• Главная
  • Программы
  • Большая страна
  • Екатерина Шапочка: Открытое правительство должно быть в обе стороны открытым. Мы рассчитываем на то, что граждане сами будут активными и заинтересованными

Екатерина Шапочка: Открытое правительство должно быть в обе стороны открытым. Мы рассчитываем на то, что граждане сами будут активными и заинтересованными

Ангелина Грохольская: Вы часто пишете нам, что власть на местах не слышит обычных людей, не реагирует на проблемы и запросы общества. Чтобы сделать это взаимодействие эффективным, в 2012 году начало формироваться Открытое правительство. Предполагалось, что это будет система принципов организации государственного управления, в которую будут вовлечены обычные граждане, общественные организации и бизнес, чтобы они могли влиять на властные решения и контролировать их.

Получилось ли выстроить эту систему за пять лет? Узнаем сегодня у нашей гостьи. В студии "Большой страны" – член Правительственной комиссии по координации деятельности Открытого правительства Екатерина Шапочка. Екатерина, здравствуйте.

Екатерина Шапочка: Здравствуйте.

Ангелина Грохольская: Спасибо, что пришли к нам в студию. Давайте начнем наш разговор вот с чего – объясним нашим телезрителям, что же все-таки является теми самыми принципами открытости.

Екатерина Шапочка: Спасибо, что пригласили. Принципы открытости – их на самом деле четыре: это информационная открытость, понятность власти, это прозрачность и это подотчетность. Вот это четыре принципа, которые во всем мире формируют систему открытого правительства и формируют те инициативы, которые развивает власть, общество, эксперты совместно для того, чтобы их внедрить. Я понимаю, может быть, некое недоумение, потому что некоторые нас спрашивают: "Открытое правительство? Значит, есть открытое правительство, а есть закрытое правительство?"

Ангелина Грохольская: Закрытое, да.

Екатерина Шапочка: В чем разница? Как раз идея, которая родилась и попала в указы президента в 2012 году, была в том, чтобы через принципы и формы взаимодействия сделать именно всю власть открытой, прозрачной, подотчетной, и в первую очередь, конечно, органы исполнительной власти. И сейчас мы уже говорим об открытом государстве как плане на будущее.

Ангелина Грохольская: Давайте тогда о проектах поговорим уже конкретно. Примеры регионов, может быть, где эффективно уже заработало, где правительство стало открытым?

Екатерина Шапочка: В 2014 году Правительство приняло распоряжение о Концепции открытости органов исполнительной власти. Мы называем ее также стандартом открытости. И все органы исполнительной власти, министерства приняли эту концепцию и разработали некие свои стандарты того, как взаимодействовать с гражданами.

И я помню, что, честно говоря, сначала это было немножко трудно, потому что, например, органы исполнительной власти некоторые спрашивали нас: "А что такое референтные группы и как с ними работать?" И вы знаете, радостно, что сейчас они, во-первых, этих вопросов не задают, а во-вторых, у них уже как бы в голове сложилась такая формула: "Прежде чем принять какое-то решение, мы все-таки должны подумать о том, кто такие наши референтные группы". То есть это те благополучатели, для которых работает, собственно говоря, власть. И вот этот культурный сдвиг – забегая вперед, скажу, что это, наверное, самая большая победа, которую мы между собой обсуждаем и которой радуемся.

И теперь, чтобы их каким-то образом как бы подталкивать к тому, чтобы они не забывали об этом, принципы эти внедряли, совершенствовали, мы каждый год делаем такой общественный рейтинг – рейтинг открытости органов исполнительной власти с привлечением социологов, где они опрашивают вот те самые референтные группы, с которыми орган власти работает, и смотрят, как действительно орган отвечает на запросы граждан, как он публикует свою информацию, есть ли у них общественный совет и другие институциональные формы и так далее. И мы это открыто публикуем, а потом обсуждаем.

И я должна сказать, что органы очень как бы тонко на это реагируют. То есть если они понизились в рейтинге, то это прямо очень чувствительно. Мы обсуждаем с ними потом, где взяли такие данные, какие конкретно были комментарии, из какого региона пришли, почему. То есть это как бы включает их в работу.

Вторая очень важная инициатива, о которой я хотела сказать, – это открытые данные. То есть мы говорим в целом о том, что информация, которую органы государственной власти собирают в ходе своей работы, должна быть открыта и доступна гражданам. Но, кроме этого, мы говорим о том, что она должна быть открыта и доступна в машиночитаемых форматах – так называемые открытые данные. Почему это важно? Потому что если вы хотите, например, посмотреть, сколько бюджетных денег тратится в школе в Тверской области на одного ученика и в Ханты-Мансийске на одного ученика – это огромная работа, если вам ее проделывать традиционными способами: искать в Интернете где-то, PDF-файлы, лазить по ним…

Ангелина Грохольская: В общем, не любой разберется, конечно.

Екатерина Шапочка: Не любой разберется. В мире уже давно принята Концепция открытых данных, когда вот те данные, которые органы собирают, они публикуются в таких табличных форматах и так далее, которые легко скачать, сделать автоматическое сравнение, анализ и так далее. Это дает пищу для размышлений, для анализа. И это дает возможности и гражданским активистам, и аналитикам смотреть на какие-то очень важные процессы.

И, кстати говоря, мы активно используем открытые данные для анализа того, что делают органы исполнительной власти. Мы проводим конкурсы, хакатоны. Вот сейчас идет уже III Всероссийский конкурс открытых данных, где граждане и разработчики делают просто приложения аналитические. Наверное, многие уже слышали, что идет массивная реформа контрольно-надзорных функций, где как раз министр Абызов, который возглавляет эту инициативу с 2012 года, он ведет эту реформу.

И мы как раз говорим, например, о том, что формируется реестр проверок, где каждый бизнес сможет посмотреть собственно план проверок по нему со стороны всех органов, когда они запланированы, посмотреть, скажем, не дублируют ли они друг друга и так далее. И там очень много других инициатив, которые процесс делают легче, проще и заставляют органы власти как бы задумываться о том, "а не слишком ли мы нагнетаем в отношении тех или иных сегментов бизнеса?".

Если говорить о вовлеченности граждан (еще один принцип), то могу привести пример приложения Правительства Москвы "Активный гражданин", которое как раз на региональном уровне действует. Это голосования граждан по вопросам, связанным… от переименования улиц до каких-то важных решений, связанных с реализацией каких-то государственных программ. Такие приложения появляются и в других регионах. У нас есть приложение "Народный контроль", которое в Татарстане разработано и тоже действует, и там граждане тоже присылают свои жалобы и предложения по таким вопросам.

Ангелина Грохольская: А мне интересно… Вот таких приложений действительно очень много сейчас становится. Это очень хорошо. Я тоже могу массу примеров привести. Граждане активизировались, это точно. По крайней мере, у них появился инструмент. Они могут не идти и где-то стоять в очереди с письмами, со своими жалобами, а вот открыть Интернет, зайти и написать. Власть, местная власть, муниципальные власти – они обращают вообще на это внимание, они пользуются этим инструментом?

Екатерина Шапочка: Ну, конечно, пользуются, да, потому что… И некоторые нормативно закрепляют. Например, в Москве срок ответа на запрос граждан, который пришел и через "Активного гражданина", и через другие каналы (например, сайт mos.ru, который у нас существует), составляет 10 дней. И более того – там идут некие административные наказания для чиновников, которые не уложились в этот срок либо вообще не ответили, например, на запрос гражданина.

Только что, вот не так давно, осенью, в Ханты-Мансийске также объявили о том, что хотят также ввести нормативный срок ответа на такие запросы. То есть мы работаем с властью, поэтому нужно нормативно закреплять какие-то принципы для того, чтобы они потом как бы в культуру уже вошли. Поэтому мы видим, что, да, потихонечку…

Ангелина Грохольская: Ну, это и неплохо. Если есть закон, если он работает, если есть стандарты, нормы какие-то, то это, в общем-то, хорошо. Пока так надо воздействовать.

Екатерина Шапочка: Да-да-да.

Ангелина Грохольская: Какие-то еще примеры интересные – вот то, что в регионах происходит? Может быть, где-то сами что-то предлагают уже?

Екатерина Шапочка: Да, регионы сами предлагают. Очень интересный пример – это приоритетный проект по благоустройству дворов, который сейчас тоже на федеральном уровне идет. Но в то же время мы видим, что очень по-разному и довольно активно регионы участвуют. Например, в Татарстане граждане могут голосовать за то, куда пойдут деньги на благоустройство – например, это площадка детская либо спортивная. Они могут сами предлагать идеи: "Мы хотим потратить это, – не знаю, – на озеленение, у нас не хватает здесь зеленого парка".

И в некоторых регионах – как в Татарстане, как в Кировской области – внедряются принципы софинансирования, когда граждан может вложить свою копейку в это, но уже становится таким как бы более активным контролером. Мы все понимаем, что когда еще твои средства вложены, то ты как бы с большей ответственностью к этому относишься.

Ангелина Грохольская: Конечно, да.

Екатерина Шапочка: Вот такие эксперименты на самом деле проходят уже в нескольких регионах.

Ангелина Грохольская: Вот есть эти принципы, хорошо. Но если чиновник не идет, закрывается, вот за ним граждане ходят, а он в сторону – можно на него пожаловаться куда-нибудь? И куда?

Екатерина Шапочка: Ну, смотрите – у нас есть Прямая линия с президентом, туда жалуются многие.

Ангелина Грохольская: Это понятно.

Екатерина Шапочка: И президент старается всем помочь. Но, конечно, одного президента не хватит на всю страну, это совершенно понятно. У нас есть общественные приемные в каждом федеральном министерстве. То есть если речь идет, например, о ЖКХ, то можно в общественную приемную Министерства строительства пожаловаться и так далее. Открытое правительство тоже является таким как бы инструментом и окном. У нас приходит через сайт Открытого правительства очень много жалоб и предложений, и мы стараемся их отрабатывать.

Но Открытое правительство должно быть в обе стороны открытым. И здесь мы, конечно, должны рассчитывать на то, что граждане сами будут активными и заинтересованными. Именно в этой позитивной энергии масс и создается огромный актив и для экономического развития, и для социального развития. Именно поэтому мы в том числе уделяем большое внимание как бы в нашей системе Открытого правительства взаимодействию с НКО, потому что они должны быть такими агентами, которые диалог стимулируют постоянно, говорят власти: "Власть, ты вот здесь немножко неправа или ты не слышишь вот эту группу людей". И наоборот – как бы пытаются собрать разрозненные мнения граждан, сформировать какое-то единое мнение. Потому что очень трудно работать с каждым отдельно, а нужно хоть как-то это все обобщать, консолидировать и типизировать для того, чтобы выходить на большие проблемы.

Ангелина Грохольская: Спасибо вам огромное за беседу. Я думаю, что мы еще вернемся к разговору об Открытом правительстве – может быть, пригласим в нашу студию представителей из регионов, кто этим занимается. Спасибо вам огромное.

Екатерина Шапочка: Спасибо.

Ангелина Грохольская: О том, что такое Открытое правительство, как оно работает и почему должно стать открытым государство, нам рассказала член Правительственной комиссии по координации деятельности Открытого правительства Екатерина Шапочка.

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты