Мария Букова: Мы решили, что можем позволить себе делать не просто антропологическую выставку, а еще и художественную

Гости
Мария Букова
директор музейного центра «Площадь мира» (Красноярск)

Ангелина Грохольская: Стабильность, предсказуемость будущего и социальная защищенность. По данным соцопросов, от 40 до 60% россиян положительно оценивают советское прошлое и были бы не против вернуться в эпоху застоя. Ностальгия умело используется политтехнологами и кинематографистами: с экранов на нас смотрят красивые, искренние и счастливые лица. Но что остается за кадром? О музейном взгляде на недавнее прошлое мы поговорим сегодня с Марией Буковой, директором музейного центра "Площадь Мира" из Красноярска. Мария, здравствуйте.

Мария Букова: Здравствуйте.

Ангелина Грохольская: Вот личный вопрос сразу хочу задать. Мне кажется, вы советское прошлое не застали.

Мария Букова: К сожалению или к счастью, нет. Мне 30 лет.

Ангелина Грохольская: Что для вас тогда советское время?

Мария Букова: Ну, наверное, какие-то прекрасные и теплые воспоминания о лете, о конфетах, которые выдавала мне бабушка. И наверное, все. То есть детство проходило в основном в природе. И каких-то детских таких ярких воспоминаний о советском прошлом нет, а есть просто яркие детские воспоминания. То есть я советскую эпоху вообще не застала.

Ангелина Грохольская: Как для музейного работника… Ведь у вас сейчас в музее уже год существует проект, который называется "Советская изнанка". Название такое неоднозначное. Вот для вас как директора музея какая же она, советская изнанка?

Мария Букова: Это очень хороший вопрос, потому что вообще мы являемся последним музеем, который… мы являемся последним филиалом Центрального музея Ленина. Их было всего 13 по стране, наш открылся самый поздний, в 87-м году. То есть ему как раз в прошлом году было 30 лет. И как раз это стало для нас вызовом – как отметить, с одной стороны, 30-летие музея, а с другой стороны, 100-летие революции? Это была большая дата. И мы стали думать, как же нам самим на эту тему отреагировать. И поскольку у нас за все эти 30 лет произошли большие изменения, мы перестали быть Музеем Ленина, мы стали Центром современного искусства и современной культуры. И это довольно парадоксально, потому что люди прошлого поколения помнят и говорят: "А где же у вас тут Ленин? Мы хотели бы посмотреть что-то про советское прошлое". А у нас современное искусство.

Ангелина Грохольская: А вы Ленина в подвал?

Мария Букова: А вот Ленин у нас в фондах лежал. В музее не бывает подвалов, в музее бывают фонды. Ленин у нас лежал в фондах. Но был один специальный уголок – так называемый Красный зал, где мы показывали документы, фотографии. Довольно скучная, с точки зрения современного музейного посетителя, выставка работала, у нее был свой посетитель, своя аудитория, свой любитель. Но мы решили, что в год 30-летия музея и в год 100-летия революции мы можем с ней что-то сделать. Тем более что у нее есть прекрасное дополнительное помещение – технический коридор – там, где обычно оставляют свои швабры уборщица, там, где кто-то перекрывает воду. Этот коридор был (наверное, 70 квадратных метров его площадь) узкий, темный, протяженный, высотой 6 метров. Коридор есть.

Ангелина Грохольская: И почему-то сразу ассоциация с такой питерской коммуналкой, с коридором.

Мария Букова: Действительно, все верно.

Ангелина Грохольская: Да?

Мария Букова: Да. И питерская коммуналка, и коридор больницы, коридор общежития. То есть для нас стало важно, что мы можем за стенкой официального зала "Советское прошлое" показать что-то. И мы решили, что, скорее всего, это будет про быт советского человека, раз у нас здесь про идеологию, про то, как Ленин писал свои постановления, как ему помогали реализовывать революцию, вот эти все партизаны. Но за стенкой мы решили показать советское прошлое. И мы взяли для себя дату – с 17-го по 91-й, то есть вот этот весь период. И в этой застенке, в этом узком темном помещении мы разыграли историю советского быта за все 80 лет существования Советского Союза.

Ангелина Грохольская: Но картинка не кинематографическая, вот не та радужная и красивая, сейчас складывается. То есть изнанка – вот она такая?

Мария Букова: Это тоже интересная тема, потому что мы музейщики, и у нас нет задачи – показать что-то положительное или отрицательное. Наша задача – показать то, как это было. А свое отношение каждый посетитель сформулирует сам.

Ангелина Грохольская: Вы в помощь при формировании этой выставки, насколько я знаю, призвали красноярцев?

Мария Букова: Да.

Ангелина Грохольская: Какая задача была? Экспонаты приносили, вот те самые предметы быта? Или в чем эта помощь выражалась?

Мария Букова: Красноярцы помогали нам несколько раз. Несмотря на то, что это высокий, долгий и темный коридор, мы поняли, что самое главное, что случилось в советское время – это то, что именно советский человек первым достиг космоса. Наша страна первой позволила себе мечтать и воплощать мечту всего человечества в реальность. И мы решили, что из этой коммуналки человек возносится в космос, подпрыгивает, зависает, находится в состоянии промежуточного состояния и вот-вот уже должен туда попасть. Поэтому мы решили, что главными нашими ящиками, стендами для хранения будет мебель, которую можно открывать, которая есть в каждой квартире.

Мы выбрали для себя метафору космоса и метафору стенки. Все знают, что у стенки две функции. С одной стороны – представительская. Обычно там стоит хрусталь, обычно там стоят медали, фотографии, либо библиотека, большое собрание сочинений. Либо стенка – это антресоли, то есть то, что хранят на "черный день". И советский человек жил в ожидании этого, так сказать, "черного дня" – на будущее, на какое-то прекрасное светлое далеко.

Ангелина Грохольская: Где-то там, на дальней полочке, обязательно что-то лежал.

Мария Букова: "Не трогай, это на праздник, вот это все".

Ангелина Грохольская: Отрезы ткани, я помню, у нас были. Ситчик, ситчик яркий! Вот он лежал наверху. "Зачем?" – "На всякий случай", – говорила мама.

Мария Букова: На всякий случай, да. Все ждали всякого случая.

Ангелина Грохольская: А вдруг…

Мария Букова: "А вдруг что-то случится", да. Может быть, космос тот самый откроется. Вот Юрий Гагарин из коммунальной квартиры сразу вошел туда. И каждый советский человек, наверное, тоже мечтами своими туда вошел.

Ангелина Грохольская: И все это приносили красноярцы, я так понимаю, обычные жители? А что для вас лично самое необычное из экспонатов было, что вы увидели и для себя открыли, может быть?

Мария Букова: У нас экспонатов огромное количество. То есть нам люди принесли 7 тысяч экспонатов. Помнить все невозможно. На выставку мы взяли только тысячу. То есть представьте себе – наверное, 15% из всего того, что люди там принесли. И более того, мы решили, что мы можем позволить себе делать не просто такую антропологическую выставку, а мы можем делать еще и художественную. Мы собирали не только предметы быта, но у нас есть и коллекция современного искусства. И мы взяли работы именитых российских художников – Юрий Авакумов у нас есть в коллекции, у нас есть Тимур Новиков в коллекции. Их работы тоже включены в это пространство, потому что они как метафора, с точки зрения художника, рассказывают об этом времени. Плюс мы позвали молодых художников красноярских. У нас было десять авторов, которые сделали свои собственные работы. И, наверное, какого-то одного любимого я не могу назвать.

Я могу сказать, что мне очень нравится вот это, так сказать, темперирование, когда идет зона такая как бы, как зоопарк, такая зоологическая, вот это все интересно, коммунальная квартира. А потом – раз! – наступает длинный коридор, который сделали художницы. Потом опять начинается. И вот это межевание позволяет тебе сделать паузу, выдохнуть и посмотреть на это с точки зрения поэзии этого пространства. Поэтому для меня любимый экспонат – это вся выставка.

Ангелина Грохольская: Ваша выставка, ваш проект стал победителем конкурса "Меняющийся музей в меняющемся мире" Фонда Потанина, плюс стал одним из лучших на конкурсе, на фестивале, на выставке "Интермузей-2018". Как вы думаете, почему, вот за счет чего? Какая изюминка, которая зацепила именитых экспертов, которые уж много на своем веку повидали?

Мария Букова: Я думаю, что, во-первых, это смелость замысла и замаха – собрать огромное количество экспонатов, собрать людей. У нас появилось сообщество совершенно новое, с которым мы раньше не работали. Это 130 дарителей, они живут на правом берегу города Красноярск. Это промышленная зона, они не очень часто бывают в центре, где все культурные и деловые точки. Но они к нам теперь приходят. То есть мы работаем с этим сообществом.

Во-вторых, я думаю, что это очень важная для музея история про отказ от монополии на знания. Все мы привыкли, что музеи нам рассказывают, как было, как правильно: "Вот это вот так, здесь какая-то бумажка, этикетка, там все написано. И если ты, не дай бог, что-то не понял или думаешь как-то не так – ну, это твоя личная проблема. Давай, подтягивайся, пожалуйста". Мы решили, что мы пойдем другим путем. И наша "Изнанка" рассказывает не про историю как учебник, а она рассказывает много разных личных историй. И неважно, человек это помнит действительно или он это выдумал. Нам не это главное. Нам главное – это ценность воспоминания.

Поэтому я думаю, что и Фонд Потанина, который для нас сделал такое большое открытие… Не мы стали для них открытием, наверное. Мы стали открытием сами для себя, потому что мы поняли, что мы можем знанием делиться. Мы знаем, что эти люди знают где-то больше, чем мы. И это ценно.

Ангелина Грохольская: Кстати, истории какие-то вам рассказывали люди, которые приносили экспонаты, люди, которые приходят сейчас на выставку?

Мария Букова: Конечно. Была женщина, ее зовут Эмма Васильевна, она одна из старейших наших дарительниц, и она рассказывала о том, как, например, в год и в день смерти Иосифа Сталина они восприняли это событие, она и ее соседи. И это было очень неоднозначная реакция, потому что необходимо было скорбеть. А далеко не все могли себе это позволить, далеко не все были готовы искренне это делать. Поэтому она рассказывала о том, как (и она принесла нам этот экспонат) был поставлен портрет Иосифа Сталина в коммуналке на кухне, салфеточка, вот эти все вещи, гвоздички. И она себе подрисовывала слезы, то есть она деле себе эффект заплаканных глаз, потому что соседи могли, не дай бог, в случае чего, кому-то сказать, что Эмма Васильевна скорбела чуть-чуть не так, как положено. И этих русский много.

Ангелина Грохольская: Мария, спасибо вам огромное. Мне кажется, эти истории – это и есть самый ценный экспонат, вообще самое ценное, что может быть в любом музее, и в вашем в том числе. Спасибо вам огромное за проект, за то, что пришли сегодня в студию "Большой страны" и рассказали о "Советской изнанке". Спасибо.

Мария Букова: Спасибо.

Ангелина Грохольская: Мария Букова, директор музейного центра "Площадь Мира" из Красноярска, была сегодня в нашей студии.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск