Камиль Хайруллин: Я хотел бы помочь дееспособным людям встать на ноги

Гости
Камиль Хайруллин
предприниматель, меценат

Ангелина Грохольская: Здравствуйте! Сегодня говорим о людях большой страны, у нас в студии Камиль Хайруллин, предприниматель из Санкт-Петербурга, который восстанавливает родную деревню в Челябинской области. Здравствуйте, Камиль!

Камиль Хайруллин: Здравствуйте!

Ангелина Грохольская: Это правда, что Вы взялись за восстановление родной деревни?

Камиль Хайруллин: Да. Я, в апреле 18-ого года, решил восстановить свою родную деревню.

Ангелина Грохольская: Сейчас об этом подробнее поговорим.

ПРОФАЙЛ: Камиль Хайруллин, предприниматель, меценат, инвестор малой родины. Родился в деревне Султаново Челябинской области, уехал учиться в Санкт-Петербург, после окончания ВУЗа работал в сфере ЖКХ за квартиру. В начале 90-х создал свой первый кооператив. Сейчас Камиль Хайруллин известный бизнесмен, но уже несколько лет он активно помогает родной деревне. Его инвестпроект по возрождению Султаново рассчитан на 10 лет. На его реализацию меценат планирует потратить порядка миллиона долларов.

Ангелина Грохольская: Итак, Камиль, очень хочется узнать все подробности, но снаала расскажите, деревня Ваша родная называется Султаново, что это за деревня, что там сейчас?

Камиль Хайруллин: Это, наверное, типичная российская деревня, где-то 100 домов там находится, на сегодня, увы и ах… там в школе, садике всего лишь 10 детей.

Ангелина Грохольская: А какое Ваш самое яркое впечатление детства?

Камиль Хайруллин: Ну, во-первых, детство, оно же всегда…

Ангелина Грохольская: Оно всегда яркое…

Камиль Хайруллин: …беззаботное, чем старше становишься, тем, не знаю, мудрее ли. А так, наверное: солнцем залитая улица, там ведь асфальта не было, и как я смело через лужу бегу в новом пальто.

Ангелина Грохольская: В новом пальто?

Камиль Хайруллин: Да, да, да…

Ангелина Грохольская: Сколько Вам было лет, когда Вы уехали из деревни?

Камиль Хайруллин: В 18 лет я уехал служить в Советскую армию.

Ангелина Грохольская: И уже не вернулись постоянно жить там, да?

Камиль Хайруллин: Да, я часто там бывал, особенно, когда мама была жива, очень часто бывал и достаточно много маме помогал, но а так, конечно, да…

Ангелина Грохольская: Когда у Вас появилась идея, ну скажем так, не вернуться, а вернуть, наверное, некий долг, может быть, своей малой Родине и начать ее возрождать, вложить туда огромные деньги, в общем-то?

Камиль Хайруллин: Точную дату рождения этой мысли я не могу объяснить, оно же обычна мысль зреет, зреет, но где-то в конце марта я принял это решение.

Ангелина Грохольская: А что, что случилось?

Камиль Хайруллин: Не могу объяснить, тем более, что таки примеров я больше не знаю и даже сам не понимаю, откуда такое…но деревня была всегда для меня родной, никогда ее не забывал, я каждый год езжу, к сожалению, наша мама очень рано умерла и гораздо реже, конечно, ездим…

Ангелина Грохольская: Что Вы решили там сделать?

Камиль Хайруллин: Я решил… вообще у меня есть план некий на 10 лет, чтобы я хотел там через 10 лет видеть. Я бы хотел видеть там, первое: центральный водопровод, я надеюсь, что органы власти помогут, второе: я бы хотел, чтоб там был центральный газ, его тоже сегодня нет и хотел бы, чтобы была асфальтовая дорога, сегодня дорога их щебня – это то, что я жду от государства. Что я сам предполагаю делать? Я хотел бы помочь создать приблизительно 20 крепких хозяйств, то есть, я, ни в коем случае, не хочу там сам собственником чего-либо становиться. Именно так, именно этот путь я выбрал… Я бы мог, условно говоря, там коровник построить на 300 коров, построить большую сыроварню и все бы на меня работали. Но в том то и дело, слабость этого проекта, что если я не смогу, по каким-то причинам, а моим детям и внукам это будет не интересно, и все, этот проект умер, собственно говоря, поэтому я хотел бы помочь дееспособным людям встать на ноги, то есть какие-то деньги сам дать, какие-то гранты получить сегодня ведь на уровне государства существует реальная поддержка сельского хозяйства. Я, честно говоря, раньше сам не знал об этом, пока не столкнулся, и, в принципе, гранты и субсидии реально получить. Весь вопрос в том, чтобы найти этих людей, которые готовы вкалывать. Ведь городской человек чем отличается от деревенского человека: он 8 часов своих отработал…

Ангелина Грохольская: В профайле прозвучала цифра такая, миллион долларов, которую Вы планируете потратить на этот проект, а эти деньги конкретно на что пойдут?

Камиль Хайруллин: Во-первых, я себе слово дал, что я не дам себя увлечь и не вкладывать больше миллиона долларов…

Ангелина Грохольская: А есть такая возможность?

Камиль Хайруллин: Я просто 2 рубежа себе наметил, первый рубеж: я 20 миллионов рублей вкладываю, дума, что они до конца 19-ого года будут вложены, и Вы понимаете же, что вкладывать в бизнес, который не работает, не стоит, так можно бесконечно вкладывать.

Ангелина Грохольская: Вот я пока не понимаю, как будет работать… это все-таки бизнес, этот проект, или это что?

Камиль Хайруллин: Вот смотрите, этот проект состоит из двух частей, первая часть: вот, есть деньги, которые я решил, что я их вложу, и что они, скорее всего не вернутся, надо признать, это же не место, где бизнес особенно делают, а вторая другая часть этого проекта: хотелось бы, чтобы те люди, которые придут туда, были дееспособные, чтобы они дальше помогали процветанию деревни.

Ангелина Грохольская: Эта та самая удочка, как говорят…

Камиль Хайруллин: Да, да…

Ангелина Грохольская: … не надо давать рыбку, надо дать сначала удочку, чтобы они сами выловили.

Камиль Хайруллин: Да, весь вопрос сейчас, как рыбаков этих найти. Желающих достаточно много.

Ангелина Грохольская: Мы сейчас об этих людях поговорим, у нас видео было, снимали коллеги наши из службы информации, стоят дома, вот, Вы сейчас видите разрушенные дома, а Вы начали строить дома…

Камиль Хайруллин: Да, да.

Ангелина Грохольская: Это как раз для тех рыбаков, как мы их назвали, этих людей?

Камиль Хайруллин: Да, да, да, да, да…

Ангелина Грохольская: И Вы, я так понимаю, начали с дома для фельдшера?

Камиль Хайруллин: Я сейчас строю 4 дома, они из бревен и они благоустроенные, то есть там должна быть канализация, горячая вода, отопление… я уже заканчиваю эти дома, и когда был сход в апреле, я спросил у населения, что для них самое главное? Они сказали, что самое главное для них это все-таки фельдшер, потому что фельдшера уде давно нет, население пожилое и, конечно, это вызывает у людей очень большие сложности.

Ангелина Грохольская: Хорошо, фельдшер, это понятно, кто еще?

Камиль Хайруллин: Один дом…

Ангелина Грохольская: Один дом фельдшеру, остальные кому?

Камиль Хайруллин: А 3 дома…

Ангелина Грохольская: Я сейчас просто к зрителям, какие вакансии там, кто может дом получить.

Камиль Хайруллин: … 3 дома это тем людям, которые готовы сегодня приехать в деревню и создавать свое хозяйство. Конечно, на первом этапе, скорее всего, это будут люди, которые заняты сельскохозяйственным трудом, потому что сегодня там 1500 гектар полей пустует, они не обрабатываются, вот их мы ждем

Ангелина Грохольская: Это должны быть фермеры, которые будут не только на себя работать, но и давать рабочие места…

Камиль Хайруллин: Да, да… В идеале, что бы видел? Предположим, есть молодая семья, интересуют молодые семьи с маленькими детьми, потому что деревне дети нужны, а не просто фермеры. Интересует молодая семья фермеров, у которой, условно говоря, есть 5 коров, ну, условно, это может быть козы или что-то другое, или перепела, или пчелы, что угодно… Они хотели бы, скажем, из 5 коров сделать 25, и моя помощь им нужна в этом. То есть они должны сами вкалывать и должны 1-2 рабочих места создать.

Ангелина Грохольская: А какие Вы себе сроки ставите для реализации проекта?

Камиль Хайруллин: 10 лет.

Ангелина Грохольская: 10 лет, это то, о чем Вы намечтали, то, о чем Вы рассказали, да, что должно быть в идеале?

Камиль Хайруллин: Да, да, да…

Ангелина Грохольская: А сроки более короткие, когда должны приехать вот эти первые 4 семьи хот бы? Когда приедет фельдшер? Когда что-то начнется? Когда в домах жизнь появится?

Камиль Хайруллин: Вы понимаете, какое дело, я свои задачи вижу не так, чтобы наметить и желехно руководить, приводить человечество к счастью. Я думаю, что мы должны идти по пути, там, где это складывается, понимаете? Сегодня я не могу… это понятно, что деревня должна гармонично… поля должны засеваться, такой кругооборот должен быть. Но сегодня, все равно, будем идти так, как люди будут появляться, понимаете, я могу наметить… Фельдшеры собирались приезжать их другой области, приехали, посмотрели, кивнули, двое детей, все хорошо, вроде, он понравился… но а дальше все застряло как-то. Вот сейчас опять фельдшер, уже женщина, профессиональные качества не мне судить, это судит главный врач района, они, собственно говоря, профессиональный отбор делают.

Ангелина Грохольская: Камиль, кажите, а есть смысл в этом? Вот положа руку на сердце, как Вы думаете, есть во всем этом смысл? Может быть, не хотят люди в деревню ехать, не заставить же, Вы правильно сказали: не поведешь железной рукой к счастью. Почему Вы думаете, что счастье именно там?

Камиль Хайруллин: Мы с Вами знаем, что, если мировую экономику брать, то 3 % там занимается сельскохозяйственным производством, еще какая-то часть занимается переработкой сельскохозяйственной продукции. Мы же часть мирового хозяйства, мы понимаем это. Другое дело, почему бы этим 3 % не быть в моей родной деревне? Я хочу заметить, что все равно мир движется, потому что люди будут ценности делать не только где-то сидя на рабочем месте, они все равно будут дистанционно работать. Недавно случилось невероятное событие для моей деревни, это сделали интернет, оптико-волоконный кабель протянули, там сейчас высокая скорость, как в городе, поэтому я очень надеюсь, что потянутся люди, которые захотят в экологически благополучных условиях жить и работать там, которые могут дистанционно работать. У меня надежда и на них тоже, потому что я не хотел бы, чтобы эта деревня была просто повтор моей деревни, какая она была, когда я был маленьким.

Ангелина Грохольская: Для Вас близки очень семейные ценности?

Камиль Хайруллин: Я вырос в большей семье, наша мама достойно воспитала семерых детей… вот, конечно, важны… важны. Во всяком случае, все светлое, все лучшее нам наша мама дала. Ведь в деревнях тоже, какая проблема: уровень образования, когда я был маленьким тоже был достаточно низкий. И тот уровень образования, который в нашей семье есть, он осень высокий, большинство ВУЗы закончили и столичные ВУЗы. И эта деревня, наверно, в честь моей матери… Вы знаете, в мире вообще быть добрым… в цивилизованных странах, мы сейчас об этом говорим… не о бедных странах быть добрым достаточно, может, не то слово, модно или востребовано, все-таки, понимаете? Я не знаю, на основе их религиозности или чего там, но мы же знаем, что достаточно много они и жертвуют и на общественные блага тратят. Другое дело, что наша страна в какую-то другую сторону побежала, у нас идет насаждение наживы, и у нас как-то не модно об этом ни писать, ни говорить… И сегодня, мой уровень тех вложений, тех дел, которые сделаны, недостаточен, чтобы куда-то обращаться, возможно, я найду людей, энтузиастов каких-то. Конечно, я мечтаю о том времени… мы же там сыроварню делаем… я, конечно, мечтаю о том, времени, когда, скажем, итальянский сыровар приедет к нам, какой-нибудь хороший, поможет нам на высшем уровне сделать сыр, и это будет не просто корыстный человек, который пришел за зарплатой, а человек, влюбленный в дело, понимаете? Я очень надеюсь, что будут такие люди, которые увидят, что я не корысти ради это делаю, а такое благородное дело делаю и очень надеюсь, что мне удастся привлечь этих людей.

Ангелина Грохольская: Камиль, я тоже очень надеюсь, что у Вас все получится, потому что я так понимаю, что деревня все равно живет, несмотря ни на что, там есть люди и дети есть, пусть 10, о они ходят в школу, учатся, сыроварню строите, это тоже здорово, поэтому я желаю Вам, чтобы все получилось, и я очень надеюсь, дорогие телезрители, что, если среди вас есть такие энтузиасты, которые хотят поехать в Челябинскую область, в деревню, которая называется Султаново, название-то какое прекрасное! А можно нам в редакцию написать, Камиль, у Вас есть свой сайт?

Камиль Хайруллин: Конечно.

Ангелина Грохольская: Можно найти Камиля в интернете, написать ему и отправиться и возрождать деревню вместе. Спасибо Вам огромное, еще раз! Желаю Вам удачи, благодарю Вас за эту беседу.

Камиль Хайруллин: Спасибо!

Ангелина Грохольская: Сегодня в студии «Большой страны» мы говорили с предпринимателем, Камилем Хайруллиным, который мечтает возродить родную деревню


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Предприниматель восстанавливает родную деревню в Челябинской области

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Большая страна
    Pro дело