Дело – грязь. Почему лечебные грязи Яшалтинского озера выгодны только браконьерам?

Дело – грязь. Почему лечебные грязи Яшалтинского озера выгодны только браконьерам?
Грязь озера Тамбукан. Ставропольские курорты приглашают в путешествие за здоровьем
Алтайская история. Как бийские купцы меняли облик города
Не для слабонервных. Путешествие по жутким и таинственным местам Ульяновской области
Не для слабонервных. Алтайская история. Грязь озера Тамбукан
Пастель и пальцы. Как составить собирательный образ жителей Алтая?
Непростая дилемма. Почему россияне протестуют против строительства новых дорог?
Другого пути нет. Железнодорожный переезд: угроза безопасности людей
Язык бедности. Как изменился уровень жизни россиян за 20 лет?
Язык бедности. Другого пути нет. Непростая дилемма. Как составить собирательный образ жителей Алтая?
Праздник каждый день. Отправимся за кулисы Новосибирского театра оперы и балета
Гости
Александр Разумов
президент национальной курортной ассоциации

Ангелина Грохольская: Мы продолжаем программу «Большая страна в деталях». Грязь, которая лечит – так называют богатую полезными веществами грязь Яшалтинского соленого озера. О ней знают все в Калмыкии, местные жители уверены: их курорт мог бы стать конкурентом известным здравницам, но волшебная грязь, видимо, никому не нужна, а озеро само нуждается в лечении.

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: Как можно использовать богатство, которое буквально под ногами, и почему мы этого не делаем? Поговорим сегодня с нашим гостем: Александр Разумов – президент Национальной Курортной Ассоциации в нашей студии. Александр Николаевич, здравствуйте!

Александр Разумов: Здравствуйте, Ангелина!

Ангелина Грохольская: Скажите, пожалуйста, а Вам доводилось бывать на Яшалтинском озере в Калмыкии?

Александр Разумов: К сожалению, нет, я не бывал на Яшалтинском озере, но у нас достаточно информации о нем: ценность и воды и грязи состоит в том, что они содержат большие примеси железа, а также активных соединений, таких как бишофит соли, который быстро растворяется, бор и другие органические вещества.

Ангелина Грохольская: То есть действительно грязь лечебная, волшебная?

Александр Разумов: Лечебная, и она показана при заболеваниях костно-мышечной системы, при заболеваниях лёгочной системы, я имею ввиду, для наружного применения, чтоб правильно нас понимали.

Ангелина Грохольская: Конечно, не внутрь.

Александр Разумов: Да, и также при заболеваниях периферической нервной системы.

Ангелина Грохольская: Слушайте, это, наверно, каждому из нас показано: просто ехать на Яшалтинское озеро и грязь эту использовать. Почему там до сих пор не построен курорт, почему эта грязь не используется в медицинских целях?

Александр Разумов: Лицензию несложно получить: надо обратиться в Национальный центр медицинской реабилитации и курортологии Министерства здравоохранения Российской Федерации, где есть испытательный центр, он принимает заявки и в установленном порядке выполняет те необходимые испытательские работы, на основании которых выдается лицензия на использование грязи и этих вод для лечения. Где взять деньги для развития этого курорта – другой вопрос. В соответствии с поручениями президента по итогам президиума госсовета 16-го года, посвященного инвестиционной привлекательности в санаторно-курортной отрасли Российской Федерации, там отчасти прописаны механизмы: это государственно-частное партнёрство, это концессия, это создание совместных предприятий, никто не запрещал, инициатива на стороне хозяев, кому принадлежит это озеро, то есть правительства Калмыкии.

Ангелина Грохольская: Это всё так просто, почему до сих пор не происходит? Нет интереса у местной власти или это невыгодно просто им?

Александр Разумов: Дело в том, что, к сожалению, санаторно-курортный комплекс Российской Федерации не имеет стройной системы управления, мы об этом говорим, у нас раньше был профсоюз «Курортный совет», который занимался и развитием и стратегией – вот всё, что удалось за это время сделать, за 20 лет: появилась Стратегия, в прошлом году утвердили ее, развития санкура, но не будем сегодня обсуждать, адаптирована ли она, не адаптирована ли к условиям, я, видите, мягко говорю.

Ангелина Грохольская: Уже хорошо, что она есть, да?

Александр Разумов: Она есть, да, можно двигаться. Второй момент: мы очень долго обращались в Думу, к президенту, в Правительство о создании системы управления. В прошлом году в июле месяце Совет Федерации направил письмо в Правительство Российской Федерации: «Просим рассмотреть вопрос о создании Федерального агентства по управлению санаторно-курортным комплексом». Ваш вопрос связан с тем, что, а к кому ему обратиться? Институт же это не решит, он даст заключение, а дальше что?

Ангелина Грохольская: А что дальше, да.

Александр Разумов: Кто пойдет в Минэкономразвития? Кто будет делать проект этот, да? Общественная организация не наделена такими полномочиями, мы занимаемся: А – подготовкой критических рекомендаций, методических, мы можем написать применение и всё, а дальше, дальше кто будет заниматься? Никто. Минздрав им не занимается, поэтому нужен орган федерального подчинения, который бы этим делом управлял. Принципы какие? Они могут быть разными, да, есть сложность, что весь санаторно-курортный комплекс Российской Федерации имеет разную форму собственности, государственной очень мало – 37%, дальше – ведомственная, кто в ведомственной? Министерство обороны, ФСБ, РЖД – это с государственным участием, есть ведомственные санатории прекрасные у акционерных обществ: у «Татнефти» прекрасный курорт.

Ангелина Грохольская: Но они все разрознены, они все сами по себе, да?

Александр Разумов: Поэтому особенно сегодня, когда появилась Стратегия развития санкура, нужен хозяин, который структурировал бы это всё.

Ангелина Грохольская: Александр Николаевич, а много у нас в России подобных мест как Яшалтинское озеро, которые богаты природой, но не используются нами?

Александр Разумов: Вообще у нас всего используется 261 место грязевого месторождения. Грязи по своей классификации делятся на: торфяные, сапропелевые, сульфидно-иловые, о которых я говорил, и грязи, которые образуются после вулканических извержений, их очень мало у нас, их больше всего в Азербайджане, в Армении и в других странах, но у нас на Камчатке, в этих районах, существуют.

Ангелина Грохольская: 261 источник – все они разработаны, все они используются или есть такие же ситуации, как в Калмыкии: грязь есть, понятно, что она лечебная, но никто в этом не заинтересован, чтобы там был курорт?

Александр Разумов: Вы знаете, если там появится санаторий там будет всё работать, экспорт или продажа этой грязи и воды состоит в следующем: нужно получить лицензию на добычу, расфасовку, то, о чем мы говорили, и дальше, получив клинические рекомендации, при каких заболеваниях показана эта грязь, ее могут закупать санатории, у которых нет грязи, тамбуканскую грязь закупают и в Москве, и в Санкт-Петербурге, и в Карелии, но для этого надо пройти, правильно Вы задали вопрос, процедуру.

Ангелина Грохольская: То есть в принципе необязательно строить там какую-то инфраструктуру, необязательно строить санаторий, самое главное – можно просто добывать.

Александр Разумов: Да, можно просто добывать грязь. Хочу сказать, что по минерализации своей эта вода ничуть не ниже знаменитых грязей Мёртвого моря.

Ангелина Грохольская: Вот так вот, у нас много санаториев, у нас потенциал огромный в нашей стране.

Александр Разумов: У нас 1741 санаторий сегодня.

Ангелина Грохольская: И появляются наверняка новые?

Александр Разумов: Появляются новые, вот таким, я бы сказал, динамически развивающимся санаторием и курортом является курорт Белокуриха. Сама Белокуриха уже исчерпала свои возможности, она не успевает и технологически разравниваться, поэтому было постановление Правительства, очень грамотно всё было сделано, о развитии курорта «Белокуриха-2», под это выделен огромный участок заповедного леса, государство туда построило дороги, в горах это не так просто, провело электричество, газифицировало, канализацию и ждет инвесторов.

Ангелина Грохольская: Почему так получается, что в одном регионе есть интерес, и курорт развивается, а в другом регионе он не развивается? Я хочу понять, от кого это в первую очередь зависит.

Александр Разумов: Конечно, всё зависит от государства, но государство должно иметь орган, который бы отвечал, управлял, задачи бы выставлял, прислушивался к требованиям потребителей санаториев, я имею ввиду. Сегодня всё, что у нас есть – это Национальная Курортная Ассоциация, которая как-то отображает интересы, и мы пишем, выступаем, форум у нас единственный, 2 старейших форума сегодня в России – это «Человек и лекарство» и «Здравница», и мы работаем без всякой поддержки государства.

Ангелина Грохольская: Александр Николаевич, спасибо Вам огромное за беседу!

Александр Разумов: И всё?

Ангелина Грохольская: Будем ждать ответ из Правительства.

Александр Разумов: Ответ? Хорошо, мы готовы, мы действительно надеемся, потому что без инвестиций в этот комплекс… 70% износа зданий и сооружений, но, с другой стороны, сморите, «Сбербанк» имеет в Крыму прекрасный санаторий «Мрия» – туда народ едет и тут ничего нового не придумано: «Ты член профсоюза?» – в банке вообще быть членом профсоюза это хорошо, всё – путёвочку, и ты поехал. Сегодня есть закон о том, что любой работодатель может вместо налогов вложить это в оздоровление своих работников. Спасибо!

Ангелина Грохольская: Спасибо Вам большое!

Сегодня в нашей студии мы беседовали с Александром Разумовым – президентом Национальной Курортной Ассоциации.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски