И так сойдет. О проблеме социальной поддержки выпускников интернатов

Гости
Альберт Сарбалаев
учредитель АНО «Мы нужны друг другу»
Геннадий Прохорычев
уполномоченный по правам ребёнка во Владимирской области
Дмитрий Чариков
журналист, эксперт по недвижимости
Сайсуу Байкара
председатель региональной общественной организации «Дорога к дому» (Республика Тыва)

Ангелина Грохольская: В эфире Общественного телевидения России «Большая страна» - программа о людях, обществе и власти, здравствуйте, я – Ангелина Грохольская. Надобно сказать, что у нас на Руси, если еще не угнались кое в чем другом за иностранцами, то далеко перегнали их в умении обращаться, пересчитать нельзя всех оттенков и тонкостей нашего обращения. Николай Васильевич Гоголь в почести «Мертвые души» пишет о таких мастерах ведения беседы: с теми, кто богаче или статусом выше и говорить будут иначе, нежели с простым человеком. Почти 200 лет прошло, а мало, что изменилось: есть и у нас мудрецы, которые перед одними кланяются, а других и вовсе считают недочеловеками. Хуже всего приходится тем, кто постоять за себя не может, для них даже термин придумали – «социально незащищенные слои населения», и есть мнение, что, по сути, для таких можно не стараться – и так сойдет.

Ангелина Грохольская: И сегодня в нашей студии Альберт Сарбалаев – учредитель организации помощи детям-сиротам «Мы нужна друг другу», Дмитрий Чариков – журналист, эксперт по недвижимости и строительству и Геннадий Прохорычев – уполномоченный по правам ребенка во Владимирской области, здравствуйте! Мы сейчас видели сюжет, я видела вашу реакцию, она была у всех…

Дмитрий Чариков: Я готов реплику …

Ангелина Грохольская: Дмитрий, пожалуйста.

Дмитрий Чариков: Просмотрев этот сюжет, считаю, что в стране нужно больше строить тюрем, потому что…

Ангелина Грохольская: Есть кого сажать.

Дмитрий Чариков: Да, наверняка, и ответственных лиц: чиновников и строителей вот этого безобразия, ведь дом получил заключение о соответствии, дом получил разрешение о вводе в эксплуатацию – по факту мы видим, что это не жильё. Всё.

Ангелина Грохольская: Подобная ситуация только в Пермском крае или и в других регионах тоже?

Альберт Сарбалаев: На самом деле нет, такая ситуация во многих регионах нашей страны, например, Бурятия, где был очень громкий скандал в декабре 2018 года, когда арестовали замминистра, арестовали застройщика. Сегодня суди признал весь а-ля жилой комплекс, который был построен, не пригодным для проживания.

Ангелина Грохольская: Даже не один дом, а жилой комплекс?

Альберт Сарбалаев: Там получается более 35-ти домов и они все 2-х или 3-х квартирные, и суд обязал Правительство данного субъекта выдать новое жилье. Тут, на самом деле, больше всего удивляет, что этим детям фактически жилье больше никто и не даст, потому что деньги были целевые и эти деньги были потрачены.

Ангелина Грохольская: И они своим правом на жилье воспользовались.

Альберт Сарбалаев: Конечно.

Ангелина Грохольская: Скажите, пожалуйста, а почему такая ситуация складывается, как правило, с социальным жильем, которое строится изначально по социальному заказу, вот, что это? И так сойдёт? Застройщик знает для кого, кто там будет жить, поэтому: ай, ладно, там можно и трещины.

Дмитрий Чариков: Вы понимаете есть экономика проекта – деньги. Естественно, застройщик тяп-ляп делает эти трёхэтажки, потому что, скажем так, самая дешевая себестоимость, не требуется прохождение госэкспертизы и, соответственно, все эти моменты, которые в сюжете – сдаёт этот дом, получает свою маржу, и трава не расти. Дальше, как правило, этот застройщик банкротится, совершенно верно, чтобы не выполнять работы по гарантийному устранению.

Ангелина Грохольская: То есть это такая логическая цепочка.

Дмитрий Чариков: Да, совершенно верно.

Ангелина Грохольская: В Владимирской области что?

Геннадий Прохорычев: Я просто хочу добавить…

Ангелина Грохольская: Да, конечно.

Геннадий Прохорычев: По поводу вот этой ситуации в Пермской крае я могу сказать, что министр этого строительства регионального должен уйти в отставку – это первое, а потом прийти с повинной в Следственный комитет и рассказать, как всё вообще было, и второе, уже давно об это говорится на всех площадках, по сути детей из числа сирот поселили в анклав, там сказали: сначала 20 квартир, потом еще 30 квартир - всё в одном доме. Ну, это Пермский край, там, наверно, такое феноменальное мышление у чиновников, что давайте проблему решим: поселим их в анклав и забудем, что там будет. Правильно коллега сказал, конечно, с точки зрения экономики, там сэкономили на всем – это сироты, они и были государственные и здесь получают государственное жилье вот такого порядка низкого. Что касается Владимирской области, у на никогда не было вот таких анклавных поселений для детей-сирот, у нас много вопросов было по качеству, у нас приобретается жилье на вторичном рынке, ввиду того, что застройщики не идут на приобретение за счёт государственных денег для детей-сирот, потому что это всё-таки низкий показатель – от 33000 до 40000 за квадратный метр, но тем не менее у нас очередь всё рано большая: около 1400 в очереди, более 900, которые имеют уже право, и так во всех регионах, поэтому ситуация катастрофичная в этом смысле, все об этом говорят, они до сих пор все ходят вокруг да около и не знают, что с этим делать.

Ангелина Грохольская: Действительно, не знают, что делать в Республике Тыва, с нами по скайпу Сайсуу Байкара – председатель ассоциации детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, «Дорога к дому», здравствуйте!

Сайсуу Байкара: Всем, здравствуйте!

Ангелина Грохольская: Я знаю, что в Тыве вообще вопиющая ситуация: там 20 лет стоят на очереди, по-моему, и какое-то огромное количество выпускников интернатов и детских домов, что сейчас? Можете цифры назвать нам?

Сайсуу Байкара: Да, по сегодняшний день в очереди стоят 40-50-летние женщины, они уже более 20-30 лет до сих пор стоят и не получили квартиры.

Ангелина Грохольская: А сколько человек всего сейчас?

Сайсуу Байкара: Всего по Республике Тыва в очереди стоят более 4000 сирот.

Ангелина Грохольская: 4000 и каждый год прибавляется, я так понимаю, увеличивается это количество?

Сайсуу Байкара: Да.

Ангелина Грохольская: А что местные власти? Я знаю, что эти люди выходили на митинг, пытались президенту как-то сообщить, местные власти вообще как-то реагируют? Ведь, насколько понимаю, коллеги, поправьте меня, если я не права, субсидии выделяются на приобретение и строительство жилья?

Сайсуу Байкара: Конечно.

Ангелина Грохольская: Деньги, вроде как, приходят в Республику.

Сайсуу Байкара: Да, деньги, говорят, приходят, но с 2014 года так ни один дом и не построили, там стоят 2 дома, но до сих пор нет финансирования, говорят так подрядчики.

Геннадий Прохорычев: А какое соотношение у вас? У нас во Владимирской области 43 миллиона – это Федерация и 230 миллионов с копейками – это субъект дает эти деньги. У вас какие? Всё-таки у вас огромная территория по продолжительности.

Сайсуу Байкара: У нас говорили, что 90 % выделяется из федерального бюджета, а 10 % – из местного бюджета.

Ангелина Грохольская: Потому что дотационный регион и там, естественно, должно быть финансирование. Как вы думаете, на каком этапе эти сумму зависают, хочется сказать, в чьём кармане?

Альберт Сарбалаев: Мы буквально недавно смотрели открытые источники Счётной палаты: у нас более 258000 детей-сирот жилья не получили в стране, на самом деле, да, ситуация критическая, но если брать именно регионы, то, конечно же, это количество, которое образовалось, оно фактически образовалось еще а нулевых годов, и этот вопрос еще изначально не был решен и, конечно, Тыва – это один из регионов, где как раз есть такое количество, есть и более 5000 и 6000 в регионах, где жилье не получили сироты, и я не знаю, как органы исполнительной власти данного субъекта будут решать данный вопрос, потому что, даже если им 200 миллиардов, образно говоря, выделить, это не будет решаться.

Геннадий Прохорычев: Там не будет решаться, в Тыве власти нет, это отдельный субъект Российской Федерации, где этот вопрос практически невозможно решить, пока этим вопросом не займутся федеральные чиновники, Следственный комитет, Министерство просвещения и другие органы.

Ангелина Грохольская: Я хочу у Сайсуу спросить: как исполнительная власть ваша реагирует на ситуацию, они общаются с вами?

Сайсуу Байкара: Да, только одни обещания.

Ангелина Грохольская: К сожалению, спасибо Вам огромное. У нас есть какой-то федеральный орган, министерство, которое сверху всё это дело контролирует? Понятно на местах, но вот…

Альберт Сарбалаев: Опять же, как следует из открытых источников, что сегодня в принципе нет федерального профильного министерства, которое бы этот вопрос контролировало.

Геннадий Прохорычев: Эти цифры собирает Минпросвещения.

Альберт Сарбалаев: Министерство просвещение просто распределяет ресурсы, которые сегодня выделяются.

Ангелина Грохольская: Кстати, Минпросвещения не является специалистами в строительной сфере, да?

Альберт Сарбалаев: Конечно.

Дмитрий Чариков: Украсть у святых людей – это просто замечательно, да?

Ангелина Грохольская: Какие есть предложения?

Геннадий Прохорычев: Знаете, часто говорят: чиновники, чиновники, чиновники… Но есть достаточно нормальные чиновники, которые ответственно относятся к этому, но всё-таки в ситуации в России, наверно, нужны и общественные институты, которые бы и контролировали, и проводили вот этот анализ.

Дмитрий Чариков: Что касается общественных институтов, которые нужно привлекать, то нужно привлекать прежде всего специалистов: юристов, строителей, планировщиков, не просто «крикунов», которые уныло бродят, задают глупые вопросы, а именно специалистов, чья квалификация подтверждена.

Ангелина Грохольская: А кто это может быть?

Альберт Сарбалаев: Мне кажется, знаете, когда начали говорить про контроль, я думаю, что тут нужно подключать сюда самих выпускников детских домов, чтобы они реально видели, какое жилье им будет выдаваться, чтобы они могли посмотреть, потому что фактически они заезжают, знаете, это «кот в мешке»: вроде бы красиво, год прожили, а жилье непригодно.

Геннадий Прохорычев: Но оценить-то они не могут.

Ангелина Грохольская: Они не смогут это оценить, да.

Альберт Сарбалаев: Коллеги, я говорю, что именно, чтобы они посмотрели, как строится это жилье, чтобы они могли увидеть, что, да – оно строится.

Геннадий Прохорычев: У них нет профориентации.

Альберт Сарбалаев: Мы не говорим сейчас о профориентации, мы говорим про общественный контроль.

Геннадий Прохорычев: Но Ангелина говорит о другом: кто же должен всё-таки, но точно это не Министерство просвещения, кто?

Альберт Сарбалаев: Министерство строительства.

Ангелина Грохольская: То есть Минстрой, да? Дмитрий, а если это передадут Минстрою…

Дмитрий Чариков: Если это передадут Минстрою это будет ад и пламя.

Ангелина Грохольская: Почему?

Дмитрий Чариков: Смотрите, что у нас происходит с так называемыми обманутыми дольщиками – пострадавшими участниками долевого строительства.

Ангелина Грохольская: То есть мы можем получить еще одну армию таких же пострадавших?..

Дмитрий Чариков: Что такое Минстрой? Минстрой не может решить проблему, обманутых дольщиков становится всё больше и больше: сейчас то, что происходит, в том числе, то в одну сторону, то в другую, то переходим мы с 1-ого июня… Общественные институты: вот у нас есть ОНФ, к примеру, я сейчас не оцениваю…

Альберт Сарбалаев: ОНФ не может заниматься распределением средств. Мы сейчас берем обманутых дольщиков – это немножко неправильно, это не бюджетные средства и Минстрой фактически… да, там есть проблема…

Ангелина Грохольская: Хорошо, мы сейчас долевое строительство не обсуждаем, Вы за Минстрой, я так понимаю, что у Вас есть некое предложение по этому поводу?

Альберт Сарбалаев: Я считаю, что, конечно, должен этим заниматься непосредственно профильный орган Министерства строительства, потому что фактически это их компетенция, но уж точно не Министерство просвещения, которое должны писать книги, азбуку и тому подобное.

Геннадий Прохорычев: Минстрой уже просто выделяет деньги на субъект и контролировать будет, мне кажется, только это, что они еще смогут? А лучше передать… такое, может быть, безумное – Следственному комитету и пусть поработает в этом направлении. Шутка, конечно.

Ангелина Грохольская: Я сейчас хочу вернуться к нашим историям, за которыми мы следим, о которых мы уже рассказывали в нашей студии: изменилось что-то или нет? Давайте сейчас посмотрим небольшой сюжет.

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: Мне кажется, мы можем собираться с вами раз в месяц, раз год и всё время будем говорить об одном и том же, показывать наших героев, которые будут точно так же говорить: «Квартиры до сих пор нет». Что должно измениться, я не знаю, может быть, даже пофантазируем сейчас…

Альберт Сарбалаев: Сейчас показали про девушку сюжет и про Пермь – там беда в том, что когда им выдавались эти квартиры, то для них была жёстко отрегулирована нормативно-правовая база. Конечно, 262 Федеральный Закон, который сейчас вступил в силу, он не разрешает приобретать такое количество квартир для детей-сирот, там должно быть не более 10 квартир, вернее, не более 10 % от общего дома, и, конечно, эта норма работает сейчас в регионе, я просто к тому, что Федерация, непосредственно, Министерство просвещения в рамках своей компетенции, благодаря в том числе, общественным институтам: тем же самым выпускникам детских домов, тем же самым некоммерческим общественным организациям – они всё равно слышат, и они всё равно хоть какие-то механизмы предлагают. Конечно, вот такие, как этот, случаи, берут всегда за душу, потому что ты удивляешься: ну, как так люди обижают такую категорию людей!..

Геннадий Прохорычев: И так жизнью обиженные.

Альберт Сарбалаев: Да, которые и так жизнью обижены. Знаете, если фантазировать, я понимаю, что этот вопрос достаточно растянутый, и эту проблему мы не сможем решить даже в течение 50-ти лет.

Геннадий Прохорычев: Но всё-таки ответственность должна быть за первым лицом субъекта Российской Федерации – за губернатором, но мое личное мнение, что мы будем всё равно в ближайшем десятилетии ходить по замкнутому кругу, пока мы не решим проблему настоящей профилактики социального сиротства, никогда нам не будет хватать ни денег, ни жилья, ни ответственных чиновников, пока мы не решим другую немножко проблему – проблему семьей, потому что у нас всё время плодятся дети, которые остаются без попечения родителей, мы лишаем родительских прав и тут же начинаем решать их проблемы, потому что мы не решили проблемы в семье: зарплата, неустроенность, пьянство и пошло, и поехало, поэтому пока мы не решим ту проблему, вот эту - следствие, мы долго не решим.

Дмитрий Чариков: Я добавлю, почему я против, вот этот месседж, чтобы Минстрой контролировал эту ситуацию, действительно, как сейчас прозвучало: замкнуть это на региональных губернаторах, потому что как только вертикаль уйдет туда дальше наверх – это будет провоцировать… мы все знаем, как устроен чиновничий механизм: отписки, всё, что угодно, лишь бы сверху обратно не прилетело. Если эта задача будет замыкаться на главе города, региона, области и вменена именно ему ответственность за выполнение…

Ангелина Грохольская: Причем ответственность персональная.

Дмитрий Чариков: Персональная, подчеркиваю.

Геннадий Прохорычев: Здесь какой-то должен быть…

Альберт Сарбалаев: KPI.

Геннадий Прохорычев: Ну, да.

Альберт Сарбалаев: Чтобы как раз смотреть, чтобы губернаторы понимали и чувствовали эту ответственность, чтобы у них спрашивали каждый год, какое жилье они выдали – такой некий критерий эффективности. Это очень важно, потому что губернаторы сейчас бегут показать свою эффективность во всех отношениях, может быть, это и правильно, как руководителя, но мне кажется, всё-таки им стоит обратить внимание в том числе на эту категорию людей, потому что в этой жизни никто не застрахован, может любой остаться ребенком-сиротой, а самое главное, ведь это наше будущее, ведь это тоже граждане нашей страны, которые тоже готовы дать не одно поколение детей, воспитать и сделать достойными гражданами нашей страны и как раз жилье является одним из фундаментов профориентации, социализации бывшего выпускника детского дома в обществе, поэтому губернаторы прежде всего, конечно, должны в том числе и замечать эту категорию.

Ангелина Грохольская: Это, кстати, очень хорошее предложение, я думаю, что это, наверно, самое главное, мы на этом сейчас завершим и очень хочется надеяться, что к нам прислушаются, что вот этот показатель обеспеченности жильем, в том числе и различными социальными льготами, детей-сирот, выпускников Детских домов в регионе станет показателем эффективности работы губернатора, а там уж, конечно, можно привлекать и Общественные организации, и специалистов-строителей, и так далее и тому подобное, потому что такие специалисты есть, они охотно всегда пойдут навстречу. Спасибо вам большое, спасибо, но что-то мне подсказывает, что мы еще увидимся в этой студии. В завершение нашей программы я хочу вернуться к нашим прошлым темам: 2 недели назад мы рассказывали о ситуации в Череповце, там бывших сотрудников пожарной части и их родных выселяют из квартир, 14 семей могут оказаться на улице, к сожалению, ни в МЧС, ни в администрации помочь ничем не могут, хотя и обещали взять это на контроль. Неравнодушными оказались наши зрители, мы сразу после эфира получили много откликов: оказывается, похожая ситуация сложилась и в Ярославле, нам написал Игорь Фёдорович Сорокин. Там также бывших сотрудников МЧС выселяют из служебных квартир, ничего не предоставляя, 3 семьи могут быть выселенными. «Служебное предательство» – так назвал эту ситуацию наш телезритель. А вот еще одно письмо, сразу после эфира мы его получили: это Юлиан Соболев – кандидат юридических наук нам написал, руководитель юридического агентства. Больше его возмутило, сейчас цитата: «Бездушная позиция уполномоченного по правам человека в Вологодской области и городских властей. Обидно за формальное отношение к бывшим работникам, представителям уважаемой силовой структуры – стыд и позор!» – конец цитаты, наш телезритель написал, что хочет искренне помочь ветеранам МЧС по решению их жилищной проблемы. Мы передали все контакты наших героев нашим телезрителям. На это всё, пишите нам, мы ждем ваших откликов и на сегодняшнюю тему, адрес нашей электронной почты: bs@ptvr.ru, мы доступны и в социальных сетях и помните, несмотря на расстояние, мы – рядом!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

на примере ситуации в Пермском крае

Комментарии

Олеся
Самое главное - это перестать плодить сирот! Но сироты будут пока есть алкоголь и детские дома! Решение для такой ситуации есть! Нужно сажать в тюрьму родителей, которые лишены родительских прав и переписывать их жилплощадь ребёнку сироте! Точно так же надо поступать с людьми, которые не справились с ролью опекуна! Вернул ребенка в детский дом обратно- будь добр- посиди в тюрьме,пока ему не исполнилось 18! Чтобы таких безответственных и бессовестных не было!
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск