Константин Сарваниди: Часто люди не могут получить компенсацию, потому что не прописаны по месту жительства, где произошла чрезвычайная ситуация

Гости
Константин Сарваниди
руководитель программы ликвидации последствий ЧС благотворительного фонда «Международная медицинская помощь»

Ангелина Грохольская: В эфире Общественного телевидения России «Большая страна» - программа о людях, обществе и власти. Здравствуйте, я – Ангелина Грохольская. В XXI век Забайкалье вошло с засухами и пожарами, терзавшими край два десятка лет, вот июль 2018: наводнение, которое побило почти все предыдущие рекорды. Июльские сводки по Забайкальскому краю шокируют: 6 июля – объявлено штормовое предупреждение, 8 июля – начался разлив реки Читинки, поднялась река Кия – в течение 20 минут вода снесла 6 мостов, затопила 135 домов и еще 560 приусадебных участков, введен режим ЧС, 9 июля – подтоплены дачи и коттеджи в Чите и в нескольких поселках, созданы пункты временного размещения для пострадавших, 10 июля – затоплены многоквартирные дома в центре Читы, районы на правом берегу реки обесточены, паводок в Нерчинском районе, началась эвакуация людей. По сведениям МЧС в ликвидации последствий паводка участвовало более 1300 человек и 380 единиц техники, пострадавшим было доставлено 40 тонн гуманитарной помощи. Когда приходит беда, попавшим в нее помогают все миром, однако, несколько семей в Забайкалье оказались один на один с трагедией. В этой ситуации разбиралась наш корреспондент.

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: Сегодня в нашей студии Константин Сарваниди – руководитель программы ликвидации последствий ЧС благотворительного фонда «Международная медицинская помощь». Константин, здравствуйте!

Константин Сарваниди: Здравствуйте!

Ангелина Грохольская: Скажите, пожалуйста, Вам лично приходилось принимать участие в спасательных операциях после таких ЧС?

Константин Сарваниди: Тот репортаж, который мы посмотрели – это неединичный случай, такое происходит каждый раз, после каждого ЧС остается какое-то количество людей, которые не получают положенные согласно федеральному закону компенсации, вот ваш корреспондент сказала, что не получили даже 10000 компенсации – это ошибочно считается у нас в стране, это не компенсация, компенсация у нас идет за утрату имущества, либо…

Ангелина Грохольская: Жилого дома…

Константин Сарваниди: Жилого дома, либо какие-то потери, связанные со здоровьем, либо смерть. 10000 – это подъемные деньги, которые должны выплачиваться всем в течение трёх дней, всем, оказавшимся в зоне чрезвычайной ситуации, вне зависимости, зарегистрирован ты там, прописан. Эти деньги предусмотрены на покупку медикаментов, одежды, бытовой химии – всё то, что вам необходимо здесь и сейчас.

Ангелина Грохольская: Да, просто поддержание жизни на первое время, потому что люди бывают лишаются вообще всего.

Константин Сарваниди: Да, но у нас чрезвычайное положение делится на муниципальное, межмуниципальное, региональное, межрегиональное и федеральное – это зависит от масштабов, какие субъекты или объекты пострадали от чрезвычайной ситуации и от количества жертв, то есть, если это до 50 человек, то это муниципальный или межмуниципальный, если до 500 человек – это региональный, либо межрегиональный, всё, что свыше – это уже масштаб федерального ЧС. И если это чрезвычайная ситуация федерального масштаба, то, как бы это цинично ни звучало, тогда происходит это всё намного быстрее, потому что включается сразу именно федеральный бюджет, и все деньги выделяются из федерального бюджета.

Ангелина Грохольская: Потому что это контролируется на высшем уровне.

Константин Сарваниди: Да, на высшем уровне. Если же это региональный или межрегиональный бюджет, то это решается силами регионального бюджета и тогда, так как у наших регионов, которые чаще всего подвержены чрезвычайным ситуациям: Забайкалье, Хакасия, Дальний Восток, некоторые районы Краснодарского края, ЮФО, скажем так – в бюджете этих регионов не заложены средства, то есть они не закладываются в момент планирования бюджета, и когда всё-таки эта ситуация случается, то, соответственно, административный ресурс собирает полную картину по пострадавшим, по нанесенному ущербу инфраструктуре региона, и потом после этого уже направляется данный запрос в Москву, и Москва должна выделить деньги непосредственно в региональный бюджет, тогда происходят выплаты. Очень частая проблема, что люди не могут получить компенсацию, потому что не зарегистрированы, не прописаны по месту жительства, где произошла чрезвычайная ситуация.

Ангелина Грохольская: Они не могут доказать, что они там жили, что это их имущество.

Константин Сарваниди: По закону доказать очень просто, только у нас закон работает как-то странно.

Ангелина Грохольская: А как доказать, вот на практике прямо?

Константин Сарваниди: На практике это может сделать участковый, соседи, либо если это какое-то маленькое образование, данную справку можно получить из администрации и этих оснований уже достаточно для того, чтобы выиграть суд, потому что обычно подобные ситуации разрешает именно суд, либо, как у нас был опыт в 2015, если я не ошибаюсь, году или в 2016 году: в Забайкальском крае тоже были крупные пожары, тогда пострадало много людей и в Агинском районе несколько поселений было не зарегистрировано, вот такое у нас общество – живёт на авось, не занимается документооборотом и им не выплачивали компенсации, хотя у них сгорели, там в основном постройки деревянные, у них сгорели постройки, и они не могли получить компенсации, потому что не были зарегистрированы, после того, как включились юристы, поговорили с администрацией, им дали справки – всё равно суд затягивался. Вопрос решился оттуда, откуда не ждали: на тот момент был депутат Госдумы Кобзон, как раз от Забайкальского края, и он сделал запрос в прокуратуру – сразу всё решилось, сразу всем выплатили. То есть каждая ситуация подобная решается исключительно методом каким-то «коленочным» поиском спасителей.

Ангелина Грохольская: Нужных рычагов…

Константин Сарваниди: Нужного рычага, да, на который надавят, и он пойдет, а так в большинстве своем какого-то конкретного алгоритма, как действовать, не существует.

Ангелина Грохольская: Прямо сейчас с нами на связи Андрей Федотов – Министр труда и защиты населения Забайкальского края, узнаем у Андрея Михайловича: на сегодняшний момент, может быть, выплачены уже все компенсации? Андрей Михайлович, здравствуйте!

Андрей Федотов: Здравствуйте!

Ангелина Грохольская: Скажите, пожалуйста, когда будут выплачены окончательно все компенсации пострадавшим в наводнении летом 2018-ого года?

Андрей Федотов: Вообще, если говорить, то с начала наводнения выплачено 387 миллионов 900 тысяч рублей пострадавшим, то есть у нас сформировались по двум направлениям выплаты: это выплаты, которые были по спискам пострадавших, и часть населения пострадавшего, которые не имели документы о прописке или справки о собственности на основании Постановления № 150 эти моменты решаются на основании судебных решений, то есть человек обращается в суд, и суд выносит решение, что на самом деле, фактически в этом помещении проживал, и что это помещение является единственным, где он может проживать. И когда мы такие постановления суда получаем, то формируем еще один список, утверждаем в МЧС, и Минфин формирует заявку в Министерство Российской Федерации на дополнительное финансирование. До сих пор у нас сегодня поступают еще судебные решения, и до сих пор начинают формироваться дополнительные заявки на финансирование.

Ангелина Грохольская: Герои нашего сюжета не получили даже 10000, которые должны были быть выплачены практически сразу. Почему так произошло?

Андрей Федотов: Почему сразу? Они поступают как раз по мере поступления финансирования.

Ангелина Грохольская: Скажите, пожалуйста, сразу после трагедии на какую оперативную помощь от Правительства региона могут рассчитывать пострадавшие, если что-то случается?

Андрей Федотов: Оперативно те люди, которые лишились, так скажем, жилья, крова – мы их размещали в пунктах временного размещения, были созданы ПВРы, там проживали люди, кто мог, проживали у родственников, проживали у знакомых, у кого не было возможности, были развернуты ПВРы. Сразу же практически списки тех, кто пострадали были сформированы и направлены в Министерство финансов Российской Федерации, и деньги стали поступать, то есть мы первый транш получили через порядка 1,5-2 месяца. И сегодня до сих пор поступают судебные решения, мы до сих пор эти списки формируем – это, конечно, какое-то время может протянуться.

Ангелина Грохольская: Спасибо вам большое. В этом году в некоторых регионах зима была очень снежной: в Северо-Западном, Приволжском, Сибирском и Дальневосточном федеральных округах снега впало в 2 раза больше, чем обычно – это значит паводок может стать катастрофическим. МЧС предупреждает: в зону возможного подтопления попадает свыше 6000 населенных пунктов, мосты коммуникации и территории, которые находятся в поймах рек. Самая тяжелая ситуация прогнозируется в Якутии: более 130 населенных пунктов Республики с населением свыше 47000 человек могут попасть в зону затопления. Также подтопленными могут оказаться Сургут, Нижневартовск, Курган, Иркутск, Новосибирск и Барнаул. Константин, Вы принимаете участие непосредственно в ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, скажите, что тормозит, что мешает сделать всё оперативно и без каких-то последствий?

Константин Сарваниди: В первую очередь, мешает отсутствие коммуникаций, каждый раз, когда приезжаешь в новый регион и начинается подобная программа, то отсутствие взаимодействия между Правительством, МЧС, волонтерами, это получается, как в той басне: рак, лебедь и щука – все в разные стороны. Хороший пример, извините, такой ситуации – это Крымск 2012 года, где приехало огромное количество волонтеров, всячески участвовали в этом, но местное Правительство занималось своими какими-то делами, пыталось как-то минимизировать потери, чтобы это не вышло на федеральный уровень, МЧС в тот момент прислал огромное количество курсантов, которые должны были решать последствия ЧС, которые тоже не знали, что делать и волонтеры, которые… это в принципе был такой год подъема волонтерства в России.

Ангелина Грохольская: Да, да, да.

Константин Сарваниди: И волонтеры, которые тоже были впервые, они не понимали, что делать, в общем, по большому счету все друг другу мешали. В 2013 же году, когда на Дальнем Востоке случилась более масштабная чрезвычайная ситуация, был как раз хороший пример того, как это всё происходит: было наложено взаимодействие местной администрации Амурской области в Хабаровском крае и Еврейской автономной области с МЧС, был создан некий штаб взаимодействия, где мы, как некоммерческая организация, общественные деятели приходили и получали информацию, где нужна помощь, у нас не было задвоения помощи. Можно сказать о том, что у нас очень хорошее общество, оно всегда откликается на подобные ситуации, в Москве, в Питере собирают огромное количество гуманитарной помощи, ее отправляют в зоны, распределяют по пострадавшим, но на этом всё и заканчивается. А самая большая беда у людей, которые пострадали – это именно восстановительный процесс, когда они восстанавливают, когда им нужна бытовая техника, когда им нужны стройматериалы, на этом такой запал доброты у нашего общества не то, чтобы заканчивается, он есть, просто общество считает, что здесь уже должно помогать Правительство, а, как мы видим, Правительство имеет свои проблемы во взаимодействии между регионами и федералами. Если говорить об административных проблемах, с которыми люди сталкиваются, это документооборот, бюрократия, потому что, как сказал министр в Забайкальском крае, они уже подготовились и создали комиссии, которые будут быстро обходить пострадавших. Эти комиссии создаются в основном из бюджетных работников, это учителя, врачи – это люди, которые приходят в помещение, которое пострадало от чрезвычайной ситуации, неважно, пожар или наводнение, и они должны дать заключение, подлежит это сносу, то есть будет выплачена 100 % стоимость этого жилья, компенсирована, либо получен сертификат.

Ангелина Грохольская: Почему это не специалисты какие-то делают?

Константин Сарваниди: Их нет тут, их не хватает, понимаете, в каком регионе вы найдете, когда масштаб – 6000 домов, 10000 домов? И все их нужно обойти, к каждому это прийти специалист инженер, строитель. На Дальнем Востоке был случай: двухквартирный частный дом, два собственника, и в одну квартиру пришла одна комиссия, которая посчитала, что надо выплатить компенсацию на 50 % ремонта, а другую пришла комиссия, которая более лояльно отнеслась к пострадавшим и сказала, нет, снести и полных 100 % возмещения. Комичность этой ситуации заключается в том, что если снесут половину дома, то вторая половина непригодна для жилья, и это опять приводит к тому, что людям приходится судиться, потому такое заключение комиссии есть, им приходится судиться, чтобы решение было адекватное, чтоб получить либо сертификат, либо деньги на восстановление. Такие проблемы на местах существуют именно из-за людей, из-за самодурства некоторых чиновников, которые не хотят выдать людям справку, хотя они знают, что этот человек здесь живет, участвует в жизни данного поселения, к сожалению, ему не выдают справку, и человек в итоге должен идти в суд, суд это тоже небыстрый момент, пока он получит решение суда, пока это решение суда будет в МЧС заверено…

Ангелина Грохольская: Это проходит время, и всё затягивается.

Константин Сарваниди: Да, и вот результат, что уже 2019 год, а люди до сих пор не получили, при чем существенное количество денег, компенсации.

Ангелина Грохольская: Константин, от самих людей что зависит?

Константин Сарваниди: От самих людей зависит, наверно, быть готовыми к тому, что если вы проживаете в зоне чрезвычайных ситуаций, то надо хотя бы как-то обезопасить своё имущество от тех или иных ситуаций. Например, в Краснодарском крае есть некоторые районы топятся каждый год: это район Сочи, Джубги, Туапсе, в 2012 году Крымск, слава Богу, уже там такого не происходит – юг края, там постоянно эти подтопления и после каждой чрезвычайной ситуации, после каждых выплат выходит Постановление о запрете строительства в зоне подтопления, но если вы проедете по этому побережью и по этому руслу рек. Которые топят, то вы увидите, что ровно на тех же местах, ровно те же люди строят дома. То есть здесь происходит такая история, что человек получает компенсацию, заново выстраивает жилье на том же месте, потому что знает, что если произойдет наводнение, то он получит. Собственно говоря, закон «О страховании» призван для того, чтобы люди стали более ответственно относиться к своему имуществу и жилью и начали задумываться о том, что, если вас топит… есть технологии мировые, как строить дома без первого этажа на сваях, чтобы вода проходила.

Ангелина Грохольская: Если вы хотите жить на этом месте.

Константин Сарваниди: Да, если вы не можете уехать. Во многом в ситуации, если мы ищем виноватых, хотя это тоже неправильно, потому что каждую чрезвычайную ситуацию надо отдельно рассматривать, есть разные нюансы произошедшего – подобных ситуаций можно избежать не только, если Правительство начнем работать быстрее, выплачивать, если люди будут ответственнее относиться, если общественные организации, которые в этом участвуют тоже будут участвовать более профессионально и подходить к распределению средств и гуманитарной помощи не так, что: давайте самом начале навезем огромное количество всего…

Ангелина Грохольская: Да, а потом забудем.

Константин Сарваниди: Да, а потом забудем и иногда привозят то, что не надо. На том же Дальнем Востоке для осушения пострадавших домов привозили электрические тепловые пушки, этим грешили и МЧС и общественные организации, только на Дальнем Востоке проводка в домах – там электрический чайник включаешь и выбивает пробки, а если включаешь более мощное оборудование, там у целого села не становится электричества, но их привозили…

Ангелина Грохольская: Мы неслучайно даже темы сегодня так назвали: «Хотели, как лучше…», а получилось уже, как получилось…

Константин Сарваниди: Вообще, история про становление волонтерства и работу общественных организаций во время ЧС только начинается, поэтому…

Ангелина Грохольская: Здесь не только касается общественных организаций, но и работы региональных правительств тоже. Константин, спасибо Вам огромное за беседу, очень много интересных примеров, я надеюсь, что те, кто живет в зоне возможных чрезвычайных ситуаций, на те же грабли не будет наступать, конечно, а все участники, те, кто занимается спасением, ликвидацией, они будут хотеть, как лучше, будут делать, как лучше, самое главное – профессионально. Спасибо Вам большое!

Константин Сарваниди: И Вам спасибо!

Ангелина Грохольская: Мы часто в этой студии говорим о взаимодействии общества и власти, так вот, уровень доверия к Правительству России в прошлом году снизился на 10 % – тревожная тенденция, но вполне закономерная, ведь именно такие ситуации, когда, например, в Забайкалье люди оказываются без поддержки местных властей, и формирует отношение к чиновникам – доверие надо заслужить. Сегодня в нашей студии был руководитель программы ликвидации последствий ЧС благотворительного фонда «Международная медицинская помощь» Константин Сарваниди. На этом всё, удачи и до встречи, адрес нашей электронной почты: bs@ptvr.ru, мы доступы и в социальных сетях и помните, несмотря на расстояния – мы рядом!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск