• Главная
  • Программы
  • Большая страна
  • Ирина Гордеева: Ни разу не хотелось уйти из онкоцентра, где настолько много добрых и хороших людей около тебя. Это просто бесконечно! И там люди становятся чище

Ирина Гордеева: Ни разу не хотелось уйти из онкоцентра, где настолько много добрых и хороших людей около тебя. Это просто бесконечно! И там люди становятся чище

Гости
Ирина Гордеева
президент региональной общественной организации инвалидов «Творческое партнерство».

Павел Давыдов: "Мы сильны благодаря тем, кто нас любит". Это слоган региональной общественной организации инвалидов "Творческое партнерство". Ее активисты поддерживают детей с онкологическими заболеваниями. "Для больного ребенка важно, чтобы в его жизни были люди, для которых он прежде всего человек, а не пациент", – напоминают волонтеры. Первая российская комплексная программа терапии творчеством в детской онкологии появилась в 2004 году.

В студии "Большой страны" – Ирина Гордеева, президент региональной общественной организации инвалидов "Творческое партнерство". Ирина Владимировна, здравствуйте.

Ирина Гордеева: Здравствуйте, Павел.

Павел Давыдов: Только что мы посмотрели замечательный сюжет из Вологодской области о таком проекте, как "Терапия радостью". Команда учебного центра "Росток" уже много лет поддерживает детей, которые проходят длительное лечение в больнице. А вы знакомы с ребятами из Череповца?

Ирина Гордеева: Лично с ними я не знакома, но программу "Больничная клоунада", которую они ведут, я знаю. Она просто зарождалась у нас. В 2005 году к нам пришел Константин Седов, который стал первым больничным клоуном России. Три года эта программа развивалась внутри программы "Терапия творчеством". А в 2008 году Костя решил, что он уже может сам начать программу "Больничная клоунада".

Павел Давыдов: Мне кажется, вы с какой-то грустью об этом рассказываете. Нет?

Ирина Гордеева: Ну конечно, жалко. Он просто великолепный клоун. И тогда было жалко, что он уходил, потому что он взял свою программу. Мы помогли ему провести первую "Школу больничных клоунов". Костя смог это раскрутить так, что, в принципе, сейчас больничные клоуны работают во многих регионах России.

Павел Давыдов: И главное – есть результат.

Ирина Гордеева: Да.

Павел Давыдов: Ведь арт-терапия действительно помогает.

Ирина Гордеева: Да, арт-терапия помогает. В Европе арт-терапия уже существует с 80-х годов прошлого века. В Европе и на Западе арт-терапия – терапия творчеством – она находится как бы уже на государственном уровне, является частью лечебного процесса.

Павел Давыдов: У нас еще до государственной поддержки, я так понимаю, далеко?

Ирина Гордеева: Ну, это на уровне субсидий. Это – да. А как комплексная программа – нет.

Павел Давыдов: И все-таки лечение творчеством – что это такое?

Ирина Гордеева: Это целый комплекс. Это и арт-терапия, то есть рисование, но немножко другое, отличающееся от обычного рисования. Это и музыка. Это и сказка. Это и клоунада. Это и игры. Это масса всего творчества, которое мы им предлагаем. Еще у нас есть… Ну, уже за 13 лет мы напридумывали много всего. У нас есть акции крупные. Мы рисуем на настоящих машинах. Представляете, для ребенка это абсолютно смена парадигмы – ему все время не разрешали, детям не разрешают рисовать и прикасаться к машинам, а тут им разрешают все.

Павел Давыдов: То есть они покидают палату, выходят на улицу?

Ирина Гордеева: Выходят на улицу, да, и рисуют на настоящих машинах. А уже с прошлого года к нашим детям приезжает замечательный клуб "МотоСердца", и они катаются на мотоциклах, они рисуют на мотоциклах. Наши многие дети говорят: "Если бы не лечение, то это похоже больше на пионерский лагерь".

Поэтому вот этот позитив… У ребенка очень много негатива. Лечение действительно тяжелое, очень тяжелая "побочка". И как бы этот избыток позитива компенсирует этот негатив.

Павел Давыдов: Да, это как раз очень важный момент. Ирина Владимировна, ваша организация уже давно работает, и наверняка у вас есть внутренняя статистика. Арт-терапия, лечение творчеством насколько способствует выздоровлению ребенка?

Ирина Гордеева: Знаете, у нас есть очень много интересных примеров, даже не касающихся именно арт-терапии. Ну, это как часть, да? Когда ребенок…

У нас в прошлом году закончила лечиться девочка. Когда она только приехала, она стала заниматься всем. И самое главное – она стала много гулять. Она путешествовала по Москве. Она завела свой Instagram, в котором у нее было очень много поклонников. Она вела очень бурную и активную жизнь. У нее очень сложное заболевание, очень сложное, с очень плохим прогнозом. Но уже прошло полтора года с тех пор, как она закончила лечение, и девочка живет. Мало того – уже съездила в кучу лагерей, съездила в Ирландию, в Чехию.

То есть именно эта активная позиция. И мы даем эту позицию, то есть эту активность. Мы говорим о жизни, не о болезни. Мы выдергиваем ребенка из больничной среды и говорим: "Надо жить".

Павел Давыдов: Я открыл ваш сайт и нашел, что у вас много разных направлений работы: и "Школа для родителей", и "Дом советов". Скажите, а какой ваш проект наиболее эффективен с точки зрения помощи ребенку?

Ирина Гордеева: Я думаю, что все-таки "Терапия творчеством". Ну, она настолько комплексная! Мы занимаемся всем. У нас проект, мы работаем только с одной больницей, но мы работаем изнутри. Мы занимаемся волонтерами. Волонтеры, которые приходят, – это очень важно на самом деле. Потому что волонтеры, которые приходят в больницу, они не знают правила поведения.

Павел Давыдов: То есть вы обучаете еще волонтеров?

Ирина Гордеева: Прежде всего – не навреди. Мы за ними следим. Мы говорим: "Вот это можно, а вот это нельзя". И для больницы это спокойнее, потому что они знают, что мы не сделаем ничего, что может навредить. И для волонтеров тоже легче бывает вход в больницу. Потому что сами мы входили в больницу полгода, и нам не очень верили, когда мы начинали.

Павел Давыдов: Волонтеры, медики… Но мы забыли про родителей, про семьи детей, которые столкнулись с раком. Когда слышишь это слово, возникает, мне кажется, катастрофа внутри, ты остаешься один на один с проблемой. И здесь на помощь не всегда приходят психологи, и не всегда приходит окружение. Вы как общественная организация (я знаю, что вы работаете с родителями в такой ситуации) как поддерживаете, как помогаете?

Ирина Гордеева: Скажем так, мы проходим с ними все. Мы с ними дружим, с семьями мы дружим, там нет никаких границ и ограничений. Может быть, это вредно для нас, больший эффект выгорания, но мы более плотно с ними работаем. А родители являются участниками процесса арт-терапии. Мы для них проводим отдельные мероприятия. У нас есть "День красоты" для мам. Как сказала мама одна: "Я впервые за год была счастлива". И самое главное, что мы создаем в отделении атмосферу позитива. А вот эта общая атмосфера помогает всем. Мамы участвуют в наших праздниках, мамы танцуют, мамы шутят – все что угодно. И это тоже для них поддержка

Павел Давыдов: Скажите, а в чем сегодня в первую очередь нуждается ваша организация, чтобы работа была еще более адресной? Кроме волонтерского корпуса.

Ирина Гордеева: Я бы просто очень хотела, чтобы эта программа стала государственной программой. Потому что у нас многие мамы приезжают из регионов, и они лечились там. И потом, может быть, уезжают, потому что онкоцентр переполнен, и на какие-то легкие "химии" тоже отправляют в регионы. И там ничего нет. Там чаще всего какая-то игровая, кто-то как-то приходит, но комплекса, объема нет. Ни клоуны отдельные, которые приходят на 15 минут, ни арт-терапевт, ни музыкальный терапевт не могут отдельно поменять обстановку. Может поменять обстановку именно этот комплекс, когда все время что-то происходит позитивное. И нам бы очень хотелось, чтобы государство это поддержало, потому что на самом деле это все очень сложно. Скажем так, это все держится у нас на одном человеке.

Павел Давыдов: На вас.

Ирина Гордеева: Ну да, на нас, потому что есть я и мои девочки. Я и бухгалтер, и все в этой организации.

Павел Давыдов: Может быть, прозвучит немножечко странно, но зачем это нужно вам? Благотворительная сфера – это понятно не каждому сегодня, как это ни парадоксально. И не каждый готов стать благотворителем. Вот как благотворительная жизнь изменила вас? И почему вы решили в нее войти?

Ирина Гордеева: Вы слышали, у меня общественная организация инвалидов творческая. И когда у нас был первый проект, у нас был театр, и мы туда пришли со спектаклем. Раз приехали, два приехали. А потом, знаете, мне стало стыдно, что мы их используем, что в этом случае они для нас объекты, решение своих проблем. Вот мы получили грант – надо отработать, съездить с благотворительными спектаклями. А тут мне попалась книжка как раз об арт-терапии в Америке. Я ее прочитала и думаю: давайте попробуем.

Знаете, ни разу не хотелось уйти из онкоцентра. Ни разу. Это другой мир. Это другие люди. Это настолько много добрых и хороших людей около тебя. Это просто бесконечно! И там люди становятся чище. И ни разу не хотелось оттуда уйти.

Павел Давыдов: Ирина Владимировна, большое вам спасибо, что нашли время. Я хочу отдельное спасибо сказать вам за ваш героизм, за ваши замечательные поступки и, самое главное, за ту работу, с помощью которой вы даете шанс на жизнь.

Ирина Гордеева: Ну, мне бы очень хотелось, чтобы государство это услышало и поняло…

Павел Давыдов: Поддержало.

Ирина Гордеева: Да, поддержало – и не только наш проект, а именно поддержало эту идею, что в каждой больнице должны быть люди, отдельная от врачей команда, которая лечит счастьем, лечит радостью, лечит смехом.

Павел Давыдов: Спасибо вам большое. Будем рады видеть вас вновь.

Ирина Гордеева: Спасибо.

Павел Давыдов: У нас в гостях была Ирина Гордеева, президент региональной общественной организации инвалидов "Творческое партнерство".


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск