Наука распределения. Почему в России разваливается институт региональной науки и с чем связан отток ученых из регионов в крупные города?

Наука распределения. Почему в России разваливается институт региональной науки и с чем связан отток ученых из регионов в крупные города?
Псковский центр «Патриот»
Пять вершин Бештау. Маленькая природная планета, в которой есть все
Мужской маршрут. Зимнее путешествие по золотым горам Алтая
Мужской маршрут. Пять вершин Бештау. Центр «Патриот»
Школа мужества Игоря Туева
Забытый вкус черной икры. Будут ли ломиться от разнообразия рыбные прилавки?
Бурёнкино горе. Кому грозит штраф за коровью вольницу?
Материнский капитал. Как изменилась господдержка семей за последние 20 лет?
Материнский капитал. Бурёнкино горе. Забытый вкус чёрной икры. Школа мужества Игоря Туева
Грязь озера Тамбукан. Ставропольские курорты приглашают в путешествие за здоровьем
Гости
Галина Чучева
заместитель председателя профсоюза работников РАН, доктор физико - математических наук, профессор РАН

Павел Давыдов: Вы смотрите субботнюю программу «Большая страна в деталях», и мы продолжаем. «Национальной науки нет, как нет и национальной таблицы умножения», – эту мысль высказал когда-то Антон Павлович Чехов. Классик считал, что наука – это самое важное, самое прекрасное и нужное в жизни человека и общества в целом. О том, что сейчас российской науке нужна поддержка говорят на разных уровнях, ведь сегодня фактически разваливается институт региональной науки, а ученые из регионов уезжают в мегаполисы. С чем это связано и как остановить этот процесс? Об этом мы говорим с Галиной Чучевой – заместителем председателя профсоюза работников РАН, доктором физико-математических наук. Галина Викторовна, здравствуйте!

Галина Чучева: Здравствуйте!

Павел Давыдов: После реформирования Российской академии наук, как говорят эксперты, мы наблюдаем настоящий побег ученых в крупные города, потому что фактически на месте они не могут вести свою профессиональную деятельность – заниматься исследовательской работой. И всё-таки давайте разберемся, с чем связан этот опасный процесс?

Галина Чучева: Это связано с недостатком финансирования региональной науки и не только региональной науки, ведь финансирование получается таким образом: они выполняют госзадание, регионы.

Павел Давыдов: А вот давайте нашим зрителям сразу и объясним, как выглядит схема финансирования науки в регионах страны?

Галина Чучева: Наука финансируется таким образом, что у нас есть научные организации, и есть ВУЗы, и есть научные организации различного подведомства, в том числе Министерство науки и образования. Министерство науки и образования получает финансирование бюджетное и после этого распределяется финансирование по научным организациям, в том числе и в регионы.

Павел Давыдов: А можно я сразу уточню?

Галина Чучева: Да.

Павел Давыдов: Как так получается, что одни регионы получают большую надбавку финансовую и могут развивать нормально свою науку, а другим не достается ничего? И пример мы чуть позже увидим.

Галина Чучева: Да, так вот, учитывая, что на госзадание выделяется бюджетное финансирование с учетом региональных коэффициентов, что это значит? Это значит то, что смотрят 200% зарплаты по регионам и, соответственно, те регионы, где высокий доход, тот получает большую, как говорится, добавку, нежели там, где регионы с низкими доходами. Конечно, есть дополнительные финансирования, скажем так, конкурсные, где в принципе регионы выделяют, допустим, на конкурсной основе свои какие-то программы научного характера, где в принципе каждый институт или ВУЗ может участвовать в этих программах, но тем не менее, если научная организация занимается фундаментальными исследованиями, то, конечно, всё-таки практически 90% выделяемого бюджетного финансирования идет только на зарплату, чтобы выполнить указ.

Павел Давыдов: И, таким образом, мы видим, что нет условий для ведения научной области, да?

Галина Чучева: Совершенно верно, во-первых, нет материального обеспечения, нет возможности приобрести приборы, я уже не говорю о том, что если зарплата, допустим, в каком-то регионе идет 30000, то им и дополнительное финансирование не выделяется.

Павел Давыдов: Да.

Галина Чучева: И получается таким образом, что регионы и молодые сотрудники, и не только молодые, и средние, мобильны и поэтому, конечно, им привлекательна Москва или Санкт-Петербург, где имеются и лучшие условия и возможности самореализации и, естественно, конечно, и финансирование, извините меня, они в разы отличаются, например, допустим, старший научный сотрудник в регионе, получая, допустим, 30000 или даже еще меньше, а в Москве это где-то 130000.

Павел Давыдов: Почувствуйте разницу.

Галина Чучева: Да, совершенно верно.

Павел Давыдов: А Вы могли назвать регионы России, где ситуация с научной деятельностью патовая?

Галина Чучева: Далеко ходить не надо: даже Дальний Восток или Крым тоже, если посмотреть, кажется, вот Дальний Восток надо поднимать и вдруг там финансирование достаточно мало и, более того, там, насколько мы как профсоюзный регион с профсоюзными деятелями территориальных организаций общаемся, и вот они жалуются на то, что уже пошел отток людей либо в мегаполис, либо вообще за границу.

Павел Давыдов: Я еще хочу дополнить этот список: Забайкальский край сегодня находится тоже в очень тяжелом положении. Именно туда, в Читу, нас приглашает моя коллега Ирина Трофимова, давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Павел Давыдов: Как очень верно подметил герой сюжета, кризис забайкальской науки кроется в том, что происходят некие министерские забавы: не выделяются деньги на элементарное развитие, поэтому, наверно, наука в этом регионе находится на 72 месте по уровню научно-технического развития, а ведь раньше она была фактически в топе. Каково Ваше впечатление от увиденного?

Галина Чучева: Для меня это неудивительно, здесь это практически везде в регионах за исключением, скажем, таких мегаполисов, может быть, в Новосибирске, Академгородок, а так, в общем, действительно так, потому что на самом деле базовое финансирование, которое выделяется Министерством науки и образования, хватает только на зарплату и то, мы с Вами можем сказать, 25000 действительно так было.

Павел Давыдов: Да, пожалуйста, и научный сотрудник тут же уволилась

Галина Чучева: Да, но никаких ни реактивов, ни на командировки, это всё правильно, на это уже не выделяются деньги, а научная составляющая должна быть как? Публикации – на это тоже денег нет, надо посмотреть индивидуально, им надо помочь, наоборот, может быть, больше денег выделить на финансирование для того, чтобы купить приборы или реактивы и так далее.

Павел Давыдов: Галина Викторова, скажите, а Вы лично верите в то, что можно сегодня еще остановить отток ученых из регионов в крупные города?

Галина Чучева: В принципе можно, и профсоюз работников РАН уже многократно писал, начиная от президента РАН, министра науки и образования и в различные органы власти письма о том, как это сделать: это надо выделить допфинансирование. Даже в прошлом году я была на общем собрании Российской академии наук, представила свое экспертное заключение, сколько надо выделить финансирования, например, на 20-й год – это где-то 341 миллиард, выделили 200, то есть в полтора раза меньше, соответственно, конечно, получается, то, что Вы говорите, научные сотрудники получают мало, но не только научные сотрудники, а Вы спросите, которые не научные сотрудники? Инженеры, технологии вообще не получают этих вот добавок, то есть у них вообще 10000-15000 максимум.

Павел Давыдов: То, о чем мы с Вами говорим, на самом деле, это страшно, потому что фактически мы лишаем наших детей будущего, без сегодняшних исследований завтра в России будет туманным.

Галина Чучева: Конечно, тем более проект «Наука» мы не сможем выполнить. То, что нам президент Российской Федерации сделал – это действительно так надо, иначе Россия будет далеко за пределами, она сейчас уже отстает. Если в 22-м году у нас не будет выделяться хотя бы 0,3 от ВВП финансирование науки, мы не выполним, мы завалим этот проект «Наука».

Павел Давыдов: А Вы знаете, что еще страшно? То, что что советская научная школа уходит, а новое поколение в науку не идет – это не престижно, маленькие зарплаты и нет перспективы, мне кажется, этот порочный круг надо разорвать уже сейчас.

Галина Чучева: Да, Вы смотрите, сейчас в столичные регионы выделили финансирование, и уже стала привлекательна наука – молодежь пошла, поэтому, конечно, научные сотрудники будут ездить, и не только научные сотрудники, но и просто исследователи будут ездить в регионы либо столичные, либо вообще, как говорится, утечка мозгов и за границу опять.

Павел Давыдов: Потери нашей страны возобновятся, да.

Галина Чучева: Да.

Павел Давыдов: Галина Викторовна, скажите, пожалуйста, по Вашим расчетам, сколько нам понадобится времени, чтобы восстановить науку в регионах и вывести ее из кризиса, в котором она оказалась?

Галина Чучева: Надо дофинансирование на фундаментальные исследованиям, потому что прикладные исследования, там еще, может быть, как-то бизнес, а это бизнес финансировать не будет вообще, потому что для бизнеса что самое главное? Сегодня они вложили деньги, а завтра они получили прибыль, а фундаментальные исследования или то, что мы сейчас видели – это достояние страны, но бизнес это не принесет, поэтому здесь только должна, как говорится, власть, федеральные органы исполнительной власти финансировать эту науку.

Павел Давыдов: Вы верите, что так будет?

Галина Чучева: Хотелось бы верить, будем надеяться что новый министр, который придет, науки, он всё-таки ректор ВУЗа достаточно успешного, с одной стороны, а с другой стороны, он наверняка из регионов и знает эти проблемы.

Павел Давыдов: Галина Викторовна, большое спасибо Вам, что приняли участие в нашей программе и отдельное спасибо, что обозначили эти острые углы. Самое главное, что потенциал, что научный потенциал в регионах России есть и очень важно, чтобы была господдержка, финансовая поддержка.

Галина Чучева: Финансовая поддержка…

Павел Давыдов: Как только она появится, она выведет науку из кризиса, правда?

Галина Чучева: Совершенно верно, а научная составляющая… Российская академия наук об этом знает, и она, естественно, старается тоже все свои возможности…

Павел Давыдов: Использовать.

Галина Чучева: Да, использовать, поэтому сейчас главное – это приборное оснащение и, естественно, зарплата, поэтому только дополнительное финансирование может спасти.

Павел Давыдов: Я очень надеюсь, что наш сегодняшний эфир услышат люди, от которых зависит финансирование российской науки. Спасибо вам большое!

Галина Чучева: Я тоже на это надеюсь.

Павел Давыдов: В студии «Большой страны» была Галина Чучева – заместителем председателя профсоюза работников Российской академии наук, доктор физико-математических наук.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски