Дарья Алексеева: Как и зачем создавать благотворительный магазин?

Гости
Дарья Алексеева
основатель благотворительного магазина «Charity Shop»

Павел Давыдов: "В наших руках ненужная одежда становится ценным ресурсом". Это принцип работы благотворительного магазина Charity Shop. Его открыла в 2014 году Дарья Алексеева, впечатленная опытом западных коллег. Так появился социальный бизнес, который улучшает качество жизни людей и помогает снизить нагрузку на экологию города, используя такой ресурс, как ненужная одежда. Сегодня в "Школе гражданина" узнаем, как и зачем создавать благотворительный магазин. Я напомню, это совместный проект "Большой страны" и программы развития сотрудников некоммерческих организаций "ПРОНКО 2.0".

Итак, в "Школе гражданина" сегодня в качестве эксперта я приветствую основателя благотворительного магазина Charity Shop Дарью Алексееву. Дарья, здравствуйте.

Дарья Алексеева: Здравствуйте.

П.Д.: И как всегда – студентов Высшей школы экономики. Ребята, привет! Даша, но прежде очень коротко: с чего для вас начался Charity Shop? И что такое "благотворительный магазин"?

Д.А.: В 2013 году я была в командировке, и мне и другим активистам показывали то, как работает социальный бизнес и некоммерческие организации в Штатах.

П.Д.: Вы впечатлились и привезли это все сюда?

Д.А.: Да, я увидела огромный молл в Сан-Франциско, который оказался абсолютно социальным проектом. То есть это тысячи квадратных метров, на которых сортируются, свозятся тонны вещей, которые собираются по всему городу, а люди из социально незащищенных групп получают работу, потому что они работают в этом проекте. Соответственно, горожане могут поддержать это, просто покупая вещи, которые им понравились. Так я решила, что открою подобный проект в Москве. Собственно, в октябре 2014 года мы это сделали.

П.Д.: Благотворительный магазин – это магазин, где бесплатно раздают одежду, правильно я понимаю?

Д.А.: Нет, совсем наоборот. Люди могут нам принести свои вещи, причем в любом состоянии. Вещи в плохом состоянии пойдут на переработку, и мы сами ее оплатим – соответственно, сделаем так, чтобы даже вещи в плохом состоянии снова использовались. Больше половины вещей – это гуманитарная помощь, которая уедет в регионы. А если вы сдадите что-то действительно классное, интересное, дизайнерские вещи, новые вещи, то они будут проданы, а средства от продажи пойдут на то, чтобы окупить все эти расходы и не зависеть от пожертвований людей или компаний.

П.Д.: Даша, прежде чем начнется сегодняшний мастер-класс, давайте ребятам дадим какое-то задание.

Д.А.: Смотрите, сейчас у нас стоит 25 контейнеров для сбора вещей по городу. То есть это такие большие ящики, в каждый влезает 250 килограмм вещей. И наша задача – увеличить сборы вдвое, то есть сделать так, чтобы о них знали и ими пользовались в два раза больше людей, чем пользуются сейчас. Мы уже испробовали телевизор, радио, какие-то социальные сети, листовки. Подумайте, что можно сделать, какую работу с сообществом можно провести, может быть, на базе одной точки – например, завод "Флакон" или Artplay. Выберите какую-то локацию и подумайте, какие механики можно было бы сделать, чтобы люди чаще нам сдавали – и, соответственно, мы могли бы больше собрать с одного контейнера, и наш оборот увеличился бы за счет этого.

П.Д.: Так что ваши креативные мысли, возможно, помогут в развитии благотворительного магазина Charity Shop. Ну а мы начинаем мастер-класс. Я так понимаю, с истории и начнем?

Д.А.: Все началось во время Великой экономической депрессии в США, когда у людей не было работы, не было денег, и оставались такие базовые потребности, как питание, еда. Соответственно, для того чтобы решить проблемы сразу все, начали появляться благотворительные магазины. Люди могли принести свои ненужные вещи, сдать их. Другие люди их продавали и получали работу. Третьи люди их могли купить очень дешево – и за счет этого решали проблему с тем, чтобы зимой было тепло или летом было в чем ходить. А прибыль от этого бизнеса шла на то, чтобы обеспечивать людей работой, покупать бесплатное питание для людей нуждающихся, то есть решать различные социальные проблемы.

Сразу после Великой экономической депрессии случилась Вторая мировая война, и благотворительные магазины начали, буквально как грибы, расти в Европе – в Великобритании, в Германии они появились. Вслед за этим возник такой огромный рынок секонд-хенда. То есть все, что попадает в Россию как секонд-хенд, – это все на самом деле отдано бесплатно людьми в развивающихся странах, где институт этих чарити шопов есть уже 70–80 лет.

П.Д.: Здесь, наверное, важно уточнить, что в России секонд-хенды к благотворительности сегодня не имеют прямого отношения.

Д.А.: Они не имеют отношения. То есть если вы хотите открыть секонд-хенд, вы можете позвонить в оптовый секонд-хенд и попросить у них партию вещей. Но откуда эта партия вещей взялась? Ее какие-то добрые британцы, новозеландцы, американцы, французы уже сдали во Франции. Так как там такое количество вещей уже невозможно ни пристроить, ни продать (рынок же ограничен), они все это продают, соответственно, в Россию и в другие страны. Так появилась вообще в принципе культура секонд-хенда.

Москвичи тоже сдают достаточно много. Чтобы вы понимали: москвичи сдают примерно 470 тысяч тонн одежды в год, а Charity Shop собирает 250 тонн одежды в год. То есть у Charity Shop проходимость – примерно 1,5 миллиона вещей. Это немало.

П.Д.: Для того чтобы открыть благотворительный магазин, надо в первую очередь ответить себе на вопрос: зачем?

Д.А.: Да, для каждого благотворительного магазина это что-то свое. В некоторых случаях человек-инициатор хочет помочь трудоустроить людей из социально незащищенной группы. Например, вы сотрудник благотворительного фонда и помогаете многодетным мамам – вы открываете проект, который будет самоокупаться и будет давать работу мамам.

В нашем случае – в случае Charity Shop – у нас 37 сотрудников из социально незащищенных групп, которые не могут найти работу в других местах. Это бездомные, это бывшие заключенные, это люди, страдающие алкогольной и наркотической зависимостью. Мы их рекрутируем в бесплатных столовых, в ночлежках – то есть там, где работодатель обычный не будет искать себе совершенно точно сотрудников.

Другая цель – это помочь благотворительному фонду привлечь деньги. Например, могла бы быть цель у меня лично (она не такая, но она могла бы быть) – всю прибыль передавать в фонд Х. Неважно – на лечение детей, на помощь старикам. В нашем случае я передаю прибыль на наши собственные проекты, которые заключаются в вывозе вещей в регионы и передаче вещей на переработку.

П.Д.: Здесь возникает самый главный вопрос: является ли то дело, которым вы занимаетесь, социальным предпринимательством?

Д.А.: Да, оно является по сути, потому что вся наша прибыль реинвестируется. Я не могу ее просто взять и поехать в отпуск. Я могу ее распределить на новые расходы или потратить на что-то другое, то есть увеличить склад, например, но я не могу ее просто взять себе, это будет неправильно.

Наша задача – сделать так, чтобы все вещи как-то использовались и не вредили экологии

И какая третья цель может быть? Найти применение ненужной одежде. Многие люди, в том числе я, очень переживаем даже за вещи в плохом состоянии. Мы это делаем в убыток себе, но мы вещи в плохом состоянии отправляем на переработку. Мы ничего никогда не выбрасываем. Мы везем это за свой счет в Ивановскую область, где из этого делают снова тряпки, которыми будут мыть пол. Собственно наша задача – сделать так, чтобы все вещи как-то использовались и не вредили экологии.

– У меня вопрос: а помимо сотрудников за заработную плату, у вас нет волонтеров?

Д.А.: Конечно, у нас есть волонтеры, но это волонтеры, от которых не будет страдать бизнес-процесс. Например, наши партнеры ждут, когда мы приедем и заберем одежду. Если компания ждет нас, то мы должны приехать и немедленно разгрузить контейнер. Если бы я в этом полагалась на волонтеров, то волонтер мог бы заболеть, опоздать на час, то есть это риски. Мы такие риски не можем нести.

П.Д.: Даша, когда мы определили основные цели и задачи, что нужно сделать, чтобы физически этот магазин открыть?

Д.А.: Во-первых, конечно же, вам нужно составить финансовую модель, то есть понять, сколько вещей вам нужно продавать, чтобы закрыть ваши базовые расходы. Эти расходы надо хорошо себе представлять. Вам нужно привлечь стартовый капитал. В моем случае это были мои собственные деньги – я их заработала на другой более высокооплачиваемой работе, с которой я ушла. Это было 700 тысяч рублей, которые мы потратили на аренду и на первые месяцы, когда мы стабильно уходили в минус.

П.Д.: То есть это первые вложения в этот благотворительный магазин?

Д.А.: Да. И на этом, слава богу, они закончились практически, то есть больше я почти не добавляла. Ну, либо добавляла, а потом вынимала их через какое-то время.

После этого вам нужна компания. Естественно, как физлицо вы никакие дела вести не можете. Соответственно, вам нужно будет регистрировать кассу, вставать на учет в налоговых органах. И вам нужно выбрать – либо это будет ИП, либо это будет ООО. Если у вас уже есть некоммерческая организация, вы, конечно, можете, и на нее вести предпринимательскую деятельность, но это очень сложно, потому что это добавляет сложности в аудите. То есть те, кто работает в фондах, они прекрасно понимают…

П.Д.: Мне кажется, мы сейчас наших телезрителей просто напугаем таким количеством разных "нужно": нужно учесть это, здесь…

Д.А.: Это необходимо, к сожалению.

П.Д.: Но, наверное, в первую очередь необходимо найти специалистов, которые в этих вопросах разбираются.

Д.А.: Я решала их сама.

П.Д.: Вы просто умеете.

Д.А.: Ну, у вас малый бизнес. Вы не можете позволить себе консультантов, которые будут с первых дней вашего проекта вам помогать за деньги разбираться. Вы можете прибегнуть к помощи менторов опять же, наставников, написать в социальных сетях: "Мне нужна помощь".

Но тут главное правило – доход с первого дня. То есть ты не можешь бесконечно создавать идеальную систему и, только убедившись, что она в твоей голове наконец сложилась, начать что-то делать. Ты должен бесконечно тестировать – получается или не получается. Какая система налогообложения выгоднее? Это невыгодно – переходим на другую.

И третье – это арендовать площадь и начать сбор одежды. Площадь нужна, чтобы торговать. Соответственно, вы сами решаете: это должно быть в торговом центре, это должен быть такой standalone-проект, то есть посреди улицы, уличный ритейл. Это может быть какая-то партнерская площадь – например, договориться с каким-то шоу-румом, который никто не посещает, выделить вам 20 квадратных метров, и обещать, что вы привлечете новых людей. Одежда звезд. Вот, например, ваш пиджак я могу у вас попросить.

П.Д.: Он не мой, сразу раскрою всю тайну. Его заберут скоро.

Д.А.: Ну, попросить у кого-то известного: "Вы сдайте свои вещи, а кто-то, может быть, придет". У нас продавалось платье Ренаты Литвиновой однажды – соответственно, на него была целая очередь желающих. Есть разные возможности привлекать…

П.Д.: Разные формы.

В нашем магазине цена – это примерно 10% от стоимости вещи в магазине 

Д.А.: Да, разные форматы, как привлекать людей на вот эту историю. И конечно, цены тоже очень важны, потому что в нашем магазине цена – это примерно 10% от стоимости вещи в магазине.

П.Д.: Ну и, пожалуй, самое главное в благотворительном магазине – это подсчитать все основные расходы для того, чтобы, как говорят бухгалтеры, дебет с кредитом свести.

Д.А.: Да. Но тут как раз ничего особенного нет. То есть это аренда. Обычно это плюс депозит, то есть вы должны заплатить за первый месяц и за последний на случай, если вы убежите от арендодателя, чтобы он мог компенсировать свои затраты. Второе – это налоги, отчисления и торговый сбор. В Москве допустим вы платите примерно 25 тысяч в месяц просто за тот факт, что вы торгуете. И это для многих новость, но вот такая печальная история.

Не всегда всем понятно, но зарплату сотрудников вы умножаете на 50%, потому что это еще социальные налоги, отчисления и все прочее. Соответственно, вы должны учитывать, что каждый лишний человек – это не 30 тысяч в месяц, а почти 50. Мебель и торговое оборудование. И расходные материалы – бирки, ценнички, ну, всякая мелочевка, без которой тоже открываться не очень удобно, и конечно, у клиентов будут сложности.

П.Д.: Я так понимаю, что у вашего благотворительного магазина есть какие-то и альтернативные источники доходов?

Д.А.: Да, мы работаем с большими компаниями, которые нам оказывают поддержку. То есть, например, мы предлагаем контейнер для сбора одежды в офис. Соответственно, за обслуживание этого контейнера, за то, что в течение года тысяча или две тысячи человек, работающих в бизнес-центре, сдают нам одежду, мы взимаем плату за наши выезды, за сортировку. И таким образом мы закрываем часть наших издержек. Для компании это тоже удачно, потому что всего за 60–80 тысяч в год они могут сделать полноценный такой благотворительный проект. Десятки тысяч людей получат помощь, а для них это будет стоить очень дешево, потому что в данном случае мы просим деньги только на наши расходы какие-то базовые, связанные с сортировкой.

И главное, что… Конечно, вся эта коммерческая часть, мы о ней очень много говорили. Но социальная стоит намного дороже. То есть у нас 8 человек заняты на полный рабочий день сортировкой десятков тонн одежды. Мы в год принимаем примерно 1,5 миллиона единиц вещей. И они все вручную просматриваются, стираются, отправляются в различные регионы страны бесплатно. И это все тоже надо как-то закрывать. И своими силами мы бы тут, конечно, не справились без поддержки.

П.Д.: Ну и к слову о контейнерах. Дали задание ребятам…

Д.А.: Да, я с удовольствием послушаю

П.Д.: Есть у нас задача. 25 контейнеров. Нужно привлечь как можно большее количество людей с целью благотворительности. Итак, кто нам может представить свой проект?

– Можно обратить внимание на социально ориентированные некоммерческие организации. Допустим, у некоммерческой организации есть какой-то проект, опять же социально ориентированный. Допустим, можно организовать какой-то сбор на определенной площадке. И благодаря этому будет не только, так сказать, доход именно в прибавке вещей, но и налажен контакт коммерческих организаций с некоммерческим сектором. То есть у вас как раз социальное предпринимательство, а у некоммерческих организаций – социально ориентированная работа.

П.Д.: Даша, как вам такая идея?

Д.А.: Проблема тут в том, что большинство наших партнеров находится в регионах. Они хоть и являются социально ориентированными, они нам в плане аудитории ничего добавить не могут. Соответственно, московским социально ориентированным НКО до лампочки, что мы там собираем. У них свои проблемы. Тут, понимаешь, это как бизнес. Если к тебе, бизнесмену, придет другой бизнес и скажет: "Ты можешь попиарить? У меня тут новый проект", – тебе-то что с этого, если ты не партнер и вообще просто рядом тусовался? А если вы в одном секторе, то шанс, что он тебе пойдет помогать, еще меньше, потому что у вас одна и та же аудитория, и ему важно этой аудитории как можно больше информации дать про себя, а не про тебя.

П.Д.: У кого еще какие идеи?

– Мне следующая идея пришла в голову. Не знаю, насколько она реальная. Проходят в городах фестивали или ярмарки еды, где молодые повара готовят свою продукцию, которой нет в кафе, ресторанах, магазинах. Собственно идея заключается в том, чтобы вместо денег платить за нее одеждой. То есть, условно, принес одежду – получил обязательно еду, напиток. Ну, что-то из этой серии.

П.Д.: То есть поставить контейнер в рамках какого-то гастрономического фестиваля, да?

Д.А.: Классно! Спасибо. Правда круто.

П.Д.: Да, кстати, хорошая идея, вполне легко и просто.

Д.А.: Ну, мы часто в них участвуем тем более. То есть, если на Artplay какое-то большое-большое мероприятие проходит…

П.Д.: Например, "Душевный Bazar" недавно проходил.

Д.А.: Ну да. "Душевный Bazar" – это хороший пример. На Artplay просто День города или Ночь музеев – соответственно, там миллион участников, каждый из которых может дать по какому-нибудь лоту, например, и в обмен на одежду… Ну, это такая лотерея будет. Ты можешь выиграть лампу какую-то старинную или просто скидку на одежду дизайнерскую. То есть это клево, спасибо.

П.Д.: И еще одна идея.

– А мне сразу вспомнилась схема trade-in в автомобильном бизнесе: пришел за новой одеждой, сдал свою старую…

П.Д.: И получил скидку, да?

– Да, получил скидку на новую.

П.Д.: Замечательно!

– Все работает просто, быстро и легко.

Д.А.: Классно! Спасибо. У нас в Sela такая история работает: сдаешь вещи в Sela – получаешь 15-процентную скидку. А Mega делала еще интереснее – она за каждый килограмм собранной одежды платила деньги. То есть ты сдавал 5 кило, получал 500 рублей (а если вместе с девушкой, то это 1000) и шел в кино бесплатно – win-win абсолютно получается.

П.Д.: И все счастливы. Спасибо, ребята, за активное участие. Даша, прежде чем поблагодарить вас, телезрители меня не простят, если не задам главный вопрос. Вы назвали свой благотворительный магазин Charity Shop – в переводе с английского "благотворительный магазин". Но с английского, повторюсь. Это не отпугнет потенциальных людей, которые хотят принять участие в благотворительности, и тех людей, кому эта благотворительная помощь адресована?

Д.А.: Наша аудитория – это люди открытые. Они открыты к новым явлениям к экономике. Экономика обмена – вот сейчас такие движения зарождаются. В общем, мы им рады. Для тех, кого это не устраивает или отпугивает, у нас есть "Центр Добрососедства". Так что вам, ребята, дорога туда. Серьезно, мы открываем "Центр Добрососедства" в Алтуфьево как раз для того, чтобы те, кто смущается Charity Shop… Нас еще "Чёрте что" иногда называют хейтеры. В общем, можно туда – в "Центр Добрососедства", пожалуйста.

П.Д.: Не знаю, кто там чего смущается, но я для себя понял, что все-таки это добрый бизнес. Спасибо вам большое, что сегодня рассказали о его основах, что собой представляет добрый бизнес, как открыть благотворительный магазин, а главное – как присоединиться к этому проекту.

Д.А.: Спасибо.

П.Д.: Спасибо и вам. В студии "Большой страны" были основатель благотворительного магазина Charity Shop Дарья Алексеева и студенты Высшей школы экономики.

Дорогие телезрители, мы ждем ваши предложения и пожелания. Какую тему еще затронуть в "Школе гражданина"? Я напомню, эта рубрика выходит каждый вторник. Пишите нам на адрес электронной почты: bs@ptvr.ru. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск