Дорогая редакция. На что способна четвертая власть?

Дорогая редакция. На что способна четвертая власть? | Программы | ОТР

сми, журналистика, телевидение, обозреватели, корреспонденты, репортажи

2020-01-25T14:19:00+03:00
Дорогая редакция. На что способна четвертая власть?
Край мифов и легенд. В деревне Окунево Омской области жила древняя цивилизация, память о ней сохранилась до сих пор
Генезис имени. Как появилась Казань и почему столица Татарстана называется именно так?
Экскурсовод из Волгограда рассказала, за что можно полюбить её родной город
Ермак Тимофеевич и другие
Аномальные Жигули. В районе самарских гор можно наблюдать световые столбы, миражи и белые облачка
Аномальные Жигули. Ермак Тимофеевич и другие. Край мифов и легенд
Гид Вячеслав Иловайский – о том, что посмотреть на Телецком озере, в Тверской области и а Карелии
Третья ветвь человечества. В Денисовой пещере обнаружен иной геном человека
Слёзы Мамеда. Прогуляемся по экотропе с водопадами, дольменами и густым лесом
Живая мёртвая вода. Отправляемся к таинственному озеру Эльтон
Гости
Александр Малькевич
член совета Общественной палаты РФ.

Ангелина Грохольская: Что могут журналисты? Есть ли у СМИ силы и полномочия влиять на решения властей и общественное мнение? Поговорим об этом с нашим гостем: Александром Малькевичем – журналистом, председателем комиссии по СМИ Общественной палаты России. Александр, здравствуйте!

Александр Малькевич: Здравствуйте!

Ангелина Грохольская: Вы начинали работать в 90-х еще корреспондентом в регионе, а в 90-х, в начале 2000-х и сейчас, на Ваш взгляд, когда, во-первых, доверия было больше у россиян к нам, журналистам, когда больше писали, звонили и просили помощи и от властей реакция изменилась ли?

Александр Малькевич: Конечно, очевидно, что в 90-е годы доверия было больше, верили всему, что пишут, всему, что рассказывают, рассказывали СМИ. Сейчас, во-первых, появилась огромная сфера социальных сетей, так называемых новых медиа, и они себя ведь противопоставляют традиционной журналистике, при чем с помощью таких, знаете, низменных маркетинговых технологий в рамках, как любят писать в блогосфере: «Вы всё врёте!». Вот это: «То, о чем никогда не расскажут традиционные официальными СМИ, только у меня в телеграм-канале или только в моем блоге вы можете прочитать…», – и на это «покупаются» люди.

Ангелина Грохольская: Понятно, потому что такая иллюзия.

Александр Малькевич: Да, конечно. Это, во-первых, во-вторых, то, что называется таким красивым изящным словом «фейк ньюс», а на самом деле «ложь», «дезинформация», она в таком количестве поступает из социальных сетей, но в традиционные СМИ, и они раз за разом садятся в лужу, что это тоже, конечно, способствует снижению доверия, но при этом доверие к региональным СМИ, безусловно, есть, оно высокое и это то, о чем Вы спросили, то есть к ним, к этой «четвёртой власти» люди идут, но не только с проблемами и бедами, а и поделиться и радостями: кто еще расскажет о мальчике, который победил на Олимпиаде или о долгожителе, о каких-то еще приятных, трогательных моментах? Только региональные СМИ, но при этом отвечая на Ваш вопрос о чиновниках, парадоксальная и ужасная несправедливость – это то, что федеральные власти… слово «мочат» не подходит, конечно, но «душат в законодательных объятьях» региональные СМИ. А здесь всё, что угодно: цены на бумагу, если мы говорим о газетах, тарифы подписные, лютует антимонопольная служба, которая выискивает массу нарушений, Роскомнадзор, и только сейчас, кстати, мы эту дискуссию в Общественной палате начали, и на поддержало Минкомсвязи, про сокращение возрастных ограничений, вот этого классификатора, потому что чем занимались особенно по ночам «боевые отряды» ФАС и Роскомнадзора? Они сидят: «Ага, 2 ночи! Раз – на 2 секунды позже на экране канала зажегся значок «12+». Пишем протокол, выписываем штраф». И отчетность потом собирается: «В минувшем месяце выявлено 97 нарушений законодательства». При этом опять же, проводя параллели между СМИ и блогерами, вот Вы – блогер Ангелина, у Вас нет этих ограничений, у Вас нет закона о СМИ, нет антимонопольной службы, нет Роскомнадзора, и Вы еще при этом пишете: «Не верьте всему, что рассказывает этот Малькевич в своем эфире, он всё врёт, у него официоз», – читают только Вас и Вам не нужно платить налоги, Вам не нужно соблюдать огромное количество законов, ставить этот значок «12+» или «18+», весь удар приходится на СМИ.

Ангелина Грохольская: Ограничений действительно очень много со стороны законодателей, местной власти, но, например, я сейчас немножко о другом: 10 лет назад, работая в Мурманске, и когда к нам обращались, или мы, допустим, писали или приезжали куда-то к местным каким-то представителям, ЖКХ, допустим, Минздрава, еще чего-то, нас не боялись, но, по крайней мере, к СМИ, к местным журналистам прислушивались и знали, что вот сейчас выйдет сюжет про эту историю и завтра придут к этому чиновнику или руководителю этого департамента и ему скажут: «Ай-ай-ай!» – а, может быть, даже и слетит он с этого места, сейчас, по моим ощущениям, по ощущениям моих коллег, журналистов… ну, может быть, нельзя так сказать, что ни во что не ставят, но стало сложнее в этом плане работать.

Александр Малькевич: Не соглашусь, был период, вот то, о чем Вы сейчас говорите, он, может быть, был в прошлом-позапрошлом годах это было, сейчас в этой части, как ни странно, на помощь традиционным СМИ приходят социальные сети, социальные медиа, потому что уже не может чиновник, даже самый мелкий, обидеть безнаказанно журналиста. Самый простой пример в городе с нарицательным именем Урюпинск…

Ангелина Грохольская: Хороший город, кстати.

Александр Малькевич: Хороший город и…

Ангелина Грохольская: Вы рассказывали несколько раз.

Александр Малькевич: Так прославился сейчас на всю страну, потому что глава администрации Урюпинска уволил главного редактора газеты «Урюпинская правда» за что? За то, что на первой полосе, я просто должен просмаковать это, фотография областного депутата оказалась выше фотографии федерального политик, члена Совета Федерации от этого региона – вот за это! И вот действительно несколько лет назад произошло бы то, о чем Вы сказали: ну уволил, все бы там развели руками, вздохнули и пошли, а сейчас и скриншот этой полосы, и это решение, и сама история – это всё выливается через площадки социальных сетей, это выходит в федеральные СМИ и буквально всё, через сутки все знали, я представляю себе, что он там выслушал, потому что на ушах уже администрация области и по этой цепочке, естественно, через день ее восстановили, и теперь совершенно справедливо наша коллега еще требует, чтобы ей выплатили компенсацию, и, по идее, мы должны добиться вообще, чтобы этот чиновник просто ушел, и я думаю, что это тоже нам по силам. И таких историй много, когда вот так просто обидеть журналиста уже, к счастью, не получается.

Ангелина Грохольская: Сила там, сила в социальных сетях, получается, а мы – традиционные СМИ, которые остались сейчас, не можем практически ничего всё-таки.

Александр Малькевич: У традиционных СМИ есть имя и есть репутация, вот всё-таки репутация – это то, что нарабатывается годами и это основная ценность, потому что если ты хочешь получить проверенную информацию, правдивую, но прежде всего проверенную, из нескольких источников, то всё равно ты идешь в СМИ с именем, а не обращаешься к блогеру, причем имя которого зачастую может оказаться вообще выдуманным, другое дело, что некоторые СМИ должны себя держать в руках, чтобы не попадаться на такие истории, как опять же в этом январе совершенно дикий фейк пришел из Ульяновской области, где, и в это вписались большие федеральные издания, которые стали смаковать, что вот какие там дурацкие власти собираются уволить учительницу, которую родительница одного из учеников встретила в магазине нижнего белья.

Ангелина Грохольская: Нижнего белья, да.

Александр Малькевич: И вот там поднимается волна, оказывается, что? Не было вообще ничего, вот вообще ничего не было: ни учительницы, ни мамы, ни школы – это абсолютно выдуманная фальшивым блогером история, которая разошлась по соцсетям, которую подхватили СМИ, в итоге власть выглядит идиотами, а никто не виноват и это новый тип лжи, с которым предстоит бороться.

Ангелина Грохольская: Я так понимаю, что Общественная палата как раз сейчас и занимается в том числе и этим?

Александр Малькевич: Да, у нас есть инструмент нулевых чтений законопроектов, мы имеем вокруг, комиссия по СМИ, большое количество экспертов и по региональным СМИ и есть координационный совет по региональным СМИ при Общественная палате, а есть рабочая группа по защите прав пользователей сети «Интернет», и мы постоянно теребим Думу нашими предложениями, где нужно подправить наше законодательство с точки зрения его улучшения и особенно ослабления вот этой удавки на шее региональных СМИ.

Ангелина Грохольская: Спасибо Вам большое, хотелось бы, чтоб мы остались, конечно, с профессиональными журналистами и чтобы доверие к нам всё-таки росло со стороны общества и со стороны власти тоже.

Александр Малькевич: От нас здесь тоже, конечно, кое-что зависит, но все вместе будет за это бороться, конечно, хотелось бы, чтоб всё это было в более спокойном мирном режиме, но не ищем лёгких путей, выбрали себе такую стезю.

Ангелина Грохольская: Это точно, спасибо Вам большое!

Сегодня в нашей студии мы говорили с Александром Малькевичем – журналистом, председателем комиссии по СМИ Общественной палаты России.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)