Елена Фролова: В советское время был такой термин – формализм в подходе к делу. И, мне кажется, он сейчас торжествует

Гости
Елена Фролова
хозяйка фермы «Капри» (Калужская область)

Павел Давыдов: Вы смотрите Общественное телевидение России, в эфире «Большая страна» - программа о людях, обществе и власти. В студии Павел Давыдов, здравствуйте! По понедельникам мы говорим о прорывах и неудачах в различных областях науки и производства, о том, как передовые технологии и современные взгляды могут изменить нашу жизнь. В последнее время сельскохозяйственная отрасль развивается стремительными темпами: крупные компании активно скупают земли, чтобы создать на них свои агропромышленные мощности, да и государство поддерживает предпринимателей, которые выбрали такое направление деятельности. В связи с этим, как говорят эксперты, можно с уверенностью заявить. Что фермерство – это один из приемлемых вариантов для тех, кто хочет попробовать свои силы в бизнесе. Но вот так ли это на самом деле? Сегодня попробуем разобраться в этом непростом вопросе вместе с нашей гостьей, в студии «Большой страны» Елена Фролова – хозяйка фермы «Капри» из Калужской области. Елена Ивановна, здравствуйте!

Елена Фролова: Здравствуйте!

Павел Давыдов: Для начала давайте познакомимся с Вами и с тем, чем занимается Ваша ферма.

Елена Фролова: Я, в общем, не типичный фермер и занялась этой деятельностью не как бизнесом, а как разведением животных, я – биолог по специальности и биохимик, и на некотором этапе мне стало это очень интересно, просто, как общение с природой. Я столкнулась в своих поездках научных за границей с тем, насколько это серьезный вид деятельности, насколько много он требует знаний, умений, и как много человек получает от этого информации, наблюдая, задавая вопросы природе, так скажем.

Павел Давыдов: Тему этой беседы мы назвали так: «Естественный отбор», но, наверное, в Вашем случае это не совсем так, потому что селекция – это вмешательство в законы природы.

Елена Фролова: Нет.

Павел Давыдов: Нет?

Елена Фролова: Селекция – это отбор в переводе.

Павел Давыдов: Но тем не менее, Вы же пытаетесь что-то изменить?

Елена Фролова: Природа комбинирует, вы можете покрыть вот этим баранам вот эту матку – задать вопрос: что будет?

Павел Давыдов: И получить ответ.

Елена Фролова: И увидеть ответ.

Павел Давыдов: А если он вас не устроит?

Елена Фролова: Попробуйте по-другому.

Павел Давыдов: В общем, с темой студии мы попали в самую точку – это естественный отбор?

Елена Фролова: Да, естественный отбор.

Павел Давыдов: Замечательно, с этим разобрались. Теперь давайте разберемся, что сегодня происходит? Скажите, пожалуйста, как, на Ваш взгляд, изменилась жизнь на селе за последние 5-10 лет и в какое время было легче вести бизнес: сейчас или тогда, 10 лет назад?

Елена Фролова: Вы знаете, я не могу сказать, что у меня бизнес, потому что я начинала с шести овцематок и у меня не было инвестора или какого-то партнера, мне пришлось просто постепенно наращивать мощности, поэтому, естественно, мне сейчас легче. Сейчас у нас около 1500 овцематок, это поголовье составлено на основе романовской овцы – наиболее распространенной среди фермеров и, вообще, у нас в России. Преимущества этой овцы очевидны… вот, здесь есть тоже романовские: она очень многоплодна, она позволяет вырастить стадо очень быстро, но сейчас ни шуба, ни шерсть не пользуются спросом – нужно мясо и вообще нужно развивать этот рынок и все эти возможности. Для получения мяса необходимы специальные мясные породы и вот здесь, конечно, огромный удар нашему овцеводству нанесли те 20 лет, которые мы прожили.

Павел Давыдов: Елена Ивановна, я где-то читал, что сами фермеры говорят следующее: разводить овец для продажи мяса невыгодно. Вы разделяете такую точку зрения? И если да, с чем это связано?

Елена Фролова: Это, смотря где: в Калмыкии, в Дагестане, в Ростовской области я думаю – выгодно.

Павел Давыдов: А в Калужской области?

Елена Фролова: А в Калужской области – это малорентабельно. Нужны какие-то специальные ноу-хау, во-первых, породные, которые позволяют вырастить ягнёнка к пяти месяцам товарного, но все равно наша зима убивает любые усилия. Большой минус, что много земель скуплено и никак не используется.

Павел Давыдов: Вот то, о чем я говорил в самом начале…

Елена Фролова: Да.

Павел Давыдов: Крупные производители скупают землю и ее не могут использовать?

Елена Фролова: Нет, не крупные производители, а когда приватизировалась сельхозземля, многие люди, в надежде на то, что цена пойдет вверх, купили куски, это даже куски не слишком большие: 100 гектар, 300 гектар – это не то, на чем можно делать…

Павел Давыдов: Большие деньги.

Елена Фролова: …вообще, большое хозяйство поднять. Они рассчитывали это дело продать, но не идет вверх цена, и земли стоят, зарастают, Правительство Калужской области, например, с этим борется: там штрафуют, грозят отобрать, но пока я не знаю случаев таких.

Павел Давыдов: Елена Ивановна, Вы сказали, для того чтобы активно развивался бизнес, нужно ноу-хау, а у Вас оно есть?

Елена Фролова: У нас оно есть, да: мы используем… я использую знакомое всем с детства, со школы, явление гетерозиса, то есть скрещивание двух отдаленных пород приводит к усилению признаков. Какие нас признаки волнуют? Мясные, плодовитость, молочность…

Павел Давыдов: То есть всё зависит от задачи, да?

Елена Фролова: Да.

Павел Давыдов: Как долго Вы шли к осознанию этого? Ведь, наверняка, когда 10 лет Вы открыли свою ферму, Вы даже не подозревали, по какому пути двигаться?

Елена Фролова: Нет, я просто столкнулась, что романовская – это очень тяжело и невыгодно тогда было и стала искать в мировой литературе, в интернете, и оказалось, что другие страны нашли это и можно это внедрять. Сейчас я это делаю уже 10 лет, но сознание людей настолько костно, что даже за эти 10 лет те немногие фермеры, которые занимаются, тем не менее, не все восприняли эту идею.

Павел Давыдов: А для того, чтобы фермерский бизнес был рентабельным, какие условия необходимы?

Елена Фролова: Деньги.

Павел Давыдов: Только деньги или, может быть, поддержка?

Елена Фролова: Ну, поддержка – это деньги.

Павел Давыдов: Не всегда, почему? Бывают такие случаи, когда бывает нужна поддержка властей, чтобы решить какие-то, назовем их острыми, вопросы в сельском хозяйстве.

Елена Фролова: Я специалист по острым вопросам, поскольку это Калужская область, Таруса – это туристический район, район дачников, дачники не выносят сельское хозяйство…

Павел Давыдов: Да, Вы что…

Елена Фролова: Я живу в условиях ежемесячных жалоб, начиная от Губернатора, Президента – комиссии, проверки…

Павел Давыдов: На что жалуются?

Елена Фролова: На всё, что придумают, на то и жалуются.

Павел Давыдов: И как Вы с этим боретесь?

Елена Фролова: Ну, как? Никак. С этим бороться невозможно, это, как ветер: чем больше давят, тем больше мы крепчаем.

Павел Давыдов: Тем крепче наша броня.

Елена Фролова: Да.

Павел Давыдов: Так и тем не менее…

Елена Фролова: Ну, всё, только стоять и всё.

Павел Давыдов: Елена Ивановна, мы сейчас ненадолго поменяем тему – мы переместимся в Брянск и познакомимся с молодым успешным предпринимателем. Слово моей коллеге, Галине Ковач, давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Павел Давыдов: Елена Ивановна, вот такой замечательный сюжет, а есть ли в Вашей памяти подобные примеры, в той же Калужской области, когда инициативные люди смогли возродить жизнь предприятия, завода или какой-нибудь фермы?

Елена Фролова: Вот, у нас в Тарусском районе, около Тарусы стояла старая колхозная ферма очень долго, года до 2012, может быть, потом туда пришли инвесторы – всё делают деньги: или из банка, как у него, или откуда-то еще, кто, где найдет…

Павел Давыдов: А Вам приходилось привлекать инвестиции для того, чтобы развивать свой бизнес?

Елена Фролова: Нет, но я другой стороны я тоже недавно взяла кредит и купила еще 200 гектар земли.

Павел Давыдов: Елена Ивановна, скажите, пожалуйста, а если бы Вы только сейчас начали свой агробизнес, но за плечами уже имели бы накопленный опыт, каких ошибок Вам удалось бы избежать?

Елена Фролова: Надо осознавать, что начинаешь очень низкорентабельный бизнес, поэтому нужно, либо заниматься породным разведением, в общем, всё спасает продажа живых животных в каком-то варианте. Вы знаете, я одно время пыталась сотрудничать с Тимирязевской академией, но оказалось, что самые способные люди думают не о наемной работе, а о собственном, хотя бы и маленьком, но бизнесе.

Павел Давыдов: Может, это и правильно?

Елена Фролова: Может быть, да, но тогда они хлебнут по полынной, своих ошибок и на них научатся.

Павел Давыдов: В любом случае, нужно наступить на грабли дважды, чтобы набить шишку и уже, основываясь на полученных знаниях, двигаться вперед.

Елена Фролова: Ну, да…

Павел Давыдов: У Вас таких шишек много было?

Елена Фролова: Много, даже в этом году случилась очень большая шишка.

Павел Давыдов: На ошибках учатся. Я знаю, что недавно в Москве Вы участвовали в сельскохозяйственной международной выставке, которая называлась «АгроФарм-2019», чем Вас заинтересовали коллеги из-за рубежа?

Елена Фролова: Коллеги из-за рубежа, естественно, как всегда, хотят продать нам побольше и подороже, всего: и оборудования, и животных. Но я, фермер, купила там две тачки из всего этого множества высокотехнологичного оборудования – это мне оказалось по карману.

Павел Давыдов: И это всё, что Вы могли себе позволить?

Елена Фролова: Да, но она чуть-чуть побольше объёмом, чем та, что продается у нас, она – импортная. А с точки зрения животных, покупка животных за границей – это безумно дорогая вещь, я это делала для своей фермы, когда у меня была такая возможность, и именно на этом сейчас основывается всё мое стадо, но Вы не представляете, в Российской Федерации, например, Россельхознадзор, он же составляет требования к животным или генетическому материалу, который импортируется в страну, вот, требования по генетическому материалу коров есть, а до сих пор невозможно получить разрешение на ввоз эмбриона козы. Знаете, все-таки, в Советское время был такой термин – формализм в подходе к делу, и, мне кажется, он сейчас торжествует.

Павел Давыдов: А сейчас есть такой термин – импортозамещение, слово, которое, в зависимости от контекста, раздражает или вселяет надежду. Вы к какому лагерю себя относите в этом вопросе: оптимистов или пессимистов?

Елена Фролова: Всегда хорошо, когда конкурентов чуть-чуть прижмут, но и, надо сказать, я на себе заметила, что гораздо больше людей, раньше не имевших отношение прямое к сельскому хозяйству, к животноводству, получили какую-то надежду и в эту сторону стали больше думать, покупать животных стали больше. Я вижу больше примеров, когда люди планируют какую-то ферму, в частности, у нас же огромный дефицит овечьего молока, у нас вообще нет овечьих сыров практически, только на Кавказе что-то делают. А сейчас завезли какие-то породы овец молочные, и многие покупают: и в Татарстане разводят, и на Урале, и на Алтае, в общем, люди начинают шевелится, это открывает им какие-то возможности или просто надежды, не знаю.

Павел Давыдов: Елена Ивановна, сегодня, оглядываясь на прошедшее, можно с уверенностью сказать: успешные годы. Вы для себя вывели какую-то формулу успеха?

Елена Фролова: Успех, по-моему, состоит в том, чтобы делать то, что тебе приносит удовлетворение, результаты деятельности должны приносить тебе удовлетворение, даже, если они не очень хороши.

Павел Давыдов: Золотые слова. Елена Ивановна, я хочу пожелать Вам удачи в бизнесе, в науке и еще больше возможностей и для работы, и чтобы Ваше сельское хозяйство, Вашу ферму не коснулся естественный отбор – вы продолжали существовать и помогать всем нам получать качественную продукцию. Спасибо большое!

Елена Фролова: Спасибо!

Павел Давыдов: У нас гостях была Елена Фролова, хозяйка фермы «Капри» из Калужской области.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Как живется фермеру?

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск