Ирина Васильева: Изначально вышивкой крестецкой строчкой занимались не только женщины, но и мужчины тоже

Ангелина Грохольская: Фабрика "Крестецкая строчка" из Новгородской области впервые за 150 лет своей истории представила коллекцию женской одежды. Мастера называют это чуть ли не чудом, ведь еще два года назад у старейшего производства не было никаких перспектив. После того как в перестроечное время в стране стало не до вышивки, уникальный промысел тихо умирал. Как все-таки удалось его сохранить и, самое главное, восстановить фабрику? Об этом мы сегодня поговорим с нашей гостьей – Ириной Васильевой, генеральным директором фабрики "Крестецкая строчка". Ирина, здравствуйте.

Ирина Васильева: Здравствуйте.

Ангелина Грохольская: Безумно красивый у вас воротничок! Женский взгляд сразу падает именно на него. Я так понимаю, что это и есть вышивка "крестецкая строчка", да?

Ирина Васильева: Да, все верно, классическая крестецкая строчка. Это та самая техника, которую мы сохраняем. Это тот промысел, который мы пытаемся сохранить и вернуть ему былую славу, но только внедряем его уже в современную одежду, в современные изделия для того, чтобы изделия наши были применимы в современных условиях, а не оставались просто историей.

Ангелина Грохольская: Ну, история-то у вас, конечно, богатая – 150 лет, по-моему, да? Хотя я вот на сайте посмотрела: днем рождения предприятия считается 1929 год.

Ирина Васильева: Все верно.

Ангелина Грохольская: А промысел возник гораздо раньше?

Ирина Васильева: Да, конечно. Дело в том, что промысел изначально существовал в формате даже не артели, а надомного творчества. То есть у себя дома длинными зимними вечерами после того, как заканчивалась пахотная, собственно проводили время за тем, что вышивали на льне. Дело в том, что Новгородская область в свое время выращивали лен в больших количествах. Это, естественно, способствовало тому, что сырье под руками, и надо из этого сырья что-то делать.

Лен очень хорош, это хороший текстиль, хороший материал для того, чтобы делать столовую группу: скатерти, салфетки, полотенца. Но для того, чтобы эти изделия были красивыми, отличались от остальных и чтобы их покупали, пытаясь сделать их более интересными, более яркими, более самобытными, мастерицы начали придумывать, как же их украшать. Таким образом и народился сам промысел, вот эта строчевая вышивка "крестецкая строчка".

Ангелина Грохольская: Я возьму в руки, мне хочется просто это подержать, рассмотреть. Как облако прямо воздушное!

Ирина Васильева: Да, это особенность.

Ангелина Грохольская: А в чем особенность крестецкой строчки? Что это такое? Чем она отличается от каких-то других вышивок?

Ирина Васильева: Это сквозная ажурная строчка. Основная особенность этой вышивки в том, что она делается прямо в структуре ткани. Мы не навиваем что-то и потом пришиваем к изделию, а в самом изделии делаем эту вышивку. А делается она непросто. Дело в том, что для этого пригодны только ткани полотняного переплетения. Сама техника подразумевает, что можно будет выдергивать ниточки в разных направлениях – продольную и поперечную ниточку. И таким образом создается сетка, заготовка под ажур.

Ангелина Грохольская: То есть сначала нитки надо…

Ирина Васильева: Выдергать, да-да-да.

Ангелина Грохольская: Вот мы видим как раз сейчас – выдергивают.

Ирина Васильева: Сначала нитки выдергиваются. Причем это не менее трудоемкий процесс, нежели сама вышивка непосредственно. И затем, когда уже нитки правильным образом выдернуты, вышивальщица начинает обвивать оставшиеся ниточки таким образом, чтобы образовывался узор. Если вы посмотрите, то вы не найдете изнаночную сторону у вышивки. И это тоже одна из особенностей крестецкой строчки.

Ангелина Грохольская: Кстати, да. Я взяла и даже не задумалась об этом, да.

Ирина Васильева: Непонятно, да.

Ангелина Грохольская: Можно любой стороной положить. Я же вот взяла и положила абсолютно…

Ирина Васильева: Да, можно не задумываться, все верно. Это одна из особенностей этой вышивки – у нее нет изнаночной стороны.

Ангелина Грохольская: Хоть так носи, хоть так носи. Правда, что есть профессия вышивальщицы, а есть отдельно – дергальщицы?

Ирина Васильева: Да, дергальщицы.

Ангелина Грохольская: Да?

Ирина Васильева: Да-да-да. Мы еще называем их – мастерицы заготовки под ажур. Дело в том, что это очень-очень трудоемкая и кропотливая работа. Дело в том, что если совершена ошибка в процессе вышивки, ее еще можно немножечко поправить. А вот если выдернули лишнюю нитку или не ту, ее уже обратно не вставишь. Поэтому это тоже мастерицы на вес золота. Это уникальное умение – правильно выдергать сетку под вышивку.

Ангелина Грохольская: С ума сойти! Вот мы сейчас видим процесс как раз. Это все вручную делается?

Ирина Васильева: Только вручную.

Ангелина Грохольская: А сколько времени на изготовление одной салфеточки вот такой уходит?

Ирина Васильева: Все зависит от количества и сложности вышивки. Ну да, все процессы, все операции при создании наших изделий – они только ручные. Ни одна машина никогда не сможет заменить эти процессы. Потому что даже раскрой невозможен не руками. Потому что сама техника вышивки такова: чтобы не перекосить изделие, раскрой должен быть идеально в нитку выполнен, поэтому девушка-раскройщица выдергивает ниточку и затем по следу выдернутой нитки, не касаясь остальных, не задевая, раскраивает. Ни одна машина никогда не выполнит это так точно, согласитесь, поэтому даже раскрой у нас делается только вручную.

Ангелина Грохольская: Вы очень интересный факт рассказали еще до эфира нашего, что за движениями иголки и руки вышивальщицы невозможно даже уследить, что это настолько быстро!

Ирина Васильева: Да. Мастерство вышивальщицы зачастую зависит от ее скорости, от скорости движений. И когда вышивальщица с опытом, то отследить глазом, как быстро она передает иголку снизу наверх, невозможно. Просто вдруг на глазах из ниоткуда возникает узор.

Ангелина Грохольская: Я так понимаю, что вышивальщицы – это высокооплачиваемая работа должна быть. За такое мастерство должны денег много платить.

Ирина Васильева: Любой ручной труд не может дешево стоит. Когда человек столько времени тратит на создание чего-либо, то это не может дешево стоить. Поэтому, да, для поселка Крестцы у нас достаточно неплохие заработной платы у сотрудниц наших. 70 человек у нас в штате работает на фабрике, и это только начало. Дело в том, что в свое время на фабрике числилось в лучшие времена, в советские времена на фабрике числилось 600 человек. Там достаточно большая площадь, и это все возможно.

Ангелина Грохольская: А сколько в Крестцах живет народу?

Ирина Васильева: Полторы тысячи – это именно Крестцы. Но есть Крестецкий район – и там, естественно, больше.

Ангелина Грохольская: А фабрика – это практически градообразующее… ну, не градо-, а районообразующее предприятие, наверное, да? Или что-то еще там есть, какие-то производства?

Ирина Васильева: Там есть еще производство, оно в основном является местом трудоустройства мужского населения Крестц. А у нас, естественно, работают женщины.

Хотя, знаете, интересный факт. Дело в том, что изначально вышивкой, крестецкой строчкой занимались не только женщины, но и мужчины тоже. Больше того, одно время, то есть на самом деле на расцвете именно фабричной истории промысла, руководителем был Архиереев – мужчина, который сам прекрасно вышивал, владел техникой идеально.

Ангелина Грохольская: А сегодня нет ни у кого из молодых людей, из местных жителей интереса к этому промыслу?

Ирина Васильева: Ну, у совсем молодых. Дело в том, что сын одной из наших сотрудниц – он еще школьник, и он тоже прекрасно вышивает.

Ангелина Грохольская: Да?

Ирина Васильева: Да.

Ангелина Грохольская: То есть это будущий руководитель, возможно, вашей фабрики, главный мастер.

Ирина Васильева: Возможно, возможно, да-да-да. Но это действительно очень интересно, когда мальчик школьного возраста, подросток вышивает на глазах у удивленной публики.

Ангелина Грохольская: Это очень интересно и очень важно, во-первых, что мастерство сохраняется, а во-вторых, что молодежь интересуется. Но то, что мальчик интересуется – это вообще здорово. Ирина, скажите, пожалуйста… Вот вы говорили, что вообще промысел появился, потому что было много льна в районе. А сейчас?

Ирина Васильева: А сейчас льна в районе нет, поэтому сырье мы закупаем в Белоруссии, Оршанский льнокомбинат. Это такой магнат производства льна, который закупает лен по всей территории Белоруссии. У них производство полного цикла, они делают достаточно высококачественный лен, который отлично подходит под скатертную группу, под столовую группу, для создания предметов он отлично подходит.

Ангелина Грохольская: Вы выпустили в этом году первую коллекцию одежды. Вообще я так понимаю, что это все-таки была больше история про скатерти, про салфетки, да?

Ирина Васильева: Да, изначально, потому что промысел зарождался и развивался именно на таких изделиях. Затем он уходил в высокохудожественную вышивку. Мы, например, также создаем вышитые картины, самые настоящие картины, которые просто вышиты в нашей технике.

Ангелина Грохольская: И мастерицы уже современные сейчас создают и умеют это делать?

Ирина Васильева: Да. Мы восстанавливаем рисунки, по рисункам делаем эскизы и вышиваем такие картины. Таким образом получаем копии тех знаменитых работ, которые представлены в Русском музее, которые представлены в Эрмитаже, в Музее народных художественных промыслов здесь, в Москве. В своей коллекции одежды мы пытаемся сохранить строчку в классическом виде, то есть ту технику вышивки, как она есть, но внедрить ее в современную одежду, в ту одежду, которую сейчас мы с вами можем одеть и пойти. Вот как пример.

Ангелина Грохольская: У вас хороший пример.

Ирина Васильева: Да, я – живой пример того, что эти изделия сейчас вполне актуальны и современны. Но при этом они, естественно, пронизаны русским духом, русской культурой и очень хорошо ложатся на менталитет русских людей. Поэтому мы надеемся, что это будет иметь успех.

Ангелина Грохольская: Я тоже в это верю. И пожелаю вам успеха – и творческого, и коммерческого, естественно, и процветания фабрик "Крестецкая строчка". И огромное спасибо вашим мастерицам за их творчество и мастерство, за то, что возрождаете промысел.

Ирина Васильева: Да, спасибо и вам. Спасибо за внимание и за теплые слова относительно того, что мы очень любим сами.

Ангелина Грохольская: О возрождении уникального промысла "Крестецкая строчка" нам рассказала генеральный директор фабрики Ирина Васильева.

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты