Далекая и почти не достижимая. Пенсия. Как реформа изменила жизнь россиян?

Далекая и почти не достижимая. Пенсия. Как реформа изменила жизнь россиян? | Программы | ОТР

пенсионная реформа, пенсия, общество

2020-03-07T07:37:00+03:00
Далекая и почти не достижимая. Пенсия. Как реформа изменила жизнь россиян?
Свидетели средне-бронзовой эпохи. Памятники прошлого города-курорта Сочи
Село с историей. Юксеево - путь длинной в четыре века
Писатель Алексей Фролов: корни оккультного нацизма идут из ариософии - расовом превосходстве индоевропейцев над другими народами
Кёнигсберг-13. Где находился центр европейского мистицизма?
Кёнигсберг-13. Село с историей. Свидетели средне-бронзовой эпохи
Рай на земле. Как отыскать его в России?
Тайны Казанского Кремля. Одна из главных туристических точек Татарстана
Пророчества монаха Авеля. Какие тайны скрывает от путешественников Гатчина?
Пророчества монаха Авеля. Тайны Казанского Кремля. Рай на земле
Опробовано Ермаком. Кто придумал легенды о тюменских источниках?
Гости
Оксана Синявская
заместитель директора Института социальной политики ВШЭ
Александр Шатилов
декан Факультета социологии и политологии Финансового университета при Правительстве РФ

Ангелина Грохольская: «Большая страна» продолжает проект «2020». Мы пытаемся проследить, как развивались разные сферы нашей жизни, что удалось сделать и что еще только предстоит. Сегодня в центре нашего внимания пенсионная реформа.

Пенсионная реформа началась не вчера, ее стартом в России можно считать 90-й год, когда был принят закон «О государственных пенсиях в РСФСР». Принципиально новым стало появление страховых взносов – текущие пенсии начали финансировать в том числе работодатели и работники. А в 1995 году начался второй этап: Правительство России одобрило «Концепцию реформы системы пенсионного обеспечения в Российской Федерации». Следующий этап реформы приходится на период с 2002 по 2008 годы: тогда было принято много разных регламентов и других документов, началась корректировка законодательства в сторону более медленного внедрения накопительной части, увеличения доли базовой пенсии и активного расширения обязательств пенсионной системы. Но самым резонансным можно назвать этап, связанный с повышением пенсионного возраста от 55 до 60 лет для женщин и от 60 до 65 для мужчин. Для Правительства по словам бывшего главы кабмина Дмитрия Медведева – это было самым трудным решением власти за последнее десятилетие. Президент Владимир Путин обратил внимание на то, что для действующей власти решение о пенсионной реформе было необязательное, но последствия отказа от этих изменений могли бы проявиться значительно позже и коснуться следующих поколений.

ФРАГМЕНТ ВЫСТУПЛЕНИЯ ВЛАДИМИРА ПУТИНА

Ангелина Грохольская: Говорить об итогах реформы пока рано, оценить эффект можно будет лишь через 30-50 лет, когда на пенсию начнут выходить те, кто вступил в реформу в начале своей трудовой деятельности, однако, некоторые выводы можно сделать и сейчас. Аудиторы Счётной палаты опубликовали аналитический отчёт об исполнении федерального бюджета за декабрь-январь 2019 года: «Почти у 9% россиян, которые проживают в 69 регионах России, размер пенсии ниже регионального прожиточного минимума пенсионера, – говорится в документе, – расходы ВВП на пенсионное обеспечение упали с 9% в 2017 году, до 8,6% в 2018 и до 7,9% в 2019 году». И еще несколько цифр: по данным Росстата средний размер назначенных пенсий в России в прошлом году составил 14135 рублей, в Москве – 17500 рублей. Для сравнения: по данным СМИ за 2018 год федеральным министрам полагалась пенсия около 80000 рублей, экс-депутатам Госдумы примерно от 46500 рублей до 63500, но еще лучше обеспечены мэры и губернаторы, им уж точно никакая реформа не страшна.

Сегодня в нашей студии: Оксана Синявская – заместитель Института социальной политики «Высшей школы экономики» и Александр Шатилов – политолог, декан факультета социологии и политологии Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, здравствуйте!

Александр Шатилов: Здравствуйте!

Оксана Синявская: Добрый день!

Ангелина Грохольская: Спасибо, что пришли в нашу студию поговорить на такую, по крайней мере, для на нас непростую тему о пенсиях и о том, как пенсионная реформа развивалась, и к чему мы сейчас пришли. 30 лет примерно пенсионной реформе: почему именно нынешний этап вызвал столько споров, вообще таких резонансных мнений?

Оксана Синявская: На самом деле, всегда пенсионная реформа вызывает более сложную и болезненную реакцию, потому что пенсия касается нас всех, реакция непростая практически во всех странах, у нас, в общем, еще, может быть, не самый тяжелый случай…

Александр Шатилов: В отличие от Франции.

Оксана Синявская: Если мы вспомним про Францию, да, или Италию или Грецию, где повышение возраста вызывало гораздо более серьезные протесты: во Франции уже не первое Правительство «слетает», либо теряет рейтинги на пенсионной реформе.

Ангелина Грохольская: Тогда сразу про международный опыт скажу: есть какая-то страна, где пенсионная реформа проходит гладко, где большинство, пускай, не все, но большинство счастливо, довольно и где модель пусть не универсальна, но где-то близко к этому?

Оксана Синявская: На мой взгляд, хороший пример – Швеция, которая реформировала пенсионную систему в 94-м году, в общем, без социальных протестов и, на самом деле, сохранив многие гарантии и вот этот универсальный характер пенсионного обеспечения, связь пенсий с заработком, тем не менее они оказались способными достичь и целей Правительства сократить будущие расходы на пенсии и не вызвать социальные протесты, в принципе в Германии достаточно спокойно проходит.

Александр Шатилов: Тут проблема заключалась не столько в инициировании и проведении этой реформы, сколько в ее информационном сопровождении и разъяснительной работе, которая практически не проводилась – вот в чем, на мой взгляд, большая проблема, почему, собственно, эта реформа нанесла серьезный ущерб имиджу и российского Правительства и вообще руководства в целом, потому что не было коммуникации с населением, ему не разъясняли смысл ее, целесообразность – это первый момент. Второй момент – ее проводили, на мой взгляд, в очень неудачные сроки: только что население проголосовало очень активно за Владимира Путина на президентских выборах и рассчитывало, скорей, на бонусы за такую демонстративную лояльность и тут бац…

Ангелина Грохольская: Неприятная неожиданность.

Александр Шатилов: Получают неожиданно пенсионную реформу и получают наступление, как говорится, на свои социальные права это вызвало, на мой взгляд, социальный резонанс очень негативный.

Ангелина Грохольская: Это решение было внезапным, неподготовленным, то есть рассматривались другие варианты?

Оксана Синявская: Решение было подготовленным, но кампания информационная вокруг именно этого вопроса на протяжении многих десятилетий говорила ровно противоположное…

Ангелина Грохольская: Вот, о чем и речь.

Оксана Синявская: И руководство неоднократно говорило, что нет, пенсионный возраст мы повышать не будем и в этом смысле действительно, когда решение готовилось, оно готовилось с проработкой многих технических вопросов, но надо было не забывать, что вообще оно касается людей и работать с людьми надо.

Ангелина Грохольская: И все-таки были еще какие-то варианты? За счет прогрессивного налога как-то решать те же финансовые накопления, еще что-то, почему именно за счет молодых поколений, которые работают сейчас?

Александр Шатилов: В 91-м году, может, даже еще несколько позже, в 93-м российское общество отказалось от социалистической системы государственного патернализма и поэтому, проголосовав на референдуме за Конституцию, перед этим одобрив курс Бориса Ельцина на построение рыночной достаточно жесткой экономики 25 апреля 93-го года, поэтому тем самым фактически эти поколения, которые сейчас возбудились от этой пенсионной реформы, по большому счету в свое время сделали свой выбор в пользу рыночной экономики, которая не предполагает особо социальных бонусов и социального характера, поэтому тут, как говорится, пусть они тоже пусть разделяют ответственность с теми, кто запустил пенсионную реформу.

Ангелина Грохольская: Это было бы прекрасно, если бы, например, была бы такая ситуация: я работаю, я зарабатываю деньги, я отчисляю страховые взносы в Пенсионный фонд, а потом я на пенсию выхожу и получаю что? И получаю вот столько от своей зарплаты, где справедливость?

Оксана Синявская: Большая проблема в высоком неравенстве заработков, у нас огромная часть населения получает заработки, которые потом почти полностью компенсируются пенсией, либо больше, чем на половину компенсируются пенсией, то есть низких уровень зарплат, их высокое неравенство делает ситуацию такой, что, с одной стороны, вот Вы говорите, что Вы выходите на пенсию, которая будет составлять очень маленький процент от Вашей зарплаты и Вам это не интересно, Вы не понимаете, почему Вы всю жизнь работаете, потом Вы получаете крохи.

Ангелина Грохольская: Не понимаю, да, мне говорят: «До 60 лет работай и не получи…».

Оксана Синявская: А огромное число людей с низкой зарплатой, их пенсия почти повторяет их заработную плату, в этом смысле их уровень жизни почти не меняется, но драма состоит в том, что их уровень жизни настолько низкий, что ниже уже падать, правда, некуда, плюс у нас достаточная большая доля неформальной занятости, когда люди не платят налоги либо совсем со своей зарплаты и взносы, либо платят с меньше части ее, и это тоже сказывается на том «пироге», который делится между нынешними пенсионерами, и поэтому мы получаем действительно так, что вроде бы все работают, при этом потом размер пенсии достаточно низкий.

Ангелина Грохольская: Что с этим делать? Это и есть, Вы сами озвучили, что это и есть главное несовершенство и недостаток нашей пенсионной системы.

Александр Шатилов: Мне кажется, как раз вот здесь нужно всё-таки… ну, были попытки создания каких-то рыночных механизмов формирования пенсий: пенсионные отчисления, негосударственные пенсионные фонды, но, с другой стороны, там правила игры настолько часто менялись на этом рынке.

Ангелина Грохольская: Про некоммерческие пенсионные фонды негосударственные у нас есть вопрос от зрителей: «В 2008-2014 годах люди активно вкладывали накопительную часть пенсии в негосударственные пенсионные фонды, многие фонды действовали при вполне успешных и стабильных банках. Какова судьба этих накопительных счетов? Павел».

Оксана Синявская: Вопрос, о чем идет речь: если человек спрашивает об обязательных пенсионных накоплениях, то взносы на них сейчас заморожены, с его прошлыми накоплениями формально ничего не случилось, они на том счету, в том негосударственном пенсионном фонде, который он выбрал, они продолжают инвестироваться, но они не увеличиваются, поскольку взносов дополнительных туда не поступает, в фонд, но в принципе формально деньги лежат, но в рамках обязательных пенсионных накоплений они не растут пока.

Ангелина Грохольская: Они лежат, а что потом? Ими пользуется тот самый банк? Там, говорят, большая сумма.

Оксана Синявская: Скорей всего, когда он будет выходить на пенсию, ему предложат выбрать регулярную пенсию, либо единовременную выплату. Если сумма небольшая – единовременная выплата наиболее вероятна, то есть он получит что-то обратно, но поскольку отчисления новые не происходят, то это что-то будет очень небольшим.

Ангелина Грохольская: Понятно, попрощаться с деньгами нужно Павлу. Давайте посмотрим сюжет из Хакасии: о плюсах и минусах пенсионной реформы рассуждают жители этого региона и наш корреспондент.

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: Вот, кстати, главным, наверно, аргументом пенсионной реформы, этого этапа было то, что за счет высвобожденных средств улучшится благосостояние пенсионеров – повышать будут на тысячу, еще насколько-то там пенсии, а это когда-нибудь случится?

Оксана Синявская: Определенные ограничения, о которых я уже говорило, некуда не денутся, всё равно Пенсионный фонд не может распределить сильно больше, чем он собрал, какую-то часть доплачивает еще федеральный бюджет, по большому счету речь как раз шла о том, как сделать бюджет Пенсионного фонда более сбалансированным, чтоб денег поступало больше и можно было бы их как-то распределять между пенсионерами.

Ангелина Грохольская: Еще вопросы от зрителей, Леонид Петрович спрашивает: «Такая ситуация: люди платили по 40 лет в Пенсионный фонд, но не дожили до пенсии. Куда эти деньги пошли?». Действительно такая ситуация.

Оксана Синявская: Тем, кто живет дольше. Пенсионная система солидарная: те деньги, которые платил человек 40 лет, не откладывались на его индивидуальный счет, только в рамках накопительной системы у нас есть с вами накопительные счета и здесь, если человек не доживает до пенсии, эти деньги наследуются, их могут получить наследники, а если вы платите взносы в солидарной пенсионной системе, они тут же выплачиваются пенсионерам, то есть в молодости – это вашим бабушкам, дедушкам, потом вашим родителям, ну и потом уже вашим сверстникам и вам.

Ангелина Грохольская: Некий общий котёл, который потом распределяется?

Оксана Синявская: Да.

Ангелина Грохольская: Индивидуальный счет – это что-то такое?

Оксана Синявская: Реформа 2002 года ввела у нас так называемые индивидуальные пенсионные счета накопительные, куда работодатель платил за человека определенный процент, начинали с 2%, потом закончили 6% и это был ваш персональный счет с именем и фамилией, там накапливались отчисления, вы могли распоряжаться этими деньгами, в том смысле, что вы могли сказать: «Я буду их накапливать с помощью такого-то негосударственного пенсионного фонда или управляющей компании», – и она инвестировала ваши деньги и продолжает инвестировать на финансовых рынках. Когда вы достигаете пенсионного возраста, выходите на пенсию, вы можете забрать эти деньги вместе с накопленными процентами и дальше решить в зависимости от суммы: вы можете получать в течение определенного периода пенсию, может назначить аннуитет, то есть пожизненно, пока вы не умрете вам будет определенная пенсия или, если денег мало, вы можете сказать, что я хочу получить единовременный, более того, есть определенные правило, которое обязывает Пенсионный фонд в случае маленьких накоплений выплачивать это единовременно – вот это чётко ваша пенсия.

Ангелина Грохольская: А в чем тогда разница? Я могу точно так же взять сейчас свои деньги, если они есть, положить в банк какой-то надежный и копить там.

Оксана Синявская: Во-первых, очень мало, кто создает, у нас очень низкая норма сбережений, но и потом это деньги, которые… по сути, это была часть страховых взносов, которые платил работодатель, не так, что по вашему выбору, а вы можете с той зарплатой, которую вы дальше получаете на руки, уже делать всё, что вы хотите.

Ангелина Грохольская: Выгодней копить?

Александр Шатилов: Если честно, я – человек, который застал разные эпохи нашего государства, и я всегда очень аккуратно отношусь к проблеме государственной помощи и особо на государство, если честно, не рассчитываю, поэтому я создаю свою подушку безопасности, пока я работаю, действую по принципу: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих».

Ангелина Грохольская: А куда Вы вкладываете?

Александр Шатилов: Нет, я стараюсь, как говориться, создать такую мультивалютную корзину, для того чтобы избегать рисков определенных колебаний на курсы валют.

Оксана Синявская: Копить надо в любом случае и дальше в зависимости от возможностей: если человек очень боится рисков, того, что деньги пропадут, лучше всего копить тогда в государственном банке, для него это будет наиболее спокойный, стабильный источник, другое дело, что процент там будет низкий, но в любом случае он будет что-то окладывать от своих текущих доходов, и он не останется у разбитого корыта в старости.

Ангелина Грохольская: Про пенсионную реформу мы уже будем завершать нашу беседу: этап нынешний продолжается, но что дальше? У вас есть прогноз какой-то, как она будет развиваться и чего нам ждать?

Оксана Синявская: В настоящее время периодически обсуждается вопрос о замене системы обязательных пенсионных накоплений, которая сейчас заморожена, на что-то, видимо, добровольное. Наверно, продолжится реформа досрочных пенсий, которая, в общем, шаг за шагом идет и это тоже какой-то вклад повышение пенсионного возраста, но очевидно, что здесь нужны более системные предложения, но я не думаю, что в условиях нынешней политической ситуации Правительство, руководство готово пойти на обсуждение новой пенсионной реформы, потому что слишком болезненной оказалась реакция, видимо, здесь будет пауза, и мы поживем пока в тех условиях, которые есть сейчас.

Ангелина Грохольская: Александр Борисович, Ваш прогноз.

Александр Шатилов: Мне кажется, здесь имеет смысл развивать, конечно, опять же негосударственные пенсионные фонды, но при этом, предоставляя гарантии, в общем-то, вот этих фактически пенсионных накоплений гражданам, как по принципу Агентства страхования вкладов что-то подобное должно быть создано в отношении, собственно, пенсионных сбережений, и тогда это даст больше уверенности и придаст больше доверия к их пенсионной системе в целом и, может быть, даже к пенсионной реформе.

Ангелина Грохольская: Спасибо вам большое за беседу, будем надеяться на лучшее, спасибо!

О пенсионной реформе мы говорили с Оксаной Синявской – заместителем директора Института социальной политики «Высшей школы экономики» и Александром Шатиловым – деканом факультета социологии и политологии Финансового университета при Правительстве России.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Пётр
Пенсионер в России становится такой же редкостью, как и ветеран Великой Отечественной Войны. И поэтому, когда власти объявляют об очередной подачке пенсионерам, то возникает вопрос: А кому? Ведь большинство пожилых людей перевели в статус предпенсионеров. Кого-то из-за нехватки возраста, а кого-то из-за нехватки балов.
николай новиков
я не умер
Вася Петров
Слов нет, одни слюни