Нужна работа. Как изменился рынок труда из-за пандемии?

Нужна работа. Как изменился рынок труда из-за пандемии?
Дерзкие и открытые. Можно ли отличить жителя Краснодарского края от северян или дальневосточников?
Перемелется- мука будет. В селе Новоивановка Брянской области открыта для туристов старинная мельница
Ессентукская старина. Что привлекает туристов в этот город-курорт?
Партизанская слава. Как сохраняют память о подвигах войны в Брянской области?
Партизанская слава. Ессентукская старина. Перемелется- мука будет. Дерзкие и открытые
Легендарный Севастополь: любовь к городу начинается с песни
Тайны заброшенных усадеб, что скрывают разрушенные дома?
Неподвластное времени. Чем удивит путешествие в дагестанское село Чох?
Город Грязи. Почему он самый чистый в России?
Йошкар-Ола на расстоянии вытянутой руки. Как влюбиться в республику Марий Эл?
Гости
Елена Лимонова
директор по развитию кадрового агентства «Стафф-АП»
Алексей Палади
генеральный директор холдинга IBP– GROUP
Лариса Смирных
заместитель заведующего Лабораторией исследований рынка труда НИУ «Высшая школа экономики»

Ангелина Грохольская: Мир подсчитывает убытки от пандемии. Наиболее пострадавшими признаны малый и средний бизнес. Целые отрасли и сектора ждёт глобальная перезагрузка – это турбизнес, рестораны, организация массовых мероприятий. Строительство на их фоне не в самой плохой ситуации, но с этим не согласны дальневосточные предприниматели. Подробнее в материале нашего корреспондента Ирины Трофимовой.

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: «Новые безработные» – во время пандемии появился такой термин, это те, кто потерял работу в результате карантинных мер, по данным Росстата в России пости полтора миллиона человек. Кто оказался в их числе и что ждёт «новых безработных»? Спросим у Елены Лимоновой – директора по развитию кадрового агентства. Кто оказался наиболее уязвимым? Какая, может быть, социальная группа? Если создать портрет «нового безработного», того человека, который пострадал в результате карантинных мер, кто это?

Елена Лимонова: Это рядовые офисные сотрудники, по-прежнему самые сложные время наступают или продолжаются для сотрудников 45 и старше, для молодых специалистов, для тех, кто только получил диплом и только планирует себе найти работу. Скорей, проще всего тем людям, которые и без карантина работали на удалёнке, те люди, которые могли совмещать 2-3-4 проекта одновременно и, безусловно, это любые рабочие специальности, огромный спрос сейчас на руки, на физический труд по все стране.

Ангелина Грохольская: Я сейчас предлагаю подключить к нашей беседе Ларису Смирных – заместителя заведующего Лаборатории исследований рынка труда Высшей школы экономики. Лариса Ивановна, здравствуйте!

Лариса Смирных: Здравствуйте!

Ангелина Грохольская: Итак, в общем-то, «новые безработные» – это трудоспособные люди, молодые люди, 45 плюс – это тоже, в общем, хороший возраст средний, но трудоспособный. Вот что им делать дальше?

Лариса Смирных: Во всём мире угроза нарастания безработицы, даже после ослабления карантинных мер и завершения пандемии, всё равно остаётся высокой. По прогнозам Организации экономического сотрудничества и развития в Европе, предполагается, что если второй этап пандемии будет в Европе, то на самом деле безработица достигнет 10-12% в среднем по европейским странам. Я думаю, что Россия может избежать этого, возможно и так, вот тогда у нас ситуация будет лучше, если же мы не избежим этого этапа, то угроза безработицы для нас, к сожалению, сохранится на высоком уровне.

Ангелина Грохольская: Можно как-то всё-таки подстраховаться? Какие сейчас специальности востребованы, на кого переучиваться, какие компетенции повышать, развивать, чтобы хоть как-то остаться на плаву?

Елена Лимонова: Новые профессии появляются на рынке постоянно и многие из их просто эволюционируют, ряд функций отпадает, заменяясь всевозможной робототехникой, автоматизацией, софтверными решениями, а ряд функций возникает на стыке профессий. Если вы владеете мастерски профессией в маркетинге и в HR, можете быть востребованным и там и там. Профессии на стыке аналитики и продаж – это крайне востребованные профессии сейчас. И есть очень интересный термин: «люди-расчёски» так называемые – это люди, которые владеют 2-3 специальностями, могут предложить себя работодателям в том, либо в другом качестве, практически совмещая ряд профессий или занимаясь той работой, которая требует новых навыков.

Лариса Смирных: Я бы хотела тут выделить 2 момента: во-первых, известен общий такой тренд в мире, и в России тоже этот тренд наблюдается, работу теряют даже в период пандемии или в период цифровизации или каких-то кризисов, как правило, низкоквалифицированная рабочая сила, исходя из этого, можно сделать вывод для тех, кто хочет в будущем как-то себя подстраховать и снизить риски потери работы, то, наверно, нужно заботиться о квалификации, и, собственно говоря, те навыки и те квалификации, которые будут востребованы в самом ближайшем будущем – это прежде всего цифровые навыки. Второй момент заключается в том, что мера поддержки со стороны государства заключается не только в том, чтобы выплаты какие-то осуществить потерявшим работу, но и заключается ещё и в том, чтобы предусмотреть некоторые поправки в Трудовом кодексе, которые, что называется, нормативно закрепляют некоторые, уже на практике сложившиеся формы занятости – дистанционную работу, временную дистанционную работу и комбинированную дистанционную работу, сегодня эти поправки находятся на обсуждении. И ещё такой на практике сложившийся, уже известный всем, собственно говоря, факт – платформенная занятость. Краудсорсинг, некоторый каршеринг и, собственно говоря, занятость на платформе – это ничто иное, как те самые виды платформенной занятости, которые мы сегодня используем, но, в общем-то, на которые не распространяется пока трудовое законодательство, и они вроде бы как присутствуют в каких-то формах занятости исключительных и, таким образом, не защищая работников, не предусматривая для них какой-то пакет определённый, который распространяется на тех, которые защищены трудовым законодательством. На это обратило внимание наше правительство, по заданию, по указанию, собственно говоря, Владимира Владимировича Путина были разработаны поправки главы 49 Трудового кодекса, и сегодня эти поправки находятся на рассмотрении, поэтому мы со следующего года будем жить не только при электронном документообороте, если будут приняты эти поправки, но мы будем жить ещё условиях так называемых дистанционных форм занятости.

Ангелина Грохольская: Елена, а сейчас уже работодатели, которые обращаются в кадровые агентства за поиском сотрудников, предлагают удалённую работу?

Елена Лимонова: Очень спорный момент, возможно, компании и хотели бы работников приглашать удалённо, но мы как русские люди не готовы ментально, есть определённые особенности управления нами как нацией: мы не умеем работать дистанционно столь же эффективно, сколь в офисе под приглядом, поэтому те компании, которые вынуждены были приглашать сотрудников или вынуждены были выводить сотрудников в home office, поняли, что эффективность падает на 30%-40% – это касается любой вакансии белого воротничка, любой офисной вакансии. А второй момент, который тоже является спорным – это безработица среди рабочих специальностей, это неправда, поскольку спрос на них крайне высок и, учитывая, что сейчас мигранты в большом количестве покинули страну, те вакансии, которые они заполняли раньше – это клининговые компании, строительные компании, мелкосерийное производство, фабрики по выращиванию плодоовощной продукции, это всё пустующие вакантные места, и, к сожалению для бизнеса, наши местные жители не очень-то хотели бы эти места занимать.

Лариса Смирных: Я хотела бы всё-таки уточнить: возможно, Вы рассматриваете период, когда выход из пандемии, когда, собственно говоря, сам физический труд, простой труд, физический, как правило, я имею ввиду, он, конечно, уже становится возможным, но если был период карантина, то на период карантина у нас, собственного говоря, ходить ни в офис, никуда невозможно было, поэтому выполнять эту работу было затруднительно, в этом смысле я и имела ввиду, что, как правило, это те люди, которые не могут выполнять работу дистанционно.

Ангелина Грохольская: Компании готовы сейчас больше платить, увеличить уровень заработной платы, допустим, для тех же рабочих специальностей? Компании, которые переводят на удалёнку своих сотрудников, экономя на аренде, например, готовы они больше платить, как вы думаете?

Елена Лимонова: В рабочих специальностях возникает вопрос переработки, как раз-таки из-за нехватки сотрудников компании вынуждены платить больше, не потому что они хотели бы это делать и не добровольно совершенно, а потому что есть вопрос переработки, замещения смежных должностей и так далее. Что касается любых офисных вакансий, то нет, за исключением IT-профессий – тех областей, которые активно растут и как раз-таки разработчики, тестировщики крайне востребованы в любой профессии и могут рассчитывать на хороший стабильный рост вознаграждения.

Лариса Смирных: Я могла бы сказать только про то, что, на самом деле, компании не готовы платить больше, было бы очень хорошо, если бы компании были готовы платить столько же, сколько они платили, потому что в условиях инфляции, и если она ещё не индексируется, то, в общем-то, как бы происходит относительное снижение доходов и это уже, собственно говоря, потери доходов, которые могут компаниями не восполняться.

Ангелина Грохольская: Мы говорим о ситуации на рынке труда: безработица, снижение зарплат, переход на дистанционную работу – таковы тенденции ближайшего будущего. Подтверждают это и аналитики центра НАФИ, совместно с «Форбс» они провели расследование – опросили предпринимателей и узнали, как они пережили период карантинных мер и что, по их мнению, будет дальше. Так вот, более половины респондентов сказали, что их компания смогла продолжать работать в период самоизоляции, 46% владельцев бизнеса перешли на дистанционный формат, каждый третий предприниматель отправлял сотрудников в отпуск за свой счёт, а каждому пятому пришлось уволить своих работников. Однако, никакие меры не спасли от снижения выручки: 76% опрошенных заявили о падении доходов, 66% предпринимателей сказали о сокращении спроса на товары и услуги, 36% – о сокращении числа поставщиков, 24% – об уменьшении числа филиалов и точек продаж. Большинство пессимистично оценивают и перспективы нормализации ситуации в своей отрасли: 36% ожидают, что выйдут на прежний уровень не ранее, чем через год, 21% – через 2-3 года, у трети бизнесменов настроение немного оптимистичнее – 35% рассчитывают вернуться к докризисным показателям уже через несколько месяцев или даже раньше, а 8% отмечают, что коронавирус вообще не сказался на их работе. По мнению аналитиков НАФИ, топ-3 мер, которые помогли адаптироваться к кризису – это сокращение бюджетов на текущие траты, перевод бизнеса в онлайн и коррекция цен и тарифов на услуги и товары. Кстати, 60% тех, кто перевёл работу в онлайн формат, отметили повышении эффективности компании.

С нами на связи предприниматель – основатель популярной сети быстрого питания в Санкт-Петербурге Алексей Палади. Пироги, которые пекут на предприятиях Алексея, знает каждый петербуржец, компания появилась в 2005 году, разрослась до целой сети торговых точек. Алексей, здравствуйте!

Алексей Палади: Здравствуйте, дорогие телезрители!

Ангелина Грохольская: Скажите, пожалуйста, до марта 2020 года сколько точек у Вас торговых было, сколько предприятий было в компании?

Алексей Палади: Было порядка 50 точек.

Ангелина Грохольская: А сейчас?

Алексей Палади: 38.

Ангелина Грохольская: Не все открылись и не все откроются, я так понимаю, да?

Алексей Палади: К сожалению, с нами расторгли договор, с кем мы не смогли договориться, наши партнёры, но ничего страшного, остались тоже хорошие у нас точки. Мы, конечно же, не ожидали, что какие-то наши партнёры-арендодатели себя так поведут, а какие-то ребята, от которых мы не ожидали поддержки, наоборот, пошли нам навстречу и сделали скидку.

Ангелина Грохольская: Алексей, что пришлось менять в компании, когда стало известно, что вводятся карантинные меры эти ограничительные?

Алексей Палади: Во-первых, у нас снизились, конечно же, продажи, потому что мы продаём не только через сою через, но ещё мы продаём пекарням, и ресторанам, и кафе нашу продукцию, и снизились очень серьёзно наши объёмы, у нас высвободилась руки, вместо двух смен мы сделали одну смену – это раз, и мы приняли решение, что те задачи, которые ставили себе на середину года, до конца года, мы их сейчас будем реализовывать, и мы разработали за этот период, за буквально 2 месяца, линейку ремесленных хлебов, линейку кондитерских изделий новых, мы сделали киши, мы сделали тарты, мы ввели осень много классных продуктов просто, мы собирали нашу команду 2 раза в день, у нас было с утра совещание, мы планировали весь день, это было в 11 часов, дальше в 5 часов мы смотрели, что мы делали, мы пробовали продукцию, мы так быстро ещё никогда не работали вообще, мы сплотились, и на самом деле эта ситуация показала, кто есть кто, кто-то, к сожалению, уволился, кому не хватало рабочих часов, потому что раньше, если работали больше дней в неделю, то мы стали давать больше выходных людям, мы никого не потеряли.

Ангелина Грохольская: Алексей, скажите, пожалуйста, на Ваш взгляд, может быть, субъективный, какие ошибки допустили те ваши коллеги, которые вынуждены были закрыться или ограничить как-то свою деятельность и которые не открылись, которые не смогли выйти и сейчас работать, вот в чём была самая главная ошибка?

Алексей Палади: Вы знаете, многие мои коллеги попали в какой-то ступор, короче, накрыло их там конкретно, так будем говорить простым языком, и кто-то ушёл в запой, кто-то вошёл в депрессию какую-то и так далее, и это, наверно, самая главная ошибка. Наоборот, нужно сконцентрироваться, нужно говорить с людьми, нужно честно говорить с людьми, какая ситуация, где мы находимся, сколько у нас есть денег, сколько мы можем платить сейчас в данный момент, мы урезали все премиальные, перевели людей на почасовую работу даже, то есть мы принимали каждый день новые решения, без этого никак, мы ещё и умудрились запустить доставку, хотя туда все ринулись, но что делать, это ещё один канал сбыта. Мы планировали запустить доставку до конца года, а мы запустили её за 1 месяц и начали доставлять, и я могу сказать, что спасибо огромное нашим друзьям-партнёрам, особенно Торгово-промышленной палате Ленинградской области, она нам помогла, то есть они у нас заказывал нашу продукцию, репостили, говорили: «Как вкусно!».

Ангелина Грохольская: Наверно, последний вопрос уже: что бы Вы сделали, если бы Вы знали, что такая ситуация сложится, что будет эта вся пандемия, карантинные ограничения, что кризис придёт, что бы Вы сделали? Давайте 3 пункта, если бы знали.

Алексей Палади: Первое: я бы заранее подготовил подушку безопасности, то есть резервный фонд, на полгода, как минимум – это то, что я буду делать сейчас сразу же, как только мы выйдем из этого. Второе: всегда должен быть план А и план Б, у меня был бы уже разработан план Б, как только ещё раз пандемия будет, кстати, мы его будем разрабатывать и разрабатываем его в данный момент сейчас с нашей командой, потому что если будет осень. Вторая волна, мы уже будем чётко знать, что мы будем делать, у нас уже всё прописано, то есть мы не будем в каком-то там шоке очередном, мы будем спокойны: «Так, первое делаем это, второе – это, третье – это. Поехали, у нас план Б уже есть». Так что мы уже сейчас готовимся ко второй волне – это второе. И третье: наверно, я бы всё-таки… ну, команда – это очень важно, и сейчас была чистка в компании, в команде, и сейчас те, кто останется, с ними можно идти в поход, на разведку.

Ангелина Грохольская: Что это за люди?

Алексей Палади: Это так вкратце.

Ангелина Грохольская: Да, я поняла, всегда интересно про команду слушать, и сейчас многие говорят, и Вы сейчас сказали, что пандемия, эта ситуация, показала, кто есть кто. В свою команду Вы кого возьмёте? Качества главные, что сейчас важно?

Алексей Палади: Вы знаете, бойцы – это первое. Те, кто не боятся какой-то неопределённости, те, кто готов к любым вообще вариантам, которые могут быть, то есть антистрессовые такие менеджеры, я бы так сказал, стойкие, они прямо делают своё дело, пашут, не показывают никакой паники, потому что люди же смотрят на руководителя, если руководитель в панике, и они тоже в панике, а руководитель спокоен и показывает личным примером, что ребята, пройдём мы это, были не одни кризисы и ещё хуже было, слава богу, что не война, а была бы война, вообще бы… поэтому как-то так все успокаиваем друг друга, я поддерживаю своих топов, топы поддерживают линейный персонал – так что слава богу всё хорошо.

Ангелина Грохольская: Спасибо Вам огромное за этот оптимизм, и я желаю Вам, чтобы Ваше предприятие развивалось и не 50, а 100 точек уже к концу этого года было и очень большая линейка продукции была, спасибо Вам огромное, всего доброго, удачи!

Алексей Палади: Спасибо!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)