Джамбулат Умаров: Не надо давить на исторические мозоли, надо искать человека, чтобы сохранить великую мощную страну

Гости
Джамбулат Умаров
министр Чеченской Республики по национальной политике, внешним связям, печати и информации

Павел Давыдов: Вы смотрите Общественное телевидение России. В эфире «Большая страна» – программа о людях, обществе и власти. В студии Павел Давыдов, здравствуйте!

Глобализация, быстрое развитие коммуникаций, урбанизация и интеграционные процессы приводят к одной из самых серьезных проблем в современном обществе: кризису терпимости. Толерантность в России, изначально многонациональной, многоконфессиональной и многокультурной стране, имеет большое значение. Сегодня это не просто отвлеченный философский идеал, а совершенно практическое условие выживания, – говорят эксперты. Затронем эту тему сегодня и мы.

В студии «Большой страны» Джамбулат Умаров, министр Чеченской Республики по национальной политике, внешним связям, печати и информации. Джамбулат Вахидович, здравствуйте! Рад Вас видеть, добро пожаловать в «Большую страну»!

Джамбулат Умаров: Здравствуйте!

Павел Давыдов: Тему этой студии мы назвали так: «Движение навстречу», тем более, что без него в обществе невозможно ни понимание, ни согласие. Впрочем, на взаимоуважение влияют и другие факторы. Именно об этом сегодня хотелось бы поговорить.

Скажите пожалуйста, на Ваш взгляд, от кого или от чего зависит терпимость, и как правильно понимать слово «толерантность» в современном мире?

Джамбулат Умаров: Я не люблю это слово, потому что, – как Вы правильно сказали в самом начале, – это отвлеченное философское понятие, и я стараюсь над ним не думать и не советую всем остальным, потому что не на принципах толерантности или терпимости формировалась наша огромная страна еще со времен Киевско-Новгородской Руси. Она формировалась как страна, которая изначально была, – словами Гумилева, – «комплиментарна», эти народы были комплиментарны друг к другу, и их языки, обычаи, традиции. Поэтому перед нами сегодня стоит задача вспомнить те традиции, рассказать как можно большему количеству людей о том, как они формировались, и, я думаю, сделав эту ретроспективу в нашу прекрасную великую многонациональную историю, сотканную из разных культур, традиций, обычаев, религий, мы с вами увидим эту прекрасную картину, где каждый народ, который мы не называем «малым», находит себя как некий особый «бриллиант» со своим свечением.

Павел Давыдов: Нашел информацию, что Чеченская Республика является фактически моноэтнической: больше 96% жителей – чеченцы, исповедующие ислам сунитского толка. В этой ситуации можно ли говорить о межнациональных отношениях? Вообще, в чем заключается сегодня национальная политика в Чечне?

Джамбулат Умаров: В прерогативы национальной политики входит также вопрос об изучении идентичности самого народа, рассказы ему о других народах и о том, как нужно с ними соседствовать, какие отношения нужно с ними вырабатывать, потому что чеченцы, которые проживают на этой небольшой территории, которые пережили колоссальное количество трагедий, войн, конфликтов, приезжая в другие регионы своей страны, не совсем (иногда, я бы даже сказал, чаще чем раньше) вписываются, пока еще не могут адаптироваться к тому, что происходит в других регионах, и на этой почве очень часто наступают ситуации непонимания, недопонимания.

Павел Давыдов: Как раз, эти бытовые конфликты.

Джамбулат Умаров: Совершенно верно. И отсюда все эти не очень позитивные стереотипы о лезгинках под памятниками великих русских писателей или стрельба во время свадеб. Хотя, в принципе, ментально для кавказских народов это нормальное явление. Это отправляет нас к вопросу об актуальности национальной политики в моноэтническом обществе. В таких моноэтнических обществах больше всего бывает проблем из-за того, что тем народам, которые оказались в этом регионе в меньшинстве, начинает казаться некое давление над ними, притеснение по национальному признаку, ограничивают их литературу, театр, возможности их самовыражения. В Чеченской Республике 11 национально-культурных центров, которые прекрасно действуют, которые мы всячески поддерживаем от финансирования до административной поддержки, и которые прекрасно сосуществуют друг с другом и, самое главное, каждый из этих народов, которыми иллюстрирована Чеченская Республика в своей национальной картине, все они считают своим национальным лидером в рамках республики Рамзана Ахматовича Кадырова, который и дал мощный импульс развитию и укреплению гармонизации межнациональных отношений в нашей республике, потому что первый указ, который он подписал, став президентом Чеченской Республики, – это был указ о гармонизации межнациональных отношений. Это было 9 апреля 2007 года.

Павел Давыдов: Какие существуют самые слабые места в системе межнациональных отношений в России?

Джамбулат Умаров: Думаю, в первую очередь, это нежелание поближе познакомиться с историей, культурами друг друга. Очень часто используются трагичные «исторические мозоли», которые есть у каждого народа.

В одной из своих книг «Фактор КРА. Противостояние», которую я презентовал в прошлом году, я исследовал отношения между чеченским и русским народами в исторической ретроспективе, где я искал не «исторические мозоли», а искал человека благородного, смелого, храброго, простого русского человека и простого горца, и в итоге мой поиск увенчался успехом. Я для себя вывел особую формулу: если мы будем искать не просто русского и кричать «Россия для русских», или, например, горца-сепаратиста, который, вспоминая о тех страшных кавказских войнах, проклинает все, что связано с Российской империей и хочет обособиться в независимое государство, если мы ищем человека, то этот горец вспоминает целую плеяду русских солдат, которые отказывались стрелять по мирным аулам. Они вспоминают тех офицеров, которые отказались выбивать скамью из-под Байсангура Беноевского, которого должны были казнить. Они вспоминают русского офицера, капитана Громова, который не просто отказался поджигать базу, куда загнали в феврале 1944 года чеченцев для того, чтобы их там уничтожить, сжечь. Бросился со своим наганом и не дал, чтобы это совершилось, за что поплатился жизнью, был осужден трибуналом и расстрелян. И этот «поиск человека» сегодня должен быть главным поиском в России. И тогда мы с вами найдем, нащупаем эту «нить Ариадны», которая привела бы нас к пониманию единства, необходимости согласия для того, чтобы сохранить великую мощную страну.

Павел Давыдов: А какие лучшие традиции чеченского народа могло бы перенять российское общество в целом?

Джамбулат Умаров: В российском обществе очень много идентичных чеченским обычаев.

Павел Давыдов: Например, уважение друг к другу, к старшим.

Джамбулат Умаров: Разве этого нет у русского народа, у народов Карелии?

Павел Давыдов: Есть, но мы забываем это, вот что страшно.

Джамбулат Умаров: Это другой вопрос. Поэтому мы с вами должны чаще видеть друг друга, общаться, проводить презентации каких-нибудь интересных исторических книг или трудов на территории друг друга, чтобы любой человек даже из самой деревенской глубинки мог быть приобщен к этому общему процессу единения народов, чтобы они ощутили себя единым целым, потому что лучшие традиции того советского интернационализма все-таки пока еще остались.

Павел Давыдов: О Чечне говорят как о республике традиций, но этот символ можно передать и Республике Карелия. Именно туда мы сейчас отправимся вместе с нашей съемочной группой в поисках, ни много ни мало, наследников Калевалы. Давайте посмотрим.

Джамбулат Умаров: С удовольствием.

СЮЖЕТ

Павел Давыдов: Джамбулат Вахидович, Вы знаете 4 языка: арабский, немецкий, английский и русский. Как Вам такой пример в Карелии, где пытаются сохранить не только культуру, но и язык, и через такой общественный проект повысить качество жизни? Такие примеры в Чечне есть?

Джамбулат Умаров: Безусловно, и здесь я не могу не привести слова великого чеченского писателя, поэта, выдающегося этнографа Ахмада Сулейманова, который сказал, что понятие «народ» состоит из трех ипостасей: язык, его традиции и Отечество. И если язык как составляющая выпадет из этой триады, то пропадет и сам народ. И эта проблема озвучена: есть данные ЮНЕСКО, в которых говорится, что ныне свободно говорящие на своем языке небольшие народы, эти языки вскоре могут исчезнуть. И в числе языков, которым угрожает исчезновение точно так же, как языкам народов угро-финской семьи языков, народов Дальнего Севера, оказываются и языки Кавказа. Такая угроза есть, и ЮНЕСКО говорит, что нужно принимать все меры для того, чтобы этого не произошло. Это проблема № 1, и сейчас уже на основе Указа Президента РФ о сохранении этих языков эта работа ведется, и особенно приятно, что в авангарде этой работы находится уважаемое мной и имеющее прямое отношение ко мне, к нашему Министерству Федеральное агентство по делам национальностей, которое возглавляет очень активный, внимательный к нашим проблемам и вопросам Игорь Вячеславович Баринов, за что ему и всем сотрудникам этого агентства отдельное спасибо. Я думаю, что в этой взаимосвязи, взаимовлиянии, взаимодействии мы, наконец, не просто выработаем необходимые формы для того, чтобы работать с каждым регионом, учитывая его специфику, ментальность, не выдумывая какие-то единые универсальные формулы, а на отдельном родном языке, на языке культуры, обычаев, традиций, религий тех народов, из которых сегодня состоит Россия, мы выполним эту государственную задачу, потому что от нее зависит: будет ли существовать наша страна вообще.

Павел Давыдов: Я знаю, что помимо национальных вопросов Вы еще отвечаете за информационную политику в республике. Скажите пожалуйста, как часто приходится защищать Чечню от информационных нападок, и стоит ли перед вами такая задача?

Джамбулат Умаров: Чеченская Республика вообще сейчас в глазах народов России – это некая цитадель, такой Изборск, аллегорически, который встал на защиту рубежей всей многонациональной России, защищая ее семейные ценности, традиции. И, разумеется, политическая приближенность Рамзана Ахматовича Кадырова к Президенту страны Владимиру Путину не дает покоя этим людям, этим, так называемым, аналитическим центрам. Я как отчасти политический технолог очень четко просматриваю этот коварный почерк. Сейчас нет такого понятия «информационная война» – есть информационно-гибридная война, где в реализации принципов «soft power» (мягкая сила) не существует правил. А отсутствие правил дает право называть эти войны информационно-гибридными. И Чеченская Республика выстоит. Пусть никто не сомневается, что Рамзан Ахматович Кадыров с его железной волей, с его громаднейшим опытом борьбы с международным терроризмом, человек, который переболел, перестрадал, перенес все эти тяготы вместе со своим народом и с оружием в руках, став рядом со своим отцом стал одним из победителей (а он настоящий боевой генерал) этого зла. Я думаю, что под руководством такого Президента, как Владимир Владимирович Путин, ему и многим другим их коллегам удастся все-таки выстоять в этой страшной, необузданной, очень хитрой и коварной игре, где подмываются наши ценности, наша история, есть попытки ее переписать, – мы об этом очень хорошо знаем, – где нас, наших героев пытаются представить «комичными персонажами», где стереотипы, которые в свое время разбили нашу страну «в пух и прах», как водка, медведь и пр.

Павел Давыдов: Вы сами рассказывали в одном интервью, что сегодня в сознании россиян, да и западного мира, чеченцы – это «воины в папахе», а на самом деле это созидатели и труженики, – это тоже Ваши слова. И, мне кажется, переломить ситуацию поможет только сфера туризма: чем больше людей будет приезжать к вам в республику, знакомиться с культурой, обычаями прекрасных людей – тем быстрее изменится это сознание. Я прав?

Джамбулат Умаров: Безусловно Вы правы. Этот стереотип «воина в папахе с кинжалом» изменится в другую, созидательную сторону, потому что изучая нашу историю, приезжая к нам, знакомясь с нами, они услышат о механизаторе-труженике, Герое Социалистического Труда Кагерманове; они услышат прекрасную чувственную музыку великого чеченского композитора Аднана Шахбулатова; они смогут прочитать и проникнуться романтической очень лиричной поэзией Раисы Ахматовой; они смогут насладиться и очароваться настоящим магом международного танца Махмудом Эсамбаевым, человеком, который даже танец индейцев «Макумба» исполнял так, как-будто он исполняет свою любимую родную чеченскую лезгинку. Поэтому, я думаю, что это тоже не за горами.

Павел Давыдов: Ну что же, добро пожаловать в Чечню! Другими словами я не могу завершить эту беседу.

Джамбулат Умаров: Я скажу по-чеченски: «Марша догlийла!»

Павел Давыдов: Спасибо Вам большое, что сегодня в нашем эфире напомнили, как важно относиться уважительно друг к другу, жить в мире и согласии, и без чего не может состояться это «Движение навстречу», навстречу друг другу.

Джамбулат Умаров: Спасибо, двигаемся!

Павел Давыдов: В студии «Большой страны» мы беседовали с министром Чеченской Республики по национальной политике, внешним связям, печати и информации Джамбулатом Умаровым.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Большая страна
    Pro дело