• Главная
  • Программы
  • Большая страна
  • Дмитрий Ремпель: Россия на сегодняшний день воспринимается как островок духовного благополучия, чего нам очень не хватает в Германии

Дмитрий Ремпель: Россия на сегодняшний день воспринимается как островок духовного благополучия, чего нам очень не хватает в Германии

Гости
Дмитрий Ремпель
руководитель общественного движения «За возвращение русских немцев в Россию»

Павел Давыдов: Вы смотрите Общественное телевидение России. В эфире «Большая страна» – программа о людях, обществе и власти. В студии Павел Давыдов, здравствуйте!

Владимир Путин утвердил новую «Концепцию государственной миграционной политики Российской Федерации на 2019–2025 годы». 17-тистраничный документ опубликован на сайте Кремля. Миграционная политика, говорится в Концепции, должна быть направлена на создание благоприятного режима для добровольного переселения в Россию лиц, которые способны включиться в систему позитивных социальных связей и стать полноправными членами российского общества. Насколько поможет этот шаг в репатриации, т.е. возвращении на Родину? Об этом мы поговорим с нашим гостем.

В студии «Большой страны» Дмитрий Ремпель, руководитель общественного движения «За возвращение русских немцев в Россию». Дмитрий, здравствуйте!

Дмитрий Ремпель: Здравствуйте!

Павел Давыдов: Я хочу начать с вопроса, ответ на который и сегодня знают не все. Скажите, пожалуйста, на Ваш взгляд: кто и при каких условиях может назвать себя соотечественником?

Дмитрий Ремпель: Достаточно сложный вопрос. Если мы берем непосредственно русских немцев, то здесь очень многие люди не позиционируют себя как соотечественники, потому что русские немцы – это определенный этнос, который сложился за несколько веков проживания в России. Большое количество уехало в Аргентину, Парагвай, проживают в Германии, но они не теряют духовную связь с РФ и все-таки надеются, что так или иначе они будут как-то озвучены отдельной строкой, как это было сделано в свое время еще при Екатерине и позже, когда непосредственно немцев позвали назад в РФ, или вообще приехать в РФ для того, чтобы быть полезными и служить России.

Павел Давыдов: Расскажите, пожалуйста, свою историю: как Вы попали в Германию, чтобы нашим зрителям было понятно, как Вы там оказались?

Дмитрий Ремпель: Я тоже являюсь этническим немцем, русским немцем. У меня отец – русский немец, мама у меня украинка. Я сам переселился в Германию в 1995 году с семьей. Уже большое количество времени мы находимся в городе Кельне. Мы пожили в лагерях определенного рода, которые предназначены для тех людей, которые переселяются из России или из других стран.

Моя семья прошла все тяготы, которые выпали на долю русских немцев. Мой дед был осужден только за то, что он был русским немцем и за то, что был верующим – 10 лет лагерей в сталинские времена. Его брат отсидел 25 лет по 58-й статье «Измена Родине». Когда началась перестройка, и режим был ослаблен, наши родственники, большинство из которых проживало в Казахстане, в Сибири (там они уже остались после того, как закончились ссылки, лагеря), начали уезжать в Германию. Одними из них оказались и мы. В 1995 году мы уехали на постоянное место жительства.

Павел Давыдов: А Вы располагаете данными: как много русских немцев сегодня готовы вернуться на свою Родину в Россию?

Дмитрий Ремпель: Буквально несколько лет назад мы проводили исследования в силу своих возможностей, и я уже озвучивал цифру в 500 000 человек, которые готовы при определенных факторах, программе уехать в Россию только из Германии.

Павел Давыдов: Это 2016-й год, а сегодня?

Дмитрий Ремпель: Сегодня, я думаю, эта цифра будет еще больше в связи с тем, что в Германии, к сожалению, да и в Европе, в целом, сложилась неблагоприятная обстановка: большой приток беженцев, плюс теряется та духовность, которая была, и которой славились русские немцы, и вообще, славилась и славится Россия. Вводятся уроки раннего сексуального образования, что не устраивает достаточно большое количество родителей. Поэтому сегодня очень большое количество как русских немцев, так и коренных немцев рассматривает возможность переселиться в РФ на постоянное место жительства.

Павел Давыдов: Вы сказали очень правильные слова: «на определенных условиях». Эти самые условия учтены в новой миграционной политике, о которой недавно говорил глава государства?

Дмитрий Ремпель: Не все. Здесь надо рассматривать, к сожалению, такие факторы. Если мы возьмем пенсионеров, то они не учтены в программе переселения. Пенсионеры, если брать конкретно из Германии – это серьезная группа, которая могла бы действительно переселиться в Россию, так как чувствует свою духовную связь со страной. Но в то же самое время они не приедут на иждивение государства, а Германия выплачивает пенсию в любую страну мира. В том числе, чего не хватает, и чего ждут русские немцы? Так как этот народ до сих пор еще имеет «клеймо врагов народа», то большинству русских немцев, которые возвращаются, хотелось бы все-таки услышать от РФ, от чиновников: «Мы снимаем с вас это клеймо, и вы больше не являетесь врагами народа», что существенно могло бы развернуть в сторону РФ немцев, проживающих за рубежом. Плюс еще определенный фактор: у нас очень большое количество людей – это люди, которые входят в такие религиозные общины, как баптисты, меннониты, и проживают достаточно общинно. И если брать, что по программе переселения уезжает каждый индивидуально, то здесь многие рассматривают переезд непосредственно общины. Возникает вопрос о том, что ряд регионов, возможно, кто интересуется действительно притоком высококвалифицированных кадров из Германии, мог бы рассмотреть создание так называемых «немецких» поселений, деревень, поселков, куда могли бы переселяться все-таки уже достаточно крупные и хорошо организованные структурированные общины.

Павел Давыдов: Сейчас мы посмотрим сюжет из Нижегородской области, куда переехал Даниил Фольман. Его семья в конце 1990-х годов переехала в Германию в поисках лучшей жизни. Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Павел Давыдов: Да уж, «немецкое качество, но с русской душой» – говорящая цитата из сюжета. Дмитрий, а у Вас на памяти много подобных историй?

Дмитрий Ремпель: Достаточно много. К сожалению, на что я обратил внимание, и то, что я могу констатировать – это нехватка информации о России в Германии, либо она преподносится очень искаженно, в том числе, перед Чемпионатом мира по футболу Россия преподносилась в очень негативном свете. И, как мы видим, информация получается через соцсети или какие-то альтернативные источники информации: что, где, как происходит в России, а можно ли уехать, можно ли переехать? Поэтому, наверное, это очередной пункт, который должен быть доработан в программе переселения, чтобы коренные немцы, в том числе, как мы видим, есть желающие уехать квалифицированные кадры, могли переехать в Россию, привезти с собой средства. Я еще хотел озвучить ту цифру, которую мы рассчитывали: приблизительно каждый человек, переезжающий в РФ на ПМЖ от мала до велика привозит с собой, в среднем, €20.000. Это могло бы послужить России и вообще этим людям, которые переехали, хорошую службу, особенно в каких-то небольших областях, регионах или сельском хозяйстве.

Павел Давыдов: Интересно, какие регионы и территории РФ востребованы у переселенцев? Куда готовы переезжать, потому что соцсети, о которых Вы только что рассказали, пестрят сообщениями: Москва, Санкт-Петербург, в крайнем случае – Нижний Новгород?

Дмитрий Ремпель: Нет, на самом деле, не так. Очень мало людей, которые интересуются Москвой и Санкт-Петербургом. Интересуются Калининградом, Кубанью, Краснодарским краем. Достаточно большой, я думаю, подавляющий интерес к Крыму. Но так как, по понятным причинам, Крым не входит в программу переселения, то этот вопрос тоже стоит дорабатывать и стоит им заниматься, потому что все-таки при определенном давлении со стороны ЕС, если переселенцы начнут ехать в Крым, то это могло бы способствовать и ускорить легитимизацию Крыма вообще. Рассматривается и Дальний Восток, потому что очень привлекательна программа «дальневосточного гектара». Поэтому здесь все зависит, в том числе, и от специальности, от профессии, кто кем себя видит. Есть пчеловоды, механики, конструкторы...

Павел Давыдов: Одним словом – было бы желание.

Дмитрий Ремпель: Абсолютно, поэтому требуется больше информации: в каком регионе кто востребован, и кто мог бы пригодиться непосредственно в той или иной области.

Павел Давыдов: Вы возглавляете общественную организацию, которая помогает переезжать русским немцам на свою историческую Родину в Россию. Расскажите о механизмах: как это происходит?

Дмитрий Ремпель: Общественная организация возникла не на пустом месте. После того, как начались обращения, после того, как я как общественный деятель поехал в Крым, где мы встречались с руководителями и с общественными деятелями республики, очень много людей начали находить меня в соцсетях и просили помочь, посодействовать и подсказать, как можно уехать в Россию – не только в Крым, а вообще переселиться. В том числе, в связи с санкциями немецкий бизнес так же очень часто обращается с какими-то предложениями, пожеланиями посодействовать или порекомендовать тот или иной регион: как было бы возможно открыть бизнес, потому что, естественно, санкции против России прежде всего ударили по немецкой экономике, «локомотиву» европейской экономики. Если Россия и выдерживает эти санкции, то в Германии огромное количество рабочих мест было утеряно, и бюджет недополучает миллиарды ежегодно.

Павел Давыдов: Как вы помогаете? В оформлении визы, в поиске мест работы на новом месте?

Дмитрий Ремпель: Мы стараемся общаться прежде всего здесь с регионами, чтобы точечно помогать людям. Потому что кто-то, допустим, хочет уехать в тот же самый Крым или Кубань, но человек по своей специальности явно не подходит в этот регион, где он, скорее всего, либо будет безработным, и деньги рано или поздно закончатся, и он будет разочарован. Мы стараемся все-таки людям подобрать ту или иную вакансию, предложить тот или иной регион, куда они могли бы уехать.

Павел Давыдов: Вы очень правильно сказали: разочаровываются. А такие случаи были в Вашей практике, что люди возвращаются обратно?

Дмитрий Ремпель: Были, но очень немного. Конечно, когда люди, поддавшись какому-то энтузиазму или порыву, или начинали строиться какие-то препятствия со стороны немецких ведомств и учреждений, просто уезжали наобум, куда они знали или, может быть, когда-то видели, где-то жили, но жили 20-25 лет назад, все уже сменилось, – то несколько таких случаев было. Но это несущественный процент, поэтому основная часть людей, которые возвращаются в Россию, все-таки остаются, и остаются, я думаю, надолго, и остаются довольными от того, что они пережили, увидели, что они сейчас имеют возможность получать.

Павел Давыдов: Ваша общественная организация помогает людям, которые, наоборот, хотят покинуть Россию и уехать в ту же Германию?

Дмитрий Ремпель: Да, мы сейчас зарегистрировали в РФ комитеты, которые занимаются непосредственно подготовкой Всемирного конгресса русских немцев. Организационный комитет подготавливает большой съезд, который, я надеюсь, пройдет в следующем году, где мы пригласим представителей русских немцев со всего земного шара, представителей общественных организаций, где, в том числе, будет обсуждаться и программа переселения. Надо взвесить и посмотреть: кто хочет уезжать в Германию. Та Германия, которая была 5-10 лет назад, и которая сейчас – две большие разницы. К сожалению, та политическая ситуация, которая складывается (неконтролируемый приток беженцев, и, как я озвучивал ранее, «сексуальное» образование) – далеко не все хотят это видеть и слышать. Поэтому действительно Россия на сегодняшний день воспринимается как «островок» духовного благополучия, что очень важно. Очень многие рассматривают: да, криминал, возможно беженцы, но рассматривается именно духовная составляющая, чего на сегодняшний день в Германии, к сожалению, не существует. Те же самые гей-парады лучше охраняются и финансируются, чем какие-то детские мероприятия, праздники, события, конкурсы.

Павел Давыдов: Понятно, что механизм взаимодействия России с зарубежным русским миром еще только предстоит наладить, но первые элементы этой системы уже все-таки начали функционировать. На Ваш взгляд, сколько понадобится времени, чтобы вся эта махина, система по возвращению русских немцев на Родину заработала, как говорят, на полную мощность?

Дмитрий Ремпель: Здесь надо не о сроках говорить, а непосредственно о качестве работы. Надо точечно находить специалистов в той или иной области, которые знают, умеют и понимают, как в том или ином направлении работать. Кто-то знает, как действительно хорошо можно работать носителями русского языка, допустим, с детьми или с теми, кто родился уже в Германии или в Европе, которые изучают русский язык. Или же надо работать с пенсионерами, которые уезжали уже в зрелом возрасте. Поэтому здесь нужна точечная работа, и если эта работа будет действительно точечная, и в ней будут задействованы специалисты прежде всего из тех людей, которые сами столкнулись с эмиграцией и реэмиграцией, то тогда программа очень быстро будет и популярна и востребована, и будет приносить существенные плоды. Я думаю, что у России все это еше получится, и мы все вместе в начале пути, но работа предстоит большая, серьезная. Если не сейчас – следующего случая надо будет ждать достаточно долго, а так – желающие есть.

Павел Давыдов: Главное, что процесс начался. Дмитрий, большое Вам спасибо, что приехали в нашу московскую студию. Отдельно хочу поблагодарить Вас и всех Ваших единомышленников за важный процесс, которым Вы занимаетесь каждый день: помогаете многим людям вернуться на малую родину, вернуться домой.

У нас в гостях был Дмитрий Ремпель, руководитель общественного движения «За возвращение русских немцев в Россию».


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск