Рамиль Бахтизин: Мы уже давно выросли из чистой нефтянки и готовим специалистов самого широкого профиля

Ангелина Грохольская: Хорошее образование – не только в столице. В регионах началась работа по формированию опорных университетов. Они появятся вслед за федеральными и научно-исследовательскими высшими учебными заведениями, получат хорошее финансирование из госбюджета и должны будут повысить качество регионального образования. До конца года будет создано 20 опорных университетов, спустя год – еще около 30. Всего же в России их будет 150.

Одним из первых вузов, отобранных Министерством образования и науки в качестве опорных, стал Уфимский государственный нефтяной технический университет. Что изменится с новым статусом – узнаем у его ректора Рамиля Бахтизина. Здравствуйте, Рамиль Назифович.

Рамиль Бахтизин: Здравствуйте.

А.Г.: Во-первых, я хочу вас поздравить. Я знаю, что вы защитили уже свою программу развития как опорного университета.

Р.Б.: Спасибо.

А.Г.: Ваш вуз – единственный в республике, который претендовал на этот статус, который заявился в конкурсе. А почему так произошло? Почему никто из ваших коллег не рискнул?

Р.Б.: Наш университет является для нашей республики в определенной степени базовым, потому что наш регион – один из ведущих энергетических регионов России. И во-вторых, один из критериев конкурса опорных вузов – это критерий многопрофильности, а он в нашем университете реализуется уже более 50 лет. В составе нашего университета функционирует Архитектурно-строительный институт, который готовит специалистов по всему спектру специальностей для строительной отрасли и ЖКХ. Не могу не отметить, что в прошлом году в Уфе с большим успехом прошли международные саммиты ШОС и БРИКС, и это дало мощный толчок в сфере услуг, причем в сфере услуг высокотехнологических. Это как раз, наверное, и обосновывает логику присоединения к нам Университета экономики и сервиса. И теперь мы практически влияем на 90% секторов экономики нашего региона.

А.Г.: Вы сейчас сказали о реорганизации, об объединении двух вузов. Однако не все поддержали, многие ваши коллеги раскритиковали. Почему именно Университет экономики и сервиса? Почему не какой-то другой? Многие говорят, что он не очень высокого уровня и потянет ваш университет вниз. Плюс еще, я читала, некоторые говорят, что география не совсем удачная – расстояние между вузами порядка 30 километров, и будет просто неудобно вместе работать.

Мы уже давно выросли из чистой нефтянки и готовим специалистов самого широкого профиля

Р.Б.: Это немножко передернутые факты. Наш действительно головной кампус расположен в северной части города. Но наш архитектурно-строительный факультет расположен отдельным кампусом – это где-то максимум 10 километров от главного корпуса. У нас город очень растянутый. А Университет экономики и сервиса находится практически рядом с нашим Архитектурно-строительным университетом. И сама модель функционирования такого обособленного кампуса уже отработана в нашем вузе, и поэтому у нас никаких проблем, связанных с реорганизацией (которые, может быть, остро стоят для некоторых других опорных университетов), не стояло.

Что касается критики, что не совсем по профилю и так далее. Я хочу сказать, что несмотря на то, что у нас название "нефтяной университет", мы уже давно выросли из чистой нефтянки и готовим специалистов самого широкого профиля – и по автоматизации производственных процессов, и по экономике нефтегазового бизнеса. При принятии решения, с кем объединяться, мы исходили из двух принципов. Первый – расширить многопрофильность нашего университета. Те специальности, которые в Университете экономики и сервиса, не совпадающие с нашими (а их не так много, кстати, – всего 35%), они как раз органично дополнят наши специальности. Наши основные потребители специалистов – это нефтегазовые компании, которые являются во многом вертикально интегрированными, и нужно им и шить одежду, и кормить, и пиаром заниматься. Поэтому они органично…

А.Г.: Все сферы связаны, конечно. И хорошо, когда в одном вузе есть все специальности.

Р.Б.: Я уже сказал, что сфера услуг у нас сейчас активно развивается. И мы хотим еще большую высокотехнологичность за счет уже наших компетенций внести в эти специальности. Мы стараемся сейчас направить наши усилия на кардинальную модернизацию и образовательного процесса, и научных исследований, чтобы это повлияло и на экономику нашей республики.

А.Г.: Что даст статус опорного университета – для студентов, для университета и для республики в целом?

Наш университет является одним из ведущих технических университетов России, мы регулярно входим в ТОП-50 лучших вузов страны

Р.Б.: Наш университет является одним из ведущих технических университетов России, мы регулярно входим в ТОП-50 лучших вузов страны. Но такое ранжирование, которое прошло несколько лет назад (выделение федеральных университетов, была конкурсная процедура национальных исследовательских), как-то обошло стороной нашу республику.

А.Г.: Да, у вас же нет ни того, ни другого.

Р.Б.: И поэтому мы давно ждали, что должны быть какие-то действительно опорные университеты. И мы теперь надеемся, что благодаря этому статусу мы сумеем еще больше влиять на экономику нашего региона – с точки зрения того, чтобы был меньший отток наших лучших абитуриентов. Они сейчас увидят, что не надо ехать в Москву, а что все то же самое (и даже, может быть, лучшее) может быть предоставлено в нашем университете.

С другой стороны, обучаясь в нашем университете 5–6 лет (это если бакалавриат и магистратура), они за это время найдут партнеров для выстраивания своей дальнейшей жизненной траектории. В нашем вузе очень хорошо поставлена процедура трудоустройства. По мониторингу, который проводится федеральными агентствами, мы занимаем 14-е место по трудоустройству среди почти 1000 вузов. Я считаю, что это очень высокий показатель.

С другой стороны, мы не хотим замыкаться только на своем регионе. У нас традиционно обучаются ребята более чем из 50 регионов России и 40 стран мира. Наверное, это тоже говорит уже о существующем качестве образования, потому что мы занимаем 15-е место в России по числу иностранных студентов, обучающихся в вузе.

А.Г.: Видите, у вас и так все хорошо без статуса опорного университета. Что изменится принципиально?

Р.Б.: Изменится следующее. Во-первых, сейчас в нашей стране не совсем благополучная демографическая ситуация. И наш учредитель – Министерство образования и науки – контролирует все эти процессы и, естественно, будет выделять необходимые контрольные цифры для университетов в соответствии с этой тенденцией. Конечно, я должен упомянуть, что мы получим дополнительные субсидии. Для нашего бюджета, конечно, это небольшие средства, но это как айсберг, это верхняя часть айсберга. А самое главное – нижняя часть айсберга. Она декларируется Министерством образования и науки как косвенная поддержка опорных университетов. Я уже сказал о выделении контрольных цифр приема на бакалавриат и в особенности на магистратуру и аспирантуру. Мы получили цифры, мы это уже почувствовали, проанализировали, сравнили с этими же цифрами у других коллег: у них существенно уменьшилось, а у нас осталось на прежнем уровне и даже чуть-чуть выросло.

А.Г.: Вы защитили программу. Что в этой программе? И сразу ли ее удалось защитить?

Р.Б.: Сама программа касается, по существу, трех направлений. Первое – это модернизация образовательной деятельности. Второе – это научно-инновационная деятельность. И третье – это кадры.

Я лично считаю самым ключевым направлением кадровую проблему. Сейчас мы активно занимаемся обновлением и развитием профессорско-преподавательского состава. Для этого мы разработали целую серию мотиваций – такие проекты, как "Приглашенный профессор", "Приглашенный доцент", "Приглашенный исследователь". И сейчас мы уже имеем порядка 40 анкет от высококвалифицированных специалистов, которые изъявили желание работать в нашем университете.

Конечно, мы активно занимаемся международной деятельностью. Помимо того, что у нас обучается большое количество студентов, мы и с профессорско-преподавательским составом других университетов активно работаем, в частности с Горным университетом в городе Леобен (Австрия). У нас практически постоянно идут обмены нашими преподавателями, которые читают лекции для студентов в Леобене и у нас. Это я только один пример привел, а таких примеров у нас очень много. Это и позволит нам, наверное, с оптимизмом смотреть в будущее.

А.Г.: Остальным вузам, вашим коллегам, университетам республики это будет стимулом так же развиваться и тянуться, если вы создаете такую "школу будущего" практически? Сейчас у вас все самое лучшее будет сконцентрировано, в опорном университете.

Думаю, что будет объявлена вторая очередь опорных вузов

Р.Б.: Я вообще-то хотел сказать, что у нас достаточно много университетов в республике, они достаточно известны и в стране, и за рубежом. У нас в республике есть очень мощный авиационный технический университет. Сейчас он пытается найти свою нишу в оборонном, военно-промышленном комплексе. Есть у нас очень мощный классический университет – педагогический. Очень востребованы у нас специалисты аграрного и медицинского университетов. Я думаю, они будут сейчас думать и готовиться. И для них наш опыт, наверное, тоже будет полезен. Я думаю, что будет объявлена вторая очередь опорных вузов. Наверное, это был первый шаг, но я надеюсь, что не последний.

А.Г.: Будем надеяться.

Р.Б.: Мы дружно живем.

А.Г.: Это хорошо, это самое главное. Потому что действительно опора на знания – это очень важно сейчас для развития страны, для развития экономики, промышленности и вообще для всего статуса России. Спасибо вам огромное. И удачи!

Р.Б.: Спасибо и вам. Всего доброго!

А.Г.: О перспективах высшего образования в регионах России мы беседовали с ректором Уфимского государственного нефтяного технического университета Рамилем Бахтизиным.  


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты