Емилиан Сосинский и Игорь Петров - о проекте "Ной", который помогает бездомным вернуться к нормальной жизни

Гости
Емилиан Сосинский
директор сети приютов «Христианский дом трудолюбия «Ной»
Игорь Петров
руководитель социального дома для инвалидов и пожилых людей

Ангелина Грохольская: Убежать от улицы – об этом в душе мечтают почти все бездомные. "Бомжи" – чаще мы называем их именно так и предпочитаем не замечать, брезгливо отвернувшись, спешим по своим делам. А они живут своей жизнью, вернее – выживают. Больше всего боятся погибнуть, но, как правило, сами ничего не делают, чтобы эту ситуацию исправить. И все же шанс есть у каждого. И сегодня мы расскажем вам о людях, которые помогают бездомным.

В нашей студии Емилиан Сосинский, директор сети приютов для бездомных людей "Дом трудолюбия "Ной". Емилиан, здравствуйте.

Емилиан Сосинский: Здравствуйте.

Ангелина Грохольская: И Игорь Петров. Игорь, здравствуйте.

Игорь Петров: Здравствуйте.

Ангелина Грохольская: Вы являетесь руководителем социального дома для инвалидов и пожилых людей. Это проект внутри вот этой сети, да?

Игорь Петров: Да.

Ангелина Грохольская: И сейчас мы обо всем поговорим подробнее. Игорь, если позволите, я хочу начать с вашей истории, потому что, насколько я знаю, вам удалось убежать от улицы.

Игорь Петров: Ну да. Здесь, знаете, как бы история большая, постараюсь вкратце. Я два года провел на улицах Москвы, в частности на Арбате. То есть я знал, где можно в Москве, допустим, каждый день бесплатно питаться, бесплатно получить медицинскую помощь. Плюс ко всему рассказываешь людям какие-то неправдивые истории – на билет денег собрать, еще что-то, недобросовестные работодатели тебя обманули с деньгами. И постоянно, естественно, на выпивку деньги в кармане есть. Поэтому такой образ жизни, что ничего не надо делать, очень затягивает на самое дно.

В храме Космы и Дамиана в Шубине раньше проходило одно из крупнейших кормлений бездомных в Москве, при храме. И после этих кормлений объявляли всем желающим, кто хочет начать вести трезвый и трудовой образ жизни: "Милости просим". Есть дома трудолюбия, где обозначали сразу правила – человек будет трудиться и не пить. Это основные правила домов трудолюбия.

У меня была нормальная работа, я зарабатывал деньги. Естественно, у меня начался такой разгульный образ жизни: какие-то клубы, дискотеки и так далее. А дальше – больше. И не заметил сам, как оказался уже на самом дне социума.

Вы знаете, как бы все хорошо – свободная жизнь на улице, ни к чему не обязывающая, но в глубине души все равно хотелось вырваться. А как? Документов нет. Естественно, на работу не возьмут. Ты весь грязный, из метро гоняют. Пытался в какие-то социальные государственные учреждения как-то обращаться, но у меня…

Ангелина Грохольская: Не получилось.

Игорь Петров: Ну да, не получалось. У меня-то и в "Ное" не сразу получилось. Знаете, ведь зависимость… Хотелось сразу сказать правду, так как я прожил на улице и жил этой жизнью бездомного, общаясь с ними. В большинстве случаев человек виноват сам. У меня так же произошло. Сначала у меня была нормальная работа, то есть я зарабатывал деньги. Естественно, у меня начался такой разгульный образ жизни: какие-то клубы, дискотеки и так далее. А дальше – больше. И не заметил сам, как оказался уже на самом дне социума именно по этой причине. Все истории, которые рассказывают бездомные, я сам их рассказывал людям – за что искренне извиняюсь и каюсь в этом при возможности в храме, потому что это чистый обман.

Ангелина Грохольская: И все-таки вы сейчас так говорите, что там свобода была и без проблем деньги. Но вы оказались под опекой Емилиана в доме трудолюбия. Все-таки желание жить нормально перевесило, да?

Игорь Петров: Ну да.

Ангелина Грохольская: И там вам не предложили просто так, бесплатно.

Игорь Петров: Понимаете, все, что я сейчас рассказал, может зрителю показаться какой-то романтикой. На самом деле это побои от каких-то скинхедов, побои от каких-то подпитых, в центре Москвы живущих людей, которым ты надоел, грязный и вонючий. Полиции ты не нужен. Поэтому я сразу услышал то, о чем говорит Емилиан, и понял, что это шанс попытаться вырваться.

Ангелина Грохольская: Емилиан, расскажите, что значит – сеть приютов для бездомных людей "Дом трудолюбия "Ной". Это несколько каких-то заведений и организаций? Расскажите.

Емилиан Сосинский: На данный момент это уже 13 филиалов, в которых проживают более 600 человек. Это Москва, Московская область, один филиал во Владимирской области. Сразу хочу сказать одну важную вещь, что из этой армии "людей улиц"… Их неправильно все-таки называть "бездомными", потому что у половины жилье где-то есть (или как минимум прописка есть), но живут они все равно на улице. Поэтому "люди улиц" – это более точное название.

"Люди улиц" - это душевные инвалиды, духовные инвалиды, – для них пока государство и общество ни на какие "открытые среды" не идет, поэтому у них пока все намного хуже, чем у инвалидов физических.

Из них 4/5 людей готовы вести, с точки зрения нормальных людей, честный и трудовой образ жизни. Но если для инвалидов, которые физически инвалиды, сейчас уже государство и люди создают удобную среду обитания (она сейчас называется "открытая среда", "удобная среда"), то для таких инвалидов, которые являются бездомными – а это душевные инвалиды, духовные инвалиды, – для них пока государство и общество ни на какие "открытые среды" не идет, поэтому у них пока все намного хуже, чем у инвалидов физических.

Только 1/5 не хочет. Вот эта 1/5 – это те, о ком Игорь рассказывал. Просто учитывая, что их десятки тысяч в одном только Московском регионе, эта 1/5 получается очень заметной. То есть такое ощущение, что они все такие, что это все бесполезно. Буквально 3–4 года назад была не 1/5, а 1/10 вот таких людей. Просто их число растет. Из-за того, что поняли, что можно действительно выживать в Московском регионе, не работая, быть постоянно пьяным, количество их растет, к сожалению.

Ангелина Грохольская: Но сюда же приезжают и из других регионов.

Емилиан Сосинский: Да не просто приезжают. 95% "людей улиц" в Московском регионе – они приезжие, они, конечно, не москвичи. Так вот, если для этих людей создать вот ту среду обитания, в которой они могут… Как для инвалидов сейчас делают пандусы. И сказать, что инвалиды не хотят работать, что они хотят жить на пособие, – это же неправда, да?

Ангелина Грохольская: Конечно.

Емилиан Сосинский: Они сейчас сколько бьются для того, чтобы им дали надомный какой-то труд. Но для того, чтобы они могли это сделать, надо эту среду создавать. И эта среда сейчас на том опыте, который есть… А самое главное – на опыте домов трудолюбия, созданных Иоанном Кронштадтским (это конец XIX века). Это обязательно должно быть общинное жилье и общинная работа. Вот эти две составляющих – это та среда, в которой они могут быть нормальными людьми.

Ангелина Грохольская: Они не могут существовать отдельно, да?

Емилиан Сосинский: Да. Дело в том, что там, к сожалению, у большинства уже настолько этой страстью подавлена воля, что отдельно – уже сил нет. То есть она тут же подминает под себя – и человек опять выпадает под забор.

Ангелина Грохольская: Сколько всего у вас "подопечных", если их можно так назвать?

Емилиан Сосинский: На данный момент у нас более 600 человек, которые проживают постоянно. Причем они же меняются, то есть кто-то уходит, кто-то хорошо уходит, кого-то выгоняют, а потом они заново приходят.

Ангелина Грохольская: А уходят обратно на улицу? Или не все?

Емилиан Сосинский: Уходят – кто куда. То есть кто-то куда-то устраивается. Кому помогли восстановить документы, он обратно на работу пошел, откуда его из-за документов выгнали. Кто-то уехал домой, кому есть куда уезжать. Многие уходят именно из-за того, что они опять начали употреблять что-либо запрещенное. Но эти люди, по крайней мере, знают, что выход из их этой ситуации уже есть. То есть альтернатива улице есть, и необязательно это тюрьма, как было раньше. За 5 лет существования "Дома трудолюбия "Ной" через нас прошло порядка 6 тысяч человек.

Ангелина Грохольская: "Ноев ковчег". Можно ли помочь бездомным? О действующих проектах по оказанию помощи тем, кто оказался на улице, в беседе с руководителем "Христианского дома трудолюбия "Ной" Емилианом Сосинским и руководителем социального дома для инвалидов и пожилых людей Игорем Петровым.

Вы сейчас строите социальный городок. Это тот проект, который вы, по идее, должны возглавить, я так понимаю?

Игорь Петров: Знаете, на данный момент у нас 13 приютов вместе с социальным городком, как Емилиан сказал: девять трудовых домов и два социальных, на данный момент действующих. В трудовых домах человек трудится шесть дней в неделю, получает заработную плату. Половина – это его заработная плата, а половину он отдает на свое содержание, питание, медицину и так далее. И еще часть идет на содержание инвалидов, стариков и женщин с детьми. Это социальное направление.

В доме, в котором я нахожусь с супругой, у нас также придуман посильный труд. Бабушки пожилые вяжут, делают коврики из старых вещей, плетут. Понимаете, обратная связь с общественностью очень важна на самом деле – не просто чтобы они в закрытом пространстве были, а чтобы что-то делали, трудились.

Ангелина Грохольская: Социализация важна, естественно. Не просто уйти с улицы, а вернуться в нормальную жизнь.

Игорь Петров: Социализация, да. К нам также приезжают и поддерживают из монастырей священнослужители. Также стараемся с артистами, с организациями…

Ангелина Грохольская: У вас сейчас два таких лагеря. А вот в социальном городке, который под Голыгино вы планируете построить, они должны объединиться?

Игорь Петров: Понимаете, почему мы пришли к социальному городку? Я на протяжении уже месяца точно (на данный момент у меня 41 человек в доме) отказываю людям. Звонят без ног инвалиды. То есть в государственном учреждении, в больнице, прооперировали человека, а девать его некуда.

Ангелина Грохольская: Прооперировали и отпустили на улицу.

Игорь Петров: Я говорю: "С удовольствием бы взял, но мест нет". Женщина с ребенком, допустим, звонит, а мест нет. Поэтому идея этого лагеря как-то не сама собой пришла, а мы в процессе работы за 5 лет подошли к этому.

Ангелина Грохольская: У нас есть видео, где планируется городок. Я так понимаю, что это большая территория.

Емилиан Сосинский: Около 5 гектаров, да.

Ангелина Грохольская: Это бывший… Где это находится? Что это раньше было?

Емилиан Сосинский: Это 40 километров от Москвы, Ярославское шоссе, ближайший населенный пункт – деревня Голыгино, Сергиево-Посадский район. Сначала это был пионерский лагерь, потом это была база отдыха. Последние 7–8 лет она просто была законсервирована, закрыта, там кроме охраны никого не было. И сейчас мы это все не строим, а это все ремонтируем, конечно. То есть мы поездили по различным объектам в Московской области, и это единственный, который мы своими силами можем восстановить.

Ангелина Грохольская: А делаете вы тоже все сами? Ремонт, материалы – все? Какие-то сторонние организации вам не помогают, я правильно понимаю?

Емилиан Сосинский: Вы знаете, у нас есть, конечно, благотворители, и их вклад – порядка 25% во всю нашу экономику, поэтому они тоже в этом участвуют. Делаем мы это все сами. Нам помогала в частности еще бригада инженерная, которая строит в Сергиевой лавре, помогала со скважиной. Сейчас нам придется все равно еще кого-то нанимать, потому что там еще какая-то электроника, которую тоже надо ремонтировать, то есть мы сами не можем. А все, что касается обычных физических работ – сантехника, копать, отделка, – это все, конечно, делаем сами. Это все наши люди, которые у нас уже сейчас живут в социальных домах и будут жить в этом лагере.

Ангелина Грохольская: К сожалению, не все вас поддерживают. И недавно "Ной" оказался в центре скандала. Конфликт случился с вашими потенциальными соседями – местными жителями и дачниками, которые имеют садовые участки в СНТ.

Емилиан Сосинский: Да. Когда они узнали о том, что мы планируем туда заехать вот этим социальным городком, стали горой: "Мы не допустим бомжей на свою территорию!" Они почему-то своей ее считают, хотя это не их территория, а эта территория принадлежит заводу, который официально ее сдал в аренду.

Ангелина Грохольская: Она отдельная, огороженная?

Емилиан Сосинский: Да, до ближайшего СНТ – 300 метров. Дальше пошли рассказы о том, что у нас там будут жить здоровые мужики, обязательно зэки, которых обязательно никто не кормит, и работы они там нигде не найдут – поэтому они, естественно, они пойдут грабить, насиловать и убивать всех местных жителей.

Ангелина Грохольская: У нас очень много стереотипов просто, связанных с этой темой, с этой категорий, может быть (уж не в обиду никому сказано). Но, наверное, можно и местных жителей понять. Просто не знают, просто не понимают.

Емилиан Сосинский: Если бы они не изучили про нашу организацию материалы в Интернете, по телевидению, можно было бы сказать и так. Судя по тому, что они знают, они все прекрасно изучили. Они прекрасно знают, какая у нас дисциплина, какие у нас правила, кого мы берем, кого мы не берем. То есть они все это знают. Поэтому сказать, что они как бы от неведения – это, к сожалению, неправильно все. Они прекрасно ведают. Они просто не хотят.

Ангелина Грохольская: Как вы думаете, можно как-то решить это, прийти к какому-то консенсусу?

Емилиан Сосинский: На данный момент юридически никаких преград для того, чтобы мы там заселялись, нет. Есть только это "шатания", вызванные разными письмами, митингами, которые они организуют, разными угрозами. Шантажировать власть пытаются, еще кого-то, то есть просто не допустить любой ценой. Судя по тому, что они сейчас уже говорят, я думаю, что, к сожалению, прийти к какому-то мирному урегулированию вряд ли удастся.

Изначально мы их, естественно, приглашали всех в гости. Причем что касается администрации Сергиево-Посадского района, то они-то к нам приехали, они реально посмотрели. Когда они все это только узнали, приехали две представительницы, двух отделов руководительницы, и они все реально посмотрели. И по ним было видно, что они, в принципе, более или менее успокоились.

Местные жители сразу сказали, что никуда они не поедут. А потом, когда они стали высказывать разные угрозы, что они еще тогда и этого потребуют, и этого потребуют, я понял, что мы их теперь и не пустим.

Ангелина Грохольская: Какова судьба проекта тогда?

Емилиан Сосинский: Сейчас мы продолжаем его ремонтировать. Мы будем в законном порядке, как положено туда заезжать. Если они сейчас начнут принимать противоправные действия… А они этим и шантажируют, что они перекроют трассу и что только ни сделают. Во-первых, мы уже ходили к уполномоченному по правам человека России, к представителю. Он сказал, что как только эти действия начнутся, то тогда уже и они будут вступать, и власти уже будут тогда что-то делать. Потому что пока там идут только угрозы, что они это сделают. А вот когда конкретно что-то начнется, то тогда уже можно будет адекватно на это отвечать.

Ангелина Грохольская: Емилиан, Игорь, уже завершая нашу беседу, я вас вот о чем хочу спросить. Может быть, дело в том, что не хватает государственной поддержки вашим проектам – и материальной, и административного ресурса?

Емилиан Сосинский: Вы знаете, нужна поддержка и государственная, и церковная, и общественная. Об этом еще Иоанн Кронштадтский говорил: только вместе все это сплотив, можно решить эту проблему. Причем не просто сделать, что называется, мертвому припарку, а реально можно решить эту проблему.

Если государство выделит помещения, если даст работу (то есть какие-то цеха, как было у Иоанна Кронштадтского и как сейчас в Израиле в поселениях государство на это пошло), если общественность будет покупать то, что они будут производить, церковь будет поддерживать, то эту проблему можно решить. А пока на данный момент со стороны государства самое большое, до чего уже дошли, – что они перестали мешать, по крайней мере. Со стороны общественности, еще раз говорю, только 25% у нас пока пожертвований. Поэтому пока это все… Было бы хорошо, но этого пока нет.

Ангелина Грохольская: Ну, будем надеяться, что маленькими шагами, но мы поменяем хотя бы для начала отношение просто.

Игорь Петров: С Божьей помощью.

Ангелина Грохольская: Спасибо вам огромное за беседу. Я желаю вам удачи, чтобы проект все-таки состоялся.

Емилиан Сосинский: Спасибо и вам.

Ангелина Грохольская: У нас в студии были Емилиан Сосинский, директор сети приютов для бездомных людей "Дом трудолюбия "Ной", и Игорь Петров, координатор социальных проектов. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Дом трудолюбия "Ной" открывает приют для бездомных неподалеку от деревни Голыгино Сергиево-Посадского района. О том, как помочь "людям улиц" вернуться к нормальной жизни беседуем с директором сети приютов для бездомных людей "Дом трудолюбия "Ной" и коорди

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск