Огненный рубеж. Особенности борьбы с лесными пожарами в регионах на примере Забайкальского края

Огненный рубеж. Особенности борьбы с лесными пожарами в регионах на примере Забайкальского края
Настоящий человек. Пенсионерка установила памятник солдатам ВОВ
Шанс для пенсионеров. Как в Астраханской области переобучают людей старше пятидесяти лет
Евгений Биезбардис: Я профессионал, который работает в пенсионной индустрии, не могу посчитать баллы
Пенсионный ход: итоги пенсионной реформы
Командир поискового отряда «Солдаты Победы» Александр Смирнов: Нам надо дойти к ним и поднять из болот, из лесов, из корней, предать земле и установить их имена
Возвращенные имена: поисковое движение в Большой стране
Пейзаж после битвы. Вахта памяти отряда поисковиков из Тюменской области на Волгоградской земле
Как бороться с точечной застройкой? Если здания возводят вопреки всем нормам и правилам?
Клин: культурная столица Подмосковья. Возрождение средневековой музыки в Карелии. Контроль за исполнением мусорной реформы
Полный контроль. В Подмосковье следить за исполнением мусорной реформы будет Госадмтехнадзор
Гости
Сергей Апанович
сопредседатель регионального штаба ОНФ в Иркутской области
Михаил Козлов
начальник управления охраны, защиты и воспроизводства лесов Федерального агентства лесного хозяйства
Владимир Кастрель
координатор по выездной работе и реагированию добровольных лесных пожарных Центрального региона

Павел Давыдов: Вы смотрите Общественное телевидение России, в эфире «Большая страна» – программа о людях, обществе и власти, я Павел Давыдов, здравствуйте! Как всегда, по вторникам в нашей дискуссионной студии мы обсуждаем актуальные региональные проблемы, собираем разные мнения, а главное, ищем пути выхода из конкретной ситуации. Лесные пожары – страшное бедствие, которое еще называют стихийным, правда, в силу неотвратимости ему уже можно присвоить определение – привычное, как смена сезонов года, но этот 5-ый пожароопасный сезон во многом рукотворный, мы сами с наступлением теплой погоды сначала провоцируем возгорания: продолжаем жечь сухую траву, жарим шашлыки, не утруждая себя мерами предосторожности, оставляем в лесных массивах пожароопасные предметы, а затем на пределе человеческих возможностей боремся с огнем, который ежегодно уничтожает сотни и сотни тысяч гектаров «зелёных лёгких» России. На эту тему мы поговорим с экспертами, в студии «Большой страны» Михаил Козлов – начальник управления охраны, защиты и воспроизводства лесов Федерального агентства лесного хозяйства. Михаил Николаевич, здравствуйте!

Михаил Козлов: Здравствуйте, Павел!

Павел Давыдов: И Владимир Кастрель – координатор по выездной работе и реагированию добровольных лесных пожарных Центрального региона. Владимир приветствую, Вас!

Владимир Кастрель: Добрый день!

Павел Давыдов: Тему этой студии мы назвали так: «Огненный рубеж». Ежегодно лесными пожарами охвачены одни и те же регионы, государство тратит колоссальные средства на борьбу с этими пожарами, да и на ликвидацию последствий стихийных бедствий, а виноваты люди. На ваш взгляд, почему каждый год мы наступаем на одни и те же «огненные грабли»? Михаил Николаевич, давайте с Вас и начнем.

Михаил Козлов: По статистическим данным за последние 20 лет 8 из 10 лесных пожаров регистрируются по вине местного населения, по вине граждан. Действительно, в весеннюю фазу пожароопасного сезона мы регистрируем до 90-95 % от всех зарегистрированных лесных пожаров по вине человека. Сжигание лесной травы – это главная причина весенних природных и лесных пожаров на полях, а пастбищах, на приусадебных участках при сжигании мусора, при уборке территории на своих землевладениях мы регистрируем очень большое количество пожаров, которые могут угрожать и населенным пунктам и которые являются причиной переходящих пожаров на земли лесного фонда.

Павел Давыдов: То есть получается, что в пожароопасных регионах живут люди, которые вредят сами себе. Владимир, Ваше мнение на этот счёт: почему же мы каждый год теряем колоссальное количество лесов?

Владимир Кастрель: Основная проблема – это то, что местное население, либо туристы, либо отдыхающие, действительно, сами поджигают траву, причем фраза о том, что у кого-то «земля под ногами горит» иногда бывает буквальной, потому что иногда траву поджигают те, чей дом стоит на осушенном торфянике, и он реально сгорает и проваливается.

Павел Давыдов: Люди не понимают, что делают, мы малообразованные или занимаемся вредительством? Как, вообще, это назвать, эту преступную халатность людей?

Владимир Кастрель: С моей точки зрения – это прежде всего халатность, потому что, как было отмечено: 9 из 10 пожаров происходит по вине человека, 8 из 10 пожаров происходит не по злому умыслу, а просто по недомыслию, либо халатности, да.

Павел Давыдов: Я сейчас предлагаю ненадолго отправиться в Забайкальский край, где уже начался пожароопасный сезон, и он вскрыл серьезные проблемы: не готова спецтехника и не хватает людей для тушения пожаров. С подробностями моя коллега Ирина Трофимова, внимание на экран.

СЮЖЕТ

Павел Давыдов: Что ж, этот сюжет поднимает много вопросов, главный из которых – неготовность специальных служб реагировать на лесные пожары. Михаил Николаевич, на Ваш взгляд, в чем причина и кто виноват?

Михаил Козлов: Я начну, наверно, Павел, с информации по Забайкальскому краю: действительно, перед началом пожароопасного периода Правительством Российской Федерации даются поручения на проведение проверок готовности субъекта, в том числе к лесопожарному сезону, Забайкальский край был признан ограниченно готов, естественно, был выявлен ряд нарушений. Проблема заключается в следующем: в своевременности подготовки лесопожарных формирований, в своевременности наладки техники лесопожарной, в своевременности ремонта оборудования, в своевременности заключения государственных контрактов на проведение лесоавиационных работ…

Павел Давыдов: Всё, что вы говорите – это нехватка финансирования по большому счету?..

Михаил Козлов: К сожалению, с нехваткой финансирования я не соглашусь в этой студии, потому что Забайкальскому краю финансирование было увеличено последующие года.

Павел Давыдов: Мы слышали, сколько получает пожарный – 15000 рублей.

Михаил Козлов: Я отмечу, что в рамках Указа Президента принято решение о реализации национального проекта «Экология», в структуре которого существует федеральный проект по сохранению лесов, так вот денежные средства, в виде 3,5 миллиардов рублей распределены субъектам Российской Федерации как раз только на закупку лесопожарной техники. Денежные средства на подготовку к пожароопасному сезону, денежные средства, в виде субвенций, которые доводятся до субъектов Российской Федерации, по-другому они называются: лимиты бюджетных ассигнований, были в декабре 2018 года доведены до каждого субъекта Российской Федерации.

Павел Давыдов: Я смею предположить, что деньги те где-то осели и просто не дошли до адресата…

Михаил Козлов: Денежные средства 100 % полностью перечислены на расчётные счета субъектов Российской Федерации, поэтому вопрос касается своевременности организации работ по подготовке к пожароопасному периоду – это первый глобальный вопрос, который мы, соответственно, доводим до всех субъектов Российской Федерации при проведении превентивных проверок, указывая на нарушения, которые были в том числе озвучены в видеоролике.

Павел Давыдов: Владимир, Ваши впечатления от увиденного?

Владимир Кастрель: Основная причина, собственно, то, что… самый лучший пожар – тот, который не разгорелся, а там их было много и, естественно когда их много, рано или поздно один из них разгорится до катастрофических масштабов, а может быть 2 или 3 и тогда это уже глобальная катастрофа. В общем, тут как бы сложно что-то дополнительно сказать, да, действительно, ситуация сложная и тяжелая.

Павел Давыдов: Михаил Николаевич, еще мы в этой студии неоднократно обсуждали тему лесных пожаров, и эксперты говорили, что главная причин – не только человеческий фактор, но и разобщённость разных министерств и ведомств и каждый год эта ситуация не улучшается. Почему? В чем Вы видите причину?

Михаил Козлов: Ни одна структура, ни одна служба, ни МЧС, ни лесопожарные формирования при разгуле стихии, при таких природных территориях и развитии погодных условий не способна остановить фронт степных пожаров, который на десятки километров распространяется, и здесь главное – удержать ситуацию, связанную с обеспечением безопасности населённых пунктов, обеспечением безопасности жизни людей и тех работников лесопожарных формирований, сотрудников из МЧС, чтобы не допустить жертв при проведении технологии процесса по тушению любых видов природных пожаров.

Павел Давыдов: Михаил Николаевич, скажите, пожалуйста, а много ли у нас нарушителей из числа простых людей, кто поджигает траву, привлечены к ответственности, есть примеры?

Михаил Козлов: Примеры, в том числе по Забайкальскому краю, есть, очень большое количество и забайкальцы в этом году, надо им отдать должное, сформировали межведомственные группы из числа коллег федерального государственного пожарного надзора, который относится к МЧС, из числа государственных лесных инспекторов, в зоне действия которых осуществление лесной охраны, лесного надзора на землях государственного лесного фонда, плюс коллеги из управления внутренних дел по Забайкальскому краю участие принимали в организации работ по патрулированию территорий.

Павел Давыдов: Штраф то большой?

Михаил Козлов: Штраф до 4000 рублей за нарушение правил пожарной безопасности для граждан.

Павел Давыдов: А был бы 50000, люди, наверное бы, задумались чаще об этом…

Михаил Козлов: Сейчас есть ряд предложений по увеличению штрафных санкций, есть законодательные инициативы со стороны депутатов Государственной Думы, которые мы рассматриваем, и мы готовы будем внести изменения, соответственно, в «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» в части увеличения штрафных санкций за нарушение противопожарной безопасности.

Павел Давыдов: А сейчас я предлагаю обратиться к статистике лесных пожаров этого года. В России в 2019 году резко выросло количество природных пожаров, почти в 20 регионах страны уже открыт пожароопасный сезон, скорость и масштабы стихийного бедствия поражают: огнем охвачены площади в 170 раз превышающие прошлогодние цифры, это при условии, что 2018 тоже был рекордным, когда ущерб составил около 15 миллиардов рублей. Этой весной лесные пожары действуют на территории 18 регионов России, общая площадь территорий, охваченных огнем, превысила 44000 гектаров, большая часть возгораний произошла в Красноярском крае, затем идут: Курганская, Иркутская области, Забайкальский край. Огонь тушат порядка 4000 человек, сколько людей пострадали и лишись своих домов, не уточняется. Вот такая статистика, есть чем дополнить?

Михаил Козлов: Что касается проблемных вопросов, связанных с организацией и проведением работ – действительно, в этом году у нас по Курганской области также негативно развивалась ситуация лесопожарная, тем не менее, учитывая опыт уже и Забайкальского края, своевременно было сделано обращение со стороны исполняющего обязанности Губернатора Курганской области в адрес Министерства природных ресурсов и руководителям Федерального агентства лесного хозяйства – удалось удержать ситуацию до развития негативной, своевременно был введен режим чрезвычайной ситуации, связанной с лесными пожарами на региональном уровне.

Павел Давыдов: Владимир, Вам есть чем дополнить эту статистику, но уже используя свои данные?

Владимир Кастрель: По тому, что мы наблюдаем в Центральном регионе, то есть это в Московской и близлежащих областях, мы видим, что в этом году весной основные пожары, представляющие угрозу – это торфяные и их в этом году кратно больше, чем мы наблюдали в прошлом. Это с одной стороны, с другой стороны, мы видим очень позитивные сдвиги во взаимодействии со структурами, которые должны заниматься их тушением, в первую очередь, это Министерство чрезвычайных ситуаций и пожарная охрана – очень часто бывает, что мы приезжаем, видим большой торфяной пожар с большим количеством очагов, своими силами моем потушить 2, 3, 4, приезжаем через 2 недели и еще 70-80 мест очагов потушены коллегами из пожарной охраны – это очень хороший, внушающий надежды пример.

Павел Давыдов: А скажите мне, пожалуйста, почему официальная статистика по количеству лесных пожаров так сильно отличается от данных, которые предоставляют волонтёры, добровольцы или независимые структуры, такие как «Гринпис»? Михаил Николаевич, Вы можете ответить?

Михаил Козлов: Вы прекрасно понимаете, что природные пожары границ и территорий не имеют, поэтому есть подразделения, которые ответственны за регистрацию пожаров, в зависимости от возникновения на соответствующих территориях. Статистика – вещь упрямая, но, естественно, необходимо слушать все органы государственной власти и не передёргивать эту ситуацию, если суммировать все данные статистические, которые регистрируются всеми службами, то, естественно, они будут больше, чем дают данные либо отдельно МЧС, либо отдельно Рослесхоз, либо любая иная служба.

Павел Давыдов: А сейчас мы ненадолго переместимся в Иркутскую область, дело в том, что на прямую связь по скайпу выходит Сергей Апанович – сопредседатель регионального штаба ОНФ Иркутской области, руководитель группы общественного мониторинга по проблемам экологии защиты леса в регионе, директор научно-исследовательского института «Всероссийского добровольного пожарного общества» Сибири. Сергей Иванович, здравствуйте!

Сергей Апанович: Здравствуйте!

Павел Давыдов: В соцсетях пишут, что жители Иркутской помощи просят помощи у неравнодушных жителей нашей страны, так как огромная территория объята лесными пожарами, а местные власти говорят, что жителей охватила паника и ситуация под контролем, лично Вы как оцениваете масштабы этого бедствия?

Сергей Апанович: Да, огонь угрожал многим населенным пунктам, были предпосылки для того, чтобы провести эвакуацию населения и, естественно, что в соцсетях появилось обращение о том, что необходимо привлечь жителей города Иркутска и близлежащих населённых пунктов и городов рядом с городом Иркутском для того, чтобы добровольцы приняли участие в тушении пожаров.

Павел Давыдов: А лесные пожары этого года в иркутской области отличаются по масштабу от предыдущих лет?

Сергей Апанович: Количество пожаров снизилось, площади снизились, но вместе с тем, как показала практика опашку, то есть создание генерализованных лесов, полос вернее, проводили буквально в день, когда был пожар.

Павел Давыдов: Сергей Иванович, а что сегодня, в первую очередь, осложняет и затрудняет работу спасателей и добровольцев у вас?

Сергей Апанович: Проблема в том, что добровольцы не готовы: приехали необученные, неэкипированные, ранцевых огнетушителей у них не было, только шанцевый инструмент у них был, я имею ввиду лопаты, и многие добровольцы привезли с собой ёмкости с водой – вот это основа основ, но, в любом случае, они принимали участие в ликвидации лесных пожаров, несмотря на тот риск, который был именно для них.

Павел Давыдов: А на Ваш взгляд, какие меры нужно предпринять в Иркутской области, чтобы огонь не уничтожал лес каждый год?

Сергей Апанович: Необходимо Правительству Иркутской области ужесточить контроль за подготовкой муниципальных образований к пожароопасному периоду, и я думаю, что меньше нужно проводить КЧС, а вместо заседаний КЧС, которые ведутся по несколько раз в день, нужно оперативно тем, кто участвует в комиссии по чрезвычайным ситуациям, чтобы они ставали со своих кресел и ездили по населенным пунктам – персонально закрепить за каждым чиновником, то о чем говорил наш лидер Общероссийского народного фронта – Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин, что каждый чиновник, во-первых, должен услышать в своем кабинете, не вставая со стула, любого простого человека с территории и вместе с тем работать на результат, а чтобы работать на результат, надо не сидеть на комиссиях, а непосредственно работать а территории и работать с населением. Когда будет контроль за выполнением всех планово-предупредительных мероприятий, тогда будет и порядок.

Павел Давыдов: Сергей Иванович, спасибо за участие в нашей программе, пожелаю сил вам и сем жителям региона, оказавшимся у огневого рубежа, надеюсь нынешнее стихийное бедствие удастся в самое ближайшее время обуздать с наименьшими потерями. На прямой связи из Иркутской области был Сергей Апанович – сопредседатель регионального штаба ОНФ в этом регионе. Владимир, мы только что слышали, что добровольцы оказались не готовы, расскажите, кто, вообще, отвечает за их подготовку?

Владимир Кастрель: В нашем отряде процесс устроен следующим образом: пока пожароопасный сезон не начался, мы проводим обучение, за каждым новичком закрепляется наставник, таким образом, постепенно набирая опыт, человек, который пришел, становится квалифицированным специалистом по тушению пожаров.

Павел Давыдов: Еще хотел затронь меры профилактики: ежегодно из местного и федеральных бюджетов выделяются достаточно большие деньги для предотвращения лесных пожаров, но тем не менее леса горят и почти в одних и тех же регионах. Михаил Николаевич, как Вы считаете, это связано с плохой работой местных чиновников?

Михаил Козлов: Что касается ответственности чиновников с точки зрения надзорных и правоохранительных органов, такая работа проводится, начиная от подготовки представлений, требований, мер прокурорского реагирования, вплоть до случаев, если какие-то зафиксированы факты сокрытия, либо недостоверности данных по предоставлению сведений о лесных пожарах. В прошлом году были внесены изменения в «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях», соответственно, есть теперь такая статья «Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» 19.714, которая предусматривает штрафные санкции именно на чиновников за непредоставление данных или нарушение отчетности в адрес федеральных служб.

Павел Давыдов: А практика утаивания информации о лесных пожарах оп-прежнему существует в нашей стране?

Михаил Козлов: Сейчас практически этого сделать невозможно, учитывая, что в круглосуточном режиме работает система ИСДМ-Рослесхоз, соответственно, есть аналитическая группа людей в ФБУ «Авиалесоохрана», про которую Вы упоминали, которая занимается контролем лесных участков, естественно, при сокрытии любого лесного пожара, при его идентификации, разбору и получении снимков высокого разрешения, мы направляем соответствующие письма в адрес региональных властей – если они не реагируют, то у нас есть группа специалистов, которые выезжают на территорию, делают обход, либо облёт, если это удаленная территория и фиксируют факт недостоверности сведений.

Павел Давыдов: В завершение нашей беседы, резюмируя всё вышесказанное, скажите, пожалуйста, что нужно сделать в большо стране, чтобы количество лесных пожаров с каждым годом и лет через 10 мы об этой проблеме уже и не знали? Владимир, начнем с Вас.

Владимир Кастрель: Основная деятельность добровольных лесных пожарных Центрального региона – это работа по профилактике, потому что это единственное, что нам более или менее посильна. В чем она, собственно, заключается: есть 3 основные направления – это занятия с детьми, участие в кампании «Останови огонь!» и то направление, которым мы пробуем заниматься, оно правда связано с большим количеством сложностей, это актуально для Центрального региона – это обводнение торфяников, чтобы они не горели.

Павел Давыдов: Михаил Николаевич, Вам завершающее слово.

Михаил Козлов: Во-первых, надо увеличивать авиационную кратность по авиационному мониторингу…

Павел Давыдов: Да, в сюжете мы тоже как раз об этом слышали.

Михаил Козлов: Совершенно правильно, совершенно точно, для этого уже второй год, и 2018, и 2019, стал достаточно значимыми для субъектов Российской Федерации плюсом 1 миллиард 400 миллионов рублей – идет второй год увеличение финансирования только на проведение лесоавиационных работ по осуществлению мониторинга. Второй момент связан с тем, что необходимо обновлять технику лесопожарную, соответственно, у нас будут дополнительно наняты и обучены лесные пожарные, которые в структурах…

Павел Давыдов: Да, позитивные изменения есть уже.

Михаил Козлов: Позитивные изменения очень глобальные даже в финансовом плане есть.

Павел Давыдов: Михаил Николаевич, Владимир, большое вам спасибо, спасибо вашим коллегам за такую важную и нужную работу, он пожелаю, чтобы поводов для нее было, как можно меньше, еще надеюсь, что зрители, которые нас сегодня видели, сделают правильные выводы, ведь от нашего поведения в лесу зависит очень многое. Россия – великая лесная держава, на долю которой приходится четверть всех лесов планеты и половина мирровых запасов хвойных деревьев, он это богатство требует и большой ответственности не только со стороны чиновников и оперативных служб, но и нашей с вами – мы можем помочь предотвратить лесные пожары, соблюдая элементарные правила поведения на природе. Нельзя забывать, что леса – это наше богатство, наше здоровье и наше будущее! Вы смотрели «Большую страну», встретимся завтра, электронный адрес нашей программы: bs@ptvr.ru, мы также доступы и в социальных сетях, будьте с нами на связи и помните, несмотря на расстояния – мы рядом. До встречи удачи!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео