Елена Тополева-Солдунова: В нашей стране есть проблема всеобщего недоверия

Ангелина Грохольская: Сегодня, 19 мая – для нас, сотрудников ОТР, особенный день. Три года назад, ровно в 12 часов, наш телеканал впервые вышел в эфир. И впервые на федеральном телевидении заговорили и о жизни в провинции, и о проблемах малых городов, о работе общественных организаций. Мы поздравляем коллег и вас, наших телезрителей, наших самых верных друзей и самых строгих критиков, с днем рождения Общественного телевидения России!

И все же, какую роль играют средства массовой информации в становлении гражданского общества? Почему для многих СМИ – это истина в последней инстанции? Из результатов исследования, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения, следует, что главным источником новостей для 57% россиян в этом году остается телевидение. Центральные каналы по-прежнему лидируют в рейтинге доверия средствам массовой информации: 75% респондентов не сомневаются в достоверности телевизионной информации.

Сегодня в студии "Большой страны" директор автономной некоммерческой организации "Агентство социальной информации" Елена Тополева-Солдунова. Елена, здравствуйте.

Елена Тополева-Солдунова: Здравствуйте.

А.Г.: Спасибо вам огромное, что пришли в студию "Большой страны". Всегда рады вас видеть здесь.

Е.Т.-С.: Спасибо. Я тоже всегда рада здесь бывать.

А.Г.: Оказывается, что все-таки, несмотря на общие хорошие показатели, некоторое падение доверия зрительской аудитории наблюдается. На ваш взгляд, почему? Почему все-таки тенденция к снижению?

Е.Т.-С.: Во-первых, к сожалению, можно констатировать, что у нас вообще уровень доверия в обществе – и не только к средствам массовой информации, но и граждан друг к другу, к бизнесу, к власти, – он, в общем, не очень-то растет. У нас вообще проблема всеобщего недоверия существует в обществе. Это есть. И, конечно, последствия этого не очень хороши, потому что это ведет к снижению вообще так называемого социального капитала в обществе и к снижению общественного ресурса для развития страны в целом.

Что касается телевидения. Мне кажется, что не всегда, не на всех каналах, не во всех сюжетах мы видим такой взвешенный подход, когда высказываются разные точки зрения, например, по одному и тому же моменту, вопросу. Все-таки здесь важно представить баланс интересов, потому что иначе, если это прямолинейно, если это однобоко, односторонне, то в какой-то момент перестаешь этому верить. Поэтому так и происходит. И, наверное, конечно, все-таки Интернет тоже свое дело делает. В этом тоже одна из причин того, что падает доверие к телевидению.

А.Г.: У нас сегодня интересная ситуация получилась. Мы – телевидение, с одной стороны. А вы – в общем-то, представители именно интернет-СМИ. Да?

Е.Т.-С.: Да.

А.Г.: Но я думаю, что мы в связке все-таки работаем, и мы больше не конкуренты, а партнеры.

Е.Т.-С.: Конечно. Вы знаете, абсолютно мы никогда себя не ощущали конкурентами каких-то СМИ – телевидения либо радио. Наоборот, в частности мы работаем как посредники для других СМИ, чтобы предоставлять этим СМИ, журналистам как раз информацию о том, что происходит в нашей большой стране в плане деятельности различных общественных организаций, гражданских инициатив и так далее, для того, чтобы этим СМИ дать эту информации. Нам уже больше 20 лет, нашему агентству, но что-то такое произошло и случилось, что наша информация вдруг стала более востребованной действительно и на телевидении, и на радио.

А.Г.: Как вы думаете, почему по большому счету "Агентство социальной информации" и Общественное телевидение России больше рассказывают о гражданском обществе, о некоммерческих организациях, а другие – допустим, федеральные каналы – рассказывают, но все равно в большей степени обходят эту тему стороной? Неинтересно зрителям? В чем причина?

У тех, кто работает на федеральных каналах, почему-то считается, что жизнь провинции, условно говоря (тем более такая общественная жизнь), действительно мало кому интересна

Е.Т.-С.: Во-первых, у нас есть какие-то стереотипы, есть какие-то традиционные подходы. У тех, кто работает на федеральных каналах, почему-то считается, что жизнь провинции, условно говоря (тем более такая общественная жизнь), действительно мало кому интересна, потому что всех интересует что? Большая политика, прежде всего. И деньги. Вот то, что интересует всех. Ну, это так и не так.

Если еще, я не знаю, пять лет назад спросить (и спрашивали, собственно говоря) граждан: "А что такое НКО? Что это за некоммерческие организации? Что такое благотворительные фонды? Чем они занимаются?" – то многие вообще не могли даже ответить на этот вопрос и не могли назвать имя ни одной организации. Я имею в виду просто людей.

Но за последние годы ситуация очень сильно изменилась. Появились известные уже на всю страну НКО, и их все прекрасно знают. Я не знаю, это и фонд "Подари жизнь", и фонд помощи хосписам "Вера", и общество "Мемориал" – работающие в разных сферах организации. Они уже стали более известны, они на слуху. И сейчас уже средства массовой информации просто не могут о них не рассказывать, потому что они стали явным фактом нашей действительности. Зачем людям знать про эти организации? Прежде всего для того, чтобы к ним обратиться.

А.Г.: Чтобы люди знали, куда они могли бы обратиться в случае какой-то проблемы.

Е.Т.-С.: Правильно. Во-первых – куда обратиться. Или же помочь этим организациям, самим поучаствовать в их работе.

А.Г.: Рассказывать, конечно, нужно. И нужно рассказывать правильно и много. Тем более, что в большой стране очень много удивительных людей, о которых стоит рассказать.

"Виртуозы золотого часа" – так называют врачей Краснодарской клинической больницы №1. Они успевают к своим пациентам в самый критический момент, когда человек уже на грани жизни и смерти. Звания виртуоза достойны и монтажники-высотники из Новосибирска, которые построили гигантский мост через Обь с самым большим в СНГ арочным пролетом. Рассказ об этих удивительных людях смотрите прямо сейчас.

ФАБРИКА ЗДОРОВЬЯ

Первая Краснодарская краевая клиническая больница имени профессора Очаповского – единственная клиника в России, чьи врачи 4 раза удостоены профессиональной премии "Призвание". Площадь больницы – 16 га. В ее составе 60 отделений, 948 врачей, 1652 медицинские сестры.

– Здравствуйте всем! Запущенная больная, исходно тяжеленная – порок аортального клапана. Ну, чтобы по-русски стало понятно – петля на сердце висела, в прямом смысле слова, то есть критическое сужение. Запущенная стадия. И одышка была у нее выраженная. Мы ей поменяли клапан на той неделе – и сейчас она потихонечку выздоравливает. Если все пойдет, как идет, она забудет про сердце, у нее будет иное качество жизни, по крайней мере на обозримые многие-многие годы, и она не помрет уже от этого порока.

– Как дела? Дышать легче? С легочной гипертензией исходно, да? Ну, красавица! И, кстати, тоже сегодня цвет лица лучше.

– Все идет, все работает, больные выписываются. Количество операций не уменьшается. Тяжесть больных не уменьшается. Парни работают, и слава богу. Спасибо всем!

– И вам спасибо!

– Заканчивайте.

ЛЮДИ НА МОСТУ

Работа здесь не прекращается ни днем, ни ночами. В дождь, в снег, в тридцатиградусный мороз и ветер мостостроители трудятся над возведением моста. Уникальность сооружаемого мостового перехода заключается в его рекордных размерах: 380 метров – самый длинный арочный пролет в России; 72 метра – самая высокая сетчатая арка в мире.

Многотонный гигант с самым крупным арочным пролетом на пространствах России вновь соединяет транспортные магистрали Запада и Востока. Велопробегом ознаменовалось начало движения по третьему мосту. И полетели в эфир селфи с моста! И в тот же миг весь мир узнал, что в Сибири – в медвежьем краю – построили новый красавец-мост!

А.Г.: А мы продолжаем разговор с нашей гостьей – директором автономной некоммерческой организации "Агентство социальной информации" Еленой Тополевей-Солдуновой. Вы часто бываете в регионах, вы работаете с региональными НКО и наверняка с региональными средствами массовой информации тоже. Вот там какое отношение? Потому что все-таки есть разница между регионом и федеральным центром.

Е.Т.-С.: Вы знаете, в регионах получше ситуация, там больше пишут и рассказывают о местных некоммерческих организациях. Причем интересно, что по-разному ситуация складывается в разных регионах. То есть где-то говорят, НКО сами говорят: "У нас нет проблем с журналистами. Они сами приходят, они сами рассказывают о нас, о наших мероприятиях".

А.Г.: А можно сразу привести примеры какие-то, где более лояльно все друг к другу относятся, а где, возможно, проблемы?

Е.Т.-С.: Например, в Ярославле неплохая ситуация. Там даже есть специальные программы у них, которые выходят на радио, посвященные некоммерческим организациям. Калужская область. Еще где-то. А есть какие-то более проблемные регионы, где жалуются НКО, что пробиться трудно к журналистам.

Тут, правда, чтобы быть честным, нужно сказать, что иногда и сами НКО не проявляются достаточной активности для того, чтобы выходить на журналистов. Но их можно понять: у них, как правило, всегда у всех не хватает ресурсов, им всегда трудно, у них всегда миллион задач, и они всем хотят помочь. И у них просто не хватает сил и времени для того, чтобы еще писать пресс-релизы.

Кстати сказать, мы сотрудничаем с факультетом журналистики МГУ, уже давным-давно ведем такой специальный курс и организуем практику студентов-журналистов в НКО. И, как правило, для них это становится абсолютным открытием. То есть мы их приводим прямо в организации разные и говорим: "Смотрите, вот как, оказывается, можно. И как люди помогают тем, кто рядом, и как самим себе. Как можно решать проблемы, не обращаясь к власти, а делать что-то самим". И, как правило, для молодежи нашей, студентов это открытие целого нового мира.

А.Г.: Знаете, существует вокруг этой темы, мне кажется, очень много стереотипов. И один из них – такое мнение, которое недавно было озвучено на одном из медиафорумов, что, допустим, у федеральных СМИ есть больше приоритетов, преимуществ. Ну, понятно, это финансирование, с этим никто не спорит. Но плюс еще и некая независимость. Региональные телекомпании, допустим, или газеты, или радиостанции – они, как правило, от кого-то зависят: от региональной власти, от каких-то компаний, если это корпоративные средства массовой информации, допустим.

Е.Т.-С.: Но ведь СМИ-то разные. Одни принадлежат одним каким-то структурам, другие – другим. Поэтому таким образом можно находить баланс. Например, условно, есть какое-то СМИ, которое как-то поддерживается, скажем, нефтяной компанией, и поэтому не может у себя освещать действия экологов, направленные на то, чтобы…

А.Г.: Против этой нефтяной компании.

Е.Т.-С.: Да, против этой компании. Но, условно говоря, есть другое какое-то СМИ, которое принадлежит власти, например, и они как раз могут себе это позволить. Поэтому баланс можно находить и вот таким образом.

Но, конечно, вообще-то говоря, хочется, чтобы больше было независимых СМИ. Но выжить им, как мы знаем, не так просто в регионах. Поэтому все очень надеются и ждут, что будет увеличено бюджетное финансирование для этих СМИ. Обсуждается тема, что хорошо бы те президентские гранты, которые сейчас выделяются некоммерческим организациям, тоже выделять, например, независимым региональным СМИ.

А.Г.: У нас есть конкретный пример один, когда не получается взаимодействие власти, СМИ и некоммерческих организаций. Эта ситуация достаточно печальная. Рассказываем о ней почему-то только мы – только Общественное телевидение России.

У нас есть герой из Воронежа. Это танцевальная студия "Solo Dance", ее руководитель Николай Соловьев, который не раз был в нашей студии. Участники этого танцевального коллектива уникальные: там не только здоровые дети, но и дети-колясочники, которые танцуют брейк-данс, которые танцуют рок-н-ролл. Они побеждают на международных соревнованиях, но у себя в городе, в Воронеже, к сожалению, они оказываются никому не нужны. И сегодня случилась такая ситуация, что "Solo Dance" выселяют из помещения, то есть дети остаются на улице. Они бьются и стучат во все двери, но ни одно средство массовой информации – городское или региональное – о них не рассказывает. Вот что делать в такой ситуации? Как быть?

Е.Т.-С.: К сожалению, масса таких примеров, когда очень хорошие, нужные городу, гражданам организации выселяют из помещений. Но, к счастью, у нас появляется все больше инструментов для того, чтобы как раз сделать достоянием общества такую проблему, чтобы об этом все знали. И когда об этом все знают, когда уже эта история выходит на федеральный уровень, то мы знаем массу примеров, когда ситуация меняется к лучшему.

У нас для этого есть всякие электронные петиции, которые можно подписывать, собирать подписи. У нас есть действительно средства массовой информации дружественные, пускай и не в этом регионе. Можно писать жалобы, обращения в ту же самую Общественную палату Российской Федерации, во всевозможные общественные советы и так далее. То есть все-таки, наверное, главное – не сидеть сложа руки. И как это ни обидно, но тратить силы не на то, что ты делаешь, не на свое дело, а на пробивание стен, к сожалению, приходится иногда.

А.Г.: Но с нашей помощью, я надеюсь, такие ситуации будут разрешаться все-таки.

Разбудить общество – почему для многих СМИ это истина в последней инстанции? О том, какую роль играют средства массовой информации в становлении гражданского общества, об их взаимодействии с некоммерческими организациями – в беседе с членом Общественной палаты России, директором "Агентства социальной информации" Еленой Тополевой-Солдуновой.

Елена, скажите, пожалуйста, к некоммерческим организациям сегодня выросла степень доверия?

Е.Т.-С.: Вы знаете, я надеюсь, что она постепенно растет. Об этом можно судить по косвенным признакам – например, по тому, что больше людей приходят и становятся волонтерами, помогают этим некоммерческим организациям. Гораздо больше стали собирать частных пожертвований. Тем более появились такие инструменты, как SMS-сообщения, ток-шоу. Есть и банковские терминалы, через которые можно сделать это пожертвование просто и легко, в два клика. И объем пожертвований вырос, что, конечно, является признаком повышения доверия к некоммерческим организациям. Но все равно он еще низок, это правда.

По всем исследованиям видно, что человек начинает доверять, когда он сначала заинтересовался. Сначала его нужно заинтересовать, а потом надо, чтобы он сам соприкоснулся с этой деятельностью. И тогда он начинает верить. Вот почему так важно то, что появилось наконец Общественное телевидение России, которое рассказывает и об этих организациях, и об этих удивительных людях, которые работают в таких организациях. И как здорово, что есть "Большая страна", которая неустанно не просто рассказывает об этих НКО, но то, что мне кажется еще очень здорово и интересно, – то, что отслеживаются сюжеты какие-то.

А.Г.: Мы не бросаем своих героев.

Е.Т.-С.: Это вообще очень ценно.

А.Г.: И вы знаете, самое главное… Я хочу сейчас сказать и поблагодарить наших телезрителей, потому что столько откликов приходит на сюжеты, которые мы показываем, и это здорово. Пишут часто. И вот у меня есть письмо, одно из последних. Люди, которые живут, даже не знают, к кому обратиться у себя. Они пишут к истине в последней инстанции – на телевидение. Пишут президенту и на ОТР.

Написала нам жительница Ульяновской области Татьяна Ермакова. Там очень сложная ситуация в семье: есть маленький ребенок, три года, мама не работает, у папы тоже проблемы (я так понимаю, что он на пенсии). Люди написали нам и просят просто помочь: "Помогите хотя бы вещами". Они живут в маленьком поселке. Почему не обращаются к чиновникам? Почему не обращаются в социальные службы?

Мы тоже не стали обращаться в социальные службы, а мы нашли некоммерческую организацию именно в Ульяновской области. Центр развития "Новое поколение" в Ульяновске, они охотно откликнулись. И волонтеры сказали: "Конечно! Мы вещи соберем". Взяли адрес, уже собирают вещи и на следующей неделе обещают их уже привезти в деревню этой семье.

Е.Т.-С.: Действительно здорово, что откликаются. Значит – вам верят, доверяют, раз вам пишут, раз обращаются, как к последней надежде. С одной стороны, это хорошо. С другой стороны, плохо, конечно, то, что они сами не смогли получить, нигде найти эту информацию, что они у себя же, в Ульяновской области, эту помощь могут получить. То есть они ее получили вот таким образом.

А.Г.: Елена, а вам часто приходится решать проблемы за чиновников, "Агентству социальной информации"?

Е.Т.-С.: Вы знаете, конечно, нам тоже приходит масса писем и обращений, но мы стараемся переадресовать их. Неправильно решать проблемы за чиновников. Ну, понятно, что они могут, например, не знать просто. Но если они знают и не делают, то, конечно, нужно прежде всего их заставить, чтобы они сделали то, что они должны делать. Потому что, если у нас и средства массовой информации, и некоммерческие организации, и бизнес начнут замещать собой государство, это будет абсолютно неправильная ситуация. Мы таким образом будет развращать эту государственную машину. Понятно, что бывают ситуации экстренные, срочные – например, срочно нужны деньги на операцию какому-нибудь больному человеку.

А.Г.: Тогда должны уже подключаться все.

Е.Т.-С.: Да, наверное, государство должно. Но пока государство, вот эта машина будет крутиться, этот человек погибнет. Поэтому упрекать благотворительные фонды, например, в том, что они в таких ситуациях действуют срочно и не ждут, пока достучатся до государства, – я считаю, это неправильно.

А.Г.: Это неправильно и несправедливо, конечно.

А мы хотим показать вам еще один дайджест о наших героях. Это простые люди, возможно незаметные. У них нет орденов, медалей, да и талантов великих тоже, наверное, нет. Но каждый день они совершают маленький подвиг и делают наш мир немного лучше.

ВЫШЕ НОС!

– Больничный клоун – он как тот маленький кусочек детства, который приходит к деткам в больницу и возвращает это детство в больницу. То есть он создает определенную атмосферу игры, волшебства, чуда. И это очень здорово. Поэтому – как можно прожить без магии, без волшебства?

Больничные клоуны – это движение известное во всем мире, которое ставит перед собой цель улучшить эмоциональное состояние детей, находящихся на лечении в больницах. Автономная некоммерческая организация Больничных клоунов "НОС", единственная в Новосибирске, действует с 2012 года. Основатели движения Больничных клоунов в Новосибирске – клоуны Матреша и Зефирка, а в жизни – Надежда Лузина и Александра Кострыкина.

– Серьезно! Очень серьезно! Все очень серьезно! Давай. Раз! Два!.. Убери свой прибор!

– Но ты же сказала: к левому уху.

– Она срывает мне весь эксперимент!

Благотворительные организации поднимают вопрос неравнодушия общества к людям, попавшим в сложную ситуацию. Через творчество – или, как говорят клоуны, через нос – меняется отношение к проблеме. Прислушайтесь к своему внутреннему голосу – может быть, и вы сможете сделать что-то важное и полезное для других. Выше нос, друзья! Выше нос!

АРХАНГЕЛЬСКИЕ МУЖИКИ

Оттепель не только запустила человека в космос, но и предложила ему с энтузиазмом взяться за стройматериалы. Надежды на новые свершения вырывались из людей, как пена из теплой пивной банки. Хрущевки повырастали по всей стране, как грибы после дождя. Уникальный старинный Архангельск превращался в панельный град. Деревянные здания стали заселяться по коммунальному принципу: в доме не стало хозяина. Старинный город, как Атлантида, уходил на дно.

Один из тех, кто бросил деревянному Архангельску спасательный круг, был известный краевед и профессор Юрий Барашков. Возникла идея превратить проспект Чумбарова-Лучинского в заповедную улицу и собрать на ней все виды домов деревянного города. К девяностым, согласно макету, дома были успешно перенесены на заповедную улицу, но пешеходным проспектом она так и не стала. Дорогу в центре Чумбаровки требовалось прежде всего очистить от старых коммуникаций, световых опор, организовать подъезды и проезды к зданиям. Однако только начатый проект пришлось остановить – в девяностых экономика страны сломала себе позвоночник. Зарплату не платили по полгода. Люди выходили на митинги, требуя расплатиться по долгам. Проект заповедной улицы заглох практически на десять лет.

Сегодня Чумбаровка – главная пешеходная улица в Архангельске. Она могла бы стать площадкой для съемок счастливой кинозарисовки, где есть и велосипедисты, и дружные семьи, и просто любящие этот проспект горожане.

СПАСАТЕЛИ МАЛИБУ

Александр Зуев чувствует себя, как рыба в воде. Это обстоятельство на пользу не только самому спортсмену, но и всем окружающим, ведь Саша в любой момент готов прийти на помощь.

– Всегда посматриваешь, купаются ли люди. Привычка. Наблюдаешь. "Спасатели Малибу" – потому что мы так придумали. И думаем, что это название довольно-таки интересное.

"Спасатели Малибу" – это команда ВОСВОДа (Всероссийского общества спасания на водах). Отделение с таким согревающим душу названием уже почти пять лет функционирует на территории северо-запада страны.

– Вроде бы ничего особенного мы не делаем. Просто стараюсь не проходить мимо.

Истинный спасатель всегда начеку. Он знает, что нужно делать в чрезвычайной ситуации, и никогда не теряет самообладания. Он действует. И совсем неважно, профессионал приходит на помощь пострадавшему или доброволец. Главное, что он сохраняет человеку жизнь.

А.Г.: Я уверена, что вместе с "Агентством социальной информации", с вами, Елена, с нашими помощниками мы будем как можно больше рассказывать о таких замечательных людях, которых очень много в большой стране.

Е.Т.-С.: Да, здорово! Им нет числа. Давайте вместе их искать, о них рассказывать – и тогда, я уверена, их станет еще больше. Спасибо вам большое.

А.Г.: Спасибо вам огромное.

Итак, мы убедились, насколько важна компетенция журналистики, а особенно телевизионной, как важно не растратить ее на пустые обещания. Далее последуют критика, разочарования и полная потеря доверия. О взаимодействии СМИ с гражданским обществом, с некоммерческими организациями и властью мы говорили сегодня с директором "Агентства социальной информации" Еленой Тополевой-Солдуновой.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск