Молочные реки

Гости
София Гунина
руководитель Удмуртской республиканской общественной организации «Союз потребителей»
Аркадий Пономарев
депутат ГД РФ

Молочные реки. Молоко и молочные продукты традиционно присутствуют в рационе каждого россиянина. Недаром нам с детства внушали: «пейте дети молоко, будете здоровы». Но в России за последние годы ассортимент молочной продукции сильно расширился, поэтому и соблазн подделать то, что всегда будет пользоваться спросом, вырос. В итоге, в наших холодильниках появился фальсификат, полезные свойства которого сразу же вызвали серьезные вопросы. Ведь для удешевления производства в состав молочной продукции стали добавлять растительные жиры. Обсудим эту тему с экспертами.

Удар по репутации. Алтайский край славится своими натуральными молочными продуктами. Это настоящий бренд региона. Но и здесь половина продуктов – фальсификат. Его завозят из других регионов. Продукт более дешевый, поэтому пользуется спросом. Часто такую продукцию выдают за алтайскую. Проблем из-за этого много: потребитель получает некачественный продукт, а животноводы терпят убытки - некуда реализовать собственное молоко.

Мечта рыбака. Каждый, кто хочет отведать настоящей царской ухи, может это сделать в Задонском или Хлевенском районе Липецкой области. Здесь, на определенных участках реки Дон водится, на первый взгляд, невзрачная, но очень вкусная рыба — бирючок. А вот почему к названию рыбки и ухе из нее прибавилось слово «царская» - узнаем из сюжета.

Павел Давыдов: Вы смотрите Общественное телевидении России, в эфире «Большая страна» – программа о людях, обществе и власти, в студии Павел Давыдов, здравствуйте! Молоко и молочные продукты традиционно присутствуют в рационе каждого россиянина, недаром на с детства внушали: «Пейте, дети, молоко – будете здоровы!». Но в России за последние годы ассортимент молочной продукции сильно расширился, поэтому и соблазн фальсифицировать то, что всегда будет пользоваться спросом вырос. В итоге, в наших холодильниках появился фальсификат, полезные свойства которого сразу вызвали серьезные вопросы, ведь для удешевления производства в состав молочной продукции стали добавлять растительные жиры. Обсудим эту тему с экспертами в студии «Большой страны»: София Гунина – руководитель Удмуртской Республиканской общественной организации «Союз потребителей» и депутат Государственной Думы, Председатель технического комитета по стандартизации «Молоко и продукты переработки молока» при Росстандарте – Аркадий Пономарев. София Александровна, Аркадий Николаевич, здравствуйте!

София Гунина: Здравствуйте!

Аркадий Пономарёв: Здравствуйте!

Павел Давыдов: Первый и, пожалуй, самый главный вопрос: как много молочной продукции на нашем рынке сегодня фальсифицировано? Аркадий Николаевич, давайте с Вас, наверно, начнем.

Аркадий Пономарёв: Наверно, назвать точную цифру очень сложно, потому что по разным оценкам разных контролирующих ведомств он колеблется от 5 до 30 %, но могу точно сказать, что он, действительно, очень велик и очень ощутим. Самое главное, что основными потребителями этого фальсификата являются социальные учреждения: школы, детские сады, которые работают по контрактам закупки, это условно самые незащищенные слои населения.

Павел Давыдов: Ну, и малоимущие, наверно, тоже, которые получают какие-то дотации.

София Гунина: Конечно.

Аркадий Пономарёв: Соответственно, и малоимущие, и это, действительно, вызывает сильное беспокойство.

Павел Давыдов: Насколько я знаю, София Александровна, Вы меня поправьте, по данным общественников количество контрафактной, фальсифицированной продукции намного больше даже, чем 20, 30 и 40 %.

София Гунина: По нашим данным, я присоединюсь к словам собеседника, это от 20 до 30 %, прошлый год и этот год по тем исследованиям, которые проводила наша организация.

Павел Давыдов: А поясните сразу, какую именно молочную продукцию чаще всего подделывают в большой стране?

София Гунина: Молоко, сметана, творог, сыр, сметана, сливочное масло.

Павел Давыдов: Обратите внимание, я использую разные слова: фальсификат, подделка, контрафакт – в чём разница? Давайте тоже выясним сразу.

Аркадий Пономарёв: Контрафакт – это подделка одной фирмой продукции другой фирмой, а фальсификат – это замена составных частей молока на другие, которые не указаны для информации потребителей. К сожалению, ни тот ни другой термин никаким образом не узаконены, поэтому даже отсутствие в законодательстве такого понятия, как «фальсификат», тоже создает определенные сложности.

Павел Давыдов: Еще бы, как же с этим бороться, если этого термина просто нет?!

Аркадий Пономарёв: Да, в этом, собственно говоря, и заключается вся абсурдность ситуации.

Павел Давыдов: Вообще, какие существуют национальные методики выявления фальсификата молочной продукции, может быть, всё-таки они есть?

Аркадий Пономарёв: Опять же, если не такого понятия – «фальсификат», значит нет и методик.

Павел Давыдов: Но, насколько я знаю, Росстандарт именно этим и занимается – разработкой этой методики.

Аркадий Пономарёв: Росстандарт занимается разработкой ГОСТов, разработкой методик и так далее, но по конкретным вещам: есть ГОСТ на молоко, но ГОСТ на фальсификат нет, потому что нет такого понятия. Про фальсификат достаточно долго и много ведутся разные разговоры, к сожалению, эта тема практически не тронулась с места и на сегодняшний день, как это ни парадоксально, наверно, сегодня надо поговорить о людях, которые игнорируют общественное мнение, игнорируют тему обмана населения.

Павел Давыдов: А кто же эти люди? Давайте их назовем, раз мы хотим про них поговорить.

Аркадий Пономарёв: Давайте. Изначально ответственность за безопасность продукции, за не обман покупателей отвечает Роспотребнадзор, поэтому, я так думаю, сегодня, наверно, надо больше говорить о людях, которые не реагируют на эти сигналы, чем о том, сколько фальсификата – об этом сказано больше, чем достаточно.

Павел Давыдов: Это, безусловно, так, София Александровна, насколько я знаю, «Союз потребителей России» активно включается в работу по борьбе с фальсификатом. Как выстраиваются сегодня подобные ваши действия?

София Гунина: На сегодняшний день мы делаем отборы, это внезапные отборы, и, мы тоже затронули сегодня эту тему, большую часть этих отборов в этом году мы будем делать в детских садах и в учреждениях здравоохранения, это очень важно, мы не знаем, чем кормят наших детей, не знаем, какого качества молочная продукция, а молочная продукция для детского возраста – основополагающая.

Павел Давыдов: Вы знаете, мы получили письмо от общественников, в частности, от Натальи Алимовой – координатора проекта «Без фальсификата» из Саратова, объясню в чём причина: в том, что сегодня любой бизнес заранее нужно предупредить о любой проверке, соответственно, весь фальсификат аккуратно убирают и ставят нормальную продукцию, поэтому бороться с этим невозможно. Вы, как общественник, подтверждаете эти слова?

София Гунина: Да, я согласно с вами, Роспотребнадзор как раз об этом и говорит, и мы видим, что он не работает на сегодняшний день, потому что такова схема, что они должны уведомить предпринимателей и после этого уже выйти на проверку, и в этом смысле общественные организации имеют больше возможностей, то есть мы не должны никого уведомлять, мы делаем внезапный отбор и, таким образом, можем видеть, действительно, количество фальсификата.

Павел Давыдов: Но тем не менее, у государства сегодня стоит в приоритете не защита прав потребителей, также указывают общественники, а защита прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, защита их от контроля – восклицают общественные организации. Аркадий Николаевич, Вы согласны с таким заявлением?

Аркадий Пономарёв: Наверно, доля правды в этом тоже есть, на это есть такое модное слово: нельзя «кошмарить» малый и средний бизнес. Наверно, действительно, нельзя «кошмарить», но, если малый и средний бизнес «кошмарит» население?

Павел Давыдов: Нужна «золотая середина», нужен баланс, но его в нашей стране нет. Я сейчас предлагаю перенестись в Алтайский край, который славится своей натуральной молочной продукцией, однако, и там на прилавке больше половина молочной продукции фальсифицирована, слово моему коллеге, Дмитрию Дробышеву, давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Павел Давыдов: Вот такой удар по репутации. Аркадий Николаевич, Вы сами основатель молочного холдинга, скажите, пожалуйста, на Ваш взгляд, по каким причинам производители, особенно крупные идут на фальсифицирование продукции молочной?

Аркадий Пономарёв: Я могу честно сказать, что крупные производители не идут на фальсификацию.

Павел Давыдов: Потому что удар как раз по репутации, да?

Аркадий Пономарёв: Потому что это удар по репутации.

Павел Давыдов: То есть только мелкий бизнес?

Аркадий Пономарёв: И средний бизнес иной раз этим балуется и мелкий, просто очень велик соблазн.

Павел Давыдов: София Александровна, а Вам не кажется, что мы, потребители, сами виноваты в том, что та много фальсификата – мы его покупаем: чем дешевле, тем вроде лучше, а уж о качестве не каждый задумывается?

София Гунина: Это, действительно, ответственность того, кто покупает, но мы должны знать, что мы покупаем, и очень важно, чтобы этикетка или маркировка соответствовала тому, что лежит внутри.

Павел Давыдов: А вот часто ли соответствует?

София Гунина: В том то и дело, об это и речь, что очень часто мы говорим о фальсификате и как раз его суть в том, что то, что написано на упаковке, как маркирован продукт, не соответствует то, что внутри, именно этим мы и занимаемся и выявляем именно это.

Павел Давыдов: А в какой ситуации фальсификаторов можно привлечь к ответственности? Аркадий Николаевич, наверно, Вам этот вопрос адресую.

Аркадий Пономарёв: Фактически те штрафы, которые существуют, они копеечные…

Павел Давыдов: Минимальные.

Аркадий Пономарёв: Они никак не влияют ни на экономику этих фальсификаторов, ни на что. Кроме того, обратите внимание, руководитель Роспотребнадзора назвал 10 %, а он не сказал, куда эта продукция делась? Ну, написали 10 %, дальше его продали, то есть это двойной обман получается: люди ответственные сказали, что продукция плохая, дальше они с ней ничего не сделали, не сказали, убрать, не убрать, ее опять же продали – это уже злоумышленное действие. Понимаете, мы всё время говорим: фальсификат, фальсификат, и у людей создается некое отрицание к такой категории, как молочная продукция…

Павел Давыдов: Да, есть ли сегодня натуральное молоко на наших прилавках?

Аркадий Пономарёв: Да, и они вообще отказываются покупать, потому что они не верят в это, а это уже очень серьезная вещь, потому что это единственный, наверно, после яйца, нативный или натуральный продукт, как это научно называется, который обеспечивает гармоничное сочетание всех необходимых аминокислот, всех жирных кислот и так далее, поэтому не употреблять молоко и сокращать потребление его – это скажется, условно говоря, на будущих поколениях. А теперь интересный вопрос и сразу постараюсь дать ответ, вот, смотрите, что реально происходит: у нас принята декларация о фальсификации лекарственных средств, у нас принят закон о наказании очень серьезном за фальсификацию ликёроводочных изделий, но продукты питания, насколько я понимаю, намного…

Павел Давыдов: Важнее, чем алкоголь.

Аркадий Пономарёв: … важнее, и оно обеспечивает будущее. Такое впечатление, что эти люди, эти чиновники живут сегодняшним днем и им абсолютно безразлична судьба будущих поколений, потому возникает вопрос: а какая ответственность есть у этих чиновников? Совсем недавно Дмитрий Анатольевич Медведев очень резко высказался по поводу Роспотребнадзора, по поводу неисполнения их прямых функций, вплоть до того, что расформировать это ведомство. Не знаю, нужно ли расформировывать это ведомство, но ответственность люде, которые занимают эти посты и не реагируют на эти вещи, я думаю надо как-то начинать с людей спрашивать, и Президент на Послании об этом говорил.

Павел Давыдов: София Александровна, скажите, пожалуйста, а как в Удмуртии общественники взаимодействуют с Роспотребнадзором как раз в вопросах борьбы с фальсификатом?

София Гунина: Я ничем не порадую Вас, та же самая ситуация: Роспотребнадзор не реагирует никак, не выходит, дает абсолютно другие данные и взаимодействие с ними уже много лет, сколько мы работаем, не выстраивается. Россельхознадзор говорит, что это не их епархия, это не их ниша, действительно, это ниша Роспотребнадзора, потому на сегодняшний день я полностью согласна с уже сказанным, на самом деле, межведомственное взаимодействие не выстраивается.

Павел Давыдов: Есть ли какой-то выход из ситуации? Аркадий Николаевич, вы работаете в стенах Государственной Думы – орган, который может повлиять, но в Ваших ли это силах? Как сами считаете?

Аркадий Пономарёв: Было множество попыток со стороны депутатов вынести закон на обсуждение по борьбе с фальсификатом, это было, кстати, сделано от разных фракций, но было сказано: оно разрабатывается Правительством и будет внесено и так далее. Что получается? После таких заявлений прошло, я думаю, больше года уже, и я часто очень интересуюсь и в Роспотребнадзоре, где закон, почему он не вынесен? Он, говорят, в Правительстве, но сложно понимать, где, в каком Правительстве, в каком месте этого Правительства, может он, извините, в туалете там…

Павел Давыдов: Может помочь им принести, вот, готовый документ – подпишите.

Аркадий Пономарёв: Я всё время обращаю внимание и Ваше, и телезрителей, что речь идет о непосредственно чиновниках, ответственных за это дело: они специально это затягивают по той или иной причине. И если не будут со стороны руководителя Правительства, я думаю, последнее, что остается – собрать все высказывания и предложения общественных организаций, профессиональных союзов, а это было уже сделано множество – обратиться к Президенту, потому что это, будем говорить, последняя инстанция, что может повлиять на эту ситуацию.

Павел Давыдов: Софья Александровна, и в заверение хочу предоставить слова Вам: каким Вы, как общественник, видите выход из сложившейся ситуации?

София Гунина: Я считаю, что первое, что надо сделать – это закрепить термин «фальсификат» на уровне государства, понимать, что понятие такое есть, соответственно, принять ответственность, я думаю, что уголовную ответственность, как бы это ни звучало, может быть, жёстко – уголовную ответственность и ритейлу, который торгует, позволяет нас с вами вводить в заблуждение и, соответственно, предпринимателям, потому что на сегодняшний день – это отзыв деклараций, это штрафы, это не мешает им получать сверхприбыль, то есть на удешевленной продукции с заменителями животного жира они получают сверхприбыли, это их не остановит, это факт.

Павел Давыдов: Молочные реки… и хочется продолжить эту фразу: и кисельные берега, но изобилие товаров, которые мы сегодня видим на прилавках, не всегда хорошо, потому что часть этих самых товаров не выдерживает никакой критики. Наверное, подводя итог этой беседе необходимо не только на законодательном уровне бороться с этим, но и призывать предпринимателей внимательней относиться к тому, что они производят, потому что будущее наше зависит от того, как мы ведем себя сегодня. Спасибо вам большое за участие в программе, я надеюсь, что к теме фальсификата продукции мы еще неоднократно вернемся. Спасибо.

София Гунина: Спасибо.

Аркадий Пономарёв: Спасибо.

Павел Давыдов: В студии «Большой страны» были София Гунина – руководитель Удмуртской Республиканской общественной организации «Союз потребителей» и депутат Государственной Думы, Председатель технического комитета по стандартизации «Молоко и продукты переработки молока» при Росстандарте – Аркадий Пономарев.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Как бороться с контрафактной молочной продукцией в регионах России?

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск