Иван Коновалов: лучшие кадры, которые работают в оборонке – это люди, которым далеко за 45

Гости
Иван Коновалов
директор Центра стратегической конъюнктуры

Павел Давыдов: "Броня крепка, и танки наши быстры, и наши люди мужества полны", – пелось в известной советской песне. Безопасность граждан – это одна из главных задач руководства страны. Недавно Владимир Путин подписал новую Государственную программу вооружения на ближайшие десять лет. Ставка будет сделана на развитие роботизированных систем, высокоточного оружия и сил ядерного сдерживания. На перевооружение планируется направить 19 триллионов рублей.

У нас в гостях – директор Центра стратегической конъюнктуры, автор ряда работ о вооруженных конфликтах в современной истории и строительстве вооруженных сил Иван Коновалов. Иван Павлович, здравствуйте.

Иван Коновалов: Здравствуйте.

Павел Давыдов: Так насколько сегодня крепка броня у наших вооруженных сил? И как вы оцениваете новую программу перевооружения?

Иван Коновалов: Вы знаете, самое главное в этой программе перевооружения, в госпрограмме перевооружения, что она не превышает по сумме предыдущую. Но надо помнить, что все-таки курс доллара и курс рубля изменился, и, по сути, в реальных ценах это даже стоит дешевле, чем предыдущая программа, которая закончится в 2020 году.

Павел Давыдов: И, кстати, раз уж вы провели сразу аналогию, эксперты ругали предыдущую программу – якобы она была неэффективна. Вы этот поход разделяете?

Иван Коновалов: Безусловно нет, поскольку перед этим было еще несколько программ, и вот как раз они были все провальные. Вы знаете, там доходило до того, что поставка – один танк и один корабль. Здесь мы видим совершенно другую картину. Эта программа выполнялась на 98–99% каждый год. Наш оборонно-промышленный комплекс, конечно, пострадал в 90-е годы, когда была разруха и было, в общем-то, непонимание того, какая будет российская армия, каким будет оборонно-промышленный комплекс. Мы уступили наши позиции в области военно-технического сотрудничества.

Павел Давыдов: Ну да, на наших танковых заводах делали кастрюли.

Иван Коновалов: Да, все это было. И довольно быстро все-таки удалось переформатировать ситуацию назад. Но надо понимать, что наш оборонно-промышленный комплекс требует сейчас не то что вложений, но в принципе переустройства. Многое было сделано. Многое было сделано в смысле того, чтобы выстроить вертикальные холдинги, которые будут заниматься отдельными видами продукции. Это действительно сработало. Но нужно еще и переоборудование на новые станки высокоточные. Знаете, это серьезная проблема.

Второе – есть проблема с кадрами. Наиболее лучшие кадры, которые сейчас работают во имя нашей оборонки, – это люди, которым уже далеко за 45. Нужны молодые люди, которые должны в это войти, а их привлекать надо. Конечно, сейчас это делается, но это процесс не быстрый.

Павел Давыдов: Мы немножко опоздали это делать, это надо было делать вчера.

Иван Коновалов: Ну, вы знаете, я бы не сказал, что зазор такой большой. Он преодолим. И он будет преодолен.

Павел Давыдов: Давайте вернемся к новой программе. Как я уже отметил, ставка будет сделана на развитие роботизированных систем, высокоточного оружия и сил ядерного сдерживания. Скажите, пожалуйста, если мы чуть подробнее копнем, о чем именно идет речь, о каких системах?

Иван Коновалов: Недавно Владимир Владимирович Путин представил как раз совершенно новые боевые системы, в том числе и ракету "Сармат". Это самая тяжелая жидкостная ракета в мире, которая пробивает любую противоракетную оборону. Наличие этой ракеты в России обнулило полностью создание американцами противоракетной обороны, глобальной системы противоракетной обороны. Она, по сути, сейчас не нужна. Понятно, что американцы будут дальше тратить деньги и создавать, но в этом нет никакого смысла.

Или, например, комплекс "Авангард" – это тоже относится как раз к ракетным войскам стратегического назначения, планирующий боевой блок. Вот это оружие – это касается как раз нашего ядерного щита. И здесь развитие продолжается.

Но надо отметить, что все-таки очень много уделяется как раз перспективным высокотехнологичным видам вооружений – как, например, гиперзвуковой комплекс "Кинжал". У нас есть системы радиоэлектронной борьбы, такие системы, которые… Американцы признали, что у них таких систем тоже нет, и необходимо будет время, чтобы достигнуть паритета по нашим системам, хотя бы которые задействованы в Сирии. Ну, это та же система "Рычаг", или "Москва-1", или "Краснуха-4". Эти системы американцы вполне могли бы иметь, но они всю жизнь воевали, простите меня, с басмачами. Они думали, что и противник у них всегда будет – человек в чалме с автоматом, и не более того.

Павел Давыдов: Иван Павлович, можно я сразу уточню? Те новинки, о которых вы рассказываете, безусловно, требуют и высокоточного подхода специалистов, в том числе связь, интернет, коммуникации. А между прочим, именно с этим сегодня в нашем мире серьезные проблемы возникают. Если вдруг произойдет коммуникационный коллапс, эти ракеты смогут защищать нас?

Иван Коновалов: Безусловно. И этому уделяется особое внимание. Все системы управления, особенно в ракетных войсках стратегического назначения… Кстати, известная система, которую американцы называют "Мертвая рука", то есть та система, которая сработает в любом случае, если даже будет уничтожены все пункты управления. Эта система автономна, российская система.

Павел Давыдов: Вообще страшные вещи вы говорите, к сожалению.

Иван Коновалов: Ну, мы и в непростом мире живем, поэтому нам нужно отвечать на те вызовы, которые перед нами ставят.

Павел Давыдов: Интерес к российскому оружию за рубежом был всегда, а в последнее время наблюдается даже рост этого внимания. На ваш взгляд, с чем это связано? Конечно, мы не говорим о странах НАТО.

Иван Коновалов: Ну, почему? Мы можем говорить о странах НАТО. Посмотрите…

Павел Давыдов: И даже в этом контексте?

Иван Коновалов: Ну, Турция покупает у нас зенитные ракетные системы С-400. Это, вообще-то, вы знаете, довольно резонансное явление, потому что в США это вызвало ситуацию близкую к панике. Они пытаются как-то это изменить, но не получается, потому что здесь еще, конечно, и политический контекст – противоречие Турции и Соединенных Штатов на сирийском театре военных действий.

Но тем не менее здесь есть просто и банальный технический и экономический аспект. Потому что турки в свое время проводили тендер, в котором участвовали европейские системы, российские системы, американские и китайские. Победили китайцы, ну, потому что турки выбрали их, потому что китайцы готовы были предоставить все технологии, соответствующие этим зенитным ракетным системам. Американцы пригрозили туркам самыми страшными карами – тендер был отменен. Турки это не забыли. А в нынешней ситуации, когда между ними противоречия еще более сильные, возможно, чем между Соединенными Штатами и Россией, турки просто идут ва-банк. И поэтому страна НАТО, которая закупает мощные российские боевые системы.

Павел Давыдов: Но страны Запада частенько ругают нашу страну за активные разработки именно в военной сфере, которые в свою очередь и приводят к этой самой гонке вооружений. На ваш взгляд, а здесь вообще возможен здравый подход государства?

Иван Коновалов: Вы знаете, Россия не участвует никоим образом в гонке вооружений. Это наша позиция. Это позиция, выработанная горьким опытом Советского Союза. Мы не участвуем в гонке вооружений, но мы участвуем в гонке конструкторской мысли. И мы обгоняем.

Павел Давыдов: Пожалуйста, создавайте.

Иван Коновалов: Мы заявляем передовые позиции в том, что мы можем это делать. Если хотите – догоняйте. Но это ваши проблемы. Наша задача состоит в том, чтобы малыми деньгами… Простите, у нас военный бюджет меньше, чем у Великобритании, а страна намного больше. У нас не те возможности.

Павел Давыдов: Делайте выводы, господа, да?

Иван Коновалов: И мы можем делать вот это. И мы воюем в Сирии, наша армия показывает блестящие результаты с малыми финансовыми затратами, с малыми затратами, скажем так, с малым участием личного состава и боевой техники, тем не менее результаты великолепные.

Павел Давыдов: Вы очень хороший пример привели в качестве Великобритании, которая на вооружение тратит колоссальные деньги, в отличие от нас. 19 триллионов рублей, о которых было заявлено в рамках новой программы перевооружения, – на ваш взгляд, этой суммы достаточно?

Иван Коновалов: Да, потому что большая часть задач, которые ставились военно-политическим руководством нашей страны, она выполнена. Это касается и стратегических ядерных сил: подводные лодки, ракеты мобильные и шахтного базирования. Это касается и бронетехники. По поводу авиации – перевооружение уже перевалило за 60% фактически. То есть у нас в основном либо суперновые, новые или модернизированные самолеты. И почти по всем позициям примерно то же самое.

Да, был момент, когда даже критика звучала с разных сторон, в том числе и в финансовых кругах здесь в России, о том, что слишком много денег тратится. Да. Но это был момент, когда нужно было преодолеть этот перелом. Точка эта пройдена, все, мы уже вышли на плато. И в принципе, эта кривая должна уже снижаться. И снижается, потому что… Ну, следующая программа госвооружения как раз закончит ситуацию с полным перевооружением армии на новые типы, полностью.

Павел Давыдов: Иван Павлович, конечно, перевооружение российской армии нужно, государство должно защищать свою территориальную целостность, но будем надеяться, что те виды вооружений, о которых мы говорили, не будут использованы на практике. Спасибо вам большое.

У нас в гостях был директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О развитии безопасности в стране

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск