Илья Бурашов: Термин «родовое поместье» для людей прежде всего духовный

Илья Бурашов: Термин «родовое поместье» для людей прежде всего духовный
Леди и ее дворец
Нескучная жизнь Виталия Микушева
Родной язык. Сложно ли выучить чувашский?
До 80-х годов действительно было много переводной литературы: переводили Пушкина на чувашский язык, «Василия Тёркина» Твардовского
Точное попадание
Грант для Ньютонов
Выгодное вложение
Знакомьтесь: сити-фермеры
Немецкий хлеб для русской деревни
Борис Оболенец: В предприниматели должны идти люди творческие
Гости
Илья Бурашов
владелец поместья в экопоселке «Мирное» Судогодского района Владимирской области

Ангелина Грохольская: О родовых поместьях продолжим разговор в нашей студии, эксперт Илья Бурашов – владелец поместья в содружестве поселения «Климовская», это Владимирская область. Эксперт по родовым поместьям, здравствуйте!

Илья Бурашов: Здравствуйте!

Ангелина Грохольская: Хочется сразу услышать, чем же всё-таки принципиально отличается родовое поместье от, например, крестьянского кооператива или от фермерского хозяйства?

Илья Бурашов: Смотрите, тут нужно сделать небольшой экскурс в историю: примерно в 98-м, 96-м году были написаны определенные книги, в которых были даны определенные предсказания и дана была определенная вера, и люди в это поверили и стали строить свои родовые поместья.

Ангелина Грохольская: Я так понимаю, что Вы это сейчас о господине Мегре говорите, да?

Илья Бурашов: Да, безусловно, поэтому важно понимать, что термин «родовое поместье» – это прежде всего для людей духовный термин. С практической точки зрения, лично для меня, поместье – это просто большой участок земли, на котором можно вести свое хозяйство, на котором можно быть обеспеченным в случае кризиса с продуктами питания и жить там со своей семьей постоянно.

Ангелина Грохольская: Илья, а Вы как стали помещиком?

Илья Бурашов: На самом деле, это очень просто: я смотрел просто себе большой участок, изначально я смотрел его в деревне, именно для того, чтобы я мог вести личное подсобное хозяйство для своей семьи, и просто вёл пальцем пороге от того места, где жила моя жена, в сторону области, потому что там дешевле. Были какие-то предложения в деревнях, и в итоге я на это поселение посмотрел, мне понравилось то, что там все такие участки, и, согласно инвестиционному контракту, участок должен был включиться в границы населенного пункта, соответственно, я думал: «Как здорово! Не нужно переплачивать, люди сами сорганизовались, не какие-то риэлторы, которые в три дорога возьмут». И я купил этот участок, мы приехали я женой, это был апрель, шел снег – нам понравилось, очень понравилось, и вот с тех пор я являюсь владельцем этого участка.

Ангелина Грохольская: Вы там живете постоянно или это как дачная такая история?

Илья Бурашов: Я планирую туда переехать на постоянное место жительство, конечно, я очень хочу и у меня трое детей, и я знаю, что моей жене тяжело в городе с тремя детьми, поэтому, конечно, я хочу переехать, чтобы ей было проще и детям…

Ангелина Грохольская: Комфортно.

Илья Бурашов: Комфортно, да.

Ангелина Грохольская: А что останавливает? Вот какие сложности, с которыми Вы столкнулись?

Илья Бурашов: На самом деле, я не переехал по банальной причине – не закончил строительство, это самое главное, а сейчас, как оказалось, есть определенные проблемы со строительством на землях сельхозназначения, несмотря на то, что сейчас у нас есть градостроительное зонирование, у нас есть возможность перевести землю в дачное строительство по правилам землепользования застройки, но поскольку, по данным Росреестра, мы являемся сельхозугодьем, мы это сделать сейчас не можем. Конечно, хотелось бы, чтобы вот таких законодательных ловушек поменьше было всё-таки.

Ангелина Грохольская: Мне кажется, это не только родовых поместий касается, это вообще, в принципе, любой организации в таком поселении.

Илья Бурашов: Да.

Ангелина Грохольская: У Вас там уже есть какое-то хозяйство или пока только строитесь?

Илья Бурашов: Я пока только строюсь, я посадил порядка, по-моему, сорока деревьев, жена кусты сажала, то есть мы планировали, что мы построимся, и как раз деревья подрастут, но сейчас пока у меня всё «заморожено», я надеюсь всё-таки, что вопрос решиться положительным образом, потому что я знаю, что и администрация района большую поддержку оказывает нашему проекту, и областная администрация нашим вопросом занимается.

Ангелина Грохольская: Потому что здесь есть прямая заинтересованность, есть люди на земле, которые будут работать, развивать, что они там едят на завтрак – это уже их проблемы, но, так или иначе, территория не стоит пустая.

Илья Бурашов: Понимаете, тут каждая ситуация уникальна, например, на Дальнем Востоке можно, действительно, просто бесплатно землю выдавать, потому что это то, в чем государство заинтересовано, например, в Московской области вряд ли человек может купить себе 100 гектаров земель сельхозназначения и просить о бесплатном переводе этого…

Ангелина Грохольская: Ну, уж, Вы, да…

Илья Бурашов: Потому что это…

Ангелина Грохольская: Потому что это Подмосковье.

Илья Бурашов: Потому что это спекуляция земельная, поэтому тут, я считаю, что надо ориентироваться на мнения органов местного самоуправления, то, как они предлагают этот вопрос решать в каждом конкретном случае.

Ангелина Грохольская: Если, допустим, представить: Вы туда переехали, Вы там живете, а работать… Вы кто по специальности, чем Вы сейчас занимаетесь?

Илья Бурашов: Я занимаюсь программированием.

Ангелина Грохольская: Ну, Вы можете работать дистанционно?

Илья Бурашов: Да, я могу работать дистанционно, то есть стратегически, действительно, если будет высококачественный широкополосный интернет, то, конечно, можно будет работать из своего дома, из своего поместья удалённо и это очень здорово.

Ангелина Грохольская: А сейчас он есть, вообще, инфраструктура? Опять же, если сравнивать с гектаром на Дальнем Востоке, почему туда не едут – потому что это где-то непонятно в поле, на открытой территории, это еще инфраструктуру, дороги, электричество, газ и так далее, то же интерне подвести – это будет стоить огромных денег, у Вас с инфраструктурой как?

Илья Бурашов: У нас есть дороги, есть электричество, есть интернет, я не знаю, насколько он комфортен для профессиональной работы, дороги как-то люди сами поддерживают, скидываются, конечно, дороже всего стоит сделать хорошие дороги, порядка там, возможно, 500000 или 1000000 рублей с участка, чтобы капитальную дорог сделать, конечно, дешевле всего сделать интернет, то есть, если говорить о развитии, то, чем может помочь государство, то дешевле провести высококачественный широкополосный интернет и дать людям возможность работать удаленно, я вижу так.

Ангелина Грохольская: Деревня программистов такая…

Илья Бурашов: Кстати говоря, по поводу раздачи бесплатной земли, тут нужно понимать, что у нас согласно Конституции человек имеет право на бесплатную медицину, на бесплатное образование и прочее, соответственно, нельзя просто взять и землю раздать, должны быть построены школы, поликлиники, должно быть обеспечено водоснабжение и потребности людей, поэтому важно тоже это понимать, что не в любом месте, это должно делаться согласно генеральным планам.

Ангелина Грохольская: Конечно. Илья, нужен всё-таки закон именно о родовых поместьях или нужно просто как-то дополнить, что-то изменить, какие-то, может быть, подзаконные акты, которые касаются распределения земли, сельхозугодий или нужен прямо отдельный закон, как сейчас говорят, что нужна легализация родовых поместий?

Илья Бурашов: Легализация, конечно, нужна, потому что люди в эту ситуацию попали и надо ее решить. Ну, вряд ли в монастыре ночной клуб откроет кто-то, да, или вряд ли кто-то купит участок в монастыре, распилит его и распродаст, а люди сталкиваются с такими проблемами, когда, например, они собрались, сделали поселение, живут там, потом по разным причинам, идет время, кто-то умирает, кто-то решает участок продать, и приезжают обычные люди, которые этой идеологии не разделяют и живут, как обычные люди и это не всех устраивает. Что касается закона, то с точки зрения предсказаний книг, то, конечно, это звучит странно и поэтому, на мой взгляд, конечно, нужно понять, как государство планирует развивать сельские территории, потому что вопросов много: если, например, взять 50 миллионов гектаров раздать людям, то возникает вопрос с дорогами, а как они будут ездить, а не превратится ли это в субурбию, которая в Америке есть, с дикими пробками, когда люди все едут в город, потому что у каждого должна быть машина, то есть вот над этими вещами стоит подумать. Когда будет осмысленная программа развития сельских территорий с экономической составляющей, с инфраструктурной составляющей, с транспортной составляющей, конечно, в таком формате тоже можно и поместья создавать, например, допустим, если есть железнодорожная ветка, то вокруг нее образуется на остановке какой-то кластер, где есть экономика досуговый центр, допустим, малоэтажная застройка – таунхаусы…

Ангелина Грохольская: Ну, это в идеале, да?..

Илья Бурашов: И для тех людей, которые хотят подальше от этого всего жить, но на большом участке, подальше можно делать поместья, тогда ты можешь, например, на велосипеде доехать, сесть на электричку, поехать на работу в город, плюс у тебя есть магазины, рестораны, малый бизнес – вот я бы видел так, наверно.

Ангелина Грохольская: Это Вы такую идеальную картинку сейчас нарисовали. Вы перспективу видите родовых поместий?

Илья Бурашов: Я считаю, такой формат действительно имеет право на жизнь, он действительно интересен, он найдет своего покупателя.

Ангелина Грохольская: Свое поместье Вы каким видите лет через 5, например, в Ваших планах что?

Илья Бурашов: Моя задача – это просто построить дом, жить там и вместе с женой обустраивать, как мы вместе решим его обустраивать, так и будет, например, она хочет срубить где-то деревья, я хочу их оставить, как у нас сложится…

Ангелина Грохольская: Ну, это уже Ваши дела семейные. Дети… вот мы смотрели в сюжете, есть домашнее воспитание, я так понимаю, что там не предполагается строительство каких-то больших школ, Вы своих детей тоже будете сами учить или будете в город водить?

Илья Бурашов: Нет, я буду, думаю, водить в школу, у нас есть школа и по генеральному плану, то есть по нашему проекту, мы сейчас хотим присоединиться к деревне Климовская, эта школа генеральным планом включена в то место, куда дети будут ходить учиться.

Ангелина Грохольская: В чем преимущество жизни в селе перед городской жизнью и есть ли такое? Ну, наверно, есть…

Илья Бурашов: Вы знаете, есть и преимущества и недостатки, конечно, недостатки понятны – это отсутствие инфраструктуры, отсутствие того разнообразия ресторанов, кинотеатров и прочего, ну, и свои плюсы тоже есть – это природа, это свой собственный дом, я еще раз говорю, многодетной семье всё-таки в городской квартире сложно: у вас маленький ребенок, вы его не можете поставить на улицу выгуливаться и самостоятельно заниматься на кухне готовкой пищи, так не получится, и машины там ездят – это опасно, а на своем участке, конечно, это всё немножко по-другому смотрится, для меня это было бы большим преимуществом, поэтому есть люди, которым в городе нравится жить, есть люди, которым нравится жить на шести сотках, на двадцати, есть люди, которым нравится жить на большом участке, когда у тебя до соседа 100 метров, то почему, нет?

Ангелина Грохольская: Илья, спасибо Вам большое за беседу, немножко хотя бы нам развеяли какие-то мифы и рассказали, что такое всё-таки родовое поместье. Вам удачи и пускай всё развивается!

Илья Бурашов: Спасибо!

Ангелина Грохольская: Спасибо. О жизни вне города и родовых поместьях мы говорили с Ильёй Бурашовым – владельцем поместья в содружестве поселения «Климовская» Владимирской области.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски
Полный выпуск
Полный выпуск