Никита Коваленко: Если мы хотим уничтожить гепатиты, то мы должны лечить пациентов, а не сажать (за заражение других)

Гости
Никита Коваленко
исполнительный директор общественной организации «Вместе против гепатита»

Павел Давыдов: "Заболевание неопределенной опасности" – так иногда называют гепатит. Он бывает трех основных видов – A, B и C. И если A и C еще можно вылечить, то B пока еще трудноизлечим. Правда, сегодня в мире всерьез заговорили об уничтожении всех видов гепатита, как чумы или сибирской язвы. За последние несколько лет в области хронических вирусных гепатитов произошли революционные изменения, и новые препараты позволяют излечить гепатит C практически у всех пациентов. Тем не менее, ежегодно только в России регистрируется более 55 тыс. новых случаев. Всего же в нашей стране им больны около 2 млн человек, и это лишь официальные данные, а нормальное лечение получают считанные тысячи. Почему так происходит? Этот вопрос переадресую Никите Коваленко, исполнительному директору общественной организации "Вместе против гепатита".

Никита Коваленко: Добрый день.

Павел Давыдов: Тему этой беседы мы так и обозначили – "Неопределенная опасность". А могли бы вы пояснить, почему гепатиты иногда так и называют "неопределенная опасность"? Это отношение общества к этой болезни? Мы недопонимаем всю опасность? С чем это связано?

Никита Коваленко: Прежде всего, потому что у гепатита нет ярких специфических симптомов, и обычно больные пациенты узнают об этом заболевании уже когда оно перешло в серьезную форму, и есть серьезные последствия для здоровья. Поэтому, да, для многих это становится неким сюрпризом, узнают об этом только случайно.

Павел Давыдов: В России только с хроническим гепатитом живет более 1,7 млн человек. Это официальные данные. А сколько неучтённых или необследованных? Я думаю, у общественников такая информация есть.

Если экстраполировать наши тестирования на все население России, то мы получим от 3 до 5 млн человек, больных хроническим вирусным гепатитом C 

Никита Коваленко: На самом деле, такой информации нет. Есть экспертные оценки. Мы несколько раз проводили крупные тестирования – по 2000 человек и более. И в результате этих тестов мы получали, что приблизительно от 5 до 8 человек из 100 имеют антитела к вирусу гепатита C. Да, не все из них больны хроническим вирусным гепатитом, потому что антитела остаются на всю жизнь даже у человека, который вылечился от гепатита, либо сам вылечился на острой стадии заболевания. В хроническую стадию гепатита – а именно она опасна – переходит порядка 60% случаев. И если экстраполировать эти результаты на все население России, то мы получим от 3 до 5 млн человек, больных хроническим вирусным гепатитом C.

Павел Давыдов: Это немало. Цифра зашкаливает.

Никита Коваленко: Это очень много.

Павел Давыдов: А как вы оцениваете государственную политику в области предупреждения распространения гепатита в нашей стране?

Никита Коваленко: Она есть. прежде всего, очень сложно предотвратить все возможности заражения. Есть вещи, которые государство способно контролировать, скажем, переливание крови, в каком-то роде стерилизацию медицинских инструментов в стоматологии и так далее. Есть инструменты. А есть вещи, которые контролировать нельзя – тот же распространенный маникюр, особенно на дому, когда одна маникюрщица берет, со своим чемоданчиком объездит полгорода…

Павел Давыдов: Соберет туда кучу заболеваний, и раздаст.

Никита Коваленко: Да. В течение дня у нее просто нет возможности хорошо продезинфицировать инструменты. Если у нее только один комплект инструментов, или ограниченное количество, то это реальная возможность.

Также существует возможность через татуаж, особенно когда человек поехал на отдых, и эмоционально набил себе татушку.

Павел Давыдов: Особенно в странах Азии, где это очень распространено.

Никита Коваленко: Да. Возможно, повышать информированность пациентов – это главное предупреждение. Но вы попробуйте подойти к человеку просто на улице, и предложить ему протестироваться на ВИЧ или на гепатиты. Он скажет: "Да вы что? Я здоровый человек, я наркотики не употребляю, у меня жена, дети".

Павел Давыдов: Я благополучный. А если проверить…

Никита Коваленко: А если проверить, то это очень частый случай, когда люди приходят, и совершенно случайно узнают о том, что они больны.

Павел Давыдов: О вашей организации я нашел следующую информацию. "Вместе против гепатита" – это общественная организация, объединяющая людей, больных хроническими вирусными гепатитами. Объединяет – это значит помогает?

Никита Коваленко: Мы не благотворительный фонд, наша организация достаточно небольшая, и поэтому мы не ставим перед собою цель подменить государственную систему здравоохранения. Наша цель – способствовать тому, чтобы в России была создана прозрачная и эффективная система помощи больным хроническими вирусными гепатитами. Мы можем помочь в этом, мы можем посмотреть на эту систему со стороны…

Павел Давыдов: А как этого добиться?

Никита Коваленко: У нас есть хороший опыт с Департаментом здравоохранения Москвы, с Московским центром гепатитов, и мы приходим туда со взглядом пациентов, и говорим врачам, что мы как пациенты видим. Соответственно, мы договариваемся, как можно изменить работу, чтобы пациенту было удобно.

Павел Давыдов: Давайте поэтапно. Чем конкретно вы помогаете людям, которые обратились в вашу организацию? Составляете письмо в Министерство здравоохранения, представляете дела в судах, если это нужно, ищете деньги на лечение?

Никита Коваленко: В принципе, в основном это информационная помощь. То есть мы объясняем пациенту, первое – что это за заболевание. Несколько лет назад мы собрали вопросы пациентов, и сделали буклет, посвященный гепатитам – "Гепатит в вопросах и ответах". Мы постарались медицинскую информацию изложить очень просто и доступным пациенту языком. Сейчас у нас есть договоренность с Департаментом здравоохранения Москвы о том, что эти буклеты будут распространяться в московских поликлиниках. То ест ь пациент, когда получает свой диагноз, у него сразу возникает много вопросов, и он получает ответы на эти вопросы. Дальше у нас есть форма на сайте, через которую пациент может задать свой вопрос. И дальше мы уже смотрим, какую помощь мы можем ему оказать. В каких-то случаях пациенту просто нужно объяснить, что ему нужно сделать, почему ему не назначили лечение, что нужно сделать, чтобы назначили лечение, и вообще вполне вероятно, что в его случае лечение не нужно назначать, потому что пациенты в анализах путаются не человеческим образом.

Павел Давыдов: Потому что тема действительно сложная, и не каждый еще в ней может разобраться.

Никита, на одном из форумов прочитал, что сегодня после реформы здравоохранения люди с гепатитами остались фактически 1 на 1 со своей проблемой, якобы государство им никак не помогает. Ваши пациенты подтверждают эту информацию?

Никита Коваленко: Реформа здравоохранения здесь ни при чем. Дело в том, что еще несколько лет назад лечения гепатита практически не существовало, а сейчас ситуация меняется в позитивную сторону. В некоторых регионах, как Москва, Санкт-Петербург, Подмосковье, Краснодарский край, Ставрополье и еще в некоторых регионах появляются свои региональные программы, и пациентов начинают лечить, в том числе самыми современными препаратами. Другое дело, что эти программы не очень прозрачны, не всегда понятно, по каким критериям попадают пациенты на лечение, и в каждом регионе программа устроена своим способом.

Вторая проблема в том, что фактически гепатит лечится амбулаторно, а в этой ситуации пациент за лекарства платит сам. В стране, где средняя зарплата 35 тыс. руб.

Павел Давыдов: Даже ниже.

Никита Коваленко: … заплатить 300 тыс. руб. за самое простое старое лечение может далеко не каждый. Современное лечение доступно 4% россиян.

В принципе, была придумана такая форма, как дневной стационар, по которому может быть оплачено в том числе лекарственное обеспечение. Но не все необходимые анализы входят в ОМС. Лекарства, несмотря на то, что современные и зарегистрированы уже как два года, их до сих пор нет в клинических рекомендациях и стандартах, и в списке ЖНВЛП они не входят. Формально это не запрещает регионам закупать это лекарство, но, опять-таки, оставляет их усмотрение и добрую волю. Поэтому наша позиция в том, что должна быть сформирована федеральная программа, единая для всех регионов.

Павел Давыдов: Я знаю, что недавно вы подвели итоги работы горячей телефонной линии, которая работала при вашей общественной организации. К каким выводам вы пришли, и с какими вопросами на нее чаще всего обращались?

Никита Коваленко: Основная задача этой горячей линии – в первую очередь маршрутизация. То есть мы не даем медицинских рекомендаций. Мы говорим пациенту, что "Вылечиться можно", и куда нужно обратиться. По каждому региону мы собираем информацию, какие лечебные учреждения занимаются этим вопросом, и стараемся пациенту дать эти лечебные учреждения, информацию о них.

Павел Давыдов: Никита, еще один аспект, который я хотел с вами затронуть. Недавно стало известно, что в Уголовный кодекс могут добавить статью за заражение гепатитом и туберкулезом. Сейчас этот вопрос проходит общественное обсуждение. Ваше мнение на сей счет: нужно это делать или нет?

Единственный вариант, если мы хотим уничтожить гепатиты, то мы должны лечить пациентов, а не сажать

Никита Коваленко: Я категорически против этого предложения, прежде всего потому что реально установить факт заражения невозможно. Даже самые современные тест-системы в состоянии определить, что человек заражен, через 2-3 недели, не раньше. За 2-3 недели может произойти все, что угодно. Фактически заинтересованные лица получат инструмент, с помощью которого они смогут наказать кого угодно. Пациенты будут бояться, уходить в подполье, перестанут обращаться, как уже было, в лечебные учреждения, им будет просто страшно. Поэтому единственный вариант, если мы хотим уничтожить гепатиты, то мы должны лечить пациентов, а не сажать.

Павел Давыдов: И нужно, чтобы общество задумалось об этой проблеме, задумалось о проблеме гепатита. Это ваши слова. Я надеюсь, что наша беседа всячески этому способствовала. На общественном или государственном уровне мы должны говорить об этой проблеме. Насколько я помню, к 2030 году эта болезнь должна уйти. Чтобы Россия не подвела в этой ситуации, и до 2030 года все страны мира лишились возможности говорить об этом страшном заболевании – заболевании гепатитом. Спасибо вам большое за участие в нашей программе.

Никита Коваленко: Спасибо.

Павел Давыдов: У нас в гостях был Никита Коваленко, исполнительный директор общественной организации "Вместе против гепатита".

 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Общественные проекты помощи больным гепатитом и профилактики заболевания

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск