Как бороться с точечной застройкой? Если здания возводят вопреки всем нормам и правилам?

Как бороться с точечной застройкой? Если здания возводят вопреки всем нормам и правилам?
Рандеву с залётным. Чебаркульский метеорит
Животный мир Александра Бистерфелдта
Морская среда. Экологические проблемы Черного моря
Спасти рядового дельфина
Ногайские корни
Русская душа Клауса Бургера
Путешествия героя. Почётный полярник Михаил Малахов
Местные приоритеты. Проблемы изношенности автобусного парка в регионах
Спасительный скальпель хирурга
Сердечная помощь. Как работает нацпроект «Здравоохранение» на примере Центра хирургии имени А.В. Вишневского
Гости
Надежда Косарева
президент Фонда «Институт экономики города»», руководитель комиссии в сфере жилищной политики Общественного совета Минстроя
Ольга Власова
адвокат, представляющий интересы инициативных общественных групп
Дмитрий Барановский
депутат муниципального округа Северное Измайлово города Москвы

Ангелина Грохольская: В эфире Общественного телевидения России «Большая страна» – программа о людях, обществе и власти, здравствуйте, я Ангелина Грохольская. Как их только не называют: уплотнительные, точечные, квартальные, только суть одна – эти застройки, а речь именно о них, уродуют и малые города и мегаполисы, чаще всего в нарушение законодательства, раздражая жителей, вызывая нешуточные конфликты, уничтожая парки и скверы, они продолжаются вопреки всем и здравому смыслу, словом, какая-то «недвижимость» в решении этой проблемы. Можно ли ее всё-таки решить? Поговорим об этом с нашими экспертами, в студии «Большой страны»: Ольга Власова – адвокат, Надежда Косарева – президент фонда «Институт экономики города» и Дмитрий Барановский – депутат муниципального округа Северное Измайлово города Москвы. Здравствуйте!

Ольга Власова: Здравствуйте!

Надежда Косарева: Здравствуйте!

Дмитрий Барановский: Добрый день!

Ангелина Грохольская: Прежде чем мы с вами начнем обсуждать эту тему, я предлагаю посмотреть сюжет, его сняли мои коллеги из Липецка: там на улице Яблочкина назревают нешуточные проблемы, и страсти кипят, с чем это связано, давайте узнаем.

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: Уважаемые эксперты, как-то можете вы сразу прокомментировать ситуацию в Липецке?

Надежда Косарева: К сожалению, эта ситуация совершенно неединичная, она распространена во всех российских городах и вот такие так называемыми градостроительные конфликты, мы анализировали судебную практику, только растут. С одной стороны, это хорошо, потому что повышается гражданская активность: многие раньше бы просто молчали в этом случае, а сейчас уже люди не молчат, а апеллируют к здравому смыслу, к закону, к власти, к прокуратуре и так далее. С другой стороны, это говорит о том, что пока не нашли правильного инструмента учета мнения жителей. С юридической точки зрения, здесь, конечно, полно нонсенсов. Начнем с такого документа, который называется «Правила землепользования и застройки», он есть в Липецке, которым должны устанавливаться зоны, в которых можно строить индивидуальное жилье или многоэтажное жилье определённой предельной этажности. Вот то, что сейчас мы видели на экране: рядом индивидуальный дом и…

Ангелина Грохольская: Рядом 2 этажа и 25, да.

Надежда Косарева: Это, вообще, нонсенс, это значит не работает муниципальный акт под названием «Правила землепользования и застройки» – первый юридический нонсенс, надо разбираться в деталях, но уже понятно, что не работает. Второй юридический нонсенс: действительно, есть требования по организации улично-дорожной сети, если то, что предъявляют жители не соответствует противопожарному проезду…

Ангелина Грохольская: Это коммуникации и вот это всё?..

Надежда Косарева: Проезд.

Ангелина Грохольская: А, проезд…

Надежда Косарева: Это проезды и так далее и тому подобное. Это значит тоже есть нарушение так называемых сводов правил, технических регламентов, конфликт выявляет проблемы того, что эта огромная нормативная база плохо работает в конкретных условиях.

Ангелина Грохольская: Почему не работают-то эти нормативные акты, почему происходят эти нарушения?

Ольга Власова: Суровость наших законов компенсируется необязательностью их исполнения.

Ангелина Грохольская: И легкостью наказания, да?

Ольга Власова: Я бы сказала: отсутствием неотвратимости наказания. Я, как адвокат, на сегодняшний день представляю интересы по одному, на мой взгляд, достаточно громкому процессу, там не одно, а целая серия дел: это так называемый 47-48 квартал Кунцево, это 2 квартала в городе Москве, которые попали в загадочную программу, на мой взгляд, это не реновация, а некая реконструкция, и которые должны быть снесены, хорошие кирпичные, это ни в коем случае не хрущёвки, это построенные по индивидуальному проекту дома, и, соответственно, люди категорически не согласны с тем, чтобы их дома были снесены. Второе, наверно, последнее дело, к сожалению, нам отказал Московский городской суд, но, наверно, это проблема очень злободневная, и она будет возникать сейчас во всех районах Москвы – это как раз вот та самая точечная застройка, это проблема строительства, скажем так, первого стартового дома в том районе, где должна начаться программа реновации. В Москве существуют те районы, где, действительно, объективно очень сложно найти площадку для стартового дома, один из таких районов – это район Свиблово, ко мне обратились жители дома по улице Вересковой, дом 1, корпус 1, после того, как они узнали, что непосредственно во дворе их дома начинается строительство той самой стартовой башни, это 26 этажей, но вроде бы на сегодняшний день обещают, что будет не ниже 16.

Ангелина Грохольская: Я хочу сейчас нашим зрителям сказать из других регионов, не Москвы и Московской области, что реновация не только Москвы коснется, скоро она ведь и в регионы придет, уже многие готовятся, возможно.

Надежда Косарева: Вы знаете, пока на сегодняшний день Государственной Думой в первом чтении принят, на мой взгляд, довольно одиозный законопроект на эту тему, который в отличие от совершенно правильного опыта в Москве, где спрашивали и включали дом в проект только, когда 75 % жителей поддерживали, в этом законопроекте федеральном предлагается без всякого согласования с жителями включать любые многоквартирные дома под снос в муниципальную программу, поэтому давайте обратим все с вами внимание на этот законопроект, поправки в градостроительный и земельный кодекс, который принят в первом чтении уже.

Ангелина Грохольская: Да, это хороший вопрос и хорошо, что Вы об этом сейчас сказали, потому что жители регионов просто об этом не знают. Дмитрий, я хочу сейчас Вашу историю услышать, потому что Вы здесь неслучайно: Вам вместе с жителями района Северное Измайлово удалось всё-таки отстоять свои права, каким образом?

Дмитрий Барановский: Да, у нас была кирпичная точечная застройка, на территории бывшего детского сада решили построить 22-этажные дома коммерческие в середине уже сложившегося квартала 1960-х годов застройки, и мы с жителями смогли отбить эту застройку, и я могу сказать, что корень всех бед, этих точечных застроек, заключается в коррупции чиновников, есть законодательство и есть чиновники, которые берут взятки у застройщиков коммерческих, просто закрывают глаза на нарушения и выдают разрешительные документы. Когда мы боролись с точечной застройкой в Северном Измайлово, нам удалось собрать все документы, всю историю участка, и мы выявили эти грубейшие нарушения, нарушения именно со стороны чиновников, которые незаконно выдали документы, нарушили, более того, решение суда, мы обратились в Следственный комитет, и после этого чиновники сами и отменили эту стройку.

Ангелина Грохольская: А как Вам удалось доступ к документам этим найти, сейчас прямо совет практический для жителей, которые в такой же ситуации.

Дмитрий Барановский: Надо начинать с общедоступных документов – это Генеральный план города Москвы, правила землепользования и застройки, проекты планировки, планы межевания – все эти документы можно найти в интернете, но есть документы так называемые закрытые, секретные, в Москве это называется «Протоколы Градостроительной земельной комиссии», их чиновники не публикуют, хотя любые госорганы должны публиковать свои решения, почему они не публикуют – потому что, когда жители узнают заранее о том, что у них во дворе будет стройка, жители начнут заранее протестовать и получают как бы большое преимущество, а что происходит у нас – жители узнают о стройке, когда уже приезжает техника и строят забор. Для того, чтобы получить эти документы, конечно, требуются большие усилия, их могут дать только те люди, которые имеют доступ к базе, нам дали эти документы, и мы, действительно, получили протоколы, где обсуждался наш вопрос, и на заседании префект Восточного административного округа буквально говорит: «Эта стройка вызовет протесты жителей» – потому что он уже понимал, что это точечная застройка, нарушение, но это всё к этому привело.

Ангелина Грохольская: У нас сейчас по скайпу Наталья Колгина – автор сюжета из Липецка, который мы сегодня посмотрели, Наталья…

Наталья Колгина: Ангелина, здравствуйте!

Ангелина Грохольская: Здравствуйте, Наталья! Сюжет снимали некоторое время назад, а что сейчас на улице Яблочкина происходит?

Наталья Колгина: Действительно, уже произошли некоторые изменения: в сюжете было сказано о прокурорской проверке и на данный момент такая проверка проведена и ее материалы направлены в Следственный комитет, кроме этого, по результатам проверки в адрес компании застройщика внесено представление об устранении некоторых нарушений, в том числе по укреплению котлована, должен быть организован предусмотренный проектом выезд на переулок Яблочкина и другие. Компания-застройщик объявила о том, что на данный момент по требованию прокуратуры стройка приостановлена и проект будет перерабатываться с учетом пожеланий жителей, еще очень важный момент: «Прокуратура области направила в следственные органы материалы проверки с постановкой вопроса о возбуждении уголовных дел в отношении сотрудников Росреестра по Липецкой области, использовавших свои полномочия вопреки интересам службы» – это я процитировала информацию от пресс-службы прокуратуры области, читаю с листа, потому что это самая свежая информация, которая была донесена до общественности, до журналистов.

Ангелина Грохольская: Я так понимаю, что дом всё равно будут строить, он там появится, но некие корректировки плана строительства произойдут.

Наталья Колгина: Жители продолжают свою борьбу, на данный момент они организуют сбор подписей с жителей всего города Липецка против точечной застройки, они хотят добиться того, чтобы на этом месте никакая многоэтажка не выросла в принципе, а чтобы на этом месте оказался сквер или детская площадка, преимущественно детская площадка.

Ангелина Грохольская: Не затянется ли, вообще, вся эта история?

Дмитрий Барановский: Всё похоже на то, что стройка будет продолжаться, жителей сейчас заболтают, мы видели эти разговоры в кабинетах – это излюбленная тактика чиновников. Когда жители выходят на улицу – это протест уличный, это самое неприятное, что может быть для чиновников, что делают чиновники – они людей заводят в кабинеты и там просто забалтывают, то есть они рассказывают, что у нас всё прекрасно, у нас нет никаких нарушений, показывают документы, делается это для чего – для того, чтобы люди не протестовали на улицах. В этих условиях самая лучшая тактика для жителей – как раз, наоборот, продолжать уличный протест.

Надежда Косарева: Я, вообще, не очень поддерживаю идею уличных протестов, я более за какие-то конструктивно правовые инструменты, вместо того чтобы митинговать, особенно, как показывали в сюжете: падают, кого-то там бьют – это ужасно. А второе – это всё-таки тема использования инструмента публичных слушаний на более ранних стадиях, да, здесь было сказано: «несмотря на протесты и публичные слушания всё равно было принято…», но всё-таки, если люди будут более активны на более ранних стадиях… Проводят публичные слушания по Генплану, по правилам землепользования и застройки, по проекту планировки…

Ангелина Грохольская: Ну, когда еще не началось…

Надежда Косарева: Да, может быть, уже какие-то аргументы услышит власть, но уж если дойдет до такого конфликта, тогда применять какие-то правовые механизмы.

Ольга Власова: К сожалению, в этой части я, наверно, не соглашусь: сами по себе суды не дают ничего, то есть никто даже не старается…

Дмитрий Барановский: Вы абсолютно правы.

Ольга Власова: В понедельник нам было отказано, и жители выходили буквально со слезами на глазах, не потому что им было отказано в удовлетворении их требований исковых, они морально были, скажем так, к этому готовы, они не готовы были, как люди, которые до этого никогда не были в суде, что будет настолько…

Дмитрий Барановский: Дико.

Ольга Власова: Нет, я бы сказала цинично, приходится им говорить, что, к сожалению, без какого-либо общественного резонанса суд не сработает, то есть необходимо привлечение внимания, а привлечь внимание у нас можно только таким способом.

Ангелина Грохольская: Да, понятно, я хочу в Липецк вернуться: Наталья, скажите, пожалуйста, а подобные случаи, как на Яблочкина, еще есть или это единственная история сейчас в Липецке и Липецкой области?

Наталья Колгина: На данный момент – это единственная история, которая находится в центре внимания, конечно, подобные случаи были, но, чтобы столь дружно и столь мощно организовалась активная группа, которая протестует против застройки – я бы сказала, что это первый такой случай.

Ангелина Грохольская: Уважаемые эксперты, реальную какую-то инструкцию можно дать жителям регионов, жителям Москвы, Подмосковья, неважно, жителям большой страны: если стройка началась или, как Вы говорите, не началась, но уже забор и котлован начали копать – что делать? Прямо пошагово.

Дмитрий Барановский: Если стройка уже началась – это говорит о том, что уже всё, поздно, поезд ушёл…

Ангелина Грохольская: То есть даже нет смысла?..

Дмитрий Барановский: Смысл есть, но время ушло, ушло время на суды, на прочее, прочее, прочее – здесь поможет, действительно, только мощнейший резонанс, как в Липецке.

Надежда Косарева: Я поддержу такую позицию, но всё-таки, даже когда дом уже построен – не безнадёга, потому что у нас есть норма о так называемом самовольном строительстве, и если судом будет признано, что разрешение на строительство, на ввод в эксплуатацию выдано незаконно, то этот дом просто обяжут снести, здесь возникает другая проблема: если там дольщики уже есть, как сейчас, например, сказали, что там уже дольщиков привлекли…

Ангелина Грохольская: Есть, да.

Надежда Косарева: Вот это скорее всего уже совершенно заблокирует историю.

Ангелина Грохольская: Ольга Игоревна, я понимаю, что совет адвоката стоит дорого, и всё-таки я сейчас воспользуюсь возможностью Вашего присутствия здесь, в нашей студии: в дополнение к тому, что Ваши коллеги сказали, что жителям большой страны Вы бы посоветовали, если они столкнулись с такой ситуацией, началась точечная застройка?

Ольга Власова: По поводу совета адвоката – стоит, конечно, дорого, но я могу сказать, что я и мои коллеги в таких ситуациях, когда к нам обращаются жители, мы стараемся им идти навстречу и оказывать помощь, не буду говорить, что бесплатно, но за какую-то очень небольшую сумму, понимая, что для людей это очень большие затраты, судебные процессы идут долго и так далее, то есть найти некий компромисс между нашими интересами и их возможностями. Как это ни печально, но, действительно, есть доля вины, наверно, и самих жителей, наши жители очень инертны, надо понимать что любая собственность – это не только права, но и обязанности, то есть, начиная с того, что если жители хотят жить хорошо, они должны ходить на общие собрания своих многоквартирных домов и сами принимать решение, как им жить, и заканчивая, например, таким вопросом, как постановка на кадастровый учет. Самый главный аргумент со стороны власти: «Вы не поставили свой земельный участок на кадастровый учет, значит мы, собственно говоря, можем с ним делать всё, что угодно» – поэтому, если есть в доме какой-то активный… наверно, коллеги согласятся со мной, активный гражданин, активный представитель этого дома, человек, который действует во благо всех, он будет бегать, собирать бумажки, собирать денежные средства, потому что, к сожалению, для того, чтобы поставить, во всяком случае, в Москве, я думаю, в регионах тоже самое, многоквартирный дом на кадастровый учет, надо нанять инженера и процедура эта стоит в среднем в Москве минимум от 50000 рублей и дальше, в зависимости от размера дома, не все готовы даже по несколько тысяч рублей на это сдать, а потом, я согласна, когда во дворе у тебя уже котлован, естественно, тогда всё это намного сложнее, но и в этой ситуации, конечно, надо идти консультироваться у специалистов, надо общаться со своими соседями, я согласна, что очень большое значение имеет, что жители смогли объединиться, это я могу сказать опять же по своим доверителям, вот Кунцево прекрасный, там не один дом, там домов 20 из этих 37, действительно, объединились и продолжают вести борьбу за свои права, а многие думаю, что, может быть, оно как-то само…

Ангелина Грохольская: Рассосётся…

Ольга Власова: Рассосётся или твой сосед…

Ангелина Грохольская: Решит всё.

Ольга Власова: Мне жаловались жители, что те, у кого окна выходят во двор, объединились, а те, у кого на улицу, сказали: «Нам всё равно».

Ангелина Грохольская: У них светло.

Ольга Власова: Да.

Ангелина Грохольская: Спасибо вам большое за экспертное мнение, спасибо за советы, я надеюсь, что жители дома на переулке Яблочкина Липецка прислушаются и жителям других регионов это будет полезно и хотелось бы, чтобы всё-таки статистика как-то изменилась, вот Вы начали нашу беседу сегодня с того, что это типичная ситуация и цифры растут, может быть как-то это пойдет в другую сторону. Спасибо вам большое! Ну, а пока в большой стране в разных регионах продолжается борьба за территорию: в Новосибирске десятиэтажное здание бизнес-центра начали возводить прямо под боком лицея, до этого вырубили кленовый сквер, а учебное заведение лишили стадиона. «Наши дети учатся практически на стройплощадке» – родители лицеистов уверены: их детям угрожает опасность. Жители Владимира тоже выходили на митинг против точечного строительства: земельный участок, который отдан под возведение многоэтажки, по данным местных СМИ, всегда вызывал интерес у застройщиков, «одна из компаний даже пыталась решить этот вопрос через заместителя Губернатора Дмитрия Хвостова, который сейчас отбывает срок за взяточничество» – пишет информационное агентство «Regnum». А это уже Владивосток: горожане уже несколько раз выходили на митинги, протестуя против высотки, жалуются они в том числе на то, что строители перегородили забором основную подъездную дорогу к их домам, соседние проезды слишком узкие.

Ирина Лисицкая: Большие пожарные машины по этим узким тропам с таким наклоном и при таком угле разворота просто не подъезжают.

Ангелина Грохольская: В компании говорят: «Люди паникуют напрасно: света в соседних домах станет, действительно, немного меньше, но нормы СанПиНа при этом нарушены не будут». А для пожарных машин обещают построить разворотную площадку, вот только начать работы застройщик никак не может: сначала судился с мэрией Владивостока по поводу получения разрешения на строительство и выиграл дело, теперь на очереди новый суд с городскими властями. Современные города перестают быть «резиновыми» и в какие-то моменты осознаешь, что точечная застройка – это крайняя мера, с другой стороны, понимаешь: жажда наживы, которой всё ещё страдает строительный бизнес – неизбежная реальность, с которой, впрочем, никто мириться не собирается. На сегодня всё, пишите нам, адрес нашей электронной почты: bs@ptvr.ru, мы доступы и в социальных сетях и помните, несмотря на расстояния – мы рядом!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски