Наука распределения. Почему в России разваливается институт региональной науки и с чем связан отток ученых из регионов в крупные города?

Наука распределения. Почему в России разваливается институт региональной науки и с чем связан отток ученых из регионов в крупные города? | Программы | ОТР

наука, профсоюз, бюджет, региональный бюджет, отток кадров из регионов, ученые

2020-02-01T13:25:00+03:00
Наука распределения. Почему в России разваливается институт региональной науки и с чем связан отток ученых из регионов в крупные города?
Село, где поселилось горе. Страшные тайны Горицкого монастыря Вологодской области
Любовный треугольник Булгакова. Что связывает известного писателя с липецкой Лебедянью?
Выходные в городе счастья. Как отыскать этот маршрут в Большой стране?
Выходные в городе счастья. Любовный треугольник Булгакова. Село, где поселилось горе
По чеховским местам. Зачем писатель отправился на остров отверженных?
Старинные часы. Кому и как удалось спасти реликвию Ульяновска?
Вымыслы и были обсуждаем с историком Германом Артамоновым и писателем-сказочником Михаилом Лепешкиным
Сказка - ложь. Вся правда о соловье – разбойнике и его громких делах на Орловщине
Сказка - ложь. Старинные часы. По чеховским местам. Вымыслы и были
Осталось чучело и зверь приютский. Что стало с брендом Тамбовской области?
Гости
Галина Чучева
заместитель председателя профсоюза работников РАН, доктор физико - математических наук, профессор РАН

Павел Давыдов: Вы смотрите субботнюю программу «Большая страна в деталях», и мы продолжаем. «Национальной науки нет, как нет и национальной таблицы умножения», – эту мысль высказал когда-то Антон Павлович Чехов. Классик считал, что наука – это самое важное, самое прекрасное и нужное в жизни человека и общества в целом. О том, что сейчас российской науке нужна поддержка говорят на разных уровнях, ведь сегодня фактически разваливается институт региональной науки, а ученые из регионов уезжают в мегаполисы. С чем это связано и как остановить этот процесс? Об этом мы говорим с Галиной Чучевой – заместителем председателя профсоюза работников РАН, доктором физико-математических наук. Галина Викторовна, здравствуйте!

Галина Чучева: Здравствуйте!

Павел Давыдов: После реформирования Российской академии наук, как говорят эксперты, мы наблюдаем настоящий побег ученых в крупные города, потому что фактически на месте они не могут вести свою профессиональную деятельность – заниматься исследовательской работой. И всё-таки давайте разберемся, с чем связан этот опасный процесс?

Галина Чучева: Это связано с недостатком финансирования региональной науки и не только региональной науки, ведь финансирование получается таким образом: они выполняют госзадание, регионы.

Павел Давыдов: А вот давайте нашим зрителям сразу и объясним, как выглядит схема финансирования науки в регионах страны?

Галина Чучева: Наука финансируется таким образом, что у нас есть научные организации, и есть ВУЗы, и есть научные организации различного подведомства, в том числе Министерство науки и образования. Министерство науки и образования получает финансирование бюджетное и после этого распределяется финансирование по научным организациям, в том числе и в регионы.

Павел Давыдов: А можно я сразу уточню?

Галина Чучева: Да.

Павел Давыдов: Как так получается, что одни регионы получают большую надбавку финансовую и могут развивать нормально свою науку, а другим не достается ничего? И пример мы чуть позже увидим.

Галина Чучева: Да, так вот, учитывая, что на госзадание выделяется бюджетное финансирование с учетом региональных коэффициентов, что это значит? Это значит то, что смотрят 200% зарплаты по регионам и, соответственно, те регионы, где высокий доход, тот получает большую, как говорится, добавку, нежели там, где регионы с низкими доходами. Конечно, есть дополнительные финансирования, скажем так, конкурсные, где в принципе регионы выделяют, допустим, на конкурсной основе свои какие-то программы научного характера, где в принципе каждый институт или ВУЗ может участвовать в этих программах, но тем не менее, если научная организация занимается фундаментальными исследованиями, то, конечно, всё-таки практически 90% выделяемого бюджетного финансирования идет только на зарплату, чтобы выполнить указ.

Павел Давыдов: И, таким образом, мы видим, что нет условий для ведения научной области, да?

Галина Чучева: Совершенно верно, во-первых, нет материального обеспечения, нет возможности приобрести приборы, я уже не говорю о том, что если зарплата, допустим, в каком-то регионе идет 30000, то им и дополнительное финансирование не выделяется.

Павел Давыдов: Да.

Галина Чучева: И получается таким образом, что регионы и молодые сотрудники, и не только молодые, и средние, мобильны и поэтому, конечно, им привлекательна Москва или Санкт-Петербург, где имеются и лучшие условия и возможности самореализации и, естественно, конечно, и финансирование, извините меня, они в разы отличаются, например, допустим, старший научный сотрудник в регионе, получая, допустим, 30000 или даже еще меньше, а в Москве это где-то 130000.

Павел Давыдов: Почувствуйте разницу.

Галина Чучева: Да, совершенно верно.

Павел Давыдов: А Вы могли назвать регионы России, где ситуация с научной деятельностью патовая?

Галина Чучева: Далеко ходить не надо: даже Дальний Восток или Крым тоже, если посмотреть, кажется, вот Дальний Восток надо поднимать и вдруг там финансирование достаточно мало и, более того, там, насколько мы как профсоюзный регион с профсоюзными деятелями территориальных организаций общаемся, и вот они жалуются на то, что уже пошел отток людей либо в мегаполис, либо вообще за границу.

Павел Давыдов: Я еще хочу дополнить этот список: Забайкальский край сегодня находится тоже в очень тяжелом положении. Именно туда, в Читу, нас приглашает моя коллега Ирина Трофимова, давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Павел Давыдов: Как очень верно подметил герой сюжета, кризис забайкальской науки кроется в том, что происходят некие министерские забавы: не выделяются деньги на элементарное развитие, поэтому, наверно, наука в этом регионе находится на 72 месте по уровню научно-технического развития, а ведь раньше она была фактически в топе. Каково Ваше впечатление от увиденного?

Галина Чучева: Для меня это неудивительно, здесь это практически везде в регионах за исключением, скажем, таких мегаполисов, может быть, в Новосибирске, Академгородок, а так, в общем, действительно так, потому что на самом деле базовое финансирование, которое выделяется Министерством науки и образования, хватает только на зарплату и то, мы с Вами можем сказать, 25000 действительно так было.

Павел Давыдов: Да, пожалуйста, и научный сотрудник тут же уволилась

Галина Чучева: Да, но никаких ни реактивов, ни на командировки, это всё правильно, на это уже не выделяются деньги, а научная составляющая должна быть как? Публикации – на это тоже денег нет, надо посмотреть индивидуально, им надо помочь, наоборот, может быть, больше денег выделить на финансирование для того, чтобы купить приборы или реактивы и так далее.

Павел Давыдов: Галина Викторова, скажите, а Вы лично верите в то, что можно сегодня еще остановить отток ученых из регионов в крупные города?

Галина Чучева: В принципе можно, и профсоюз работников РАН уже многократно писал, начиная от президента РАН, министра науки и образования и в различные органы власти письма о том, как это сделать: это надо выделить допфинансирование. Даже в прошлом году я была на общем собрании Российской академии наук, представила свое экспертное заключение, сколько надо выделить финансирования, например, на 20-й год – это где-то 341 миллиард, выделили 200, то есть в полтора раза меньше, соответственно, конечно, получается, то, что Вы говорите, научные сотрудники получают мало, но не только научные сотрудники, а Вы спросите, которые не научные сотрудники? Инженеры, технологии вообще не получают этих вот добавок, то есть у них вообще 10000-15000 максимум.

Павел Давыдов: То, о чем мы с Вами говорим, на самом деле, это страшно, потому что фактически мы лишаем наших детей будущего, без сегодняшних исследований завтра в России будет туманным.

Галина Чучева: Конечно, тем более проект «Наука» мы не сможем выполнить. То, что нам президент Российской Федерации сделал – это действительно так надо, иначе Россия будет далеко за пределами, она сейчас уже отстает. Если в 22-м году у нас не будет выделяться хотя бы 0,3 от ВВП финансирование науки, мы не выполним, мы завалим этот проект «Наука».

Павел Давыдов: А Вы знаете, что еще страшно? То, что что советская научная школа уходит, а новое поколение в науку не идет – это не престижно, маленькие зарплаты и нет перспективы, мне кажется, этот порочный круг надо разорвать уже сейчас.

Галина Чучева: Да, Вы смотрите, сейчас в столичные регионы выделили финансирование, и уже стала привлекательна наука – молодежь пошла, поэтому, конечно, научные сотрудники будут ездить, и не только научные сотрудники, но и просто исследователи будут ездить в регионы либо столичные, либо вообще, как говорится, утечка мозгов и за границу опять.

Павел Давыдов: Потери нашей страны возобновятся, да.

Галина Чучева: Да.

Павел Давыдов: Галина Викторовна, скажите, пожалуйста, по Вашим расчетам, сколько нам понадобится времени, чтобы восстановить науку в регионах и вывести ее из кризиса, в котором она оказалась?

Галина Чучева: Надо дофинансирование на фундаментальные исследованиям, потому что прикладные исследования, там еще, может быть, как-то бизнес, а это бизнес финансировать не будет вообще, потому что для бизнеса что самое главное? Сегодня они вложили деньги, а завтра они получили прибыль, а фундаментальные исследования или то, что мы сейчас видели – это достояние страны, но бизнес это не принесет, поэтому здесь только должна, как говорится, власть, федеральные органы исполнительной власти финансировать эту науку.

Павел Давыдов: Вы верите, что так будет?

Галина Чучева: Хотелось бы верить, будем надеяться что новый министр, который придет, науки, он всё-таки ректор ВУЗа достаточно успешного, с одной стороны, а с другой стороны, он наверняка из регионов и знает эти проблемы.

Павел Давыдов: Галина Викторовна, большое спасибо Вам, что приняли участие в нашей программе и отдельное спасибо, что обозначили эти острые углы. Самое главное, что потенциал, что научный потенциал в регионах России есть и очень важно, чтобы была господдержка, финансовая поддержка.

Галина Чучева: Финансовая поддержка…

Павел Давыдов: Как только она появится, она выведет науку из кризиса, правда?

Галина Чучева: Совершенно верно, а научная составляющая… Российская академия наук об этом знает, и она, естественно, старается тоже все свои возможности…

Павел Давыдов: Использовать.

Галина Чучева: Да, использовать, поэтому сейчас главное – это приборное оснащение и, естественно, зарплата, поэтому только дополнительное финансирование может спасти.

Павел Давыдов: Я очень надеюсь, что наш сегодняшний эфир услышат люди, от которых зависит финансирование российской науки. Спасибо вам большое!

Галина Чучева: Я тоже на это надеюсь.

Павел Давыдов: В студии «Большой страны» была Галина Чучева – заместителем председателя профсоюза работников Российской академии наук, доктор физико-математических наук.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
рускар
Дело не в финансировании, а в бессмысленности многих научных исследований, не связанных с практическим воплощением их результатов.