Елена Ногина: библиотеки должны становиться досуговыми центрами и работать с электронной информацией

Гости
Елена Ногина
директор Российской книжной палаты (филиал ИТАР-ТАСС)

Павел Давыдов: На Общественном телевидении россии "Большая страна" – программа о людях, обществе и власти. И сегодня у нас в гостях – директор Российской книжной палаты Елена Ногина. Елена Борисовна, здравствуйте.

Елена Ногина: Здравствуйте.

Павел Давыдов: Спасибо, что сегодня к нам пришли. Но прежде чем мы начнем эту беседу, краткая информация о Российской книжной палате.

Российская книжная палата была основана 10 мая 1917 года. Она стала первым в мире государственным учреждением, созданным специально для регистрации печатных произведений. Спустя век каждый издатель также обязан предоставить в палату несколько экземпляров публикаций, которые останутся там на вечное хранение. Генеральным директором Книжной палаты является Елена Ногина.

Павел Давыдов: Елена Борисовна, 10 мая исполняется 101 год палате – внушительная дата, с которой хочу поздравить и вас, и всех сотрудников этой уникальной организации. Но позвольте сразу уточню: а летоисчисление по-прежнему идет с 17-го года (1917-го, естественно) или с 2013-го, когда палата была преобразована или, как некоторые говорят, даже ликвидирована?

Елена Ногина: Да, спасибо за поздравление. Да, действительно, мы родились в 1917 году. При Временном правительстве указом князя Львова появилась Российская книжная палата – организация, которая занималась регистрацией и хранением всей литературы, выпускаемой на территории России. 2013 год – был определенный переломный момент, но это, в принципе, ничего не изменило. Функции, которые выполняла Российская книжная палата до этого, продолжались, ну, наверное немножко расширялись.

Павел Давыдов: Но все-таки в 2013 году это преобразование было, и поэтому хочу уточняющий вопрос, уж позвольте, задать вам. Дело в том, что именно пять лет назад все книжное сообщество ввергла в шок информация о том, что Книжная палата станет филиалом ИТАР-ТАСС, информационного агентства. Какое отношение имеет ИТАР-ТАСС к деятельности Российской книжной палаты? Вот сегодня, спустя пять лет, мы можем четко прояснить и расставить все точки?

Елена Ногина: Ну, хороший вопрос. Эта ситуация ввергла в шок и Российскую книжную палату, когда все это произошло, потому что это было очень неожиданно. Мы не знали этого и узнали это от вас, от телевидения, что мы, так сказать, уже не существуем как самостоятельная организация, тоже произошла ликвидация. Да, действительно, нас, так сказать, присоединили к ИТАР-ТАСС, проходила какая-то реорганизация. Но мне очень сложно ответить на вопрос все-таки, что произошло и почему так произошло. Указ президента был о реорганизации СМИ, и тогда речь шла о "РИА Новости", которое стало "Россией сегодня".

Павел Давыдов: Но вы-то не СМИ.

Елена Ногина: Вот-вот-вот! Но мы-то не СМИ, поэтому нас это очень удивило. Но там еще была одна зацепка. Дело в том, что присоединили к ВГТРК, присоединили тогда архив, который занимался программами телевизионными, там видеозаписи…

Павел Давыдов: Ну, это все логично опять-таки, да.

Елена Ногина: Но вот тут есть одно "но": эта организация, которая была присоединена к ВГТРК, она находилась в системе обязательного экземпляра. Российская книжная палата – в принципе, это центр…

Павел Давыдов: Да. Вот она, зацепка-то!

Елена Ногина: Вот тут, наверное, это и произошло, то есть почему оказались мы. И я думаю, что как бы не для нас это было сделано. Мы просто попали вот именно из-за того, что это было в системе обязательного экземпляра.

Павел Давыдов: Ну хорошо. А какие возможности появились у Российской книжной палаты в связи с тем, что вы стали в едином холдинге, причем крупного информационного агентства со своим ресурсом?

Елена Ногина: Ну, во-первых, я как раз подчеркиваю слово "информационного агентства", потому что это агентство, которое занимается информацией, но не совсем так, как это делает Российская книжная палата, потому что это новостная в основном информация. Мы же занимаемся все-таки информационными процессами в книгоиздании, но тем не менее информацией. Накопление информации идет как в самом холдинге, так и у нас. Для нас, наверное, это было на самом деле неплохо. Мы не пострадали с точки зрения уменьшения нашей организации, мы остались с тем же самым коллективом. Мы просто, так сказать, плавно перешли.

Павел Давыдов: Какова Российская книжная палата в цифрах?

Елена Ногина: Сегодня в нашем Национальном фондохранилище более 80 миллионов единиц хранения, причем это не только книги. Книги – да, это, так сказать, большая часть, но это и периодические издания, и газеты, журналы, это и карты, это и ноты, музыкальные здания, это и такая так называемая мелкая печать, это листовки, это плакаты…

Павел Давыдов: Культурная история страны.

Елена Ногина: Да, совершенно верно. В принципе, о нас так и говорят, и мы так считаем, что мы именно культурное наследие страны сохраняем и собственно им являемся, так сказать, потому что в этом процессе активно участвуем

Павел Давыдов: А те задачи, которые стояли перед палатой век назад и сегодня, насколько они изменились?

Елена Ногина: Они, конечно, изменились, потому что меняется ситуация. Начиналось палата, я уже сказала, как регистратор и как хранитель. В то время не комплектовались еще библиотеки. По-моему, в одну библиотеку в Санкт-Петербурге… в Петербурге мы тогда поставляли экземпляры. На самом деле комплектование библиотек появилось позже. Появились абсолютно новые функции, связанные уже с международной стандартной нумерацией (это вообще уже 90-е годы), когда мы стали Национальным агентством международной стандартной нумерации и вошли в это общее агентство. И теперь все наши издания – ну, книги и периодика – имеют свой национальный номер государственной регистрации. Это очень важный номер, в принципе, являющийся определенным идентификатором для любого издания.

У нас появилась статистика государственная, потому что это тоже появилась позже. Мы делаем государственные библиографические указатели, которые распространяются по всему сообществу – по подписке или так, там по-разному. Библиотеки их получают, издатели их получают. Это информация, которая в определенной периодике передается пользователям.

Мы, во-первых, научная организация, которая делает научные исследования по книжному делу. Мы ведем огромный банк данных. Сегодня наш банк данных, который называется Государственная библиография, имеет более 10 миллионов библиографических описаний.

Павел Давыдов: А с ним можно где-то ознакомиться простому человеку?

Елена Ногина: Да, конечно, простому человеку можно. Во-первых, естественно, у нас есть сайт, на котором представлены все наши продукты информационные. Мы рассказываем нашим издателям, как присылать нам обязательные экземпляры. Библиотеки знают, как получать эти обязательные экземпляры. И естественно, мы на сайте публикуем, во-первых, все новостные наши вещи. И, собственно говоря есть каталог, но он по-разному сделан, потому что что-то открыто, что-то закрыто. Но вот сегодня наша основная задача, и мы ее видим для себя: создать огромный государственный библиографический каталог по обязательным экземплярам, начиная с 17-го года (у нас есть ретро-базы) и заканчивая текущим моментом. Это очень важная ситуация, потому что каталогов сегодня электронных много, но это будет всеобъемлющей каталог, который воплотит как бы всю информацию, которая у нас сегодня есть.

Павел Давыдов: Это очень важно. Елена Борисовна, а если не брать в расчет книжные палаты в странах СНГ, то есть ли подобные аналоги в мире? Или мы уникальные?

Елена Ногина: Нет, ну, мы, конечно, уникальные, но аналоги, естественно, есть. Например, скажем, в Латинской Америке несколько – Бразильская книжная палата, Аргентинская книжная палата. Но функции у них немножечко не те, они не занимаются вот такими… Ну, у нас очень много функций. Они же делают в основном… как бы они являются таким связующим звеном между торговлей и, соответственно, издательствами. Вот у них так это. Но любят они назвать себя именно книжными палатами.

А есть, в принципе, наш полный аналог, он называется Национальный библиографический институт, который находится в Польше. Вот они практически выполняют те же самые функции, которые выполняет Российская книжная палата.

Павел Давыдов: Елена Борисовна, мы сейчас ненадолго прервемся, чтобы уже узнать краткую информацию о вас, а затем продолжим. Хорошо?

Елена Ногина: Давайте.

Елена Ногина родилась в Москве. Окончила химический факультет МГУ, защитила кандидатскую диссертацию. Работала в Научно-исследовательском физико-химическом институте имени Карпова, где занималась вопросами информационных исследований. Там же получила хороший опыт не только научной, но и общественной работы. Награждена медалью ордена "За заслуги перед Отечеством" II степени.

Павел Давыдов: Елена Борисовна, вот только что мы услышали – вы закончили химический факультет МГУ. А каким был ваш путь в Книжную палату?

Елена Ногина: Хороший вопрос. Я действительно закончила химический факультет Московского государственного университета, сразу же попала в аспирантуру. Я закончила аспирантуру этого же заведения и защитила кандидатскую диссертацию. У нас распределения уже не было как такового, но меня пригласили работать в Физико-техническом институте имени Карпова. Но в этом институте я не занималась химией или физикой как основной, а я занималась информацией.

И в это время было очень модно… В этом Физико-химическая институте Карпова организовали Сектор научного прогнозирования, и вот я попала в этот сектор и стала работать. А это работа с информацией, потому что все прогнозы строились на основе информации. Ну а потом опять-таки друзья, которые у меня были, сказали мне: "Ты занимаешься информацией, но в химии. А ты можешь заниматься универсальной информацией", – и пригласили меня в Российскую книжную палату. Тогда была Всесоюзная книжная палата, потому что еще был Советский Союз.

Павел Давыдов: И вы, насколько я знаю, уже 40 лет трудитесь в этой организации?

Елена Ногина: Да, да, совершенно верно. Я уже очень давно в этой организации. Она перестала быть всесоюзной, она стала российской, но 40 лет я в ней работаю – от старшего научного сотрудника до, соответственно, сегодня директора.

Павел Давыдов: Елена Борисовна, но все-таки 101 год Российской книжной палате – срок большой. И, я уверен, много династий людей трудились в этой организации. Может быть, кого-то сегодня вспомним?

Елена Ногина: Да, действительно, я могу сказать, что такие династии были, но это не очень много. У нас есть несколько сотрудников, женщин-библиографов… Я даже сейчас не буду называть фамилии, но это как раз вот те сотрудники, у которых здесь работали родители, и их сейчас дети работают тоже, и тоже библиографами.

Павел Давыдов: По-моему, это бесценно, да?

Елена Ногина: Родителей уже нет, конечно, сотрудники уже достаточно взрослые, а вот дети появились и работают. Таких у нас несколько, вот таких семейных династий, но немного.

Должна сказать, что, конечно, это очень интересная работа, но она не престижная. Вы знаете, что ни библиотеки, ни в данном случае вот такие информационные организации не являются особенно престижными. Я просто знаю сама, что многие наши специалисты говорят: "А мне интересно работать с книгой". А действительно, здесь это работа с книгой, причем в таком полном объеме. Поэтому вот к нам приходят. И действительно, очень приятно, что сейчас появилась молодежь.

Но дело в том, что сейчас у нас, я считаю, очень сильно развивается система обязательного экземпляра, библиография. И так как мы уже работаем теперь с "цифрой" (у нас очень много уже электронных разных изданий, вот сейчас электронные копии мы получаем всех печатных изданий), то это становится интересно и для приходящих к нам специалистов.

Павел Давыдов: Елена Борисовна, вот мы как раз и живем в мир электронных книг, электронных изданий. Вас как директора Российской книжной палаты это пугает или, наоборот, вдохновляет – виртуальный мир?

Елена Ногина: Я поняла. Я бы сказала: ни то, ни другое. Это меня не пугает, но и я не могу сказать, что это меня очень вдохновляет. Дело в том, что это неизбежно, что действительно сегодня…

Павел Давыдов: Вызов времени.

Елена Ногина: Да, это вызов времени, это абсолютно точно. Сегодня все больше и больше появляется электронных изданий. И мы видим эти объемы, мы анализируем, что наряду с печатными изданиями появляются и электронные. Но это вовсе не значит, что печатные издания уходят.

Павел Давыдов: Я хочу привести ваши слова, вы рассказали о следующем – что статистика Российской книжной палаты с каждым годом демонстрирует усиливающуюся тенденцию к сокращению числа выпускаемых изданий и тиражей. С чем это связано, на ваш взгляд?

Елена Ногина: Ну, я поясню, почему это действительно происходит так. Во-первых, это мировая тенденция, тиражи падают и в мире. Кстати, этот год – 2017-й, который у нас сейчас прошел, и мы статистику подводили где-то в феврале – он показал немножко другой тенденцию. Во-первых, количество названий не упало: как у нас было 117 тысяч в прошлом году, так у нас и в этом 117. А вот количество тиражей, как ни удивительно, немножко возросло. Потому что на самом деле последние года все время мы видели уменьшение тиражей, объемы тиражей падали. Вот в этом на 5% больше.

Павел Давыдов: Но на этом фоне возрастает ценность Российской книжной палаты. Многие экземпляры у вас есть в единственном экземпляре, и только у вас. И это действительно очень важно.

Елена Ногина: Да, да, да.

Павел Давыдов: Сегодня в виртуальный мир электронных изданий все больше уходят газет. Чисто гипотетически, если какая-либо российская газета уйдет в этот электронный мир, вы будете регистрировать издание?

Елена Ногина: Хороший очень вопрос. Вот как раз сейчас Российская книжная палата, которая, кроме всего прочего, занимается еще и законотворчеством, потому что мы всегда участвовали в развитии системы обязательного экземпляра и закона об обязательном экземпляре, – Российская книжная палата вот уже несколько лет активно работает над изменением закона. Потому что закон, который был принят в 2016 году и гласил, что издатель, кроме печатных обязательных экземпляров, должен присылать электронную копию, – это полумера, это не все. Это электронная копия печатного издания. Очень важно, чтобы в регистрацию и в Российскую книжную палату попами просто электронные издания.

Как раз вы абсолютно правы, периодика сегодня все больше и больше уходит в "цифру" – газеты, да и журналы. Сегодня научные журналы очень многие выпускаются уже в электронном виде. И очень важно их регистрировать, потому что… Я хочу сказать, что сегодня становится вопросом номер один информирование общества о том, что же что же все-таки делается в издательском мире. Тогда мы будем иметь полную картину. А сегодня мы, к сожалению, имеем только печатную часть, и это очень плохо. Статистика наша страдает от этого. И вообще страдает общество, потому что общество не получает информации. В принципе, все наше книжное сообщество с этим согласно. К сожалению, пока мы не можем достучаться до верхней власти.

Павел Давыдов: Ну, может быть сегодняшний эфир это поможет сделать.

Елена Ногина: Я очень надеюсь, очень к этому призываю наше Правительство и наши министерства.

Павел Давыдов: Елена Борисовна, еще один очень важный вопрос, мимо которого не могу пройти мимо. Сегодня под видом оптимизации чиновники в разных регионах ликвидируют библиотечную систему. Сотни и сотни организаций закрыты. На ваш взгляд… Это приводит, безусловно, к катастрофическим последствиям, но ощущаете ли вы эти последствия уже на себе – как Российская книжная палата, которая напрямую взаимодействует с библиотеками?

Елена Ногина: Я понимаю. Но дело в том, что по обязательному экземпляру Российская книжная палата все-таки взаимодействует с федеральными библиотеками…

Павел Давыдов: Ну, они, естественно, существуют.

Елена Ногина: …которые, слава богу, существуют. Но на самом деле, вы абсолютно правы, вот этот кризис в библиотечном деле – это вообще очень серьезно. К сожалению, я опять не могу не покритиковать наши министерства, в данном случае Министерство культуры, которое проводит, на мой взгляд, абсолютно неправильную политику, с точки зрения библиотечного дела.

Но здесь есть еще и определенные объективные вещи. Дело в том, что на самом деле, на наш взгляд, на взгляд нашего книжного сообщества, нужно немножко модернизировать библиотеки. То есть библиотеки будут уже уходить из такого печатного варианта, когда, как мы знаем, полки, там стоят книжки…

Павел Давыдов: Ну да, а становятся досуговыми центрами.

Елена Ногина: Да, совершенно верно, они должны становиться досуговыми центрами – раз. И самое главное – конечно, они должны работать с электронной информацией, потому что… Вот сегодня создается Национальная электронная библиотека под эгидой Российской государственной библиотеки, которая будет иметь полные тексты различных электронных изданий, и они должны все, в общем-то, присутствовать практически в любой библиотеке. Вот библиотека должна становиться таким пунктом. Туда можно прийти и увидеть уже в "цифре" все наши издания, которые необходимы. А библиотекарь должен помочь. Вот приходит читатель, библиотекарь ему помогает, и они находят в "цифре" все то, что его интересует. Вот какой должна быть. Но это библиотека будущего.

Павел Давыдов: Скажите, пожалуйста, а у вас есть какие-то любимые издания? Ведь все-таки такое количество зарегистрировано, но наверняка, раз вы имеете выход к такому многообразию, есть какие-то детали, о которых вы сегодня можете рассказать нашим телезрителям.

Елена Ногина: Вы знаете, вот тут я хочу сказать, что я, к сожалению, наверное (а может быть, к своему счастью), я достаточно так скептически… и даже не то что тоже скептически, а так достаточно однобоко смотрю на литературу. Я люблю классику, и я всегда это говорю. Я перечитываю классику. Я очень люблю нашу российскую классику. Я люблю Тургенева очень, Бунина – вот это как бы мои такие… И я люблю очень английскую классику. Вот честно говорю: английскую классику обожаю, начиная с Диккенса и Голсуорси. Мне очень нравятся эти авторы. И когда мне хочется почитать что-то душевное…

Павел Давыдов: Отвлечься.

Елена Ногина: Да, и отвлечься, совершенно верно, потому что ритм жизни очень тяжелый. И я читаю классику. Хотя на самом деле я ничего не могу сказать… Появляются современные авторы, но вот к ним я отношусь, в общем, как-то более холодно, скажем так.

Павел Давыдов: Посмотрим в завтрашний день – что увидим?

Елена Ногина: Ну, если так вот немножечко попрогнозировать… ну, даже не прогнозировать, а просто посмотреть на нашу деятельность, я хочу сказать… Я недаром говорю, что сегодня очень важным становится вопрос информирования. Значит, прежде всего – создание системы, которая дает очень точную, очень быструю информацию, информацию для всех. Вот это прежде всего Государственный каталог обязательных экземпляров, который должен стоять открыто, в открытом доступе, бесплатно, потому что сегодня, к сожалению, это не всегда получается. И им должны воспользоваться все, кому необходима какая-то информации. То есть комфортный доступ – это очень важно. Это первое, что мы хотим делать.

Второе, что мы сегодня понимаем и что надо делать тоже, – очень важно сегодня создавать инфраструктуру. Мы ее называем "инфраструктура знаний", потому что любая такая коллекция, любая такая база – это хранимые знания. И вот если Российская книжная палата сможет (но не только она, а в совокупности со многими другими информационными сообществами) заняться этим и даст возможность такого ориентира сегодня в информационном пространстве, создав такую инфраструктуру и работая в этой инфраструктуре, – собственно говоря, мне кажется, это наша важная цель.

Павел Давыдов: Елена Борисовна, как вы сами заметили, Российская книжная палата – это страховой фонд книжной культуры нашей страны. Я хочу поблагодарить вас и всех сотрудников за этот бесценный труд, благодаря которому любая книга уходит в историю и вечный переплет. Спасибо.

Елена Ногина: Спасибо большое.

Павел Давыдов: У нас в гостях была директор Российской книжной палаты Елена Ногина.

О состоянии книжного фонда России
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты