалюхи.

Ангелина Грохольская: А отчего это зависит или от кого это зависит, мне интересно, коллеги? Вы, Дмитрий, сейчас очень соглашались сейчас…

Дмитрий Морозов: Да, я услышал сейчас обозначенную область, это, на самом деле, так.

Ангелина Грохольская: Это передовики, да?

Дмитрий Морозов: Я все время думаю, у каждого поступка есть ответственный, всегда есть. И, когда, упомянутые коллегой регионы не только не строят новые ФАПы или оснащают их, но они и не закрыли старые. То есть, когда-то это было решение ответственных людей, мы, например, в Комитет по охране здоровья, в прошлом году получили более 150 обращений граждан о закрытии, ликвидации или реорганизации медицинских организаций, и, в подавляющем большинстве, речь шла о первичном звене. В декабре прошлого года в Государственной думе был инициирован депутатами, а потом и принят закон, запрещающий ликвидировать или реорганизовывать учреждения своевольно, без решения специальной комиссии, а, когда речь идет о единственной организации на селе – без учета мнения граждан. Человек, который проживает далее, чем 6 км от медицинской организации, он должен быть обеспечен медицинской помощью двумя путями, по сути, на сегодня: либо созданием фельдшерско-акушерского пункта, либо в малых селениях, в которых вообще единицы живут, там создаются домовые хозяйства для оказания первичной помощи и для связи с медицинским учреждением и наша еще, такая инновация, на которую выделено на сегодняшний день на трехлетний период серьезные средства – это мобильные диагностические комплексы, которые обеспечивают диспансеризацию и плановую помощь.

Ангелина Грохольская: Григорий, как-то прокомментируете уже?

Григорий Бовинов: В малых городах, а также в малочисленных населенных пунктах работают, в основном, люди после 50-ти лет, то есть это кадры, которые, по большому счету, там всегда жили, там работают и там будут дорабатывать. Молодые кадры на село не идут и таких людей, которые от 49 лет и более, возрастная планка, примерно 75 %. То есть, это конкретный показатель о том, что молодежь на село не идет и лет через 10… что же делать?

Ангелина Грохольская: Там вообще некому будет работать. Про кадры мы поговорим подробнее после сюжета, давайте сейчас посмотрим на ситуацию в Пермском крае, это тоже небольшое село, вот, что там происходит, там даже поликлиника, там не ФАП.

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: Вы комментировали во время просмотра сюжета, можете озвучить свои впечатления.

Эдуард Гаврилов: Подобную картину приходится видеть достаточно часто. В районах поликлиники, скажем при районной больнице, при центральной больнице, сельско-участковой больнице, укомплектованы все примерно также, то есть, добрая половина врачей…

Ангелина Грохольская: Это точно, да.

Эдуард Гаврилов: …и специалистов, которые должны там работать, их просто нет. Такая тревожная тенденция.

Ангелина Грохольская: А что делать? Вот, что делать?

Дмитрий Морозов: Ну, на самом деле, нам необходимы, и все это понимают, системные меры. Они заложены сейчас в ряд федеральных проектов, которые обозначены в рамках программы «Здравоохранение» и, в том числе, касающиеся создания первичной медико-санитарной помощи.

Ангелина Грохольская: Что это значит? И когда они заработают, самое главное?

Дмитрий Морозов: На 3 года. Это более 1500 новых ФАПов, чуть меньше мобильных комплексов, о чем мы говорили. Это те средства вливания, которые пойдут по проекту «Онкология», сердечно-сосудистые, развитие скорой помощи и санавиация… Мы с вами имеем по финансам прирост только к 19-ому году прирост 11 %, на 50 % в течение трех лет по фонду обязательного медицинского страхования и по федеральному бюджету тоже 50 % рост, а по фонду 25 % рост. Мы какую задачу ставим? Чтобы эти деньги были эффективно потрачены.

Ангелина Грохольская: Это понятно, да. А люди будут болеть пока, в это время. Григорий…

Григорий Бовинов: Вы понимаете, надо в головах понять, немножко разобраться в понятиях. Есть такое понятие, как заработная плата для врачей, а есть такое понятие, как стоимость рабочей силы, это разные понятия. То есть, заработная плата – это то, что получает врач, например, в Петрозаводске тот же фельдшер получает 23, если рассчитать стоимость именно рабочей силы, то есть, в которую входит, что это вообще – стоимость рабочей силы? Это то, что должно быть потрачено в воспроизводство рабочей силы, то есть, это должна быть семья, минимум 3 ребенка, это должна быть квартира. Вот это, если все сложить, как делают в нашем Красном университете в Питере, в Фонде рабочей академии и рассчитывают по регионам стоимость рабочей силы, получаются несопоставимые вещи, то есть, например, в той же Москве на 2017 год стоимость рабочей силы рассчитали, она равна 267-ми тысячам. То есть, разговор о том, что 20 тысяч заплатить врачу или 23? Не в таких понятиях должно быть. Сто или двести мы сейчас платим. То есть в расчет, например, рабочей силы входит жилье. Наши ребята, именно из регионов говорят: было бы жилье, мы бы там работали, в принципе. Дайте жилье, и я там останусь. Такого же не предоставляют, предоставляются какие-то…

Ангелина Грохольская: Подождите, ну, а есть же, допустим, программы: «Сельский врач», «Земский доктор»…

Дмитрий Морозов: «Земский доктор» с 12-ого года привлек на село 29 тысяч, но…

Эдуард Гаврилов: Очень хорошая программа.

Дмитрий Морозов: … справедливости ради: их надо еще удержать. Заканчивается его пятилетний срок, и если он, доктор, работает, грубо говоря не в любви, если ему не предоставлено жилье, если он н получает поддержку местных властей, то, конечно же, ему надо расти, он думает о том, чтобы поступить в ординатуру или повысить свою кваллификацию. Это ведь практически, как служащие на подводной лодке, это герои, которые работают на самом острие, они, конечно, требуют особой поддержки. Сегодня мы говорим о социальном пакете выпускника о том, чтобы все, о чем сказал коллега было закреплено, мы, естественно, сейчас законодательно усиливаем целевой набор, целевой набор, как ответственность взаимная сторон, это очень важно.

Ангелина Грохольская: А коллега говорит, что они все равно не едут.

Григорий Бовинов: Хорошо, взаимность. Я расскажу про эту взаимность. Вот, взять, например, Кировскую. Кировская это от Санкт-Петербурга буквально 30 км, там по этой колее 20 минут езды. Так вот, захожу на сайт посмотреть зарплаты врача, предлагается: врач-невропатолог – 35 тысяч, 35! Допустим, он будет там как сельский оформлен или как земский, это не принципиально, ему дают миллион, миллион это на 60 месяцев, на 5 лет, то есть прибавка еще 16 тысяч. Получается 35+16, получается вот такая сумма, да? И тут же, в этом же листе, я листаю врачей, почему-то всплывает водитель грузовичков, и там сразу зарплата 85. 85 стоит водитель грузовичков! Это ты получил права и уже начинаешь работать грузчиком-водителем, а врач, который учится 10 лет, вот так вот, и не понимает, что такое квартира, какой-то фитинг надо, вот эти все заморочки, которые возникают, когда ты приезжаешь на сельскую местность и должен же решать свою жилищную проблему и тебе заплатят эти 35 тысяч.

Дмитрий Морозов: Это не справедливо.

Эдуард Гаврилов: К сожалению, в структуре заработной платы, вот у медицинских работников должностной оклад это… там даже 30 % нет. То есть, если мы говорим, что у нас средняя зарплата врачей по стране 54 тысячи, по-моему…

Дмитрий Морозов: Сейчас 73, по последним данным 73.

Ангелина Грохольская: 73 по стране? Какие регионы считали, мне интересно?

Григорий Бовинов: Главных врачей сюда плюсуют.

Ангелина Грохольская: По всей видимости, да.

Эдуард Гаврилов: Но из этих денег должностной оклад – это 13000, ну, 13800, по-моему. А все остальное это идут надбавки, но дело в том, что, когда приходит молодой человек, молодой специалист работать, у него еще никаких надбавок, у него ни стажа нет…

Дмитрий Морозов: Да, конечно, конечно…

Эдуард Гаврилов: Получается его, что посадить на этот голый оклад? Он же мизерный. Поэтому, конечно, если мы не изменим эту ситуацию, мы не привлечем врачей на село, нужно менять подход.

Дмитрий Морозов: Я бы хотел сказать, что буквально месяц назад мы приняли закон, мне он кажется очень важным. Это касается нормированного страхового запаса, в него теперь погружены деньги, которые будут идти вслед за молодым специалистом к учреждению, поскольку раньше он приходил в учреждение, сразу, условно говоря, Фонд оплаты труда делился на всех и плюс он, и, конечно же, те, кто там работали в нем были не всегда заинтересованы, а сейчас…

Эдуард Гаврилов: Еще один момент хороший в новом Нацпроекте, от которого мы, коллеги, естественно, все ждем многого, заложены деньги и на повышение заработных плат медицинских работников и на привлечение.

Дмитрий Морозов: До 200 % по экономике региона.

Эдуард Гаврилов: Потому что это национальное бедствие, то, что у нас выпускники медицинских институтов… в первичное звено не доходят, там очень ограниченный процент молодых людей, которые приходят работать в первичное звено, звено, от которого мы ждем самой основной работы.

Ангелина Грохольская: Это точно. Но у нас есть удивительная героиня, молодой врач, Евгения Короткова, она их Подмосковного города Пушкино, но после окончания столичного медвуза, год работала волонтером-медиком в Гватемале. Вернувшись в Россию, выбрала не столичную клинику, не коммерческое медучреждение, а глубинку. И сейчас она работает хирургом в Варнавинской центральной больнице Нижегородской области. Там на 13000 жителей всего 10 специалистов медиков, многим, конечно, приходится совмещать. Мы с Женей пообщаемся сейчас по скайпу, о ее мотивации узнаем, спросим, чем же можно привлечь молодого специалиста. Евгения, здравствуйте!

Евгения Короткова: Здравствуйте, Ангелина!

Ангелина Грохольская: Женя, почему Нижегородская область? Почему не столица?

Евгения Короткова: Я всегда хотела в своей медицинской карьере поработать в каком-нибудь регионе России, мне всегда хотелось поработать вдали от больших городов, вдали от больниц с большими возможностями, потому что работают не только руки или голова, работает абсолютно всё. Совершенно по-другому воспринимается пациент, совершенно по-другому воспринимается медицина, как таковая.

Ангелина Грохольская: Женя, а Вы и Ваши коллеги, молодые специалисты, которые приезжают в села, какую-то поддержку получают? Вот, Вы получили что-то?

Евгения Короткова: Мы все участвуем в программе «Земский врач», поэтому нам производилась эта выплата, ну, вообще это миллион, но так как я пришла в этом году, там изменилось какое-то законодательство, и миллион мне единовременно не выплатили, выплатили 870 тысяч. Я не знаю, с чем это связано, по-моему, это налог, вычет, но для меня это не столь принципиально, выплатили и хорошо.

Ангелина Грохольская: А жилье?

Евгения Короткова: Жилье тут тоже предоставляется и мне готовы были предоставить квартиру, но она мне оказалась не нужна, потому что она была большая, и смысла никакого для себя я не видела. Но мне предоставили совершенно замечательную палату на закрытом этаже детского отделения. Но я сама так выбрала, сама сказала, что мне не нужна квартира. Ткут было детское отделение в довольно новом терапевтическом корпусе, но отделение несколько лет назад, в 13-ом, по-моему, году, была реорганизация большая здравоохранения, когда позакрывали много отделений, очень много больниц, нашу больницу тоже коснулось – отделение закрыли детское, поэтому этаж сейчас пустует… не совсем пустует, я там живу.

Ангелина Грохольская: Женя, да, удивительно, конечно. Скажите, на Ваш взгляд кадровый вопрос, кадровую проблему как можно решить, как привлечь молодых специалистов на село?

Евгения Короткова: По моему мнению, однозначно, нужно возвращать распределение.

Ангелина Грохольская: Женя, спасибо Вам огромное, здоровья Вам, удачи и здоровья Вашим пациентам. Спасибо, до свидания.

Ангелина Грохольская: Вот, предложение от молодых специалистов - распределение вернуть.

Дмитрий Морозов: Целевой набор, о котором я сказал, он практически несет почти абсолютно такие же функции, более того, сейчас практически все ВУЗы имеют 50 и более процентов по набору, по обучению, это целевые наборы. Но раньше можно было получить целевой набор откуда-то, проучиться, все хорошо, и потом от него отказаться и немножко, чуть-чуть пострадать. Сейчас, гражданин будет вынужден оплатить все свое обучение, это очень похоже на военную систему. Это будет очень сложно, притом, что еще есть ответственность тех, кто его посылает, за жилье, за трудоустройство, за последующее обучение и так далее, и так далее. И вот эта система, она, конечно, не сразу, но придет в гармонию, и мы получим, как раз, такое наполнение кадров. Я напомню, следуя Указу Президента, у нас кадровая проблема, то что запланировано, подчеркиваю, она должна быть решена полностью к 24-ому по первичному звену.

Ангелина Грохольская: То есть терпеть…

Дмитрий Морозов: Это наша задача, мы должны работать очень сильно.

Ангелина Грохольская: До этого времени еще 5 лет…

Эдуард Гаврилов: Мы за любые формы привлечение врачей. Потому что, скажем, хорошее начинание в Кирове, Губернатор говорит о том, что будет, и там это уже есть работающая практика – доплачивают за уменьшение смертности на конкретном терапевтическом участке. Хорошая инициатива? Замечательная. В Москве доплачивают врачам за раннее выявление онкологии. Чудесное начинание? Замечательное! Или вот, например, в Башкортостане, исполняющий сейчас обязанности Главы Республики, обращаясь к Главам районов сказал: что хотите, то и делайте, хоть пляшите, хоть пойте, но привлекайте врачей на село, потому что один Минздрав с этой проблемой не справится.

Дмитрий Морозов: Нет, конечно.

Эдуард Гаврилов: Это проблема в обществе, то, что у нас такой дефицит врачей, и это касается абсолютно всех, потому что все мы болеем.

Григорий Бовинов: У нас за последние 10 лет количество врачей сократилось на 10 тысяч, понимаете? Этих врачей скоро будет неоткуда взять, то есть решать проблему надо с институтской скамьи. Например, у меня был начальником академии, Шевченко, потом он стал министром Здравоохранения. Так вот, у него была, например, такая тема: давайте нашего военного врача приблизим к военному стандарту, то есть, мы, военные врачи, котировались во всем мире, к нам ползли военно слуащие других армий, говорили: давайте к русскому врачу доползем, он ногу сохранит, а эти врачи мне отпилят и протез поставят. Но при этом, мы должны соответствовать стандартам. Для чего? Смысл какой? Вот, у меня, допустим, отделение: всего 4 бригады, 4 бригады, соответственно, 20 врачей. Уже 4 врача уехали в Германию. То есть, получается, даже тем врачам, которых мы готовим, легче работать в Германии.

Ангелина Грохольская: Вот вам, пожалуйста, международный стандарт, это действительно так. Конечно, медиков надо оставлять здесь, надо, наоборот, чтобы к нам приезжали, но и Вы говорите, что это все зависит не от одного какого-то министерства и не от одного какого-то человека, это работа…

Дмитрий Морозов: Глав администраций.

Ангелина Грохольская: … вы знаете, у нас есть еще одна удивительная история, мы ее сейчас вам расскажем. Предприниматель из Санкт-Петербурга, Камиль Хайрулин возрождает свою родную деревню, Султаново, в Челябинской области. Там он планирует развивать сельское хозяйство и животноводство, но начал бизнесмен со строительства дома для фельдшера, потому что это самая главная проблема для жителей этой деревни. Давайте посмотрим фрагмент сюжета, как летом началось строительство этого дома.

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: Удалось ли привлечь в Султаново медиков и как развивается проект Камиля Хайрулина, узнаете в четверг в программе «Большая страна», предприниматель придет к нам в студию, расскажет подробности. А на сегодня всё, я благодарю наших уважаемых экспертов, спасибо вам большое. Вы хоть и не обещали завтра уже изменить ситуацию, но хочется верить, что мы все будем здоровы, по крайней мере, а если что-то случится, рядом окажется хороший специалист, которому можно будет обратиться. Спасибо вам большое!

А на сегодня все, пишите нам, наш адрес bs@ptvr.ru. Мы доступны и в социальных сетях, и помните, несмотря на расстояние, мы – рядом!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Проблемы медицины на селе

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Большая страна
    Pro дело