Образовательная добавка. Как изменилась система дополнительного образования за последние 20 лет?

Образовательная добавка. Как изменилась система дополнительного образования за последние 20 лет?
Грязь озера Тамбукан. Ставропольские курорты приглашают в путешествие за здоровьем
Алтайская история. Как бийские купцы меняли облик города
Не для слабонервных. Путешествие по жутким и таинственным местам Ульяновской области
Не для слабонервных. Алтайская история. Грязь озера Тамбукан
Пастель и пальцы. Как составить собирательный образ жителей Алтая?
Непростая дилемма. Почему россияне протестуют против строительства новых дорог?
Другого пути нет. Железнодорожный переезд: угроза безопасности людей
Язык бедности. Как изменился уровень жизни россиян за 20 лет?
Язык бедности. Другого пути нет. Непростая дилемма. Как составить собирательный образ жителей Алтая?
Праздник каждый день. Отправимся за кулисы Новосибирского театра оперы и балета
Гости
Елена Мельвиль
директор образовательного комплекса «Воробьевы горы»
Семён Славин
эксперт ОНФ

Ангелина Грохольская: В 1991 году на закате СССР в стране было более 3800 Дворцов и Домов пионеров, в них действовали кружки и секции самых разных направлений, но буквально через несколько лет во многих городских ДК и Домах пионеров стали открываться рынки, в условиях тяжелых 90-х нужно выживать, а не выявлять талантливых детей, поэтому танцзалы стали сдавать в аренду. И всё же систему внешкольного воспитания удалось сохранить: в соответствии с законом «Об образовании» с 1992 года внешкольные учреждения стали именоваться учреждениями дополнительного образования детей. Сегодня более 16000 организаций, причем это не только традиционные Дома творчества юных и спортивные школы, с начала 2000-х дополнительные образовательные услуги стали оказывать детские сады и ВУЗы, музеи, библиотеки, чуть позже в этом ряду появились и некоммерческие организации, которые реализуют программы бесплатно за счет грантов. В 2014 году новую модель дополнительного образования предложили в Агентстве стратегических инициатив, в большей степени она касалась науки и техники, потому что именно в этом направлении был провал. По данным Минобра на тот момент всего 5% детей посещали кружки технического творчества, не потому что не хотели, их просто не было – так появились «Кванториумы», сейчас они открыты почти во всех регионах России, в них свои амбиции могут реализовать юные изобретатели, инженеры и программисты. Дополнительное образование – это важный элемент в развитии и воспитании ребенка, в кружках и секциях школьник становится увереннее в себе, он легче адаптируется в незнакомой среде. Кстати, у детей, посещающих хотя бы один вид дополнительных занятий, средний полугодовой бал в школе – 4,07, ученики, которые ходят в 2 кружка, результат – 4,14, дети, которые ничем не занимаются, средний балл – ниже 4. Если сравнивать с началом века, выбор различных направлений сейчас огромен, главное, чтобы у родителей хватило денег на эту образовательную добавку. По данным ОНФ в бесплатные кружки и секции ходит лишь каждый пятый ребенок, 41% школьников посещают занятия платно, причем за последние полгода доля платных услуг в сфере допобразования для детей выросла с 54% до 62%, средняя месячная плата за один кружок составляет примерно 3462 рубля, для семей с низкими доходами это практически недоступно. Однако, в одном из майских указов президента четко сказано: «В 2020 году число детей в возрасте от 5 до 18 лет, обучающихся по дополнительным образовательным программам, должно увеличиться до 70-75%, половина из них должна обучаться за счет средств федерального бюджета», – для этого 3 года назад в некоторых регионах были введены персонифицированные сертификаты, за каждым из них закреплен определенный объем средств, который нужно потратить только ан кружки или секции. На сегодняшний день проект работает в 42 регионах, но воспользоваться им смогли, по данным Общероссийского Народного Фронта, только 2% родителей.

И сегодня в нашей студии: Елена Мельвиль – директор образовательного комплекса «Воробьёвы горы», известного как Московский Дворец пионеров и журналист Наталья Иванова-Гладильщикова. Здравствуйте!

Елена Мельвиль: Здравствуйте!

Наталья Иванова-Гладильщикова: Здравствуйте!

Ангелина Грохольская: Елена Хасымовна, наверно, первый вопрос к Вам, потому Московский Дворец пионеров – это некий символ, причем не только для жителей столицы, а вообще для жителей большой страны, символ досуга и творчества детей, собственно, дополнительного образования, в 1936 году был открыт, почти век уже скоро будем отмечать и всё-таки, если говорить о конце прошлого века, начале этого и дне сегодняшнем, что кардинально изменилось, если изменилось?

Елена Мельвиль: Конечно же, изменилось, как изменилась страна, как изменился мир, Дворец не мог стоять на месте, и, естественно он развивается в ногу со временем то, что называется действительно, поэтому появляются новые направления досуга детей, новые направления дополнительного образования. Сейчас дополнительное образование выполняет 3 важные функции и это как раз то, что отличает от предыдущей эпохи, прошлого века, скажем так, это не просто организация внешкольного досуга или внеурочного времени детей, здесь важна обязательно образовательная значимость, сейчас допобразование работает на повышение академических результатов школьников, дополняя школьными программами, расширяя эти знания, то, что дается в школе – это, с одной стороны. Второе – это формирование творческих навыков, креативных навыков, то, что называется «мягких» компетенций, таких надпрофессиональных: умение общаться, творческое развитие и так далее. И другое направление, третье – это то, что связано со здоровым образом жизни, это физкультура, это спорт, это спортивные направления, которые тоже чрезвычайно важны для детей, для того, чтобы в будущем они были здоровы, у нас за последние 3 года на 50% выросло количество детей, которые занимаются научно-техническим творчеством и, естественно, научным, те, кто мыслит себя в науке, в исследованиях, в инженерном деле.

Наталья Иванова-Гладильщикова: Мне кажется, что сейчас очень много появилось… вообще такое увлечение робототехникой, поэтому очень много кружков и всяких объединений, которые вокруг этого.

Елена Мельвиль: Сейчас статистика по стране: примерно порядка 30% занято этими научными, скажем так, и техническими направлениями, остальное – это больше художественное творчество. В Москве ситуация другая, в Москве на это обратили внимание и в школах, это направление развивается: профильные классы, инженерные, IT-классы, 33% – это как раз научно-технического творчества, и, естественно, дети этим увлекаются, это не только робототехника и мехатроника, всё, что связано с цифровым производством, скажем так, с цифровыми технологиями, программированием – вот всё сейчас действительно очень-очень востребовано.

Ангелина Грохольская: Выбор сегодня есть, выбор огромный – это естественно, но выбор дорогой или он бесплатный, у Вас много бесплатных?

Елена Мельвиль: У нас 91% всех наших кружков – это бесплатные кружки, 44000 услуг бесплатно мы оказываем для московских школьников.

Ангелина Грохольская: Это москвичам так повезло?

Наталья Иванова-Гладильщикова: Вот я хотела сказать, что это, видимо, всё-таки ситуация с Москвой связана, потому что если брать страну в целом, то более половины занятий такого рода сейчас платные, то есть, получается, что каждый пятый школьник не занимается ни в одном кружке, ни в какой секции.

Ангелина Грохольская: Не потому что не хочет, а не имеет возможности.

Наталья Иванова-Гладильщикова: Потому что не имеет возможности, потому что родители не имеют возможности, если это платно, а вот сейчас с введением, так сказать, этой новой системы сертификатов, которые будут закреплены, государственные средства будут закреплены за каждым ребенком, если он захочет в какой-то кружок, то эти деньги как бы, считается, что пойдут на оплату занятий, 3 года уже на самом деле действует этот эксперимент и чуть ли не 42 региона.

Ангелина Грохольская: А сколько денег дается на этот сертификат?

Наталья Иванова-Гладильщикова: Всё зависит от региона, то есть это будет упираться в возможности.

Ангелина Грохольская: То есть это не федеральные средства, это деньги региональных бюджетов или как?

Наталья Иванова-Гладильщикова: Это субсидии, которые будут даваться региону, а регион – муниципалитетам, которые будут уже распределять, то есть не распределять, а будет создан реестр, в который все дети должны быть включены, и там уже в зависимости от того, какие расценки в целом по региону, будет вот эта сумма рассчитываться, я не беру Москву, потому что я так понимаю, что в Москве, может быть, будет по-другому.

Ангелина Грохольская: Но в Москве пока не введены сертификаты?

Елена Мельвиль: Пока не введены.

Ангелина Грохольская: С нами на связи по скайпу эксперт Общероссийского Народного Фронта Семён Славин, он как раз курирует программу. Семён, здравствуйте!

Семён Славин: Здравствуйте!

Ангелина Грохольская: Вы про сертификаты знаете всё практически, если не больше, да?

Семён Славин: Многое, по крайней мере.

Ангелина Грохольская: Вы слышали, что сейчас Наталья нам рассказывала, всё верно или там есть ещё какие-то нюансы?

Семён Славин: Я уточнил бы нюансы, во-первых, Москва, конечно, отдельная история, Москва – субъект, Москва имеет деньги, а регионы действительно денег этих фактически не имеют, но здесь ещё сложнее ситуация: дело в том, что никаких денег Федерация не дает, никакой субсидии на дополнительное образование сегодня нет регионам и их нет из регионов даже в муниципалитеты и, по сути, то дополнительное образование, которое есть в большей части России, это дополнительное образование, которое организуют фактически сами муниципалитеты, то есть на местном уровне они принимают решение о том, что будут сертификаты, о том, что они будут их наполнять, и тут ситуация забавная получается, потому что в одном и том же регионе могут быть совершенно разные возможности у муниципалитетов, возможность и желание поддержать свое местное сообщество, в результате мы видим, например, по Новгороду, Новгородская область, есть район, где на год дают, может быть, небольшие 10000 рублей, 11000 рублей, но есть город Новгород, где дают 2000 на год.

Ангелина Грохольская: На год 2000?! Я сейчас у Елены Хасымовны спрошу: что можно на 2000 себе позволить, чему научить?

Елена Мельвиль: Полмесяца занятий.

Ангелина Грохольская: Полмесяца занятий.

Семён Славин: Я хотел просто обратить внимание на то, что здесь политика определяется на уровне муниципалитета, и картина, которая рисуется, далека от тех целевых показателей, о которых мы говорим, может, по структуре мы и придем к тому, что у нас будет охвачены научно-техническим творчеством 40%, но если ситуация останется ровно такой же – не будет никаких федеральных дополнительных средств, мы просто поймем, что все эти годы у нас ситуация была красивой на бумаге, но по факту только мы начали детям пытаться эти деньги раздать, окажется, что либо денег не хватит на всех детей, либо мы дадим столько, что не хватит никому на нормальное образование.

Ангелина Грохольская: Детей у нас слишком много стало, вот она – демография-то. Слушайте, то есть это, получается, от интереса конкретного мэра конкретного города всё зависит, да?

Наталья Иванова-Гладильщикова: От возможностей, скорей.

Ангелина Грохольская: От его возможностей?

Наталья Иванова-Гладильщикова: Да, вот у меня такое впечатление, что если сейчас еще есть бесплатные кружки, скажем, если брать школы, их много, в московских школах очень много, а в других городах по-разному, то в принципе с введением этих сертификатов может возникнуть такая ситуацию, что в этот бесплатный кружок, прежде бесплатный, который выбирает ребенок, он должен теперь принести этот сертификат, то есть он выбрал один кружок – деньги от этого сертификата идут на оплату этого кружка, а всё остальное будет платное.

Елена Мельвиль: Я бы хотела остановиться на позитивных моментах этой практики, ведь что говорит субъект, когда вводит это? Они радеют именно за потребителя, за московские семьи, которые хотят получить качественную услугу, и говорим, что мы закрепляем деньги за ребенком, вот в какое учреждение он придет, в организацию, и оставит там деньги и не уйдет оттуда, потому что деньги будут следовать за ним и там, где будет сосредотачиваться большее количество, это будет говорить о качестве, потому что московские семьи выбирают качество кружка и это очень важно.

Семён Славин: Вот эта система, просто не знаю, удастся ли мне это привязать к следующим каким-то вопросам, эта система на самом деле переворачивает, с одной стороны, всё с ног на голову, и те же самые школьные кружки правда могут в какой-то мере быть потеряны для детей, но есть пример в Саратовской области, там есть Хвалынский район: когда в районе внедрили систему, фактически деньги, которые тратили на одну и ту же организацию многие годы, завязали на выбор детей, выяснилось, что в эту организацию дети не дошли в том объёме, в которым она всегда их показывала. Что произошло? Небольшие сельские школы начали как раз принимать сертификаты, открыли дополнительное образование, и дети стали его получать там, то есть произошла такая трансформация, с одной стороны, и вот здесь сама суть проблемы системы сертификатов: с одной стороны, мы получили доступность для детей, которые живут в сёлах, за счет того, что в учреждениях для открылось образование, которое они раньше не видели и не могли видеть, потому что не могли доехать, но, с другой стороны, произошла ситуация, что учреждение, которое итак было не очень хорошо профинансировано, мы все понимаем, что у нас дополнительное образование не окупается в деньгах, оно не привлекло те средства, которые всегда ему выделялись гарантировано.

Наталья Иванова-Гладильщикова: Вообще, всё это связано с оптимизацией средств на образование, то есть это главный принцип: вместо того, чтобы выделять деньги, создается какая-то дикая история, какая-то конкуренция, мне кажется, что это всё ерунда, потому что хорошие преподаватели дополнительного образования, они и останутся хорошими…

Ангелина Грохольская: Это точно, да.

Наталья Иванова-Гладильщикова: Потому что основном это энтузиасты, так сказать, в зародыше и, конечно, им надо платить деньги другие и всё такое, а то, что прекраснодушие считать, что эти средства, которые будут выделены на эти сертификаты, допустим, это будет прямо 20000, я про Москву не говорю…

Ангелина Грохольская: Да, не считаем.

Наталья Иванова-Гладильщикова: Потому что там есть такие цифры, например, Новокузнецк – 7300, допустим, Томск – 8700, а в области есть северные районы, где больше.

Елена Мельвиль: А Сургут – 27000.

Наталья Иванова-Гладильщикова: Да.

Ангелина Грохольская: Но Сургут может себе позволить опять же.

Наталья Иванова-Гладильщикова: Да, как и Ханты-Мансийск, но опять же, сколько в месяц-то будет уходить денег? Вот, допустим, в Томске это получается 750 рублей, как я понимаю, значит, 750 рублей выделяется на кружок ребенку – бери не хочу, то есть выбирай прямо всё, что хочешь.

Ангелина Грохольская: Драмкружок, кружок по фото.

Наталья Иванова-Гладильщикова: Да, вот именно.

Семён Славин: Да, я соглашусь с Вами, для меня тоже это шок: в Новокузнецке 6810 рублей на год дается.

Наталья Иванова-Гладильщикова: Еще меньше.

Ангелина Грохольская: Еще меньше, да.

Семён Славин: Разумеется, эта сумма – это вопрос, которым надо непосредственно и Кемеровской области и Новокузнецку работать, потому что получается ситуация, что они фактически заложили деньги, которых не хватит практически ни на что, притом что, что дальше происходит, когда такие деньги закладываются? Чтоб мы все понимали, это ведь не история полного перевода системы дополнительного образования на сертификат, значит, если мы верим в то, что у нас организация, например, детская школа искусств, действительно занимается полезным и важным для государства делом и нельзя отдавать это на откуп сегодняшней моде в дополнительное образование, у государства всегда есть инструмент фактически гарантированного финансирования того, что оно делает, поэтому все эти муниципалитеты изначально проводят именно аудит и сохраняют то, что им важно, а уже когда речь идет о дополнительном к возможностям ребенка, я отмечу, это не история одного кружка, это история, когда ребенок хочет дополнительно к тому, что он шел по муниципальному заданию, взять себе какое-то образование сверх муниципального задания из того, что не вошло в значимые реестры или хочет пойти к частнику, вот тогда у него есть дополнительная определенная сумма, и с этой суммой он может, соответственно, выбирать себе те кружки, которые ему потребуются.

Елена Мельвиль: Да, действительно есть выбор, и каждый регион решает сам, в Москве достаточное финансирование выделяется на кружки в школах, в центрах допобразования, может быть, действительно что-то дополнительное, чтобы вовлечь некоммерческий сектор, например, но опять же, говоря про сертификат, тот вариант, про который рассказал Семён, дополнительно к тому, что уже есть, это же очень важный психологический момент для родителей, потому что в Москве в среднем ходят, занимаются допобразованием от 80% до 100%, по разным районам это меняется, но практически все охвачены, но всё равно есть те, кто никогда никуда не ходят, а как только родитель поймет: «Мне дают на это деньги? Давайте-ка я поведу», – и это шанс, что мы сможем вовлечь оставшихся детей, которые не пользуются этой услугой, в свою орбиту и это очень важно.

Ангелина Грохольская: Это очень важно, почему это важно, поговорим через несколько минут, давайте сейчас посмотрим сюжет: выявить талантливых ребят, поддержать их проекты помогают и многочисленные всероссийские и региональные конкурсы, один из них – «Моя страна – моя Россия», наш корреспондент Наталья Мхоян познакомилась с призёрами этого конкурса, которые приехали на черноморский курорт.

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: Так почему же важно, чтобы наши дети были заняты, чтоб было кроме основного школьного образования еще и дополнительное образование, причем разнообразное?

Елена Мельвиль: Почему это важно? Вот сейчас в этом году пошли в дошкольные отделения, сады, дети, трёхлетки, которые в 50-м году будут основной двигающей силой, основной экономической силой, смогут ли они конкурировать, как познанием, навыком и умением в глобальном масштабе, таким будет… страна будет успешной, у нее будет денег достаточно для того, чтобы обеспечивать взрослое поколение и поэтому развитие дополнительного образования – это ключевой этап.

Наталья Иванова-Гладильщикова: Мне кажется, что говорить о том, что это полезно, дополнительное образование, не нужно, потому что это понятно, что это развитие личности и всё такое, но сейчас ситуация такая с образованием, что и родители и дети исключительно нацелены на прагматичные цели, то есть: поступление, сдача ОГЭ, ЕГЭ, участие в Олимпиадах, которые, может быть, дадут им преимущество при поступлении, и уже какой там кружок по фото, извините, а для души-то это очень нужно, я, например, сама терпеть не могла ходить в школу и обожала ходит в свою Гессенскую семилетку и для меня это было просто наслаждение и радость, но тогда не было такой потогонной системы.

Ангелина Грохольская: Точно, да.

Елена Мельвиль: Это зависит в том числе и от школы, как она выстраивает свой процесс, и от родителей и для того, чтобы мотивировать ребенка, мотивировать ребенка, конечно, нужно не на сдачу ОГЭ, ЕГЭ, мотивировать ребенка нужно на успех в жизни и н работу, кем он хочет быть, и если он определился, кем он хочет быть, чем заниматься, то тогда он будет брать это образование, и школьное и дошкольное, потому что у него будет цель, вот целеполагание – это, конечно, очень важно и тут как раз всё допобразование, которое сейчас развивается и в России и в Москве, в Москве особенно уделяют внимание профилизации и ориентации на тот рынок труда, который будет, какие специалисты будут востребованы через 20 лет, через 10, через 5 даже, и сейчас сформирован компетентностный базовый профиль, такая экспериментальная часть: 25% – это навыки личностные, «мягкие», это креативность, работа в команде и эмпатия в том числе, эмоциональный интеллект, 25% работодателей сказали: «Для нас это важно», – поэтому сейчас и школы и университеты ориентируются на развитие таких программ.

Ангелина Грохольская: Спасибо вам огромное за беседу, я не знаю, как детям нашим, а мне захотелось и на фото и на фортепиано поиграть, я бы с удовольствием к Вам пришла. Спасибо вам большое!

Елена Мельвиль: Спасибо!

Ангелина Грохольская: О дополнительном образовании мы говорили с директором образовательного комплекса «Воробьёвы горы» Еленой Мельвиль и журналистом Натальей Ивановой-Гладильщиковой.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски