Как помочь одиноким старикам перезимовать?

Гости
Лидия Амеличева
координатор горячей линии социально-бытовой помощи пожилым людям
Сергей Деменков
заместитель председателя Костромской областной Думы
Алена Давыдова
руководитель патронажной службы помощи на дому «Милосердие»
Виктория Крисько
руководитель благотворительного фонда «Фонд продовольствия Русь»
Евгений Шиленков
руководитель Свято-спиридоньевской богадельни  

Ангелина Грохольская: По вторникам в нашей программе "Школа гражданина". Мы говорим о проблемах, волнующих многих из нас, и рассказываем о гражданских инициативах, которые помогают их решить.

С наступлением холодов в полицейских сводках все чаще появляются сообщения. В Костромской области в собственном доме сгорел 73-летний мужчина. Пытаясь согреться, затопил печь – она оказалась неисправной. В деревне старик жил один. Вызвать пожарных было некому. В Курской области спасатели успели приехать на вызов, но войти в горящее здание не смогли – обрушилась крыша. Погиб 63-летний пенсионер. В Санкт-Петербурге прохожие обнаружили на скамье пожилую женщину. Медики "скорой помощи" зафиксировали тяжелое переохлаждение. Спасти пострадавшую не удалось.

В России примерно 8 миллионов одиноких пенсионеров. Хорошо, если есть силы, деньги, соседи, готовые помочь. А если нет? Выживай как можешь, особенно зимой. Пожар, обморожение, невозможность выйти на улицу… Чем еще грозит зима нашим старикам? И что сделать, чтобы уберечь их от беды?

Ангелина Грохольская: Конечно, страшные цифры, страшные кадры и вообще страшные факты, когда погибают одинокие старики. Я думаю, что у вас тоже есть такие истории. Возможно, вы ими готовы сейчас поделиться. Насколько эта проблема действительно актуальна в нашей стране?

Виктория Крисько: Вы знаете, мы как фонд действительно сталкиваемся с большим количеством вопросов и просьб помочь одинокому пожилому человеку, который живет в отдалении от больших городов, который волей судеб, наверное, оказался в такой трудной жизненной ситуации. И как раз для них мы организуем наш проект "Продукты в глубинку", когда мы везем продукты вот этим одиноким пожилым людям.

Я лично была в Воскресенском районе, и я видела… Я не знаю, как этот дом существует, как открывается и закрывается там дверь. Ну такая бабулечка к нам вышла! Один сын у нее, ну извините, алкоголик. Дочка лежачая, больная. Она больна раком сама. И вот мы с ней разговаривали. И я понимаю, что подчас ей просто нужен адекватный разговор. Вот ее обнять и сказать ей: "Вы знаете, мы подарки собрали для вас". И вот это уже одно, такое душевное тепло было для нее таким неизгладимым счастьем в ее лице, в ее глазах! Мне кажется, ради этого, наверное, стоит что-то делать, и делать эти проекты, и посещать этих бабушек и дедушек.

Ангелина Грохольская: Это абсолютно точно, да. Я думаю, что все вы согласитесь. Знаете, что самое страшное, вот на мой взгляд? Что старики не жалуются. Они сидят у себя в этих домах, причем не только в деревнях, в городах тоже. Наверное, на горячую линию вам поступают какие-то такие?..

Лидия Амеличева: Нам звонки поступают отовсюду – из городов, из деревень. Ну да, пожилые часто просто не знают, что можно попросить даже социального работника. Вот даже до такой степени. Просто не знают. Ну и понятно, что жалуются далеко не все. Скажем так – те, кто звонит часто и регулярно, скорее всего, там все не так плохо. А тот, кто позвонил один раз, бросил трубку и не перезванивает (ну, мы перезвоним всегда сами), чаще всего они боятся.

Ангелина Грохольская: Эти люди уже доведены до крайности, видимо, да?

Лидия Амеличева: Ну да. И в принципе они не привыкли просить…

Виктория Крисько: Может, это воспитание их. Вот то, что они прошли в своей жизни. И понимают, что, возможно, многим еще тяжелее.

Ангелина Грохольская: Вот смотрите. Вот этот пример, который у нас был в нашем видеосюжете…

Сергей Деменков: А вы только не забывайте. Пример, который здесь приведен по нашему региону, – это одиноко проживающий и вообще один в этом селе проживающий. Вот в чем проблема-то. И если бы…

Ангелина Грохольская: А вот как эта проблема произошла? Вот вы мне объясните.

Сергей Деменков: Если бы, например, кто-то находился рядом, условно говоря, еще были бы дома…

Ангелина Грохольская: Конечно.

Сергей Деменков: Но человеку было предложено: "Пожалуйста…" Один проживает. "Давайте переселим вас в районный центр либо в сельское поселение". Человек отказался. Я знаю этот случай. Человек отказался.

Ангелина Грохольская: Ну, вы представляете, что значит для 73-летнего человека решиться на то, чтобы его взяли и перевезли куда-то.

Лидия Амеличева: Это нереально. И очень часто даже есть родные – может быть, в другом регионе, может быть, даже рядом. Они не поедут, даже к родным не поедут, потому что свой дом, свое место.

Ангелина Грохольская: Они прижились.

Виктория Крисько: Свои стены, родные стены.

Ангелина Грохольская: Свои стены. Вот это ведь тоже проблема. Вроде бы, да, мы предложили…

Сергей Деменков: Одиноко проживающий человек, да еще если он один в сельской местности… Один дом в селе, где проживает! Здесь другого варианта нет. Не приставишь здесь круглосуточного социального работника. Здесь один вариант – переселение, предоставление жилья. Либо второй вариант – это организация приемной семьи, если он, пожалуйста, пожелает войти в эту приемную семью.

Ангелина Грохольская: К сожалению, этому человеку конкретному мы уже не поможем, там случилась трагедия. В наших силах помочь другим людям, которые, возможно, оказались или окажутся в такой же ситуации. Вот вы сейчас сказали про приемные семьи. Я знаю, что у вас есть такая инициатива, и она появилась как раз после этой трагедии.

Сергей Деменков: Ну, эта инициатива появилась не после этой трагедии, поверьте. Этот вопрос не надуманный. Мы изучали опыт других регионов, в некоторых из них уже приняты такие законы.

Ангелина Грохольская: А расскажите, что это за закон?

Сергей Деменков: И действительно, в нашем регионе принят закон об организации семейного сопровождения граждан старшего поколения. Гражданин пожилого возраста как раз дает согласие на вхождение в приемную семью, но при условии совместного проживания. Вот основа здесь – совместное проживание.

Ангелина Грохольская: Что это значит?

Сергей Деменков: Это значит проживание совместно в этой семье: либо на территории того гражданина…

Ангелина Грохольская: Кто берет, да?

Сергей Деменков: …кто берет, либо гражданина пожилого возраста, который желает войти в эту семью.

Ангелина Грохольская: Ну, условно говоря, к этому дедушке одинокому кто-то подселяется, да?

Сергей Деменков: Да. Но необязательно.

Ангелина Грохольская: Может и дедушка к кому-то.

Сергей Деменков: А может дедушка переселиться туда, да, но на основе договора о создании приемной семьи.

Ангелина Грохольская: Ну, естественно, потому что это должно все прописано быть. Не дай бог…

Сергей Деменков: В договоре все прописано: и каким образом создается семья, какие обязанности сторон. Но там ведь есть еще и третья составляющая – это орган социальной защиты населения. Это в обязательном порядке.

Ангелина Грохольская: Его функции какие? Он контролирует?

Сергей Деменков: Обязательно.

Ангелина Грохольская: Я поняла. А приемная семья получает какие-то деньги за это от государства?

Сергей Деменков: Да, средства предусмотрены из регионального бюджета, и ежемесячно – тому, кто взял на себя обязательства по ходу. Это с одной стороны. С другой стороны, гражданин пожилого возраста, который входит в приемную семью, 75% своего совокупного дохода перечисляет на свое содержание. И при этом как раз орган социальной защиты осуществляет контроль за соблюдением договорных отношений. Это ежемесячно сначала. Если нет претензий – раз в три месяца. Затем – раз в полгода. И плюс к этому он может потребовать финансовый отчет.

Ангелина Грохольская: Что тоже очень важно.

Сергей Деменков: Там нет большой бухгалтерии.

Ангелина Грохольская: Чтобы это было прозрачно, по крайней мере, куда деньги потрачены.

Сергей Деменков: Да. По крайней мере, чтобы человек расходовал эти средства не на свои какие-то нужды.

Ангелина Грохольская: Как вы думаете, приживется такая инициатива, будет она пользоваться популярностью в регионах?

Лидия Амеличева: На самом деле тут вопросов очень много. У нас на горячую линию часто звонят из разных регионов с просьбой: "А найдите мне кого-нибудь. Вот я готов поселить, мы будем вместе жить, вести хозяйство. Я еще ничего так. Ну, скучно одной". Или наоборот – кому-то уже совсем тяжело. То есть запросы есть. Просят кого-то, с кем можно жить. Поэтому на самом деле это замечательно, если такие инициативы будут по всем регионам.

Сергей Деменков: Да. Но только и существуют определенные проблемы. Вот сейчас 30 регионов приняли такие законы, в ряде регионов вступят уже с 1 января такие законы в действие. Вы знаете, на федеральном уровне эти правоотношения никак не отрегулированы, даже терминология совершенно разная. Я уж не говорю о регулировании правоотношений. Очень тонкая отрасль.

Ангелина Грохольская: Это естественно. Финансы, конечно.

Виктория Крисько: Финансы.

Ангелина Грохольская: И я сейчас хочу показать вам небольшое видео – еще одна форма, еще одна помощь. А потом мы поговорим уже об этом, вот насколько это возможно и актуально. Давайте посмотрим.

Свято-Спиридоньевская богадельня открылась в декабре 1999 года. На деньги с пожертвований купили квартиру и переоборудовали под богадельню. А потом – еще одну, этажом выше. Работать сюда пришли сестры милосердия. Они уже имели большой опыт ухода за больными в Первой градской больнице.

В комнатах живут по двое. Каждая комната просторная, минимум 15 метров, со всей необходимой мебелью. Это не больничные палаты, а это дом. А дом должен быть уютным. Каждый день в богадельне четко расписан по часам.

Распорядок дня. В 8 утра старшая сестра принимает смену у ночной. Набор лекарств – согласно предписаниям врача. Далее – подъем насельников в сидящее положение. Умывание, завтрак, ванна. Уборка, проветривание. Обед, досуг, прогулки для тех, кто может ходить. Чтение, просмотр телевизора, встречи с родственниками. Потом – ужин и подготовка ко сну. Финансируется богадельня на деньги благотворителей, в том числе пожертвования "Друзей милосердия".

Ангелина Грохольская: Евгений, я хочу обратиться к вам, потому что вы руководите богадельней, которую сейчас мы увидели. Откуда старики попадают к вам?

Евгений Шиленков: Попадают отовсюду. Это люди с улицы. Есть люди, скажем так, за кого-то просили. Это чьи-то родственники. Это люди, которые пришли в храм и попросили за своих бабушек. Это одинокие люди, которые остались никому не нужными, по сути. Ну, у всех разные истории. Про каждого из наших подопечных можно небольшой такой ролик снять и рассказать, и это будет интересно. У всех интересная судьба.

Если позволите, я немножко отмотаю назад, к началу истории – к тому, почему люди остаются одни. Одна из самых главных проблем… ну, не столько проблема – свобода выбора человека. Человек сам решает, где он хочет жить и как он хочет жить. У нас большое количество подопечных служб милосердия, которые по тем или иным причинам хотят оставаться дома. Они не хотят переезжать в учреждение.

Ангелина Грохольская: Ну, это опять то, о чем мы говорили.

Евгений Шиленков: Да, не хотят.

Ангелина Грохольская: Человеку пожилому очень тяжело из своих стен…

Евгений Шиленков: Отсутствие информации о том, что его ждет в этом учреждении. И действительно, какие-то социальные ролики либо какая-то информация об учреждениях, не знаю, закрытых, где издеваются над стариками. Это человека пугает. Наша богадельня была создана не как прецедент, не рассказать: "Вот мы такие хорошие, замечательные и прекрасные". Просто мы создали дом, в которые пожилые люди себя чувствуют как дома.

Ангелина Грохольская: Алена, я так понимаю, что как раз вы занимаетесь поддержкой тех людей, которые не согласны ни в коем случае куда-то переехать – ни в богадельню, какой бы она хорошей ни была, ни, допустим, в приемную семью, если такая возможность есть. Вы оказываете помощь на дому.

Алена Давыдова: Да, мы оказываем помощь на дому. И как раз среди наших подопечных бо́льшая часть – это все-таки пожилые люди. С наступлением зимы у пожилых людей обычно две проблемы. Первая проблема – это то, что как раз в Москве, наверное, сгореть сложнее, но в Москве можно заблудиться и замерзнуть. Все-таки большинство пожилых людей…

Ангелина Грохольская: Вот это, кстати, к тому, что многие считают, что только где-то в глухой деревне, вот там эта проблема есть, а в большом городе – "Да ну что вы?".

Сергей Деменков: Наоборот, опыт показывает, что деревенские отказываются переезжать в эти стационарные учреждения, а там больше всего городского населения. Парадокс.

Алена Давыдова: Если они выбираются из дома, могут заблудиться. Поэтому такой, наверное, призыв на этой передаче: если кто-то видит одинокую пожилую бабушку, которая странно себя ведет, непонятно куда едет, все-таки стараться ее не оставить. Одна из проблем – это проблема травматизации пожилых на улицах. Некоторые пожилые боятся переломов, и они просто остаются дома. Некоторые…

Виктория Крисько: И просто не выходят.

Алена Давыдова: Не выходят вообще никуда. Тоже одиночество, депрессия, дефицит общения. Депрессия провоцирует те же нарушения психологического и даже психического плана.

Ангелина Грохольская: Вот поэтому мы и слышим эти полицейские сводки просто ужасные, когда несколько дней лежал уже умерший мужчина или женщина в квартире, и только уже по запаху потом открыли. Оказалось – он просто умер от голода. Это в XXI веке! Вот почему все-таки они остаются брошенными?

Лидия Амеличева: Потому что характер заявительный. Чтобы получить соцработника (это все работает прекрасно), нужно прийти и подать заявку. Если кто-то этого не сделал за этого пожилого человека – не знаю, волонтеры, просто соседи, – то можно остаться без этого работника и без помощи.

Сергей Деменков: Подождите, но у нас главы сельских поселений наперечет их знают.

Лидия Амеличева: Это у вас.

Сергей Деменков: И они предлагают им: "Напишите, пожалуйста. Есть социальный работник". – "Мне никто не нужен!"

Ангелина Грохольская: А если это не село, допустим? Смотрите, мы сейчас приходим к какому выводу? Оказывается, эта проблема актуальнее даже для города, для большого города, где каждый живет в своем этом мирке, в своем домике и не видит, что происходит рядом.

Евгений Шиленков: Если позволите. Действительно, в деревне люди живут таким небольшим кругом, и все друг про друга знают. А в городе мы все даже чаще всего с соседями по лестнице не здороваемся, не знаем.

Ангелина Грохольская: Вот! Это, конечно, наша беда.

Евгений Шиленков: Весна-осень – у пожилых людей идет обострение и апатия, которая наступает в этот период. Человек от нее может сгореть буквально за неделю, впасть в апатию, перестать есть. И даже если социальный работник приходил ему летом и сказал: "Марья Ивановна, мы готовы вам помочь", – она говорит: "Спасибо, не надо, я могу сама". Но наступил этот осенний период – солнце спряталось, тучи, серость – и человек сгорел буквально за неделю, за две.

Ангелина Грохольская: Вы знаете, у нас есть очень хороший пример. Сейчас с нами по телефону из Архангельской области, из Мезенского района Татьяна Коротаева, директор Мезенского дома-интерната для пожилых инвалидов. Там люди вокруг объединились, соседи, и стали помогать. Вот давайте поговорим сейчас с Татьяной Николаевной. Татьяна Николаевна, здравствуйте.

Татьяна Каратаева: Здравствуйте.

Ангелина Грохольская: Расскажите, как появился ваш дом. Я знаю, что это сельчане взяли на себя такую инициативу, идею и буквально сами все сделали.

Татьяна Коротаева: Писав этот проект "Дом надежды", мы, наверное, спасали не только пожилых людей в районе, а мы спасали и самих себя, потому что на тот момент население, которое было в количестве 170 человек, деревня практически перестала существовать, потому что в силу своей нерентабельности закрылся совхоз, и люди оказались практически без средств к существованию. Люди стали выезжать. И на тот момент уже в течение двух лет население уменьшилось до 70, где 40 человек было работающего населения.

Ангелина Грохольская: Что вы придумали? Что у вас в итоге получилось?

Татьяна Коротаева: И тогда возникла идея строительства дома-интерната для престарелых и инвалидов, где мы хотели создать условия для проживания наших стариков. В 2018 году нам исполняется 14 лет. Дом-интернат мы открыли сначала на 15 человек, это было муниципальное учреждение. Сейчас мы областное учреждение, и на сегодняшний день у нас 31 человек.

Ангелина Грохольская: Деревню возродили?

Татьяна Коротаева: Деревня с 70 человек у нас увеличилась – у нас около 140 человек сейчас проживает, 30 с небольшим рабочих мест. Но мы живем автономно. Не надо забывать, что мы Крайний Север. Я очень рада сегодня общению с Москвой, потому что мы очень далеко. Если посмотреть на карту, если вы посмотрите на карту, до областного центра, Архангельска, то мы от Архангельска еще 400 километров. Как у нас шутят: "За нами больше нет ничего, кроме Северного Ледовитого океана".

Ангелина Грохольская: Татьяна, спасибо вам огромное. Это Татьяна Коротаева из Архангельской области сейчас была с нами на связи.

Вот я хочу, чтобы вы прокомментировали. Вы слушали очень внимательно, даже что-то говорили, когда-то соглашались, когда-то – нет. Вот даже поселок как-то возродился, я так понимаю, благодаря такому проекту. Это, мне кажется, пример, когда люди объединились и решили не ждать от кого-то помощи, а сами помогли.

Сергей Деменков: Ну да, вот такую общественную инициативу надо всегда поддерживать, потому что она касается благосостояния людей. В конце концов, это жизнь человека. Вот это очень важно. И когда комплексный такой подход, системный подход, когда и государство, с одной стороны, власти муниципальные, когда некоммерческие организации, Православная церковь – вот когда все всем миром, как говорится, эту проблему будут решать, я думаю, что эту проблему можно будет решить.

Ангелина Грохольская: Золотые слова, Сергей Анатольевич, вы сейчас произнесли и подвели итог даже, мне кажется, нашей встречи. Хотя говорить можно еще очень долго.

У нас "Школа гражданина", мы даем конкретные практические советы. Сейчас от всех вас хотелось бы услышать какой-то совет: куда обращаться, номер горячей линии, кто еще может помочь, если случилась беда? Сейчас будем говорить и адресовать ваши слова нашим телезрителям – как пожилым, которые попали в такую ситуацию, остались одним, им нужна помощь, так и людям, которые готовы помогать, но, может быть, пока не знают, что рядом с ними живут одинокие люди. Пожалуйста.

Лидия Амеличева: Можно насчет горячей линии?

Ангелина Грохольская: Да, конечно.

Лидия Амеличева: Просто горячая линия и создана для того, чтобы одинокие пожилые люди могли получить какую-нибудь информацию, куда обратиться. То есть как бы координируем, даем информацию и либо к волонтерским группам, либо к социальной защите перенаправляем людей.

Номер горячей линии – это обычный мобильный номер, то есть он оплачивается по тарифам оператора. Но мы всегда перезваниваем. Достаточно просто позвонить, чтобы гудок прошел, бросить трубку – мы перезвоним. И разговор будет длиться столько, сколько угодно, и бесплатно для абонента. Номер: 8 (985) 862-95-02.

И совет, наверное, для волонтеров. Сейчас волонтерские движения, к счастью, очень популярны. Но первое, что мы всегда советуем тем людям, которые обращаются к нам: начните со своей семьи. Если никто у вас не забыт, не обижен, можно идти дальше. Посмотрите вокруг – соседи по лестничной клетке, кто-то рядом в районе, во дворе в доме. Потому что многие не замечают того, что совсем близко, и рвутся спасать мир, не знаю, на другом конце страны. А нужно просто оглянуться, посмотреть и помочь тому, кто близко.

Ангелина Грохольская: Тому, кто рядом с тобой.

Виктория Крисько: У нас достаточно простая сейчас задача. 2 декабря всем неравнодушным жителям Москвы мы предлагаем прийти в московские магазины, где вы можете помочь собрать продукты в глубинку. И 15 тысяч одиноких пожилых людей в 10 регионах Центрального федерального округа получат ваши подарки, эти продовольственные наборы.

Сергей Деменков: Это как раз ко Дню инвалида, 3 декабря, да?

Виктория Крисько: Да, День инвалида. А мы к Новому году в эти праздничные дни будем дарить продовольственные подарки. Так что призываем всех присоединиться к нам. Всю информацию можно узнать на сайте фонда – "Фонда продовольствия "Русь".

Ангелина Грохольская: Сергей Анатольевич.

Сергей Деменков: Я считаю, что все формы хороши, но все же думаю, что первые, к кому надо обратиться – это органы социальной защиты, социальной помощи. Почему? Потому что сегодня любой регион, я уверен, выделит дополнительные средства на то, чтобы ввести новые ставки дополнительных социальных работников. Обеспечить соцработниками, которые помогли бы как раз в первую очередь одиноким людям.

Ангелина Грохольская: То есть соцработников не будут сокращать? Потому что были такие слухи, что сведут к минимуму.

Виктория Крисько: Нет, ну какие слухи? Нет, социальных работников… Определенные нормативы есть. Но, вы понимаете, одно дело – в сельской местности, от села до села, а другое дело – в городе, где на троллейбусе приехал. Поэтому мы сейчас, наоборот, ставим вопрос о том, чтобы приобрести велосипеды в сельскую местность социальным работникам на лето, чтобы они могли обслуживать как можно больше людей.

Ангелина Грохольская: Доживем до лета – будет видно.

Виктория Крисько: Ну да.

Ангелина Грохольская: У нас зиму бы пережить. Ну и, конечно, в службу "Милосердие" тоже можно обращаться.

Алена Давыдова: Конечно, обязательно звоните нам. Наш городской номер: (499) 705-88-20. Здесь можно получить как какую-то первичную помощь, так и одно из направлений, те же консультации. И родственники пожилые иногда нуждаются просто в каких-то советах. Мы также очень ждем тоже добровольцев и очень рады добровольцам. И добровольцы очень рады помогать бабушкам. И те, кто готов стать добровольцем, тоже могут обращаться.

Ангелина Грохольская: Помощники нужны всем, да. Я думаю, что добровольцы и вам нужны тоже.

Евгений Шиленков: Да, добровольцы нужны. Я не возьмусь, конечно, советовать и что-то предлагать, но на базе нашего учреждения мы готовы оказать любую консультативную помощь по уходу за тяжелобольными и престарелыми людьми.

Ангелина Грохольская: Спасибо вам огромное! Знаете, что самое страшное? И мы, в общем-то, об этом уже сегодня говорили. Когда старики умирают в нищете или погибают от пожаров и холода при живых детях и внуках. Найдите время, навестите своих родных. А если рядом с вами живет одинокий пожилой человек – загляните, спросите о здоровье, просто поговорите. Поверьте, станет теплее не только ему, но и вам.

Это была "Школа гражданина". Мы продолжим программу через несколько минут.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Рубрика "Школа гражданина"

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск