Неадекватная реакция

Гости
Николай Романенко
директор тверского регионального общественного движения гражданских инициатив «Доброе дело»
Мария Большакова
член Общественной палаты Московской области, инициатор проекта «Социальный лоцман»

Павел Давыдов: Вы смотрите Общественное Телевидение России. В эфире «Большая страна», программа о людях, обществе и власти. Я Павел Давыдов, здравствуйте! Как всегда по вторникам, в нашей дискуссионной студии мы обсуждаем актуальные региональные проблемы. Собираем разные мнения. А главное – ищем выходы из конкретной ситуации. Может кому-то помешать или кого-то разозлить сельский активист своей общественной деятельностью? Конечно да, скажете Вы и будете абсолютно правы. Дело в том, что чаще всего, как показывает практика, инициативные люди вызывают недовольство властей и чиновников именно в небольших городах, так как портят имидж местных руководителей. Сложившуюся практику ,когда простым людям препятствуют в решении их же проблем, можно коротко назвать неадекватной реакцией. Так мы и обозначили тему сегодняшней студии. Я представляю наших гостей. Рамиль Таймасов, адвокат, Рамиль, здравствуйте!

Рамиль Таймасов: Здравствуйте!

Павел Давыдов: Мария Большакова, член Общественной палаты Московской области, инициатор проекта «Социальный лоцман», Мария, приветствую Вас!

Мария Большакова: Здравствуйте!

Павел Давыдов: И Николай Романенко, директор Тверского регионального общественного движения гражданских инициатив «Доброе дело», город Торжок, Тверская область, Николай, здравствуйте!

Николай Романенко: Здравствуйте!

Павел Давыдов: Тема, которую мы сегодня затронем, касается всех без исключения регионов. Разница лишь в том, какие последствия это противостояние общества и власти имеет для рядового гражданина. И вот он, конкретный пример. В Горнозаводском районе Пермского края живет женщина с двумя детьми. 15 лет назад она, с разрешения руководства поселка, переехала в старый, заброшенный дом. Привела его в порядок, отремонтировала. И вот, по прошествии длительного времени у нее начались проблемы. Чиновники, ни много ни мало, решили выселить семью.

«СЮЖЕТ»

Павел Давыдов: Итак, мы сегодня попытаемся разобраться, кому мешают гражданские активисты и как им можно помочь. Николай, хочу предоставить слово Вам, знаю, что Вы в свое время в Торжке столкнулись с таким же противодействием со стороны местных властей.

Николай Романенко: Да, у нас было противодействие, когда мы начали заниматься облагораживанием местных городских пространств. Мы сделали один, Центральный парк, который находится между двумя вокзалами. И, когда мы получили большой общественный резонанс, что к нам подключилось огромное количество и горожан, жителей города. И когда нас осветили федеральные телеканалы, мы получили огромное количество негатива, угроз от местной администрации. Что, сколько вы платите СМИ, за то, что они к вам приезжают, да, вы хотите, типа меня, глава города думал, что я мечу на его место. Что я, благодаря этой деятельности, пытаюсь завоевать доверие граждан и его сместить.

Павел Давыдов: Ну, история у Вас закончилась благополучно, мэра сместили.

Николай Романенко: Да, мы, вот как делает героиня, очень правильно делает, что она стучится во все инстанции. Мы делаем так же, когда местная власть, нам ставила палки в колеса, мы обращались к губернатору. Губернатор нас не слышит, мы обращаемся в Кремль. Кремль нас услышал, образно говоря, и нашего мэра сняли и уже два месяца у нас новый глава города.

Павел Давыдов: То есть, параллели можно провести с Пермским краем?

Николай Романенко: Конечно!

Павел Давыдов: Мария, хочу предоставить слово Вам. Ваши впечатления от увиденного?

Мария Большакова: Вы знаете, на самом деле, таких людей много, и она совершенно права, люди просто боятся. Потому, что большая власть находится далеко, не все можно отследить, а активисты, они просто активисты. Они часто не обладают знаниями в области своих прав, в каких-то законодательных новеллах.

Павел Давыдов: Они просто хотят помочь.

Мария Большакова: Они – это эмоция. Но это эмоция, направленная на благо. И, к сожалению, действительно именно в малых пространствах любая инициатива снизу, особенно такая, которая может что-то, как-то помешать благополучно отчитываться, о том, как все хорошо, воспринимается буквально, как оппозиционная. Это в свое время губернатор Московской области, вот уже нынешний.

Павел Давыдов: Вновь избранный.

Мария Большакова: Наш новый старый губернатор, да, вновь избранный, Андрей Юрьевич Воробьев, как Вы знаете, по всей области разместил свой электронный адрес. И туда все писали. И в результате доходило до смешного, потому, что по любому вопросу, то есть, как спектр, собственно говоря…

Павел Давыдов: Проблем то много!

Мария Большакова: Да! Было – губернатор, поставьте забор! Губернатор, почистите лестницу! Губернатор, помогите устроить ребенка в детский сад! То есть, местные власти, только после того, как, видимо, получили какой-то серьезный ответ о том, что у них происходит на местах, и насколько губернатор и министры понимают, чем это отличается от официальных отчетов, начали, как то шевелиться. И ситуация, на самом деле с трудом, ну, с негативом, с вбросами, но раскачалась. И на сегодняшний день вот, например, на этой территории как-то можно, ну, процентов 20, вот так я Вам скажу, КПД. А Пермский край это вообще далеко. Он бескрайний!

Павел Давыдов: Ну, мы еще к нему вернемся! Рамиль, а что считаете Вы? Как можно с юридической точки зрения, помочь Альбине Васильевой?

Рамиль Таймасов: Нашей героине действительно можно помочь. Я считаю, у нее есть большие шансы выиграть дело в суде. Так как в репортаже было озвучено, что она владеет этим домом около 15-ти лет. А 15 лет является основанием для приобретения права собственности на недвижимое имущество. У нас действует гражданский кодекс Российской Федерации, наша героиня действительно была заселена по инициативе власти, то есть, она самостоятельно не занимала его и состояние этого дома, которое было до заселения, и состояние дома, которое мы имеем на сегодняшний день, оно отличается в разы. То есть, я порекомендую нашей героине, во-первых, обратиться в суд с иском о признании права собственности на жилой дом. Основанием иска будет являться приобретательская давность. И, во-вторых, конечно же, приобщить к этому делу любые документы, письма, переписка по смс сообщениям, по электронной почте, объяснение соседей, жителей, которые подтвердят, что именно на такую-то дату по инициативе органов местного самоуправления ее заселил.

Павел Давыдов: И к слову о дате, в сюжете речь шла о 18-ти годах, а Вы говорите – 15.

Рамиль Таймасов: Это ошибка, ГК, граждански кодекс, четко закрепляет 15 лет. Там есть часть четвертая, которая говорит о том, что эти 15 лет начинают отсчитываться по истечении трех лет срока общей исковой давности для оспаривания. Это в том случае, когда собственник, местная власть, не давала согласия на заселение. И вот дается три года, чтобы они оспаривали вот это заселение. А здесь инициатива исходила от самой власти, так что 15 лет.

Павел Давыдов: Сейчас на прямую связь с нашей студией по скайпу из Пермского края выходит Юлия Долгова, автор сюжета, который мы увидели. Юлия, здравствуйте!

Юлия Долгова: Здравствуйте Павел, здравствуйте, коллеги!

Павел Давыдов: Юля, какой последней информацией о судьбе жилья Альбины Васильевой Вы располагаете?

Юлия Долгова: Из администрации Горнозаводского муниципального района Альбине Васильевой прислали бумагу с требованием в начале октября, в первых числах октября освободить занимаемое помещение. Администрация ссылается все-таки на тот факт, что семья Васильевых самовольно заняла этот дом, который является муниципальной собственностью. Женщина за это время наняла адвоката, обратилась с бумагами по дому в Бюро технической инвентаризации. И в БТИ ей выдали выписку, из Единого государственного реестра, судя по которой, дом не стоит на балансе администрации. Нет сведений из Росреестра, где было бы сказано, кому принадлежит этот дом или чья это собственность. Сейчас адвокат готовит бумаги в суд, признать за Альбиной Васильевой право собственности приобретательной давности ели дом действительно ничей.

Павел Давыдов: Вот это поворот, я думаю, что стоит его даже прокомментировать! Пожалуйста, оставайтесь с нами на связи, и так, Рамиль, Ваше мнение? Если дом не числился на балансе, то получается, что местная власть просто лукавит!

Рамиль Таймасов: Совершенно верно. Если дом действительно на сегодняшний день он не на кадастровом учете, не на техническом учете, и действительно он не принадлежит, в частности, органам местного самоуправления, то есть, это не муниципальная собственность, это гораздо упрощает доказывание и обоснованность иска нашей героине в суде. И действительно, ей стоит доказать, что только она владеет этим домом в течение 15-ти лет.

Павел Давыдов: Мария, насколько я знаю, у Вас есть вопрос.

Мария Большакова: Ну, у меня был вопрос по поводу старосты. Насколько староста является представителем органов местного самоуправления в этой истории?

Павел Давыдов: Юля, можете ответить?

Юлия Долгова: Это очень маленький поселок, я тоже не в курсе, как у них распределено все. Но староста, она следит за поселком за этим, и, в общем-то, все к ней обращаются, и она имеет какие-то видимо, права. Вот в сюжете есть кадр, где я стою с этой женщиной, это соседка, соседка Альбины. И пока мы в течение дня, кстати, снимали, она так и не выходила. Мы только поздним вечером смогли все-таки ее как-то, до нее достучаться и лона вышла, просто показалась и ушла.

Павел Давыдов: Юлия, а могли бы Вы подробнее рассказать о реакции властей, местных властей, когда Вы обратились к ним за комментарием?

Юлия Долгова: Накануне, перед поездкой к главе, Александру Афанасьеву, ему заранее были озвучены вопросы и по запуску котельной и по ситуации с Альбиной Васильевой. Сначала мы съездили с ним в котельную, он рассказал о предстоящем отопительном сезоне, а на вопрос о Васильевой заявил так, я даже процитирую. – «Там очень сложная ситуация. Нужно очень долго разбираться. И на все вопросы Вам ответит специалист земельного отдела». И тут же убежал, сказал, что никаких комментариев сам давать он не будет. И, кстати, именно с этим главой, Александром Афанасьевым, всегда, очень трудно договариваться на съемку. Потому, что вот зимой, когда город Горнозаводск замерзал, мы совсем не могли договориться о встрече, а секретарь отказывалась приглашать его к телефону и оказывалась передавать наши вопросы. И тогда нам исключительно помогла только пресс служба губернатора Пермского края, Максима Решетникова. Только после их звонка в Горнозаводск, там стали разговаривать со съемочной группой Общественного Телевидения России.

Павел Давыдов: А еще говорят, что журналисты не предоставляют второй стороне конфликта слово, пожалуйста, есть возможность высказаться, а они не хотят. Чудовищно, правда?

Мария Большакова: Ну, на самом деле, вот к разговору о правовой, даже не безграмотности, а о незнании своих прав. Тут такое количество лукавства со стороны местной власти, что честно говоря, уже можно было бы применить какие-то серьезные репрессивные методы. Это и нарушение закона о СМИ, правда? И, в принципе, масса других нарушений, наверное, и Рамиль лучше их опишет, но я вот вижу сразу, да? Разговор об открытости власти. Наверное, придется идти теми же самыми путями, если пресс служба губернатора готова содействовать, ну по-другому женщину не спасти, потому, что честно говоря…

Павел Давыдов: Вы правильно заметили, не спасти. А тут нужна помощь серьезная!

Мария Большакова: У меня еще тогда вопрос. Адвокат стоит денег. Сумма, на которую она живет в месяц, мы уже слышали, это точно меньше 30 тысяч на всю семью, плюс натуральное хозяйство. Она сейчас что, как, я не знаю, в средневековье пойдет с курочкой и яичком к адвокату?

Павел Давыдов: Побираться фактически. Да, Юля, поясните, пожалуйста!

Юлия Долгова: Стоимость услуг, видимо потому, что это все-таки сельская местность 15 тысяч рублей.

Павел Давыдов: Нет слов, да? 15 тысяч рублей, чтобы доказать свою правоту. Мы видим, что закон то на стороне женщины!

Мария Большакова: А там, в администрации, юристы работают, за зарплату против нее сейчас выступают.

Павел Давыдов: Я бы посоветовал нашей героине также обратиться помимо с иском в суд, с заявлением в рамках этого дела о приостановлении действия предписания администрации о выселении. Потому, что на сегодняшний день предписание администрации имеет юридическую силу, и они могут действительно применять какие-то санкции, звонить, оказывать давление, потому, что данный акт имеет юридическую силу. И обратиться в суд с заявлением, для того, чтобы до вынесения решения по существу дела, приостановить на время действие этого акта о выселении. И, во-первых, нашей доверительности и ее адвокату надо в срочном порядке обратиться в органы опеки и попечительства, как мы видим из репортажа, в данном жилом помещении проживают двое детей несовершеннолетних лиц. И однозначно администрация без предоставления другого жилого благоустроенного жилого помещения не имеет права выселять, потому, что здесь нарушаются, прежде всего, права несовершеннолетних лиц, которые находятся под опекой гражданки Российской Федерации.

Павел Давыдов: Но насколько я понимаю, Юля поправьте, если я не прав, у Альбины это не единственное жилье?

Юлия Долгова: У нее есть еще комната в коммунальной квартире, 18 квадратных метров, которую она приобрела на сумму материнского капитала. Это в самом городе Горнозаводске эта комнатушка у нее.

Павел Давыдов: Но я так понимаю, что комната к коммуналке все-таки это не нормальные условия для жизни человека, тем более, большой семьи.

Мария Большакова: Тем более, разнополые дети.

Рамиль Таймасов: Да, потому, что при выселении из жилого помещения действуют норма предоставления. Норма предоставления она устанавливается в каждом регионе самостоятельно, но приблизительно это 16-18 квадратных метров. Так как выселению подлежат двое несовершеннолетних лиц это должно быть не менее 30-36 квадратных метров. Так что выселить ее в коммунальную комнату ну никак не получится по закону, однозначно.

Павел Давыдов: Николай, я хочу предоставить слово Вам. Мы опять таки проводим параллели с Торжком, Тверской области, несмотря на то, что регионы находятся далеко друг от друга, тем не менее, ситуация как под копирку.

Николай Романенко: Как под копирку, но я, знаете, как могу объяснить, что чиновники на местах просто боятся того, что активисты, видя проблемы, они их просто открывают перед общественностью. И если чиновники просто сидят на своем месте, как мы говорим, они просто сидят, когда приходят активисты с проблемой, то им приходится подняться со стула и идти решать ту работу, для которой они поставлены.

Павел Давыдов: И, кстати, я так понимаю, история Альбины Васильевой как под копирку рассказывает о других подобных случаях, не только в Пермском крае, Юля, но раз Вы у нас сейчас на прямой связи, скажите, что Вам еще известно о подобных ситуациях в Вашем регионе?

Юлия Долгова: Ситуаций очень много. Потому, что мы очень много ездим по краю и видим, как страдают люди, и боятся говорить на эту тему. Ну, вот я сейчас вот вспомню, например, совсем свежая информация. Житель города Краснокамска Иван Синников, местный житель, он восстановил старый стадион. Занимается с детьми спидвеем. А власть хочет, в общем, забрать эту землю под мотодромом. И этот материал транслировался в программе «Большая страна». Прошел репортаж, землю не продали, но наступление на Ивана Синникова началось. Ему просто отключили воду, а вода им нужна, потому, что нужно поливать трассу. Так как секция бесплатная, собственно, и лишних денег нет, за воду платить они не смогли отдельно, и поставить отдельный счетчик. И вот теперь дети спортсмены набирают воду в машину и везут из речки.

Павел Давыдов: Вы знаете, вновь и вновь мы поднимаем главный вопрос, как бороться с нерадивыми чиновниками в большой стране? Пожалуйста, Николай.

Николай Романенко: У нас еще была проблема не только с главой города, но и с главой районной администрации. Так как мы помимо благоустройства еще занимаемся социальными проектами благотворительными, когда мы привозили пенсионерам дрова и продуктовую помощь. И на одной из встреч подошла глава администрации и выговор, Николай, почему Вы позорите наш район! Я говорю, а чем мы позорим, мы наоборот, оказываем помощь людям, потому, что они нуждаются в этой помощи, живут хуже, чем в городе. На что она сказала, нет, жители в городе живут беднее. А сельские жители живут богаче за счет огородов. Я просто позвонил в приемную губернатора, и у нас, слава богу, уже два год хороший губернатор федеральный, тоже, все зависит от человека. Мы получили поддержку хорошую от него. Была проведена беседа с этой главой администрации и вот уже полтора года мы хорошо работаем после выговора данному чиновнику.

Павел Давыдов: А на Ваш взгляд, Юлия, как бороться с нерадивыми чиновниками могут журналисты в Пермском крае? Кроме, как обратиться наверх, к губернатору? Есть какие-то еще действенные способы, мы их пытаемся сегодня собрать воедино.

Юлия Долгова: Мне кажется, журналистам на местах просто невозможно бороться с чиновниками. Потому, что это муниципальный, муниципальный телерадиокомпании, или муниципальные газеты, они не будут писать такие вот проблемные материалы, или поднимать такие проблемные темы. Чиновники зачастую вычитывают материалы, или просматривают материалы до выхода в эфир, и местным журналистам, у них руки связаны, это я знаю по районным журналистам. У них связаны руки.

Павел Давыдов: Юлия, спасибо за Вашу точку зрения. А вопрос к гостям. Как Вы считаете, кто же несет персональную ответственность за то, что происходит? Давление на гражданских активистов, ситуация с Альбиной Васильевой, или невозможность эффективно работать журналистам на местах.

Мария Большакова: А Вы знаете, у нас очень размыта в стране персональная ответственность. И даже если сейчас глава муниципалитета будет уволен, то виноват он будет, ну то есть, вина останется на главе муниципалитета, которого нет, а не на том человеке, Иване Ивановиче, которого, кстати, сегодня никто не назвал, вот что интересно! Хотелось бы узнать, как зовут «героя». Не для того, чтобы писать его имя на заборах.

Павел Давыдов: Я думаю, те люди, которым надо знать, они имена то все записали давным-давно! В блокнотик.

Мария Большакова: Надеюсь! Вот. И как только он меняет свою должность, он перестает быть ответственным за то, что он натворил во время этой должности. Понимаете, для них уволен – это не наказание. Это выход или, как бы, уход от ответственности.

Павел Давыдов: Рамиль, Ваше мнение?

Рамиль Таймасов: Мое мнение, то, что исходя из практики, я бы порекомендовал таким инициативным гражданам также не игнорировать обращение в прокуратуру. Анализируя очень большое количество практики, мы находим, когда глава того или иного муниципального образования привлекают к административной ответственности. Того или иного чиновника, сити менеджера, за не выполнение или за ненадлежащее выполнение своих должностных обязанностей. Этот механизм, он, конечно, не идеальный. Там тоже есть много вопросов, но он, тем не менее, работает и работает довольно таки часто.

Павел Давыдов: Николай, в завершение Ваше мнение, Ваш совет!

Николай Романенко: Я считаю, что ответственность несет и администрация и органы соцзащиты. И местная власть вместе с соцзащитой, они должны объединиться, для того, чтобы сохранить эту семью от выселения. Потому, что эта семья показала на своем примере, что из заброшенного дома какое можно сделать нормальное жилье. Поэтому необходимо как кейс использовать для других жителей. Что есть много домов заброшенных, пожалуйста, вселяйтесь. Чтоб не пустовали, не надо ничего строить!

Мария Большакова: Хорошие, добротные жители, не алкоголики, работают.

Николай Романенко: Да.

Мария Большакова: Не тунеядцы.

Николай Романенко: И главное – не бояться! Главное – не бояться!

Павел Давыдов: Умение найти компромисс – это главное в решении любого конфликта. Главное, чтобы обе стороны пытались отыскать здравый смысл, а не мешали друг другу жить! Спасибо Вам большое, что обсудили сегодня эту злободневную тему, решения которой, к сожалению, пока в большой стране нет. Неадекватная реакция, о которой мы сегодня рассказали, имеет место во многих сферах нашей жизни. Но чем чаще и громче мы будем об этом говорить, тем эффективнее сможем бороться с такими негативными явлениями в нашей жизни, как бюрократия, чиновничье высокомерие, и ущемление наших прав. Если Вы столкнулись с такими проблемами, в своем городе, расскажите об этом большой стране! Напишите нам письмо, электронный адрес программы bs@ptvr.ru Мы также доступны и в социальных сетях. Будьте с нами на связи и помните, не смотря на расстояния, мы рядом! До встречи!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Кому мешает сельский активист? О ситуации в поселке Усть-Койва Пермского края

Комментарии

Владимир
Спасибо Большая страна, что публично показываете острые сюжеты на острые темы в проекте "Кому мешают активисты, волонтёры в нашей жизни" в регионах нашей страны, особенно в глубинках. Активист Альбина Васильева, которая имеет желание улучшить жизнь простых людей в деревне в 21 веке и подвергается давлению со стороны органов власти, - наглядный пример, что жизнь в глубинке ещё далека от жизни небольших городов.
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск