Коммунальный мир

Гости
Сергей Кузнецов
руководитель проекта «Добрые соседи»
Надежда Юшкина
социолог
Евгений Корчаго
адвокат и правозащитник, член Совета по взаимодействию с институтами гражданского общества при председателе Совета Федерации

Ангелина Грохольская: В эфире Общественного Телевидения России Большая страна. Программа о людях, обществе и власти. Здравствуйте! Я - Ангелина Грохольская.

Квартирный вопрос, он испортил не только москвичей. До чего может довести война с соседями? И как остаться человеком, проживая в нечеловеческих условиях? Об этом поговорим сегодня с нашими экспертами. Здравствуйте! В студии Большой страны Сергей Кузнецов, руководитель проекта «Добрые соседи», Надежда Юшкина, социолог и Евгений Корчаго, адвокат, правозащитник, член Совета по взаимодействию с институтами гражданского общества при председателе Совета федерации. Спасибо, что пришли сегодня в студию.

Ангелина Грохольская: Уважаемые эксперты, скажите, пожалуйста, а Вы со своими соседями знакомы?

Сергей Кузнецов: Да, конечно!

Надежда Юшкина: Да!

Евгений Корчаго: В добрососедских отношениях живем.

Ангелина Грохольская: И даже знаете, как зовут Ваших соседей?

Евгений Корчаго: Да.

Сергей Кузнецов: Во всем подъезде.

Ангелина Грохольская: Скажите, мне, пожалуйста, а приходилось ли Вам может быть жить в коммунальной квартире?

Евгений Корчаго: Мне в пост-студенческие годы приходилось жить в общежитии. Но это было такое не студенческое общежитие, а уже полноценное общежитие взрослых людей. И конечно люди были разных социальных слоев, и это налагало определенные проблемы, потому, что были и совершенно асоциальные элементы, те, которые злоупотребляли алкоголем. Ну и как то приходилось выживать.

Ангелина Грохольская: Как уживались?

Евгений Корчаго: достаточно миролюбиво и все конфликты решались словесно, без привлечения правоохранителей, тем более без мордобоя. Ту, то есть, старались находить общий язык.

Ангелина Грохольская: Ну, я хочу сказать, что Вам повезло, наверное, потому, что для большинства жильцов коммунальных квартир и мордобой, как Вы говорите, и даже убийства, к сожалению, обычное дело. Вот лишь несколько примеров. В Санкт-Петербурге мужчина насмерть забил ногами, а потом выбросил в окно маленькую собачку, шпица своей соседки. Песик просто мешал ему отдыхать. В Саратовской области соседи – собутыльники не поделили даму и в итоге уголовное дело, потому, что - убийство. В Челябинске до кровопролития пока не дошло, но там тоже беда может случиться в любой момент. Пенсионера, инвалида по зрению соседи не пускают на собственный порог.

В четырехкомнатной квартире прописаны 15 человек, и ветеран оказался неудобным соседом. Мои коллеги из Челябинска сняли сюжет об этой истории. Давайте его посмотрим, потом будем обсуждать.

«СЮЖЕТ»

Ангелина Грохольская: Жуткая история.

Надежда Юшкина: Какое возмутительное хамство. Хамство соседей просто, вот действительно, нет слов! Но ведь как можно так обращаться пожилым человеком?! И ведь они абсолютно неправы. Он имеет полное право пользоваться своей собственностью. И пользоваться коридорами и заходить туда, и включать лампочки. Это просто, мне кажется, какая-то распущенность, которую нужно, в конце концов, должен кто-то прекратить. Ангелина Грохольская: Кто должен прекратить?

Евгений Корчаго: К сожалению, такие истории очень нередки. В данном случае все усложняется тем, что пожилой не видящий, слепой фактически, человек оказывается один на один с теми, кто ему противостоит. Насколько я понял из сюжета, есть решение суда о вселении.

Ангелина Грохольская: Конечно.

Евгений Корчаго: И прокуратура тоже, я так понимаю, свою работу сделала, то есть, в той части, которая представила интересы старика.

Ангелина Грохольская: Да, с юридической точки зрения здесь, в общем, все уже сделано.

Евгений Корчаго: Но, ни приставы, ни прокурор действительно не будут жить вместе ним. Он не могут заниматься тем, что двадцать четыре часа в сутки наблюдать, чтобы старика не травили. Чтоб его не выгоняли из комнаты. И здесь для него, фактически, патовая ситуация складывается, когда имея все законные права и на проживание, и на пользование местами не только в своей комнате, но и в общем пользовании, то есть, в коридоре, на кухне в уборной. Он этим пользоваться не может. И это вопиющая проблема, которая законом, в данном случае, до конца не урегулирована.

Ангелина Грохольская: Здесь закон морали, скорее всего, должен действовать.

Евгений Корчаго: Да.

Надежда Юшкина: Да.

Ангелина Грохольская: А что же делать тогда? Вот «Добрые соседи», будьте добры, может быть, Вы чем-то можете помочь?

Сергей Кузнецов: Вы знаете, у меня есть несколько примеров, из собственной практики, когда такие вещи решались достаточно просто. Для этого нужна воля. У нас принято всегда говорить, политическая воля, но здесь нужна как бы силовая воля местного участкового. Здесь нужна силовая воля местного человека, местного депутата. То есть, у нас сейчас, на мой взгляд, достаточно районных общественников, достаточно городских людей, которые могут это сделать, которые готовы взять под контроль. В этой ситуации речь идет о том, чтобы его допустили до квартиры, чтобы обеспечить, потому что там, дети. Это антисанитария. И это можно развернуть, что как вы живете с детьми здесь в этой антисанитарии? Это, соответственно уполномоченный по правам ребенка, и так далее. То есть, это уже другое. Другое дело, что у дедушки нету сил, вот за все это взяться.

Ангелина Грохольская: Вот о чем и речь!

Сергей Кузнецов: Но, мне кажется, что здесь самая главная история может уже даже и не вселиться туда, а продать эту квартиру и купить комнату.

Ангелина Грохольская: О чем и речь. Чего, собственно он добивается и чего хочет. Но он говорит, что соседи не пускают даже нового риэлтора, которая, вроде бы взялась за это дело. То есть, они закрылись на замок и все.

Надежда Юшкина: Но вот это, во-первых, распущенность, о которой я говорила. Соседей, здесь, конечно же, нужно привлекать участкового, который должен разъяснить им их права, и, в конце концов, если он не может нормально работать, значит пусть приходит с каждым риэлтором и открывает и допускает.

Но я хочу еще один вопрос подчеркнуть. Здесь не просто ветеран. Здесь не просто пожилой человек. Здесь инвалид. И социальные службы, которые должны сопровождать его, которые должны ходить в магазин, которые должны ему покупать, у него должны быть какие-то помощники. Вот где они здесь, в этой ситуации, тоже вопрос!

Ангелина Грохольская: Сейчас у Сергея прозвучала такая фраза, что он обратил внимание не случайно, мне кажется, в этом сюжете, что в квартире ведь живут люди, 15 человек там прописано, с маленькими детьми. Надежда...

Надежда Юшкина: А это уже вопросы к органам опеки, скорее.

Ангелина Грохольская: А вот Вы как раз даже и занимаетесь, это – ваша темы, Вы непосредственно занимаетесь помощью именно детям. Семьям, которые оказались в сложной ситуации, вот может быть действительно с этой стороны подойти? Возможно ли это?

Надежда Юшкина: Да, конечно. Причем, удивительно, что вот в такой ситуации органы опеки не посещают эту квартиру. А ведь все основания есть! Ту антисанитарию, которую показали, эти условия, в которых живут маленькие, несовершеннолетние дети, конечно, это недопустимо! И если, опять-таки в качестве рычага, вот как сказал уже эксперт, пригласить из органов опеки, чтобы они, хотя бы навели там порядок, и может быть тогда и нашему пенсионеру, инвалиду там проще станет жить?

Ангелина Грохольская: Это может быть очень хорошим вариантом.

Евгений Корчаго: Смотрите. Здесь вот Сергей абсолютно правильно обозначил, есть два пути, по которым в любом случае, надо выбирать, как двигаться. Первый путь – это бороться за то, чтобы сохранить право и пользоваться этим помещением, а второй путь – это попытаться его продать. И эти два пути подразумевают разные способы действия для нашего героя сюжета. В первом случае, действительно, если более внимательно посмотреть, тем службам, которые компетентны, то можно поставить вопрос, к примеру, злостное уклонение от исполнения решения суда. У нас есть даже уголовная ответственность. То есть, судебный пристав не один раз под камеру пришел и дедушку вселил.

Ангелина Грохольская: Формально.

Евгений Корчаго: А раз пришел, дедушка к нему опять с заявлением, говорит о том, что…

Надежда Юшкина: И выписал соседям административное нарушение.

Евгений Корчаго: Предупреждение о недопустимости неисполнения решения суда. Второй раз пришел, опять выписал предупреждение, а на третий раз можно ставить вопрос о привлечении их к уголовной ответственности. Второй момент. Тот же участковый уполномоченный, наблюдая ситуацию, что в отношении дедушки применяются угрозы, мог бы рассмотреть вопрос и собрать материал по уголовной статье 119, Угроза убийством. Она не предусматривает даже обязательного нанесения телесных повреждений, достаточно просто реальной угрозы. А мы понимаем, что для пожилого и слепого человека, угроза всегда будет реальна. Он не может даже сопротивляться.

Сергей Кузнецов: Особенно, что они набросились на съемочную группу.

Ангелина Грохольская: Да.

Евгений Корчаго: Таким образом, если будет воля органов, которые должны этим заниматься, чтобы довести все-таки ситуацию до логического завершения, то соседей приструнить реально. Действительно, надо поставить вопрос о возможности продажи этой комнаты. И продажи тем людям, которые окажутся в состоянии противостоять вот таким вот «бурным» соседям и реализовать свои права на проживание в полном объеме.

Ангелина Грохольская: Скажите, а вас вот не смутил тот факт, что дом, ну он явно в аварийном состоянии? И, что его не сносят, не признают таковым?

Сергей Кузнецов: Ну, мы не видели, что он в аварийном состоянии.

Ангелина Грохольская: То есть, мы объективно не можем…

Сергей Кузнецов: Мы объективно не можем. Более того, для того, чтобы его признать аварийным, нужна экспертиза. Нужно обследование жилищной инспекции, специальных служб и есть еще такой момент. Насколько мы понимаем, что этот дом достаточно старый, у нас многие новые дома гораздо хуже, чем этот старый. То есть, может быть, он требует капитального ремонта, может быть он не аварийный. Если бы он был признан аварийным, его бы очень долго не сносили.

Ангелина Грохольская: А давайте сейчас узнаем! С нами на связи по скайпу руководитель регионального Центра ЖКХ- Контроль, это город Челябинск, Анатолий Вершинин.

Анатолий Сергеевич, скажите, пожалуйста, вот этот дом, наверняка Вы знаете, да, ситуацию, может ли он быть признан аварийным и или нет?

Анатолий Вершинин: У нас в Челябинской области действует областная адресная программа расселения из аварийного жилья. В 20018-м, 19-м, 20-м году запланировано выделение по миллиарду рублей на расселение. Но, чтобы попасть в эту программу, изначально дом должен быть признан ветхо-аварийным. Конечно, мы эту ситуацию проверим, пообщаемся с собственниками жилья, свяжемся с администрацией. И поймем ситуацию по дому. Либо он нуждается в капремонте и стоит в программе капремонта, либо все-таки его нужно признавать ветхо-аварийным и уже добиваться его расселения.

Ангелина Грохольская: Честно скажу, вот я не понимаю! Я вижу в сюжете – страшная квартира, где все развалено, где нет ремонта, и не было его уже миллион лет. Где ползают тараканы. В ужасном состоянии сантехника. Да, наверное, жильцы тоже виноваты. Но и внешний облик этого дома, он тоже вызывает очень много вопросов. Двадцать первый век на дворе. Мы говорим о том, что мы – развитая страна. О том, что у нас высокие технологии. И тут же, в Челябинске, в промышленном центре, вот такая вот ситуация. Как? Почему? Кто виноват? Наверняка не те люди, которые там живут!

Анатолий Вершинин: В любом случае для решения проблемы собственники жилья должны изначально прилагать активность, чтобы прошла соответствующая комиссия. И даже если считают, что решение комиссии не признавалось, всегда есть возможность защитить свои права через суд. Все механизмы, как защитить права собственника жилья, они четко прописаны в законе. Комиссия работает вполне эффективно в Челябинске. В любом случае мы к этой ситуации подключимся и поможем собственникам жилья. К сожалению очень часты ситуации, когда люди изначально с соответствующими заявлениями не обращаются о признании дома ветхо-аварийным. Ну конечно, никто не исключает факт какой-то волокиты и непринятия нужного решения ответственными лицами.

Ангелина Грохольская: То есть, я правильно понимаю, пока гром не грянет, пока крыша там не обвалится на детей…

Евгений Корчаго: Не могу согласиться с челябинским коллегой по двум моментам. Во-первых, сейчас каждый регион, по-своему устанавливает критерии. Я Вас уверяю, местные власти в силу того, что в бюджете не всегда хватает денег, стараются до последнего аварийными здания не признавать.

Ангелина Грохольская: Это известная история!

Евгений Корчаго: Да. Поэтому и комиссии, которые функционируют, и те экспертные организации, которые дают заключения, они исходят из каких-то своих критериев. Сейчас же Правительство озаботилось тем, чтобы создать единые, общефедеральные критерии, которые уже не позволят каждому региону смотреть, там, где-то, в Москве трещинку уже признают аварийным, а в Челябинске дом уже весь практически должен быть разрушен, они скажут, знаете, ну денег нет, давайте не будем признавать его аварийным.

Ангелина Грохольская: Поживет и так!

Евгений Корчаго: Поэтому, в ближайшее время, я надеюсь, эта проблема в такой степени будет решена. Ну и самое главное. Само по себе признание дома аварийным, не есть знак «равно» завтра жильцы переедут. Потому, что, как сказал коллега, есть программа, но иногда жильцы в аварийном доме годами дожидаются того, чтобы их переселили.

Сергей Кузнецов: Вы знаете, у нас сейчас есть большая проблема с тем, что государство все больше и больше отдает собственникам заботу о своем доме. И то, что мы говорим, мы говорим про вовлечение людей в заботу о доме, в безопасность, вовлечение в программу капитального ремонта и так далее. Жители должны сами действительно изъявить какое-то желание и жители должны понимать, что происходит. А мы, как жители, как соседи, мы не всегда знаем, что мы должны. Например, в той же программе капремонта, чтобы поменять стояк канализации мы все должны договориться по этому стояку в один день быть дома, вот этого мы еще не умеем!

Ангелина Грохольская: У меня еще один вопрос к Анатолию Сергеевичу. Анатолий Сергеевич, скажите, пожалуйста, а в Челябинске много вот таких коммунальных, во-первых квартир и квартир, которые находятся в домах, вот как этот? Не признанных аварийными, но уже полуразваленных?

Анатолий Вершинин: Если говорит о домах, признанных ветхо-аварийными, то в Челябинской области их 941 дом. Планируется, что для того, чтобы их расселить, должно быть затрачено девять миллиардов рублей. Мы уже сказали, что по миллиарду ежегодно выделяется. Ну конечно каждый год появляются вот такие новые дома, которые признаются ветхо-аварийными. Но расселение идет в зависимости от объема выделения денег, потому, что есть запланированные средства и понятно, что, сколько их есть, на столько расселения и происходят. Челябинская область она и так является в передовиках по расселению ветхо-аварийного жилья.

Ангелина Грохольская: руководитель регионального Центра ЖКХ- Контроль, Челябинск, Анатолий Вершинин был с нами на связи. Анатолий Сергеевич, спасибо Вам большое! Ну я надеюсь, что Вы возьмете на контроль вот эту ситуацию.

Анатолий Вершинин: Мы займемся этой ситуацией.

Ангелина Грохольская: Да, спасибо Вам большое!

Надежда Юшкина: Ну вот ответ уже прозвучал. Во-первых, только одну девятую часть на данный год они смогут уже признанного аварийным отремонтировать. Значит, соответственно, аварийного жилья намного больше, чем могут людей переселить. Значит, мы услышали, что люди уже много лет ждут признания этого дома аварийным. А вот то, о чем Вы говорите, да, имеет место быть, что люди должны собраться. Но с другой стороны, вот и здесь прозвучало, что, если их не устраивает, что их дом не признали, они должны обратиться в суд. Но простите, а кто будет оплачивать адвоката, кто будет писать заявление?

Сергей Кузнецов: Собственники.

Надежда Юшкина: Так, их много собственников. Они не могут договориться, извините, кто в туалет пойдет вовремя, а тут – в суд обратиться и деньги собрать!

Евгений Корчаго: Вот не соглашусь, что собственники. Собственники – это по общему правилу. В данном случае, у нас есть инвалид, у нас есть лицо, которое не может самостоятельно защищать свои права. И в гражданско-процессуальном законодательстве прописано, что в данном случае прокурор имеет полное право подать исковое заявление или другом порядке заявления, о защите прав конкретного лица.

Сергей Кузнецов: Да, но здесь не надо путать два момента. Это права данного конкретного дедушки и признание дома аварийным. Для того, чтобы дом мыл признан аварийным и чтобы его расселили, вот как раз те два варианта, которые Вы говорили, чтобы он таки переехал, нужно чтобы все собственники собрались и написали заявление.

Евгений Корчаго: В постановлении, которое действует сейчас, обязанности, чтобы все собственники не установлено. Поэтому.

Сергей Кузнецов: Общее собрание собственников, которое…

Евгений Корчаго: Если инициатива будет идти от одного собственника, а прокурор выступит с таким заявлением, администрация в любом случае обязана будет назначить соответствующую комиссию. И в ходе комиссии должна быть проведена экспертиза. Это – сто процентов. Поэтому здесь может быть попросить органы прокуратуры Челябинска, которые ответственны за данный дом, конкретно, чтобы они на примере этого конкретно гражданина, дедушки, взяли и немножечко помогли в его лице всему дому.

Ангелина Грохольская: Знаете, у нас есть все-таки же хорошая новость. Пока мы с вами беседовали, мне редакторы принесли официальное письмо от Уполномоченного по правам человека в Челябинской области, мы видели ее в сюжете. По результатам рассмотрения Вашего обращения, а наша редакция обращалась и, в том числе, к Уполномоченному по правам человека, о ситуации инвалида по зрению Алексея Баскова, сообщаю следующее. Информация, получена в телефонном режиме из администрации города Челябинска. Вопрос о признании дома аварийным, дома №10 по переулку Островского, рассматривался на комиссии 17 августа 2018 года. По результатам рассмотрения принято решение о признании данного дома аварийным и подлежащим сносу. Но. Опять же «но», понимаете? Вроде комиссия признала, но теперь это решение комиссии должен одобрить или не одобрить, в общем, свой вердикт, свою подпись, должен поставить глава города. Пока он этого не сделал.

Евгений Корчаго: Причем, он должен это сделать в течение 30 суток! У него есть 30 суток с момента того, как было выдано заключение о признании дома аварийным. Но я Вас уверяю, что в данной ситуации, скорее всего это распоряжение появится. Потому, что на наличие экспертизы, которая подтвердила невозможность проживания, а исходя из ответа, я вижу, что это так, не дает ему вариантов действий. То есть, он не может не признать дом аварийным и подлежащим расселению. Дугой вопрос, вот я бы сказал, «но» - это когда дом будет фактически расселен.

Ангелина Грохольская: Вот какие перспективы у нашего героя, у Алексея Баскова и, в общем, у всех жильцов, которые там живут в этом доме?

Евгений Корчаго: Боюсь, что перспективы будут зависеть от наличия денег в бюджете для расселения. Если деньги будут, их расселят, и тогда у нашего героя сюжета появится отдельная благоустроенная квартира, где он сможет свои дни коротать в абсолютном спокойствии!

Ангелина Грохольская: Это точно квартира, или это будет предоставлена такая же жилплощадь, размером с его комнатушку?

Евгений Корчаго: Нет, это квартира. Дело в том, что ему не может быть предоставлена комната в коммуналке. Ему должна быть предоставлена площадь. А площадь в виде отдельной квартиры. Да, скорее всего, это будет какая то малогабаритная квартира, но я не думаю, что пенсионеру, инвалиду, нужно что-то большее, чем просто спокойствие. И отсутствие таких, ну мягко скажем, неоднозначных соседей, само по себе уже будет для него большой, большим облегчением!

Ангелина Грохольская: Конечно! Потому, что он всю жизнь мечтал о собственном жилье. У него никогда не было квартиры. Он занимался ликвидацией аварии, затем занимался борьбой с соседями, и может быть, конечно, дай, бог, что ему повезет!

Сергей Кузнецов: На самом деле, здесь еще будет зависеть от того, что если коллеги из ЖКХ-Контроль, если коллеги из Общественной палаты и коллеги – депутаты, смогут взять эту ситуацию на контроль, и все-таки додавить, действительно, чтобы это случилось, тогда это может случиться в ближайшее время, да.

Евгений Корчаго: В ближайшее время.

Ангелина Грохольская: Спасибо вам огромнее, что поддержали, выслушали, дали дельные советы, как мне кажется. И давайте не бросать эту ситуацию, а вот доведем ее, все-таки до какого-то счастливого, хотелось бы, финала.

И вы знаете, я хочу от вашего имени и, наверное, телезрители ко мне присоединятся, пожелать нашему герою, Алексею Баскову, здоровья и долгих лет жизни! Ведь ему все-таки восемьдесят один год! Вот чтобы он успел получить эту отдельную квартиру и насладиться ею.

Сергей Кузнецов: Надеемся, что все получится!

Ангелина Грохольская: С вашей помощью. Спасибо вам большое!

Ну и самое главное – давайте оставаться людьми в любом случае!

На сегодня все, удачи и до встречи!

Адрес нашей программы в интернете – www.ort-online.ru

Мы доступны и в социальных сетях.

И помните, несмотря на расстояния, мы рядом!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск