• Главная
  • Программы
  • Большая страна
  • Виктория Авдеева: Мы говорим: "артисты с разными возможностями". Не поворачивается язык назвать это особым или непрофессиональным театром

Виктория Авдеева: Мы говорим: "артисты с разными возможностями". Не поворачивается язык назвать это особым или непрофессиональным театром

Ангелина Грохольская: Театры бывают разными – оперными, кукольными, драматическими. Есть театр балет, мимики, пластики. А еще инклюзивный. Вообще-то, он может быть и музыкальным, и драматическим – все дело в актерах.

Недавно я побывала на спектакле "Совершенно невероятное событие" по мотивам "Женитьбы" Гоголя – веселая комедия, невероятно искренняя и очень современная. Овации не смолкали! Каково же было мое удивление, когда я узнала, что у исполнительницы главной роли – красотки с удивительными кудрями – синдром Дауна, а отсутствие кистей у одного из актеров – это не трюк и не грим, а это его физическая особенность. Выйти на сцену этим талантливым людям помогли в театральной школе "Инклюзион" фонда "Со-единение".

И сегодня у нас в студии – Виктория Авдеева, руководитель и школы, и центра "Инклюзион", который недавно появился. Виктория, здравствуйте.

Виктория Авдеева: Здравствуйте, здравствуйте.

Ангелина Грохольская: Сначала – я как зритель. У меня вопрос этот зрел сразу после спектакля. Это действительно невероятная история, потому что для меня не понятно, как вы это делаете, сложные люди ведь. Сколько там актеров всего? Десять?

Виктория Авдеева: Да, там десять актеров.

Ангелина Грохольская: Десять актеров. И из десяти актеров двое или трое профессиональных?

Виктория Авдеева: Трое профессиональных.

Ангелина Грохольская: Трое профессиональных. В программках не указано, кто профессиональный актер, какие диагнозы у кого есть. Это сделано специально, я так понимаю, да?

Виктория Авдеева: Конечно. Потому что этот спектакль создавался как спектакль, театральный драматический спектакль, игровой, по Гоголю…

Ангелина Грохольская: Профессиональный, да.

Виктория Авдеева: По классике. Да, он абсолютно профессиональный. Он поставлен профессиональной командой режиссера, художника. И в нем участвуют актеры с разными возможностями. Мы именно так и называем. Если у нас спрашивают: "Как вы называете?" – мы говорим: "С разными возможностями". Потому что когда вы видите такую искренность, органику проживания, существования персонажа, актера на сцене – ну, просто, мне кажется, не поворачивается язык назвать это особым или непрофессиональным театром.

Как добиваются режиссер и команда такого уровня? Ну, прежде всего они построили свою работу на нахождении возможности каждого участника спектакля, каждого актера, на нахождении той органики, которую всегда искал Станиславский в актере, и на нахождении совпадений между органикой персонажа и органикой актера. И именно вот эта магия, эта химия помогает так захватить, так вовлечь зрителя. Многие выходят и говорят: "Я буквально с первой секунды перестал думать, забыл о том, что это спектакль инклюзивный. Это просто отличный спектакль!"

Ангелина Грохольская: Абсолютно верно, да, это точно. Но есть у этого спектакля еще одна особенность: ведь в зрительном зале тоже есть люди с разными возможностями, и им тоже это все понятно.

Виктория Авдеева: Конечно, и понятно, и вдохновляет. Более того – этот спектакль абсолютно доступен для глухой аудитории, то есть в нем включены в действие, вплетены роли актеров-переводчиков. И мы проводили такие опыты, эксперименты – то, чего пока еще не делают даже во Франции и в Великобритании, где доступный театр уже реальность. Мы проводили touch-тур и "лабораторию для слепоглухих". Touch-туры, тактильные туры по пространству спектакля уже проводятся давно в Западной Европе. Но мы провели после тактильного тура еще "пластическую лабораторию" – тур по мизансценам спектакля для слепоглухих зрителей, которые, к сожалению, не могут никак иначе в полноте воспринимать действия, как только будучи включенными из него. И у них были очень сильные эмоции, яркие. Мне кажется, что это очень удачная работа.

Ангелина Грохольская: Вашим уже брендом, можно сказать, визитной карточкой "Инклюзиона" и фонда "Со-единение", театральных проектов стал спектакль "Прикасаемые", первая работа. У нас есть фрагмент этого спектакля. Давайте посмотрим, а потом вы тоже немножко расскажете.

Виктория Авдеева: С удовольствием.

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: В этом спектакле также наравне с профессиональными, обычными актерами играют актеры вашей школы?

Виктория Авдеева: Да. И более того – этот спектакль как раз о слепоглухих людях, которые в нем же и участвуют. И рассказываются их истории – и тем он еще, может быть, притягательнее для зрителей, потому что все-таки всегда очень интересно узнать, услышать, увидеть историю реальную. Когда это театр свидетельский и актеры-участники сами о себе свидетельствуют на сцене – это всегда зрителя очень трогает. Поэтому зрители выходят часто в слезах, но это слезы не жалости, а это слезы такого эмоционального потрясения, вдохновения – у всех по-разному. И многие говорят, что их мир меняется после этого спектакля.

Ангелина Грохольская: Виктория, но в Москве, в России "Прикасаемые" больше не будут в том виде, в том варианте?

Виктория Авдеева: Да.

Ангелина Грохольская: Сейчас готовится новая версия.

Виктория Авдеева: Я сегодня в радостном, вдохновленном состоянии духа, потому что у нас первый день репетиций с французскими слепоглухими – участниками новой версии спектакля, которую мы покажем и в Москве, и в Лондоне, в Королевском национальном театре, 14 октября. Третья премьера у нас будет в Санкт-Петербурге. Первая – в Лондоне, вторая – в Париже, третья – в Санкт-Петербурге в рамках "Культурного форума". И четвертая будет в Москве, то есть мы завершаем премьерный тур.

Ангелина Грохольская: Но это все в этом году, да?

Виктория Авдеева: Да, это все будет до конца года. И у нас создается сейчас новая российская версия и две международные. Там будут слепоглухие актеры из России, из Великобритании и Франции, и зрячеслышащие профессиональные актеры тоже из этих стран. И известные актеры, как всегда, нас будут поддерживать. Ура, мы так счастливы! Евгений Витальевич Миронов с нами сыграет в Лондоне и в Париже, чего мы очень-очень ждали.

Ангелина Грохольская: Замечательно! Я тоже очень рада. Но есть еще одна хорошая новость: театр "Инклюзион" открывает школы в регионах России.

Виктория Авдеева: Да.

Ангелина Грохольская: Не только за рубеж стремитесь, но и у нас здесь, в Большой стране, появится возможность в регионах начать репетировать и эти спектакли увидеть.

Виктория Авдеева: Да, мы уже начали. И это вообще большой проект, который рассчитан не на один год, а как минимум на пять лет, вперед мы смотрим. Я имею в виду построение и развитие. Хочется, чтобы эти школы существовали на долгосрочной основе.

Мы в феврале начали работу в екатеринбургской школе "Инклюзион", и там уже группа начинает репетицию эскиза. То есть они покажут открытое занятие и начнут репетицию эскиза. Совсем недавно мы открыли школу "Инклюзион" в Санкт-Петербурге. В данном случае нашим партнером является замечательный "Упсала-Цирк". Мы на их территории репетируем, занимаемся.

Ангелина Грохольская: Они известны нашим зрителям, мы показывали о них сюжеты. Очень приятно, конечно.

Виктория Авдеева: Да. И также Казань и Оренбург. И цель вообще школы "Инклюзион" как сетевого большого проекта, я бы сказала, такого франчайзингового проекта в том, чтобы сформировать основу профессионального инклюзивного театра в России.

Ангелина Грохольская: У режиссеров и актеров всегда принято в завершение беседы спрашивать о творческих планах. Вот какие ваши творческие планы, помимо того, что вы уже озвучили? Какие спектакли, может быть, уже есть в замысле?

Виктория Авдеева: У нас есть уже один спектакль, который мы показываем пока в детских центрах. Это спектакль, который является и спектаклем-терапией, и спектаклем-искусством. Сенсорный спектакль, "Четыре ветра" он называется. Его поставил британский режиссер совместно с нашим режиссером "Театриума на Серпуховке" Ольгой Сидоркевич. Этот спектакль основан на сенсорных ощущениях и впечатлениях. То есть ребенок слепой, глухой, который не может запомнить канву спектакля, историю, он будет все равно испытывать эстетическое удовольствие и ощущать магию театра.

И еще один проект – это спектакль о восприятии живописи и об истории развития живописи. Как и в "Прикасаемых", в нем участвуют актеры зрячеслышащие и слепоглухие. И анимацию, живописную анимацию как художественное пространство создает замечательный Александр Константинович Петров. Мы невероятно рады, что он и Дмитрий Петров – вообще их семья такая талантливая – поверили в проект. Они предложили концепцию, которая… Мне кажется, она освежит для зрячеслышащих людей восприятие искусства, живописи вообще. И может, для слепоглухих как паззлы сложить вообще картину, что такое произведение изобразительного искусства. Это пластически-художественный спектакль. Мы его увидим в ноябре этого года.

Ангелина Грохольская: "Следите за афишей!" – хочется сказать.

Виктория Авдеева: Да. Он называется "Живые картины".

Ангелина Грохольская: Виктория, спасибо вам огромное. Потрясающий проект!

Виктория Авдеева: Спасибо.

Ангелина Грохольская: Но это надо видеть, конечно. Это надо приходить и это надо видеть, в этом надо участвовать, в это надо проникать. И я абсолютно честно и искренне скажу, что равнодушным никого не оставит. Спасибо вам огромное.

Виктория Авдеева: Спасибо и вам.

Ангелина Грохольская: Я желаю вам успехов и вашим актерам.

Виктория Авдеева: Спасибо, спасибо.

Ангелина Грохольская: О невероятной силе искусства мы сегодня говорили с Викторией Авдеевой, креативным директором Центра творческих проектов "Инклюзион".


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О театральной школе "Инклюзион"

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск