Мама в тренде

Гости
Ирина Ермакова
председатель региональной общественной организации «Многодетные Пермского края»
Анна Левченко
Общественный деятель
Геннадий Прохорычев
уполномоченный по правам ребёнка во Владимирской области
Анетта Орлова
психолог, радиоведущая

Ангелина Грохольская: О статусе женщины-матери поговорим сегодня и с нашими гостями. Здравствуйте!

Аннета Орлова: Здравствуйте.

Ирина Ермакова: Привет!

Ангелина Грохольская: И я хочу вас познакомить с нашей первой героиней – это Анна Левченко. Анна – общественный деятель, но сегодня мы ее позвали по другому поводу. Меня очень заинтересовал, Аня, твой пост в социальных сетях, который написала ты и который вызвал огромное количество комментариев и откликов, потому что он действительно неоднозначный, и есть о чем поговорить. Анна считает, что все социальные пособия, вся поддержка, которая выделяется государством на поддержку материнства и детства, она направлена на малоимущие семьи. Правильно?

Анна Левченко: Да.

Ангелина Грохольская: А вот если женщина принадлежит, скажем так, к среднему классу, то, в общем, рожать ей – по крайней мере, спешить – не стоит? Почему? Вот какие твои аргументы?

Анна Левченко: Я как человек, который десять лет занимается защитой прав детей и общается с родителями этих детей тоже достаточно много, я вижу, к чему приводит бездумное материнство.

Ангелина Грохольская: А что значит "бездумное материнство"?

Анна Левченко: Это значит, когда женщина соглашается рожать, соглашается забеременеть под давлением общества, под давлением подруг. Ну, это когда в твоем кругу общения уже у всех есть дети, а у тебя нет, и тебе начинают все советовать. Когда родители начинают обесценивать тебя как личность, не обращая внимания на твои успехи во всех иных сферах, недооценивать тебя и уничижать за счет того, что у тебя нет детей.

Ангелина Грохольская: Просят внуков постоянно, да? И к чему это приводит?

Анна Левченко: Когда им все говорят: "Вот родишь – полюбишь", "Бог дал зайку – даст и лужайку", – они на какой-то момент в это верят. А потом далеко не все из них обретают счастье материнства. И далеко не все из них потом ответственно относятся к тому, что они стали мамами. И вот это трагедия большая, потому что эти дети, которые потом вырастают, которых не любят, которых не умеют любить, которые никому не нужны, которые пришли в этот мир только потому, что на конкретную девушку кто-то когда-то надавил… Я считаю, что это очень порочная практика и с этим нужно бороться. Я не против материнства. Я против того, чтобы таким образом поступали с девушками.

Ангелина Грохольская: Аннета Орлова – психолог, радиоведущая – сегодня у нас в гостях. Аннета, спасибо огромное, что пришли. Мама двоих детей. И прежде чем вы прокомментируете, я хочу задать вопрос. Насколько я знаю, в вашей жизни был очень сложный момент. Вы серьезно заболели, да? И в одном интервью я прочитала, что вот этот случай, этот момент стал поводом задуматься вообще: а что такое быть мамой, а для чего дети? И вы только тогда поняли, что это значит.

Аннета Орлова: Ну да, это действительно так, я поздно вообще… у меня было "позднее зажигание", и оно случилось только после того, как я очень тяжело заболела и год находилась на грани смерти.

По поводу того, что Аня сказала. Мне кажется, что очень многое зависит от того, с каким фокусом мы работаем. То есть на одну и ту же проблему можно смотреть с разных сторон. Я услышала ключевой момент: Аня работает… Правильно ли я понимаю, что с достаточно сложными ситуациями, где неблагополучные семьи и дети, которые нуждаются в помощи?

Анна Левченко: Да.

Аннета Орлова: Естественно, что фокус Ани будет с той стороны, потому что ей больно каждый раз видеть этих детей, которых родили, например, чтобы получить эти деньги. И вы заявляете как бы…

Я немножко с другого фокуса скажу. В мой кабинет каждый день заходят женщины, которые умирают, так хотят иметь ребенка, но когда им было 27, 28, 30, 25 или 19, они прерывали беременности, потому что, в общем-то, они не были готовы. И потом они хотят все на свете сделать, но не получается. И вот это очень тонкий момент.

Ангелина Грохольская: Геннадий Прохорычев – омбудсмен из Владимирской области, многодетный папа, четверо детей у Геннадия. И Геннадий считает, что мир в семье женой держится. А мужчина-то где? Может, это и правда беда современности?

Геннадий Прохорычев: Вы знаете, мы не так давно провели срез и работали с мамочками в женских консультациях, которые решили прервать беременность. И четыре показателя основных, почему женщины идут на такое тяжкое. В первую очередь – это неуверенность в завтрашнем дне. Второе – это мужчина. Если нет рядом ответственного человека, второй половинки, мужчины, который возьмет эту ответственность… Почему? Потому что в основном мужчины сейчас такие, простите, конечно, но инфантильные и вот эту ответственность берут в самый последний момент, когда уже деваться некуда.

Анна Левченко: Ой, как приятно от мужчины слышать эти слова! Потому что я думала, что эту фразу скажет здесь кто-то другой.

Геннадий Прохорычев: Ну, потому что, работая с этим, мы видим этот срез. И третье – страх потерять работу.

Ангелина Грохольская: Я хочу сказать, что у Геннадия судьба на самом деле непростая. Вы же воспитанник детского дома и выпускник детского дома, да?

Геннадий Прохорычев: Когда у нас замерзли трубы в детском доме (а там 170 детей), нас распределили по домам местных жителей, селян. Я первый раз попал в дом и увидел вот эти отношения в семье, куда мы попали. Там было трое детей, печка русская, плюшки из печки. И я тогда загадал мечту, что обязательно у меня будет семья и у меня будет много детей. Вот она осуществилась.

Ангелина Грохольская: Аннета, я хочу, чтобы вы прокомментировали. Почему у кого-то осуществляются, есть такие мечты, они закладываются, а у кого-то их нет?

Аннета Орлова: Я думаю, что у любой проблемы, у любой трудности очень много факторов. Один из факторов, как мне кажется… Ну, во-первых, мы все имеем определенный набор качеств. И так иногда бывает, что… Ну, например, пожарники и преступники – и те, и те являются людьми рискованными, способными быстро принимать решения, очень спокойно себя чувствуют в адреналиновой ситуации, могут рисковать жизнью. Но разница между ними в направленности личности. Пожарник направлен социально – он хочет помогать. Преступник все те же свои качества реализует через вред, потому что ему нужна личная выгода. В данном случае можно было вырасти, возненавидеть всех и закончить свою жизнь где-нибудь там, в какой-нибудь наркологической клинике…

Геннадий Прохорычев: 80%.

Аннета Орлова: Да, 80%. А вот эти, кто не 80%, а 15, 20, 10%, которые выбиваются, они намертво знают, что они для своих детей создадут очень хорошие условия. И они становятся самыми лучшими семьянинами, потому что от обратного, они пишут антисценарий.

Я хочу сказать очень важный момент про материнство. Если мы говорим про тренд, то мы не должны уйти от главного тренда. Не в мужчинах дело, дело не отдельно в мужчинах. Дело в том, что общество потребления требует постоянно от нас соответствия невероятным стандартам успеха. И плюс к этому добавьте социальные сети, которые требуют от нас бесконечно предлагать себя и нашу красивую жизнь этому миру. Получается, что вообще, я так понимаю, маркетингу мировому выгодно, чтобы люди жили отдельно, чтобы они покупали отдельные квартиры, отдельные машины. Тогда будет гораздо больше потребления. Вот семья – это такой проект экономичный, который для маркетинга не очень выгоден.

Я думаю, что начинать надо с того, чтобы, как вы сказали, вот здесь, в телевизоре, потому что люди смотрят молодые. Должны быть такие передачи модные и интересные, в которых образ женщины, которая хочет иметь ребенка, – это модный образ. В социально успешных кругах идет такая зацикленность на удовольствиях, на путешествиях, на дорогих вещах, что ребенок просто отнимает время и ресурс.

Ангелина Грохольская: Потребление, да.

Аннета Орлова: И богатые люди не рожают.

Ангелина Грохольская: Мы сейчас прервемся на несколько минут и потом поговорим о том, как сделать материнство модным, как избавиться от этих стереотипов, которые сейчас прозвучали из уст нашей героини. Оставайтесь на Общественном телевидении России, не переключайтесь. Вернемся в нашу студию через пару минут.

Ангелина Грохольская: Возвращаемся в студию "Большой страны", продолжаем беседовать с нашими гостями. У нас страсти уже накалялись до анонса, до рекламы.

Ирина Ермакова – еще одна наша героиня из Перми. Ирина многодетная мама, трое детей. Ира, вот мы говорили о том, что дети не видят сейчас будущего. У вас старшей дочери 19, то есть это как раз, в общем, молодежь, девушка, которая уже входит в детородный возраст, по большому счету. Она видит будущее свое?

Ирина Ермакова: Конечно, видит. Безусловно, она видит будущее, когда мы разговариваем: "Как ты думаешь, сколько должно быть детей?" Она росла, у нее были младший брат и сестра. И она говорит: "Ну, как минимум двое, потому что им будет скучно".

Вообще, кстати, не обсуждая моего старшего ребенка, я хотела бы отметить, как мне показалось, очень черные краски в рассказе Анны просто. Сколько лет? 27? Я старшего ребенка своего родила в 20 лет. Я помню, это 1998 год. Кто-то вообще помнит это время? Понимаете, то, что сейчас происходит, и то, что было тогда… Памперсы сушили на батареях. Ну, снимаешь квартиру. Но и тогда у меня не были мысли, что это обуза, потому что дети – это такое счастье. И я никогда не ставила себе такой вопрос: "А на что? А как? Ой, как будет сложно!" В смысле "сложно"? Это же дети, это твой ребенок.

Геннадий Прохорычев: Нет, ну хорошо. Вот обращается к вам молодая мама. Какая формула для того, чтобы она захотела?

Ирина Ермакова: Смотрите. Вот сегодня (реальная ситуация) я приехала из Общественной палаты, у нас там круглый стол. А мне в телефон пишет мама, которая беременна третьим ребенком, и она говорит: "Я боюсь. Я боюсь рожать". И я понимаю, что я и тут должна слушать, и как-то я должна тут ей написать и спасти, чтобы она не наделала глупостей. И мы с ней начинаем разговаривать: "А чего ты боишься?" На минутку, мама достаточно успешная, не бедная, там два высших образования и так далее, и так далее.

Ангелина Грохольская: Средний класс.

Ирина Ермакова: "Уверенность в завтрашнем дне, вот это, вот это. Я не уверена в себе". Я говорю: "В смысле? Ты понимаешь, что ты женщина-космонавт: ты умеешь это, ты умеешь это, ты умеешь это. Кто сказал, что не получится?" Она говорит: "Ну как? Я же буду старой". То есть – за 30. Я говорю: "Что значит – старой? Женщина красива в любом возрасте". То есть она просто проговорила все страхи, она прописала мне все страхи. Я все эти страхи аргументировала. И она мне написала: "Слушай, ну как хорошо, что ты у меня есть! Мне с тобой спокойнее".

Геннадий Прохорычев: То есть рядом оказался на самом деле нужный человек, который протянул руку помощи. Вот и все.

Ирина Ермакова: А потом мы сидим и я говорю: "Слушайте, вы меня простите. Вы у меня тут, а тут у меня еще срочные консультации". Потому что я понимаю, что там какая-то маленькая жизнь зарождается, и ее надо спасти.

Вот так и с проектом "Мама-пчелка". То есть это проект для мам, у которых маленькие дети. Что у нас происходит с мамами в декрете? Часто они уходят в депрессии, то есть волосы грязные… Муж говорит: "Да ты вот такая стала уже…" Иногда бывает, что говорят "корова". Ну, могут сказать "ты толстая корова", "ты жирная" и так далее.

Аннета Орлова: "За что я заслужил такую ужасную жену?"

Ирина Ермакова: Да-да-да. Вот он пришел, а тут ребенок весь в каше и так далее. И все родственники ее начинают пилить: "Да что у тебя мужик куда-то смотрит?" И эти тут все накапали. И мама перестает верить в себя, да? А она же, когда выходила замуж, никогда ведь не думала, что так будет. И вот с таким долблением веры в себя все меньше и меньше. И что им делать? И потом они приходят и говорят: "Вот я что-то хочу делать, а я не знаю, что делать".

И я поняла, что этот форум "Мама-пчелка" – нет, это не найти работу, это выдернуть из мамы все скрытые ресурсы, встормошить ее, а дальше она пойдет сама. Она не идет на биржу труда. Она уже самостоятельно заходит в поисковики, на HeadHunter, на 59.ру и так далее. Либо же она – раз! – и запускает свое дело. Очень много таких примеров. То есть самое главное – поверить в себя, понять, что ты ничего не боишься, не видеть берегов, и вперед! Мне кажется, это правильно.

Ангелина Грохольская: Еще одна наша героиня – Валерия. Валерия, вы до сих пор молчали, потому что вам привычнее выкладывать в Сеть фотографии.

Валерия Чекалина: Да.

Ангелина Грохольская: Аннета уже сказала, что сегодня у нас в социальных сетях, в Instagram создается некий образ успешной, молодой, подтянутой, красивой девушки, которая со всех сторон может себя сфотографировать, и не к чему придраться.

Валерия Чекалина: И не стесняется.

Ангелина Грохольская: И не стесняется. Но вы, кроме того, что вы блогер популярный, instagirl, как это говорится, вы еще и insta-мама.

Валерия Чекалина: Уже insta-мама, да.

Ангелина Грохольская: Мама двоих деток. А сколько у вас подписчиков?

Валерия Чекалина: Ну, на данном этапе в Instagram у меня 660 тысяч подписчиков. И это еще, надеюсь, не конец. Хочу призвать как можно больше молодых девушек, будущих мам, нынешних мам на свою сторону – на сторону позитива и другого отношения к жизни.

Я все это время молчала. Не хочу просто спорить, но вот у Ани очень негативная на все точка зрения, она кардинально отличается от моей. Я считаю, что так, как ты подходишь к каким-то вопросам… Надо изначально ставить позитивную, хорошую цель, к которой надо идти. Например, если бы той девушке с третьим ребенком, если бы ей встретилась не Ирина, а Аня, и она ее бы послушала, мне кажется, она бы глупостей точно наделала.

Анна Левченко: Нет, я с тобой не соглашусь. Вообще я восхищаюсь тем, что делает Ира. Ира реализует абсолютно крутой и правильный проект. Ты немножечко…

Валерия Чекалина: Просто тебя тоже читают и на тебе большая ответственность.

Ирина Ермакова: Я об этом же говорю.

Анна Левченко: Но история-то в том, что… Даже когда мы до эфира обсуждали мой текст, все практически с ним согласились.

Ирина Ермакова: Но ты сказала, что поддерживать надо тех, кто у нас готов.

Валерия Чекалина: Кто уже хочет детей.

Аннета Орлова: Она сказала, что социальные часы тикают и начинают оказывать давление – и появляются дети, которые не нужны.

Ирина Ермакова: Но кто на тебя давит?

Анна Левченко: Понимаешь, к тебе приходят люди, которые хотят, и ты им помогаешь.

Геннадий Прохорычев: Нет, с Аней здесь можно согласиться. Бывает, приходишь в семьи многодетные, а они говорят: "Я стране родила пять/семь/десять детей. Вы мне все должны". Вот это потребительское отношение существует, что государство все должно.

Анна Левченко: Геннадий как уполномоченный по правам ребенка не даст соврать. Мы это видим, и этого очень-очень много.

Ирина Ермакова: Это потребительское отношение сформировалось ровно после того, как задекларировали, что…

Геннадий Прохорычев: В советское время.

Ирина Ермакова: Мы же сами, вот у нас государство задекларировало: "Трое детей? Будет вам это, это и это". А потом по факту не исполняется. Вот и все.

Анна Левченко: А помните, мать-героиня была?

Геннадий Прохорычев: Она и есть сейчас, там медаль дают, орден.

Анна Левченко: А в советские времена то же самое было.

Ирина Ермакова: Слушайте, ну это нормально, когда люди требуют реализации своих прав. Точно так же, как, допустим, право на образование, право на бесплатную медицину. То же самое. Если у нас государство задекларировало и установило законом какие-то меры поддержки – значит, они должны выполняться, потому что ничего сверхъестественно эти мамы ведь не просят. Не принимайте тогда такие законы, которые не можете…

Ангелина Грохольская: Я хочу вернуться к Валерии все-таки. Пока вы спорите, я наслаждаюсь ее фотографиями замечательными. Лера, скажите, пожалуйста, ваши подписчицы – они кто? Почему вы им стали интересны?

Валерия Чекалина: На самом деле блог я начала, наверное, с беременности, вот с таких фотографий. Просто выкладывала в Сеть, можно сказать, то, что мне было близко. Писала сначала о беременности, об уходе за собой, может быть, о спорте, о правильном питании. Блог начал расти, всем было интересно, как всегда сохранять улыбку, как несмотря на трудности, несмотря на какие-то сложности, тем более с двойняшками, на бессонные ночи, как каждое утро просыпаться, хорошо выглядеть, любить себя. А от любви к себе на самом деле идет уже все оставшееся.

Что касается государства и финансовых трудностей. Мне кажется, что… Честно, я не получала материнский капитал. Я никогда даже не думала и не гадала, что мое хобби будет приносить мне еще и деньги. И девочки, которые меня читают, они видят, что это приносит мне не только радость, но и какую-то прибыль, потому что сотрудничество с крупными брендами, подарки, детям подарки…

Ангелина Грохольская: А ведь все это началось с беременности.

Валерия Чекалина: Да, все началось с беременности. Это толчок.

Ангелина Грохольская: То есть можно сказать, что дети здесь…

Валерия Чекалина: Это толчок, это вдохновение.

Геннадий Прохорычев: С вами все понятно. Вы успешная, вы красивая, обаятельная, у вас великолепный муж. А что делать доярке или учителю в деревне?

Ирина Ермакова: Любить себя просто.

Валерия Чекалина: А почему? У меня много на самом деле… Сейчас у меня просто проходит бесплатный марафон для девочек, для мамочек, которые хотят привести себя в форму. Я им даю советы по спорту и по питанию, мы с ними общаемся. И я вижу, что это обычная девочка, которая, вот вам честно говорю, в деревне, потому что она присылает мне фотографию… Я вижу, где она живет. Она говорит: "Валерия, у меня нет таких продуктов. Как мне быть? Как мне питаться?"

Анна Левченко: Ну, Геннадий все равно говорит несколько о другом, потому что те, о ком говорит он, у них нет Instagram.

Аннета Орлова: Безусловно, Валерия… Правильно я говорю, да?

Валерия Чекалина: Да.

Аннета Орлова: Валерия – это такой пример очень красивый. Но он и опасный.

Валерия Чекалина: Да.

Аннета Орлова: Я хочу, чтобы вы услышали: это и опасный пример. Почему? Потому что, действительно, такая красивая, такая яркая – это идеальная картина. Она, с одной стороны, манит, очаровывает. С другой стороны, она делает это немножко недосягаемым, вот этот образ. Мне кажется, что опасность есть, если в образе мамы будет слишком много глянца. Нужно, чтобы…

Ирина Ермакова: А где?

Аннета Орлова: Нет, я не про вас, я сейчас про Валерию. У вас как раз это очень живо получается. Нужно, чтобы образ мамы был, который мы декларируем в том числе и через Instagram, не только идеальной, с четырьмя детьми, на шикарной машине, с красавцем-мужем в идеальной квартире, и одеты в один наряд все дети. Не все могут это позволить

Валерия Чекалина: Нет, на самом деле у меня не все так.

Аннета Орлова: А я сейчас не про тебя, я про других.

Ангелина Грохольская: Это не критика ни в коем случае.

Геннадий Прохорычев: Слушайте, мы все о маме, о маме. А может быть, надо сделать папу в тренде, в конце концов?

Ангелина Грохольская: Это нам тоже очень важно.

Геннадий Прохорычев: Или семью в целом. Потому что мы начинаем делить – мама, папа отдельно. Семья в тренде.

Ирина Ермакова: Но маме же рожать. Рожать-то ведь маме.

Ангелина Грохольская: Золотые слова.

Геннадий Прохорычев: Слушайте, я готов на колени перед вами упасть! Конечно, мама. Но без папы ничего не получится.

Ангелина Грохольская: Абсолютно верно, подпишусь сейчас под словами Геннадия. И вы знаете, чтобы уже поставить точку и завершить нашу с вами беседу… Вот вы сейчас правильно сказали, что в тренде должна быть вообще семья. Я хочу вам показать фотографии из одного проекта, он называется "Первый крик". Его придумала и создала наша с вами коллега, телеведущая, журналист и фотограф Кадрия Крик. Она снимает роды. Но это не просто фотографии. Во-первых, они все документальные, они не постановочные. Посмотрите, какие изумительные эмоции. Здесь ничего не придумано, никто ничего не изображает. И в каждой фотографии есть история – история появления маленького человечка и история отдельной семьи. Мне кажется, вот таких проектов надо просто больше делать, популяризировать их.

Ирина Ермакова: Мы сейчас смотрим и проживаем это по-новому, как у нас было.

Геннадий Прохорычев: Согласен. И когда я был на родах…

Анна Левченко: Можно еще пару слов в завершение этой истории?

Ангелина Грохольская: Да, Анечка.

Анна Левченко: Мне кажется, что если бы не формат ток-шоу, то вся наша честная компания, которая здесь сегодня собралась, очень быстро нашла бы общую точку зрения. На самом деле мы ее и так нашли, да?

Аннета Орлова: Нашли.

Анна Левченко: Ответ на вопрос "Как сделать материнство популярным?", мне кажется, у меня есть. Мне кажется, что наше общество должно просто относиться друг к другу… люди должны относиться друг к другу добрее. И люди должны понимать, что несмотря на то, что откажет в чем-то государство, бросит муж, уйдут родители, сгорит квартира, человек никогда не останется один.

Ангелина Грохольская: Браво!

Ирина Ермакова: Анна, спасибо.

Ангелина Грохольская: Аня, спасибо огромное. Спасибо вам большое. Я думаю, что все мамы, которые сюда пришли, и папы тоже – мы все в тренде. Встретимся еще раз и обязательно об этом поговорим. Спасибо вам огромное. И желаю всем удачи!

Аннета Орлова: Спасибо большое.

Ирина Ермакова: До новых встреч.

 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Как ввести моду на материнство?

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск