Хотели, как лучше, а получилось, как всегда. Почему исчезают школы в сёлах и деревнях?

Хотели, как лучше, а получилось, как всегда. Почему исчезают школы в сёлах и деревнях?
Национальный бренд Адыгеи. Любовь с первого кусочка
Львы и грифоны. Петербургские тайны становятся явью
Верхний Уфалей. Какие секреты хранит никелевая столица Урала?
Секреты никелевой столицы Урала. Петербургские тайны становятся явью. Любовь с первого кусочка
Дайджест предыдущих выпусков. Что изменилось?
Дорогая редакция. На что способна четвертая власть?
Учеба подождет. Российские студенты отмечают свой праздник
Чужая боль. История фотографа Максима Звонарева из Перми о том, во что превратилась его жизнь после победы над страшной болезнью
Благотворительность 2020. Стали ли мы милосерднее и добрее к ближнему за последние два десятилетия?
Благотворительность 2020. Российские студенты отмечают свой праздник. На что способна четвертая власть?
Гости
Елена Семионова
ведущий научный сотрудник центра непрерывного образования РАНХИГС, кандидат экономических наук
Дмитрий Сафонов
сопредседатель регионального штаба ОНФ Ивановской области

Павел Давыдов: Число сельских школ по данным Росстата за минувшие 6 лет сократилось на четверть, на этом фоне в России уже сегодня по официальным данным насчитывается 2 миллиона безграмотных людей. Учитывая, что жители сёл составляют почти четверть населения страны, проблема закрытия сельских школ становится особенно острой, она превращается в вопрос национальной безопасности нашей страны. Процесс закрытия сельских школ начался несколько лет назад по инициативе Министерства образования, там решили: «Если в школе учатся всего 5-7 ребят, им невозможно дать достойное образование». Почему закрываются школы на селе? Об этом и поговорим с нашими гостями: в студии «Большой страны» Елена Семионова – ведущий научный сотрудник центра непрерывного образования РАНХиГС. Елена, приветствую Вас!

Елена Семионова: Здравствуйте!

Павел Давыдов: И Дмитрий Сафонов – сопредседатель регионального штаба ОНФ Ивановской области. Дмитрий, здравствуйте!

Дмитрий Сафонов: Здравствуйте!

Павел Давыдов: Елена, Дмитрий, тема этой студии называется так: «Хотели как лучше…», конечно, мы вспомнили слова политического тяжеловеса Виктора Черномырдина, его крылатая фраза «хотели как лучше, а получилась как всегда» применима и к сегодняшним чиновникам, от решения которых зависят закрытия той или иной школы, особенно в сельской местности. Скажите, пожалуйста, а когда чиновники сегодня принимают решения о закрытии школы или создают реформу системы образования, как вы считаете, они хотели как лучше в такой ситуации? Дмитрий.

Дмитрий Сафонов: Вы знаете, я думаю, что, в первую очередь, здесь вопросы финансовые, а во вторую очередь, я Вам скажу, что многие школы закрываются не из-за того, что у них мало учеников, а просто они находятся в таком состоянии, что они уже разрушаются, долго деньги не вкладывались, и иногда просто школа закрывается, потому что она становится аварийной.

Павел Давыдов: И в результате получается как всегда, мы остаемся без школ.

Дмитрий Сафонов: Да-да-да.

Павел Давыдов: Елена, что думаете Вы?

Елена Семионова: Продолжая тему аварийных школ, в целом за предыдущий год у нас по стране и в городской и в сельской местности около 15% школ, которые требуют капремонта или находятся в аварийном состоянии. Безусловно, от региона к региону ситуация меняется, есть регионы, где и 30% школ требуют капремонта. Кроме того, закрытие или реорганизация школ… существуют жесткие достаточно регламенты, обеспечение гарантии граждан на получение бесплатного образования регламентируется субъектом Российской Федерации, и они определяют, какие школы являются малокомплектными, и достаточно много факторов, которые влияют на принятие решений.

Павел Давыдов: Но влияют на это чиновники, и чиновники не всегда советуются с простыми людьми, они не спрашивают, какие у них нужды, а зачастую происходит и так, что здание понравилось представителям бизнеса. Сейчас мы посмотрим сюжет из Тульской области, который ярко проиллюстрирует ситуацию, связанную с тем, что хотели как лучше, а получилось как всегда. Внимание на экран.

СЮЖЕТ

Павел Давыдов: Но всё-таки письмо от главы администрации города Тулы нам удалось получить, вот сейчас оно в моих руках, здесь сказано, что в результате ремонта были выявлены скрытые дефекты, в результате здание признано аварийным и указывается, что с учетом данных обстоятельств принято решение о начале работ по проектированию в 20-м году, однако, в официальном документе не сказано, как долго еще дети будут ездить за десятки километров от дома, а родители будут переживать за своих школьников и здесь, конечно, задаешься вопросом, наверно, это какая-то отписка? Елена.

Елена Семионова: Здесь как бы комплекс вопросов и впечатлений, наверно, много, что касается экспертизы здания, безусловно, мы с Вами не эксперты и не можем сказать, так это действительно или нет.

Павел Давыдов: То, что будет новое здание построено – дай бог.

Елена Семионова: Да, дай бог.

Павел Давыдов: Но будет ли – большой вопрос, даже родители сомневаются.

Елена Семионова: То, что касается перевозки детей, существуют вообще нормы СанПиНа, по которым школа должна, если школа закрывается, то она должна быть либо в пешей доступности – это 2-4 километра для детей в зависимости от возраста и климатической зоны, либо не более получаса езды на автобусе, как я понимаю, здесь эти…

Павел Давыдов: Нормы не выполнены.

Елена Семионова: Нормы не нарушены, если там 12 километров…

Павел Давыдов: То это нормально, да?

Елена Семионова: То это, наверно, нормально, наверно, едут меньше, чем полчаса, с другой стороны, безусловно, здесь…

Павел Давыдов: 25 минут они добираются, судя по официальному отчёту.

Елена Семионова: С другой стороны, здесь есть еще проблема в том, что в сёлах школа является не просто школой, а еще социокультурным неким центром для всего села и, безусловно, закрытие негативно скажется.

Павел Давыдов: Вы знаете, вообще, как это ни странно, но вот у чиновников не возникло даже мысли извиниться перед людьми, им было обещано, что первого сентября их дети пойдут в школу, по факту мы этого не видим, и дети вынуждены добираться до ближайшего учебного заведения, которое расположено в 12 километрах. Дмитрий, как Вы считаете, по этическим соображениям чиновники должны были извиниться перед родителями?

Дмитрий Сафонов: Мне кажется, у нас одно из самых слабых мест – это связь, общение чиновников с людьми, то есть они даже иногда те положительные моменты, которые они делают, освещают таким образом, что народ начинает напрягаться, поэтому, безусловно, надо было провести разъяснительную работу, людям объяснить всё, по срокам ввода, конечно, есть сомнения, поскольку следующий год они будут только проектировать…

Павел Давыдов: И потом еще 5 лет примерно, да?

Дмитрий Сафонов: Нет, ну не 5, но пока запроектируют, непонятно, сколько надо будет денег на эту школу окончательно, то есть фактически они на расторговку смогут выйти в конце 20-го и 21-го года, это будет только расторговка контракта.

Павел Давыдов: В сюжете как раз говорилось: 170 миллионов на постройку нового здания, этого хватит? Елена.

Елена Семионова: Я могу предположить, что у Минстроя есть нормативы цен на строительство по объектам народного образования, по данным ценам на 17-й год как раз строительство школы на 100 мест стоило около 150 миллионов, но это без благоустройства территории, без внешней котельной, если это нужно, поэтому так это укладывается конечно, но по факту, учитывая, что это цены 17-го года, что это рассчитано было для базового региона без учета, что это сельская местность.

Павел Давыдов: Позвольте я дополню Вашу информацию: по данным некоммерческой организации «Мартело» условная сельская школа на 200 человек – это здание около 4000-5000 квадратных метров, стоимость проекта эксперты оценивают в 5-6 миллионов рублей, при этом цена проектирования в регионах радикально ниже расценок столичных архитекторов, а вот стоимость оснащения в Москве и регионах одинаковая: мебель, оборудование, инвентарь будет стоить от 40 до 100 миллионов рублей. А скажите, пожалуйста, при каких условиях школа может привлечь инвестиции для решения своих нужд, будь то строительство или реконструкция? Кто может ответить на этот вопрос?

Дмитрий Сафонов: Ну закон есть у нас о государственно-частном партнерстве, но, к сожалению, в нашей области у нас ни разу ни одного объекта не было построено, поскольку очень сложная процедура и очень длинные рамки окупаемости, поэтому инверторы практически не заходят. А вот немножко раньше по стоимости… значит, у нас последние объекты, которые финансировались, детские сады и школы, по той норме, что дает фактически Минстрой на строительство, у нас получается дельта, где-то процентов 20-30 денег не хватает постоянно, к большому сожалению, а похожая школа на 150 мест… у нас стоимость строительства без закупки оборудования в 18-м году около 200 миллионов составляла.

Павел Давыдов: То есть 170 миллионов может не хватить?

Дмитрий Сафонов: Скорее всего, не хватит.

Павел Давыдов: Вообще заказчиком социальных объектов должны выступать мы, простые люди, а деньгами распоряжаются чиновники, они почему-то не интересуются, какие у нас нужды, что мы хотим, детский сад, школу, возводят коммерческие объекты и так далее. А скажите, пожалуйста, на ваш взгляд, как изменить отношение чиновников к нуждам простых людей? Дмитрий, у Вас есть ответ на этот очень сложный вопрос?

Дмитрий Сафонов: Вы знаете, надо, чтобы чиновник всё-таки больше общался с населением и привлекали общественность к решению вопросов, но тут возникает вилка: чиновник на месте, особенно в муниципалитете, в этом районе, перегружен задачами очень сильно, поэтому он иногда просто не успевает эти вопросы решать – раз. По тому, что должно быть в школе, на самом деле, жесткие очень нормы, меня коллега поддержит, наверно, поэтому здесь как раз не может быть каких-то трактований, сейчас очень чётко расписаны площади, сколько, извините, должно быть писсуаров, сколько должно быть мест в столовой, какие должны быть классы, высота потолков – здесь особо не вильнуть, а вот место расположения школы, скажем так, вот это, да, здесь иногда такие решения принимают, что диву даешься, для кого эту школу построили, то есть, то ли для волков из леса, то ли для детей из поселка.

Павел Давыдов: Я предлагаю сейчас посмотреть небольшую информационную справку, в ней представлены цифры, которые говорят сами за себя.

ИНФОРМАЦИОННАЯ СПРАВКА

Павел Давыдов: «В России за 19 лет закрыта половина сельских и четверть городских школ, также за это время значительно сократилось финансирование образования как такого, если брать в доле от ВВП, даже сейчас в России оно на уровне 3,5%, то есть, как у самых бедных стран мира», – уточняет издание «Аргументы недели». Причем показатель 2019 года хуже, чем 10 лет назад, тогда правительство тратило на образование 4,1% ВВП. В результате сегодня в стране 24000 школ в сельской местности и 18000 в городах, состояние оставшихся зданий таково, что в каждом десятом нет центрального отопления, 13% зданий школ, то есть почти 5500, требуют капитального ремонта, 550 полностью в аварийном состоянии и 30% сельских школ лишены центрального водопровода и канализации, нормального доступа для инвалидов нет почти в 60% школ. Что касается частных образовательных учреждений, на которые в свое время было немало надежд, они прижились разве что в пределах элитных сельских поселений, на всю страну – 800 частных школ, а вот учатся в них только 113000 детей.

Вот так вот: финансирование урезано, институт частных школ неэффективен, а что дальше? Дальше всё будет хуже?

Дмитрий Сафонов: Положение, конечно, хотелось бы лучше, но, мне кажется, здесь надо поискать пути оптимизации того, что уже есть, то есть, первое: доведение состояния школ до такого состояния, которое показывали, возлагает на директором школ вопросы фактически контроля подрядных организаций, которые выполняют у них работы ремонтные, они не специалисты, они не понимают, что приходят люди иногда просто обманывают – это первое. Второй момент: даже если муниципалитету, району выделяют какие-то деньги на серьезный ремонт или на новое строительство, там та же самая ситуация, там нет профессиональных строителей, и они не понимают вообще, что у них происходит на объектах и то, что выделяется, тратится не оптимально, не в то место и не с тем качеством, к большому сожалению – это первый вот такой момент, который бы хотелось выделить, и второе: оптимизация всё-таки должна быть более правильная должны ту же логистику, те же маршруты ставить во главу угла и смотреть, где это необходимо сделать.

Павел Давыдов: То есть у нас, получается, правая рука не знает, что делает левая?

Дмитрий Сафонов: Да-да, к сожалению, так.

Павел Давыдов: Абсолютный раздрай в системе.

Дмитрий Сафонов: Да.

Павел Давыдов: И оптимизация, к сожалению, его только усугубила, этот негативный процесс.

Дмитрий Сафонов: Да, должен каждый заниматься своим делом: повар делает котлеты, учитель учит, директор школы контролирует учебный процесс, а когда он начинает заниматься всем, чем только можно, соответственно, получается, что и на учебный процесс времени не хватает и на контроль хозяйственной деятельности.

Павел Давыдов: То есть директор здесь тоже несет персональную ответственность, и он тоже виноват в сложившейся ситуации?

Дмитрий Сафонов: В данной ситуации, получается, да, но как с него можно спросить, если человек с высшим педагогическим образованием, а от него требуют навыки юриста, экономиста и пищеблок проконтролировать…

Павел Давыдов: Еще и строителя, да?

Дмитрий Сафонов: Еще и строителя, ну, как это возможно?

Елена Семионова: 3 региона у нас сейчас в России, в которых дети учатся в 3 смены – это Бурятия, Дагестан и Чеченская Республика. По планам правительства к 21-му году дети не будут учиться в 3 смены, по численности детей это где-то 6500 детей, которые сейчас учатся в 3 смены. Что касается двух смен, то во всех федеральных округах, есть регионы, где дети учатся в 2 смены, и наиболее напряженная ситуация – это Южный федеральный округ со всеми республиками, Сибирский федеральный округ…

Павел Давыдов: Ну и далее, мне кажется, по списку, если мы затронет эту тему касательно каждого региона, мы везде найдем эти проблемные зоны. Дмитрий, а что происходит в Ивановской области, которую Вы представляете?

Дмитрий Сафонов: Я Вам скажу, что по закрытию школ проблема есть, но в принципе логистика организована хорошо и больших жалоб, по крайней мере, в Народный Фронт не поступает, есть эпизодические : до остановки добраться, плохо почищено, нет тротуара, грязная дорога, а вот такого острого нет.

Павел Давыдов: А что это за история, где построили современную школу, а как обслуживать ее, не знают? Давайте расскажем об этом.

Дмитрий Сафонов: Ну, не то, что не знают, у нас выделяется деньги, у нас в 16-м и 17-м году выделили на 2 школы, одна из них сейчас вводная с нового года, правда, с задержкой полтора года, к большому сожалению, вторая у нас пока, поселок Каминский, подвисла, то есть в лучшем случае, надеемся, 1-го сентября, там отставание тоже больше года. Если в Каминском школа присутствует, и там дети учатся, то в Савино фактически, так сложилось, что в момент выделения средств школу закрыли по аварийке.

Павел Давыдов: Вот сейчас мы видим какую школу?

Дмитрий Сафонов: Так, это у нас Каминский, но сейчас, конечно, уже… это вот одна из причин, то есть здесь кивают проектанты на подрядчиков, подрядчики на проектантов, там стало отваливаться часть уже построенного, сейчас состояние уже исправлено, но в том числе из-за этого большая-большая задержка в сроках, и дети вместо того, чтобы ходить в замечательную школу, ходят практически в старое здание, это Каминский, который сейчас наша болевая точка, скажем так. Савинская школа сейчас у нас фактически сдаточная с задержкой, правда, полтора года, школа изумительная просто, я туда приехал и сейчас ее просто отмывают, расставляют мебель – просто сердце радуется, жалко только, что так долго.

Павел Давыдов: Вот сейчас мы как раз видим стройку школы, о которой Вы говорите, да?

Дмитрий Сафонов: Да-да-да, Савинская школа, мы мониторили фактически с самого начала с фундамента, вот на фотографиях, школа огромная и красивая.

Павел Давыдов: Давайте объясним нашим зрителям, почему ее не удается запустить?

Дмитрий Сафонов: Она уже запускается сейчас, школа в Савино, то есть с опозданием, еще раз говорю, полтора года…

Павел Давыдов: Да.

Дмитрий Сафонов: Там опять же, говорят, что подрядчики плохо работали, проектанты говорят, что плохо работали подрядчики, но мое мнение такое: здесь очень затянули, во-первых, расторговку, очень долго торговали, поскольку, уж извините, я думаю, искали своего подрядчика, потом зашел, видимо, свой подрядчик, который ходил нога за ногу, мы туда летом приезжали, там никого не было, а зимой кипела стройка, и сейчас фактически администрации уже области, а не района взяла на себя и в ручном порядке последние полгода, месяцев 8, оттуда замгубернатора не вылазил и достраивал ее вместе фактически с подрядчиками.

Павел Давыдов: Дмитрий, а вот скажите мне, пожалуйста, вот в такой ситуации кто должен нести персональную ответственность: руководство региона или директор школы?

Дмитрий Сафонов: Вы знаете… нет, директора школы здесь еще нет, его только назначили, он никакого отношения здесь не имел. Я думаю, что здесь, во-первых, заказчиком является муниципальный район – первое, то есть как бы, что ни говорить, ответственность должен нести он – это первое. Второе момент: удивляет, что у нас одни и те же подрядчики, одни и те же проектанты позволяют себе работать годами с серьезным нарушениями и фактически не несут за это никакой ответственности, то есть они переходят с объекта на объект, там создают те же самые проблемы, а ответственности нет. Почему опять получается… немножко вот я скажу, потому что, если закончилась, все уходят в суды потом, подрядчик может найти лучших юристов, а администрация у нас как всегда, у нее есть юрист на работе за небольшие деньги и зачастую даже дела, которые априори кажутся выигрышными, то есть должен подрядчик попасть в черный список, быть сильно наказанным – ничего не получается.

Павел Давыдов: Мне кажется, если руководство регионов пострадает, они лишатся своей должности или хотя бы мэры городов, которые, мне кажется, должны нести ответственность за строительство того или иного социального объекта, каким и является школа, тогда и другим неповадно будет.

Дмитрий Сафонов: Да, мне кажется, Вы абсолютно правы, то есть, в первую очередь, спрос ответственности, если будет ответственность, в следующий раз этот мэр задумается, а надо ли ему это? Может лучше приостановить ту же стройку и поменять подрядчика, а не выискивать какие-то способы продолжать строительство, тем более с неизвестным качеством?

Павел Давыдов: Это действительно так, а скажите, пожалуйста, какой совет вы можете дать нашим телезрителям, которые тоже столкнулись с проблемой, что ликвидируют школу в сельской местности или хотят этот объект превратить в коммерческий и так далее? Вариантов очень много, здесь чиновники хорошо работают, Елена, куда обращаться, как действовать?

Елена Семионова: Наверно, Народный Фронт может помогать в данном случае.

Павел Давыдов: До Народного Фронта мы дойдем, естественно, только Народный Фронт?

Елена Семионова: Нет, безусловно, наверно, сначала к муниципальным органам власти, которые этот объект контролируют этот процесс, дальше двигаться уже через общественные организации.

Дмитрий Сафонов: Самое главное, чтобы была активная общественная позиция, и если люди понимают, что они хотят и готовы за это спрашивать, они могут обратиться сначала, естественно, в местную администрацию, в департамент, допустим, областной образования, у нас, я считаю, что они достаточно отзывчивые и работают хорошо, потом у нас есть прокуратура совершенно замечательная, если людей не слышат конечно, есть общественные организации, которые готовы подключиться, это и Народный Фронт и Общественная палата, взять на контроль ситуацию, разобраться, действительно, посмотреть. Иногда люди, конечно, приходят с какими-то повышенными желаниями, такое тоже случается, к большому сожалению, если в деревне 3 ребенка, школа там оставить, ну всяко не получится, то есть опять же надо людям объяснить, дать понять, люди у нас очень, на самом деле, понятливые и всегда навстречу идут, если с ними нормально общаться.

Павел Давыдов: А у вас в Вашей памяти есть примеры, когда вмешательство Общероссийского Народного Фронта помогло исправить ситуацию и спасти школу?

Дмитрий Сафонов: У нас была такая ситуация по детскому дому, сейчас я просто не помню названия, а по школам, здесь, скорее, мы помогали удлинить маршруты школьные, улучшить качество горячего питания, то есть вот такие вещи или, допустим, вопросы с интернетом решить, то есть такого у нас в области нет, что закрывается и это очень остросоциально.

Павел Давыдов: Вообще система сельских школ уже стояла на грани полного уничтожения, когда в 70-х годах прошлого столетия советское партийное руководство объявило войну так называемым неперспективным сёлам и деревням и сегодня, похоже, вторая волна и в наших силах всё это остановить, самое главное, во-первых, иметь активную гражданскую позицию и не бояться действовать даже в таких ситуациях, которую мы сегодня увидели в Туле или о которых рассказывали вы. Большое вам спасибо за участие в программе, мне кажется, к этой теме мы еще неоднократно вернемся, спасибо!

Дмитрий Сафонов: Спасибо!

Елена Семионова: Спасибо!

Павел Давыдов: Россия в рамках нацпроекта «Образование» поставила перед собой амбициозные цели: мы должны войти в первую десятку государств мира по качеству общего образования, для это предусмотрено 784,5 миллиарда бюджетных рублей, однако, большая часть денег уходит в города, сёлам, на которые приходится больше четверти российского населения, привлечь федеральные или спонсорские деньги сложнее, и если об этом не задуматься сейчас, завтра число безграмотных людей увеличится кратно, а чиновники опять скажут нам: «Мы хотели как лучше, а вот получилось как всегда».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Оля Шаронова
Не вижу связи между количеством учащихся и качеством образования! Если бы это была прямая зависимость, тогда было бы достаточно засунуть в один класс 40человек- и идеального качества дождались бы.
Оля Шаронова
Не вижу связи между количеством учащихся и качеством образования! Если бы это была прямая зависимость, тогда было бы достаточно засунуть в один класс 40человек- и идеального качества дождались бы.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски