Елена Серова: Когда ты видишь нашу большую страну из космоса, такое трепетное чувство испытываешь!

Елена Серова: Когда ты видишь нашу большую страну из космоса, такое трепетное чувство испытываешь!
Рандеву с залётным. Чебаркульский метеорит
Животный мир Александра Бистерфелдта
Морская среда. Экологические проблемы Черного моря
Спасти рядового дельфина
Ногайские корни
Русская душа Клауса Бургера
Путешествия героя. Почётный полярник Михаил Малахов
Местные приоритеты. Проблемы изношенности автобусного парка в регионах
Спасительный скальпель хирурга
Сердечная помощь. Как работает нацпроект «Здравоохранение» на примере Центра хирургии имени А.В. Вишневского

Павел Давыдов: В эфире "Большая страна" – программа о людях, обществе и власти. И сегодня у нас в гостях – Герой России, летчик-космонавт и депутат Госдумы Елена Серова. Елена Олеговна, здравствуйте. Пожалуйста, присаживайтесь.

Елена Серова: Здравствуйте.

Павел Давыдов: Очень рады видеть вас в "Большой стране". И сегодня мы рассчитываем узнать о вашей жизни на орбите. Надеюсь, вы нам в этом поможете.

Елена Серова: Ну, я с удовольствием с вами поделюсь.

Елена Серова – космонавт-испытатель, Герой Российской Федерации. Имеет два высших образования. В 2014 году отправилась на Международную космическую станцию и провела на орбите полгода, став четвертой женщиной-россиянкой, побывавшей в космосе после 17-летнего перерыва. В сентябре 2016 года избрана депутатом Государственной Думы России.

Павел Давыдов: Елена Олеговна, хочу начать с вопроса самого популярного и одновременно самого сложного. Но, мне кажется, ответ на него поможет понять нашим телезрителям, через какие трудности вам пришлось пройти по извилистой дороге в космос. Вот сегодня, оглядываясь назад, у вас есть понимание, что же вам помогло стать космонавтом?

Елена Серова: Можно вспоминать, честно говоря, с пеленок весь маршрут следования до орбиты. Но, честно говоря, наверное, здесь определяющим фактором был характер. Я с детства была очень упертым ребенком. И мне часто за это даже попадало, потому что, если я в чем-то была глубоко убеждена, меня тяжело было сдвинуть с места. И вот эта упертость переросла в упорность. Я понимала определенные цели и задачи. Я понимала, чего я хочу в этой жизни. У меня были достаточно высокие цели, поверьте мне.

Павел Давыдов: Верю.

Елена Серова: И то, что я однажды заболела звездным небом – конечно, это стало определяющим, судьбоносным моментом. Когда я была маленькая… Ну, не всегда так получается, что ребенка можно сразу определить в детский садик. Меня некуда было девать. Родители, естественно, воспитывали меня одни. И меня папа очень часто брал с собой на работу – на аэродром. У них там проходили определенные занятия, а я сидела на стульчике и ждала, когда все пройдет. Так мне было привито терпение. Все-таки час просидеть ребенку достаточно сложно. И все это происходило на аэродроме. Вот эти запахи – они даже где-то неуловимые совершенно. Запах аэродрома, мне кажется, его ни с чем перепутать невозможно.

Конечно же, здесь роль сыграла и учительница первая (я про нее очень часто вспоминаю), Воробьева Вера Сергеевна. Я ее помню очень хорошо. Она была необыкновенная умница, очень простая женщина. Но в то же время именно она прививала нам исподволь вот эту любовь к космосу, к космонавтике.

И конечно, уже окончательно вопрос был решен, когда уже звездное небо меня просто, скажем так…

Павел Давыдов: Засияло на горизонте, правда?

Елена Серова: Абсолютно правильно, да.

Павел Давыдов: Елена Олеговна, вас можно назвать счастливым человеком. Вы с детства мечтали полететь в космос – мечта осуществилась. Но вот вопрос – какой ценой? И чем пришлось пожертвовать для того, чтобы оказаться там, на околоземной орбите?

Елена Серова: Мне кажется, когда мы идем к поставленной цели, мы не жертвуем, а мы просто идем вперед и пытаемся добиться поставленной цели. Тут нельзя говорить о жертвенности какой-то.

Павел Давыдов: Семь лет подготовки – мне кажется, уж это больше, чем жертва.

Елена Серова: Абсолютно верно, абсолютно верно. Затрачено было огромное количество энергии. Это правда. Это тяжелейший труд – подготовка космонавта. И это тоже правда. Ты постоянно учишься, ты постоянно находишься в хорошей физической форме. Причем ты учишься – не просто что-то ты выучил, и у тебя есть время усваивать материал. У тебя его нет. Постоянно этот материал новый, он поступает, причем абсолютно из разных сфер: научная сфера, техническая сфера и так далее, и так далее, и так далее. Плюс выживание, плюс подготовка, тренировки. Это занимает огромное количество времени. И конечно же, семья – это тоже накладывает определенные обязательства, безусловно.

Павел Давыдов: Вообще космонавтика – это очень жесткий и даже, я бы сказал, мужской мир. Но вы в него вошли уверенно. Более того – вы смогли многим доказать, что женщине под силу выполнять любые задачи, даже мужские. А как пришло понимание этого? Вас жизнь заставила или вы всегда стремились брать больше, чем возможно?

Елена Серова: Я не стремилась брать больше, чем возможно. Я могу сказать, что когда я уже подавала заявление в отряд космонавтов, я четко представляла…

Павел Давыдов: Что вас ожидает.

Елена Серова: Я понимала, что меня ожидает, безусловно. У меня же был стаж работы в Ракетно-космической корпорации "Энергия", в Центре управления полетами, то есть я уже технику знала, специфику знала. Безусловно, я знала, что происходит в отряде, что из себя вообще эта подготовка представляет. Потому что, к сожалению, у нас многие ребята – они целеустремленные, они подают заявления, но у них это все в области романтики какой-то, мне кажется.

Павел Давыдов: Не отдают себе отчет.

Елена Серова: Не до конца. Они, может быть, и отдают, но не до конца отдают отчет, вообще через что придется пройти. Я четко отдавала себе отчет, что меня ожидает, как я в принципе могу, преодолею, не преодолею, зная себя. Да, было сложно. Да, бывали моменты, когда уже чуть ли не ползком ты добираешься до дома. Но опять же, когда у тебя есть цель и ты добиваешься своего, мне кажется, это совершенно правильная история. Было сложно. Тут даже спорить невозможно. Для мужчин это достаточно тяжелый труд – во всех отношениях.

Павел Давыдов: Мне кажется, доля романтики есть и в вас. Когда вы первый раз увидели летательный аппарат, на котором вы отправились в космос (и на нем вы действительно стартовали), вы испытали настоящее чувство нежности. Так вы рассказывали. Более того – провели ассоциативный ряд с автомобилистами, которые первый раз сели в машину. А почему возникла такая ассоциация?

Елена Серова: Здесь речь шла не о космическом корабле. Здесь речь шла о самолете, потому что космонавты проходят в том числе еще и летную подготовку, безусловно. И вот именно тут прошел этот ассоциативный ряд. У каждого водителя своя манера вождения, да? Также и у пилота своя манера пилотирования, безусловно. Как машины отличаются по маркам и своим каким-то характеристикам, точно так же и самолеты отличаются друг от друга. Более того – машина одной и той же марки может вести себя немножечко по-разному. Вроде бы конструкция одна, а душа разная. Согласитесь.

Павел Давыдов: Соглашусь.

Елена Серова: Точно так же и у самолетов. И мы летали на Л-39, полеты осуществляли с Чкаловского аэродрома. И вот эта нежность возникла, когда мы уже летели в небе, пилотировали. Среди облаков самолет настолько маленький! Ну, он такой очень компактный, что я его назвала "воробушек".

Павел Давыдов: Очень мило. Очень!

Елена Серова: Вот именно об этом шла речь, безусловно.

Павел Давыдов: Скажите, а какой этап для космонавта, для вас в данном случае, самый сложный – этап подготовки, старта, полета или приземления? Все-таки семь лет подготовки. И жизнь – как сплошной экзамен.

Елена Серова: Абсолютно верно. Не было ничего легкого, все этапы были по-своему сложны. Ответственный момент наступил, когда мы прилетели на "Байконур", естественно, уже в качестве основного экипажа. Ну, в чем ответственность заключалась? Вы поймите, у нас 17 лет не летали женщины. И конечно же, пристально смотрел весь мир – кто-то доброжелательно, а кто-то, может быть, и не очень доброжелательно. И это накладывало…

Павел Давыдов: Кто-то, наверное, и завидовал.

Елена Серова: Ну, по-разному. Но дело в том, что это накладывает ответственность за то, что был дан шанс полететь в космос. И я не могла допустить ошибок. К слову сказать – у нас экипаж отлетал, экспедиция наша отлетала вообще без единого замечания.

Павел Давыдов: Вообще о полете в космос принято говорить как о мечте, которая осуществилась. Все, что вне Земли, – это, в принципе, романтика. Мы об этом в двух словах уже говорили. А вообще есть ли на орбите для космонавта место этой самой романтике?

Елена Серова: Безусловно есть. У нас же есть свободное время иногда. Мы очень много фотографируем в рамках определенных экспериментов научных. Безусловно, мы фотографии делаем и для себя. Землю можно фотографировать не переставая. Причем один виток ты пролетаешь и видишь одну подстилающую поверхность, то есть один пейзаж, если так более красочно описывать. И ты на этом же витке летишь над той же самой точкой – и вроде бы местность та же самая, а уже все по-другому, краски другие, уже немножечко сценарий другой, где-то облака. Это очень красиво. И каждый космонавт, безусловно, возвращается с очень большим архивом фотографий потрясающих совершенно, которые потом разбираются достаточно долго.

Павел Давыдов: Скажите, а какие чувства испытывает человек, который смотрит на Большую страну из иллюминатора?

Елена Серова: Чувство гордости, чувство ответственности. Человек, конечно же, начинает думать о том, что планета очень большая. Она не маленькая, она очень и очень большая. И всего у нас хватает на нашей планете – и ресурсов, и человеческих ресурсов, и природных ресурсов, и воды. Есть у нас все. Но почему-то так получается, что без конца кто-то что-то делит и пытается удерживать контроль над всем этим. Как я говорю: все войны возникают из-за чего? – из-за власти и денег. Всё. Больше других мотивов тут нет и быть не может.

Но когда ты видишь этот большой мир, нашу большую страну (а наша страна просто нереально большая – Россия-матушка), вы знаете, такое трепетное чувство испытываешь! А особенно красиво смотрится ночью. Вы, наверное, знаете, что мы делаем 16 витков за сутки вокруг планеты. Безусловно, мы проходим как дневные, так и ночные часы. И особенно в ночные часы видна необыкновенная красота, когда светятся города паутинками. Видишь, где больше населения, а где меньше населения. А где-то вообще темно. Ну, за Уралом и Сибирью – там фактически не видно, там никаких огоньков нет. Совершенно потрясающее зрелище!

Павел Давыдов: Многие космонавты, астронавты, тайконавты говорят о том, что полет на околоземную орбиту изменил их, их мировоззрение, их мироощущение. А в вашем случае что поменялось после полета?

Елена Серова: Я не могу сказать, что что-то поменялось. Я могу сказать, что что-то укрепилось и утвердилось. Это как раз то, о чем я вам сейчас рассказывала. Мы должны, в общем-то, бережно подходить к планете, к той стране, в которой мы живем, друг к другу относиться более человечнее. Я еще не упомянула такой факт, что планета-то большая, а атмосфера Земли очень… Представьте себе – вот огромная-огромная планета и вот атмосфера Земли. То есть она – тонкая прослойка.

Павел Давыдов: То есть у нас такая тонкая защита, в принципе?

Елена Серова: Да, да, да. И мы фактически как рыбки в аквариуме находимся. И если эту атмосферу вдруг убрать (так представьте себе на секундочку), то ничего живого на планете не будет, все умрет.

Павел Давыдов: Прямо какой-то апокалиптический сценарий. Надо помнить об этом.

Елена Серова: Тем не менее, такое приходило в голову, что надо очень бережно относиться.

Павел Давыдов: Очень интересная мысль, которая возникает на орбите космического корабля. К сожалению, доступна не всем. Но у наших телезрителей есть сегодня возможность познакомиться с вами поближе. И мы продолжаем нашу беседу.

Елена Серова родилась в селе Воздвиженка Приморского края. С детства любит астрономию. Утверждает, что случайных людей в космонавтике нет. "Космонавт должен иметь бескомпромиссное самообладание, железный стержень внутри, иначе он не сможет пройти через все испытания на своем пути в космос", – уверена Елена. Вместе с мужем космонавтом-испытателем Марком Серовым воспитывает дочь Елену.

Павел Давыдов: Не простят мне наши телезрители, если я не задам один из вопросов, который прислали они с помощью социальных сетей: "Елена Олеговна, скажите, пожалуйста, какая фантастическая книга или фильм наиболее близки к реальному положению дел на борту космического корабля?" А вот действительно.

Елена Серова: Фильм "Время первых".

Павел Давыдов: Замечательный!

Елена Серова: Не так давно вышел фильм. Изумительнейший фильм! Я его смотрела несколько раз. И могу сказать, что он абсолютно полностью описывает то, что происходит на орбите. Прикопаться просто не к чему, с точки зрения физики процесса. Я не знаю, как это снимали, но я была просто потрясена. И многие, кто смотрел этот фильм, они испытывали… Знаете, мурашки бегают.

Павел Давыдов: Да, у меня тоже мурашки бежали. Я не верил, что такое возможно – что человеку может выпасть столько испытаний в жизни.

Елена Серова: Абсолютно верно, абсолютно верно. И кстати, каждый полет насыщен тем, что показано в этом фильме "Время первых".

У меня была единственная маленькая, скажем так… Ну, "претензия" – это неправильное слово. Ремарочка. Вы помните тот момент, когда Алексей Архипович, когда они уже отстыковались и отработали тормозной импульс, борщ кушал и вот так плеснул борщом? Ну, это был художественный штрих для того, чтобы показать, что наступает гравитация. Потому что у них могла история получиться – они могли отрикошетиться от атмосферы. И здесь был как раз показан момент удачи, что они отработали этот импульс, и они входят в атмосферу. То есть исключительно этот нюанс полностью компенсировал, скажем так, эти мои замечания. На самом деле это недопустимо в космосе. Мы никогда не берем ни воду, ничего, потому что капельки могут попасть где-то на контакты, и может произойти…

Павел Давыдов: Одним словом – небезопасно.

Елена Серова: Да, короткое замыкание. Я очень люблю научную фантастику читать. Я могу сказать, что книгами Павлова я зачитываюсь – "Лунная радуга", "Волшебный локон Ампары" и иже с ними. "Туманность Андромеды" – это уже не его книга, но я хочу сказать, что это потрясающее совершенно произведение, которое стоит читать. Ведь сейчас стало очень много появляться на полках книжных магазинов фэнтези. Ну, что такое фэнтези? Это, в общем-то, то, что оторвано от реальности.

Павел Давыдов: Недофантастика, да?

Елена Серова: Недофантастика, да, где-то – в лучшем случае. А научная фантастика нацелена на то, чтобы предвидеть, предвкушать будущие возможные научные открытия и достижения. На этом я выросла.

Павел Давыдов: Год назад в вашей жизни произошел переломный момент (можно сказать даже – очередной), вы покинули пост летчика-космонавта и стали депутатом Госдумы. Новая для вас орбита. Как она вас приняла?

Елена Серова: Я могу сказать, что орбиты принимают меня достаточно гостеприимно. Тут надо отметить в моей биографии маленький факт: я всегда была общественницей, я всегда где-то помогала, бегала и какие-то проблемы решала. Это еще с института у меня все началось. Меня знал весь институт, Московский авиационный институт, мой родной. И я его обожаю просто! Вот оно как-то, понимаете, повелось так.

После полета очень большой такой факт сыграл – то, что мне предложили в Общественную палату города Королева войти. Я не отказалась, действительно я вошла в Общественную палату города Королева и продолжила заниматься тем, чем я уже занималась, только чуть в другом, может быть, статусе. Я избиралась в качестве депутата одномандатного округа. Это очень серьезная история, поверьте мне.

Павел Давыдов: Тяжелая, да, не каждый сможет пройти.

Елена Серова: Предвыборная кампания была очень серьезная, потому что фактически мы постарались… Ну, сказать, что "в каждый двор" – наверное, это будет правильно. Максимально охватить количество жителей. Со всеми надо было пообщаться, надо было услышать проблемы на местах, чтобы какая-то стройная картина выстроилась, что происходит непосредственно в данной местности, в данном округе. Дальше уже могу долго-долго рассказывать.

Павел Давыдов: Между прочим, я тоже за вас голосовал.

Елена Серова: Ой, спасибо огромное!

Павел Давыдов: Спасибо вам. На самом деле, говоря об общественных инициативах и о том, что сегодня гражданское общество набирает, как говорится, обороты, позволяет решать серьезные проблемы, – на ваш взгляд, а в чем сила активных и инициативных людей? Можем ли мы что-то изменить в своем дворе, в своей школе?

Елена Серова: Однозначно, конечно же. И не просто можно, но и нужно. К слову сказать… Вот существует обычный дом многоэтажный. Обязательно в этом доме должен быть организован совет местного самоуправления. Это те люди, которые коллегиально решают определенные вопросы и доносят их уже дальше до местной власти. Это так сейчас делается. И многие люди, которые живут в этом доме, почему-то не интересуются, они изначально не хотят в этом участвовать, абстрагируются. А потом возникают вопросы, элементарные вопросы. Допустим, должна быть лавочка рядом с подъездом или не должна быть лавочка рядом с подъездом? Вот тут как раз вступают в роль те самые инициативные люди, о которых как раз вы сказали.

Павел Давыдов: Общественники.

Елена Серова: Общественники. И я поддерживаю этих людей. Они молодцы! Потому что именно с их помощью мы понимаем… с их участием мы понимаем, что творится на местах. Именно они позволяют нам вовремя принимать какие-то грамотные решения, оказывать помощь. На самом деле так и работаем.

Павел Давыдов: Еще одна победа общественников – это то, что наконец-то в школьную программу вернулся замечательный предмет "Астрономия". Я знаю, что вы его в детстве любили. Как вы считаете, то, что несколько поколений людей выросли без этого замечательного предмета, повлияло на то, что Россия теперь не первая в космосе?

Елена Серова: Утверждение неправильное. Россия была и есть первая в космосе. Кроме нас, сейчас пилотируемые запуски никто не осуществляет.

Что касается опять же предмета "Астрономия". Безусловно, я считаю, что это был огромный недостаток. Ну, у нас много что было в сфере образования… Я даже здесь не буду произносить. Мне кажется, что телезрители и так поймут, о чем идет речь. Я очень рада, что вернули предмет "Астрономия", который у нас был в одиннадцатом классе. Дети должны знать…

Павел Давыдов: Как устроена Солнечная система.

Елена Серова: Хотя бы как она устроена, сколько планет. Я уже не говорю про астрономические единицы и так далее, и так далее. Ну, мы дошли до того, что при соцопросах у нас дети не в состоянии на элементарные вещи ответить, молодежь.

Павел Давыдов: Что, где и вокруг чего вращается. Это же вообще…

Елена Серова: Да, да, да. Многие родители преподают, скажем так, до ума детям программу астрономии, сами покупают книжки. Сейчас очень много замечательных книг, дети обучаются дома. Но ничто не заменит, конечно же, курс обучения в школе.

Павел Давыдов: А кто, по-вашему, главный в космосе? Ваша коллега – американка Сунита Уильямс – в свое время сказала, что точно не человек. Вы с ней согласны?

Елена Серова: Я думаю, с ней согласны будут абсолютно все, потому что для меня Вселенная – это… Ну, "живой организм" – неправильно. Ну, это что-то нечто живое. Человек, конечно же, приписывает себе очень много. У человека действительно много способностей и возможностей. Тем не менее, Вселенная – она живая.

Павел Давыдов: "Космос – это Космос. Ничего подобного на Земле нет", – так однажды пошутил Геннадий Падалка. Я думаю, что с ним можно здесь согласиться. Шутка очень уместна.

Елена Серова: Вы знаете, мне кажется, что Земля – это тоже свой космос. Есть же микрокосмос, макрокосмос…

Павел Давыдов: Ой, тут мы сейчас с вами уйдем…

Елена Серова: Поэтому тут можно подискутировать.

Павел Давыдов: Да, действительно. И еще такой момент. Вы сказали, что у вас очень устойчивые взгляды на жизнь, и чтобы их изменить, должно произойти что-то сверхъестественное. Такие моменты были в вашей жизни – мистика, что-то необъяснимое?

Елена Серова: Что-то, что изменило бы мои взгляды на жизнь? Нет.

Павел Давыдов: Елена Олеговна, большое вам спасибо, что нашли время и приехали в нашу студию. И отдельное спасибо, что мы с помощью вас узнали, из чего же состоит ваша жизненная орбита. Она завораживает, интригует и восхищает. И отдельное спасибо вам и всем вашим коллегам-космонавтам за вашу уникальную работу, которая развивает как российскую космонавтику и науку, так и все человечество.

Елена Серова: Спасибо вам большое.

Павел Давыдов: У нас в гостях была Герой России, летчик-космонавт, депутат Госдумы Елена Серова.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски