Ольга Зубкова: Нет таких людей, которые не могли бы научиться добровольчеству. Только нужно делать это системно

Гости
Ольга Зубкова
Член Совета по Общественному телевидению. Генеральный директор автономной некоммерческой организации «Организация учащейся молодежи и детей Пермского края Вектор дружбы»

Ангелина Грохольская: В США есть одна очень хорошая традиция – перед Днем благодарения отмечать День семейного волонтерства. Родители с детьми отправляются участвовать в благотворительных проектах, готовят еду для бездомных или больных, устраивают школьные ярмарки или дешевые распродажи. Социологи посчитали – 80% детей, чьи родители занимались добровольчеством, тоже будут участвовать в этом, когда вырастут. В нашей стране волонтерство постепенно становится трендом, но назвать его типичным для нас явлением пока нельзя.

Между тем, добровольческими проектами Пермского края уже заинтересовались в ООН. О международных отношениях в сфере НКО поговорим сегодня с нашей гостьей – генеральным директором автономной некоммерческой организации "Вектор дружбы" Ольгой Зубковой. Ольга Викторовна, очень рада видеть вас сегодня в нашей студии.

Ольга Зубкова: Взаимно.

А.Г.: Я хочу напомнить нашим зрителям, что Ольга Зубкова была у нас полтора года назад. Тогда мы, мне кажется, впервые в нашей программе говорили о системном подходе в сфере благотворительности, в сфере добровольчества, волонтерства и очень многое узнали…

О.З.: О профессиональном подходе.

А.Г.: О профессиональном подходе, да. Ольга, что за эти полтора года у вас изменилось?

О.З.: Изменилось многое, но я не могу сказать, что это какие-то кардинальные изменения. Это, скорее всего, наверное, просто формат развития. То есть все проекты, которые у нас есть, они дальше продолжаются, они развиваются.

Мы с вами начали говорить об ООН. Нужно все-таки отдавать себе отчет, что если ты занимаешься международной деятельностью, то ты же занимаешься ею в своей стране и от лица своей страны бываешь на международных площадках. Поэтому в наших целях не только провести международное мероприятие в ООН, не только собрать на этой площадке и дать возможность собраться на этой площадке НКО разных стран…

А.Г.: Я хочу уточнить, что вы не только участники международной конференции, а вы одни из организаторов площадок.

О.З.: Давайте я так скажу: мы организаторы.

А.Г.: Вы организаторы.

О.З.: Мы организаторы этой конференции. Мы инициаторы и инициаторы этой конференции. И большое спасибо представителям ООН в Женеве, что нам доверились, поверили. У нас еще не было тогда специального консультативного статуса. Ну, вот как-то так сложилось, что наш "зонтик" – Библиотека Наций и Департамент культуры Женевского отделения ООН – впечатлились тем, что мы хотим провести от лица некоммерческой организации России, дали нам площадку.

Сначала это, может быть, было не так глобально. Я помню, что на первом мероприятии у нас было, наверное, порядка 10 зарубежных стран, о нас вообще никто не знал. И с большой осторожностью пошли на участие – уверена, что только из-за того, что это все-таки площадка ООН, и кто-то смог завести туда некоммерческие организации каких-то стран, – женевские, французские некоммерческие организации, центры добровольчества. Я сейчас удивлю вас, наверное. Они до нас туда не заходили. Мы очень многие мощные и известные организации завели туда впервые.

Наши зарубежные партнеры проявляют неподдельный интерес и какое-то такое феноменальное уважение к тому, что делает Россия в плане добровольческих, социально значимых проектов, программ. 

А.Г.: А что стало стимулом? Как вы их туда завели? Мотивация-то какая была?

О.З.: Сначала это был просто спортивный интерес и удовлетворение, что называется, своего желания прийти на эту площадку и что-то там сказать. А потом эти организации увидели, как работаем. Они познакомились с нашим опытом. Они приехали в Пермь, потому что мы делаем выездные сессии ООН этой конференции. В рамках международного форума "Доброволец России" в Перми они познакомились с российскими добровольческими практиками у нас на площадках.

И вы знаете, так постепенно-постепенно, год от году, площадка за площадкой это стало не просто любопытство, это не стало просто использование возможностей статусных площадок для того, чтобы рассказать о себе нашим зарубежным партнерам, а это стал такой неподдельный интерес и, вы знаете, я не побоюсь этого слова, какое-то такое феноменальное уважение, что ли, к тому, что делает Россия в плане добровольческих, социально значимых проектов, программ.

А.Г.: Какие проекты вызвали и вызывают больший интерес?

О.З.: Наша "Тетрадка Дружбы" – это, наверное, была первая программа, которая так заинтересовала, допустим, зарубежных партнеров.

А.Г.: Я знаю, что сейчас "Тетрадка Дружбы" – это международный проект и уже он реализуется, по-моему, в Польше, если я не ошибаюсь. Или есть желание такое?

О.З.: Нет, "Тетрадка дружбы" осела, как ни странно, в Америке.

А.Г.: А, в Америке.

О.З.: Да, в Америке. В штате Луисвилл есть такой Центр Мохаммеда Али, они очень заинтересовались этой программой. У них в этом центре мальчики, которые находятся в трудной жизненной ситуации, и есть проблема толерантности, есть проблема активизации творческого потенциала. И они решили, что наша "Тетрадка" поможет в решении этих проблем. Очень интересуются технологиями, которые решают проблемы людей с инвалидностью. Очень интересуются технологиями, которые мотивируют добровольцев заниматься решением проблем людей с инвалидностью.

А.Г.: Это замечательно, когда происходит обмен опытом, тем более на международном уровне. И радует то, что не только мы чей-то опыт берем, а наш опыт берут и тиражируют в других странах. И все-таки, в прошлом году Пермь претендовала на звание "европейской столицы добровольчества" и это звание не получила. Почему? Чего не хватило?

О.З.: Ну, догадайтесь с трех раз, почему мы его не получили. Мы выступили очень достойно, я была там. Очень достойно выступил глава нашего города Игорь Вячеславович.

А.Г.: Мы болели. Мы были уверены на сто процентов, что вы возьмете это звание.

О.З.: Просто он был один из немногих мэров, кто лично приехал и представлял программу. Но, к сожалению, политическая ситуация не могла не сказаться, к большому сожалению. Победил Лондон, который не смог реализовать эту историю в полной мере, потому что у них сократили финансирование. И я в этот момент думала: ну почему же не отдали нам?

А.Г.: Мы бы сделали.

О.З.: Мы бы сделали. Ну, все так, как есть. Но сам факт, что опять-таки наши зарубежные коллеги встали на трибуне и сказали о том, что Россия обязана просто, должна в лице нашей организации претендовать, попробовать, подать заявку, потому что то, что мы делаем, достойно внимания и достойно тиражирования, – сам факт, несмотря на международную ситуацию, которая уже была, на самом деле дорогого стоит.

А.Г.: "Безграничное доброе". Станет ли когда-нибудь семейное волонтерство таким же распространенным явлением в России, как и на Западе? О задах и перспективах развития международного сотрудничества в области добровольчества – в беседе с генеральным директором организации "Вектор дружбы" Ольгой Зубковой.

Ольга, если все-таки сравнивать добровольчество в России и добровольчество на Западе (в Америке, в Европе), в чем кардинальные отличия, чего мы еще не достигли? Потому что цифры, статистика – вещь не эмоциональная, а серьезная, и она говорит немножко о другом: там все-таки это более развито, чем у нас. Пока во всяком случае.

О.З.: Вы знаете, я вызываю иногда ведь не очень лицеприятные отзывы, когда говорю то, что считаю необходимым сказать.

А.Г.: Вы имеете на это право.

О.З.: Когда я говорю о том, что добровольчество должно быть профессиональным, иногда, образно говоря, камни-то в меня летят, потому что многие говорят: "Ну как это так? Добровольчество – это по велению сердца". Ну конечно, по велению сердца! Но добровольчеству нужно обучать, как и всему остальному.

Я уже как-то приводила пример, что если мы приходим к бабушке мыть окна, и у этой бабушки вдруг случается от радости плохо с сердцем, от радости, что к ней пришли впервые и помогают, ты должен знать, что делать в этот момент. Ты должен не продолжать мыть окна, а должен оказать первую помощь.

То есть профессиональный подход очень важен, а для этого должна быть система развития добровольчества. И добровольчество – может быть, не в качестве этого слова, а в качестве социального служения, в качестве какой-то помощи – оно должно, конечно, зайти в детские сады и школы как урок, как практика. Пошли и сделали своими ручками какие-то пряники – и раздали их перед каким-то праздником или, не знаю, продали на какой-то маленькой детской ярмарке. Чтобы дети, подрастая, понимали, как они еще в таком возрасте могут сделать свой маленький вклад в то, чтобы кому-то стало лучше, чем им.

У нас есть инклюзивные программы, которые мы уже семь лет ведем, где нет объектов деятельности. Там нет инвалидов – детей, молодежи, – на кого направлена деятельность.

А.Г.: Там все вместе.

Ребенок с аутизмом великолепно справится с обязанностью вымыть квартиру. А ребенок с синдромом Дауна покажет великолепный концерт, потому что у них замечательная память, они замечательные чтецы. Дети-колясочники, дети с ДЦП – потрясающие слушатели. А пожилому человеку иногда не столько окно надо вымыть, сколько чтобы его послушали. И поэтому этих детей ждут.  

О.З.: Они все добровольцы. Понимаете, нам очень важно социализировать детей с инвалидностью так, чтобы они сами могли помогать кому-то. Ребенок с аутизмом великолепно справится с обязанностью вымыть квартиру. Он это делает дотошно, долго, качественно. А ребенок с синдромом Дауна покажет великолепный концерт, потому что у них замечательная память, они замечательные чтецы. Они продекламируют, споют и станцуют так, что и здоровым-то детям поучиться. А дети-колясочники, дети с ДЦП – потрясающие слушатели. Потому что пожилому человеку иногда не столько окно и пол надо вымыть, а сколько чтобы его послушали. И поэтому этих детей ждут. Нет возраста и нет категории, которая не могла бы научиться добровольчеству. Только нужно делать это системно.

А.Г.: Я не случайно начала сегодня нашу с вами беседу с примера – американского, к сожалению пока, семейного добровольчества. У нас это когда-нибудь разовьется? Ваш прогноз.

О.З.: Вы знаете, я думаю – да. Потому что сегодня новый министр образования Российской Федерации говорит очень важные вещи: как раз и об инклюзиве, и о системном подходе к ряду воспитательных систем и программ. Я думаю, что если это грамотно, не "под галочку", не потому, что это сказал министр и это надо срочно, как попало выполнять в регионах, а если на самом деле будут написаны программы, будут найдены специалисты и обучены специалисты, если эта система потихонечку будет внедряться, то, конечно, лет через пять-шесть мы увидим первые хорошие результаты. Не надо торопиться в этом. Не надо!

А.Г.: А нам с вами немного надо поторопиться, потому что времени у нас, к сожалению, не так много, а я еще хочу обязательно сказать о форуме "Доброволец – 2016" и о моем любимом кинофестивале социальных фильмов "Лампа". Они стартуют ровно через неделю – в следующий четверг. Что будет в этом году? Они ведь получили статус международных мероприятий.

О.З.: Да, "Лампа" стала международным мероприятием. Ну, это логично, потому что она проходит в рамках международного форума "Доброволец". И наши коллеги, которые приезжали из-за рубежа, мне кажется, стеснялись даже спросить, что они принимают участие – финальное мероприятие, и там нет, в общем, участия международного. И поэтому в этом году мы немножко все это изменили, статус подняли. И правильно сделали, потому что к нам пришли работы из 24 стран. Работы очень сильные.

А.Г.: Работы серьезные, да.

О.З.: Очень серьезные работы. И очень сложно было отбирать в шорт-лист. Было более 300 российских фильмов и 17 работ наших зарубежных коллег. Я думаю, что те счастливцы, которые придут на "Лампу", на заключительное мероприятие, конечно, будут в очень сильном потрясении.

А.Г.: Меня поразило то, что немножко разная… не немножко, а совершенно разная тематика и разный подход к проблемам у зарубежных авторов и наших. Если зарубежные, мне кажется, смотрят как-то более глобально (темы реабилитации солдат гражданской войны, темы ВИЧ-инфицированных и их социализации в обществе), то у нас в центре внимания – человек с его личными проблемами. Это действительно так или это мое такое субъективное мнение?

О.З.: Мне кажется, что как раз в фильмах-то и отражается подход. Вот есть системный подход, и поэтому показываем вот так. А есть личностный подход. У нас больше добровольчеств все-таки имеют личностный характер.

А.Г.: И более эмоциональный. Меня сейчас что-то поразило – и я про это рассказала.

О.З.: Да. И вы, наверное, заметили, что в зарубежных работах везде показано решение проблемы, нам уже показывают результаты. А у нас в фильмах зачастую показывают проблему.

А.Г.: Задают вопрос.

О.З.: Да. И говорят о том, как это хорошо бы было бы решать. На самом деле, как мне кажется, мы двигаемся в совершенно правильном направлении. И мы же делаем реестр этих работ, этих проблем и этих людей. Поэтому я обязательно отдам все фильмы, которые достойны рассмотрения, в Общественную палату, отдам Саше Свинину в фонд "Перспектива", чтобы они просто с людьми познакомились, о которых мы не знаем.

А.Г.: Ольга Викторовна, спасибо вам огромнейшее за то, что нашли время и приехали к нам сюда, в студию "Большой страны". Я желаю вам удачи – не только на международном уровне, но в первую очередь реализации всех ваших замечательны проектов здесь у нас, в России, потому что это очень важно. Спасибо вам огромное.

О.З.: И вам спасибо.

А.Г.: В нашей студии была генеральный директор некоммерческой организации "Вектор дружбы" Ольга Зубкова. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О международных отношениях в сфере НКО – генеральный директор автономной некоммерческой организации "Вектор дружбы".

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск