Отходы в доходы

Гости
Евгений Хромушин
министр ЖКХ Московской области

Ангелина Грохольская: В эфире Общественного телевидения России «Большая страна» – программа о людях, обществе и власти, здравствуйте, я – Ангелина Грохольская. Как правильно собирать мусор, а теперь это целая наука, учат жителей Подмосковья: власти региона совместно с областной Ассоциацией председателей совета многоквартирных домов организует в городах области семинары, встречи, форумы на тему: «Раздельный сбор и переработка отходов». Но если с первой частью процесса всё более или менее понятно: многие начали раскладывать пластик, стекло по разным пакетам, то про переработку вопросов еще много. Зададим их сегодня нашему гостю: в студии «Большой страны» Евгений Хромушин – Министр ЖКХ Московской области. Евгений Акимович, здравствуйте!

Евгений Хромушин: Добрый день!

Ангелина Грохольская: Скажите, пожалуйста, а Вы уже раздельно собираете?

Евгений Хромушин: Да.

Ангелина Грохольская: Сколько у вас дома?

Евгений Хромушин: 5.

Ангелина Грохольская: Ничего себе! У меня пока только 2. Что надо правильно в 5 пакетов разложить?

Евгений Хромушин: Всё зависит от тех целей, которые мы хотим достигнуть: в Московской области ключевая потребность людей была в закрытии свалок. Вы знаете, что за последние 22 года закрыли 22 свалки, соответственно, для нас самая важная цель в раздельном сборе – это сократить объем захоронения, даже не извлечение вторичного сырья, даже не переработка, хотя это тоже всё очень важно, для нас очень важно сократить то, что попадает в окружающую среду, поэтому для нашей общей линии мы выбрали самый простой способ – разделять сухой и так называемый грязный мусор, и сегодня даже такой простой двухконтейнерный сбор позволяет нам сократить объем захоронений в 2 раза, то есть на 50 % сегодня мы сокращаем полигонные захоронения.

Ангелина Грохольская: Что, в общем, уже неплохо, потому что «мусорной» реформе всего ничего – 3 месяца, 4 с 1 января. Как, кстати, жители Подмосковья восприняли, в целом? Есть какие-то уже мониторинги, например, результаты?

Евгений Хромушин: Здесь 2 вопроса надо рассмотреть: первое – это, собственно говоря, сам раздельный сбор. Мы не ожидали, что у нас люди будут настолько ответственные и с первого дня практически во всех муниципальных образованиях начнут активно разделять мусор, и даже больше я скажу, что сегодня люди задают темп региональным операторам быстрее ставить контейнеры для синих сухих отходов и чаще их вывозить, мы, конечно, такого не ожидали. Сегодня у нас есть целый ряд крупных территорий, близких к МКАДу: и Красногорск, и Балашиха, и Долгопрудный, где мы практически в 2 раза увеличили количество контейнеров и частоту, с которой мы их меняем.

Ангелина Грохольская: Кстати, про цвета контейнеров: в Подмосковье устанавливают синие и серые, по-моему – это какое-то федеральное требование или это ноу-хау региона?

Евгений Хромушин: Нет, мы придумали свой брендинг такой с бананом, чтоб все знали, что банан – это грязный мусор, и он в сером соответственно контейнере расположен, а синий – это сетка, то есть там и люди, и управляющая компания, и возчики видят, что там находится в этом контейнере, что это именно сухой мусор, даже те, кто с первого раза может что-то не услышал, не понял, видя, что там находится, сразу понимают, что это контейнер именно для сухих отходов, хотя это написано, на контейнерах написано, что туда мы складываем, но это наше, что называется, ноу-хау, потому что есть резкие цвета, в Европе до 6-ти, до 7-ми, до 8-ми фракций разбирают, поэтому контейнер каждый соответствующего цвета, мы выбрали, мне кажется, наиболее комфортные цвета, я думаю, что этот брендинг прижился и будет дальше использоваться во всей Московской области.

Ангелина Грохольская: Да, может быть, и другие регионы подхватят, кто его знает.

Евгений Хромушин: Да.

Ангелина Грохольская: Мы уже говорили в нашей студии про «мусорную» реформу, то, как она движется и развивается в других регионах, знаете, после этого нам зрители начали писать и задавать очень много вопросов и очень часто повторяется: «А куда идет мусор?». Вот, хорошо, мы разделили, поставили контейнеры даже, но некоторые замечают, что приезжает потом машина и всё это в одну кучу. Как в Подмосковье это происходит на самом деле, куда наш мусор, разделенные нами отходы отправятся дальше?

Евгений Хромушин: У нас в территориальной схеме обращения с отходами сегодня 13 сортировок, которые занимаются выделением вторичного сырья из как раз сухих отходов, синих контейнеров, плюс у нас сейчас заработали 3 крупных комплекса переработки: Зарайск, Рошаль и Серебряные Пруды – всего до конца года должно быть 12 таких комплексов и на каждом из них, жители приезжают и видят реальный процесс.

Ангелина Грохольская: Мои коллеги побывали в Зарайске, как раз посмотрели, как работает такой комплекс, давайте посмотрим, как это всё происходит, покажем нашим зрителям.

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: Евгений Акимович, такой комплекс переработки – это ведь не конечная точка процесса?

Евгений Хромушин: Сегодня, да, это основная часть, потому что надо идти от цели, я уже сказал, что для нас самая главная цель – это сократить захоронения, второе – что людям создавало максимальные проблемы? Почему так на этом акцентирую внимание – потому что в Европе, например, другие требования к заводам не потому, что технологии у нас отсталые, мы взяли самые супертехнологии, те, которые есть на сегодняшний день, просто для них ключевым вопросом является извлечение вторсырья и горючей фракции для использования при производстве электрической энергии, тепла, для нас ключевым вопросом было – убрать из мусора органику, которая создает наибольшую проблему для людей, потому что это запахи, это газы, это, в любом случае, проникновение фильтрата в окружающую среду и так далее и так далее, поэтому 50 % объемов отходов, приходящих в комплекс, - это органика, он ее всю позволяет выделить, положить в ванну для компостирования, в дальнейшем ее использовать для рекультивации таких же полигонов, которые есть, то есть мы этим заводом снимаем самую главную тему, но, конечно, это не последняя часть цепочки: появляется вторичное сырье – пластик, банки, то есть металл, соответственно, стекло и так далее, и на выходе сегодня остается порядка 30 % так называемых «хвостов», это очень мелкая фракция, мелкий целлофан, мелкая бумага…

Ангелина Грохольская: Это то, что нельзя переработать, я правильно понимаю?

Евгений Хромушин: Это то, что сегодня экономически не очень выгодно каким-либо образом использовать, скажем так. И именно вот это, здесь еще не вся линия показана, сейчас эта линия еще завершается – вот эта фракция будет упаковываться в такие квадратные кубики, такая технология сегодня уже есть в Серебряных Прудах, и, как кубики, храниться, но это не с точки зрения – оставить такие сюрпризы следующему поколению, это с точки зрения того, когда у нас начнут работать мусоросжигательные, это всё является идеальным топливом для заводов по термическому обеззараживанию отходов, поэтому, конечно, это основная цепочка цикла, но он будет продолжаться. Сейчас мы с вами захораниваем на этом заводе порядка 30 %, наша задача при том, когда начнут работать заводы по термической утилизации, сократить сначала до 7 %, а потом до 3 %.

Ангелина Грохольская: Вы сейчас сказали "мусоросжигательный завод", и, наверное, часть наших зрителей схватились за голову, испугались, сказали: «Ну, вот, опять, а как же экология? Говорили, что будет чисто всё…». Это всё в рамках экологического законодательства и безопасности?

Евгений Хромушин: Опыт сжигания не только зарубежный, хотя, понимаю, вызываются опасения, очень много в интернете страшных картинок у китайской угольной станции, где черный дым летит в небо…

Ангелина Грохольская: Да, это такая страшилка популярная.

Евгений Хромушин: Кому не лень, может съездить в Москву на улицу Подольских курсантов, 22 и посмотреть реальный мусоросжигательный завод, который работает уже больше 10 лет без нарушения какого-либо экологического законодательства с полным сохранением производственного контроля и цикла, который в свое время там организовали австрийцы и, соответственно, гарантировали то, что на всем жизненном цикле завода будут сохраняться экологические требования. У нас производитель оборудования – это швейцарско-японский концерн, при поставке завода в обязательном порядке заключается лицензионный договор на весь жизненный цикл. Когда мы общаемся с управдомами, вы сегодня видели, с простыми жителями Подмосковья, пытаемся сложные вещи вложить в простые фразы, например: «Раздельный сбор – это сокращение захоронений в 2 раза», понятная простая фраза. Следующая простая фраза: «Сегодня автомобиль «Евро-6», сходящий с европейского конвейера, выбрасывает в 30 раз больше аэрозоля в воздух, чем мусоросжигательный завод», поэтому в той же Вене 7 заводов, а, на самом деле, 8, потому что есть еще для особо опасных отходов и, вообще, эта практика используется в Европе. Я прекрасно понимаю, что наши люди, исходя из нашего менталитета, говорят: «У них хорошо, а у нас вы сделаете плохо». Я подчеркиваю, что за качеством всего производства на этих заводах будут следить компании, которые поставляют это оборудование.

Ангелина Грохольская: Дачников много в Подмосковье, вот, как там: есть ли какие-то или, в общем, система везде одна и та же?

Евгений Хромушин: Отличия есть, действительно, мы поэтому вынуждены были в Подмосковье ввести плату за мусор не с человека, с квадратного метра жилой площади, почему? Нам федеральное законодательство такое позволяет, потому что у нас, конечно, более 1 миллиона 800 тысяч дачников приезжает ежегодно, плюс еще люди, которые не зарегистрированы и проживают в Московской области – это практически еще столько же, и, в общем, мы получаем, что у нас образуют мусор 10 миллионов человек, а платят за него 7. Сейчас появилась, в силу закона, обязанность по всем этим садовым товариществам и ИЖС иметь договора с региональными операторами, у нас их 7, на вывоз отходов. Конечно, там есть так называемый коэффициент сезонности, то есть они платят меньше, чем остальные жители, кто проживает в домах постоянно: порядка 60-70 рублей в месяц, если пересчитывать на год, но проблема основная в том, что сейчас мы, органы местного самоуправления, государственной власти должны максимально обеспечить во всех СНТ нормальные контейнерные площадки для того, что люди собирали там мусор, а мы, соответственно, централизованно вывозили.

Ангелина Грохольская: Владельцев частных домов, я та понимаю, это тоже касается, да? Если это не дача…

Евгений Хромушин: Да, у нас есть 2 альтернативы: либо вы можете пользоваться общей контейнерной площадкой и платить по нормативам, соответственно, у нас даны очень серьезные скидки для жителей ИЖС, для того чтобы не было дискомфорта, у нас есть предельный индекс оплаты и, например, 100-метровый дом не может платить больше 200 рублей за вывоз мусора, 200-метровый – 450 рублей за мусор, это предельные значения. Но вы можете заказать индивидуальный вывоз мусора и у вас будут забирать ваш контейнер, исходя из наполнения, но опять же вынужден подчеркнуть вопрос менталитета: мы уже сталкивались и сталкиваемся с ситуацией, когда человек заказывает 60-литровый небольшой бак, якобы он у него мало наполняется, на самом деле, он возит мусор на контейнерную площадку, за которую платят жители других домов.

Ангелина Грохольская: Соседи.

Евгений Хромушин: Да, потому система ИЖС требует очень серьезной настройки, и так сразу по мановению волшебной палочки она не появится, это я хочу сразу сказать. Ну, чтобы понимать: то, что мы сейчас делаем за 3 года, Европа проходила 30 лет.

Ангелина Грохольская: Давайте мы сейчас сделаем паузу, посмотрим еще один сюжет: в Липецке раздельному сбору мусора начали обучать в школах, причем на практике – в одной из гимназий установили специальные контейнеры. Придумала проект полуфиналист конкурса «Лидеры России» Татьяна Кофанова и назвала его «Эволюция», потому что уверена, грамотный подход к утилизации отходов – это качественно новый уровень отношений человека и природы.

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: Евгений Акимович, в Подмосковье программы обучающие, мероприятия различные просветительского характера тоже активно уже идут, и мы с этого, в общем, начали, а в школах школьникам рассказывают, как Липецке, например, как надо правильно разделять?

Евгений Хромушин: Даже не то, что рассказывают, а поставили такие же контейнеры, серый и синий, и школьники на специальных уроках, которые связаны с экологией, ходят туда, то есть не какие-то игрушечные контейнеры…

Ангелина Грохольская: Самые настоящие.

Евгений Хромушин: Дело в том, что мы первыми оснастили раздельным сбором мусора объекты социальной сферы и, соответственно, детей водят к конкретным мусорным контейнерам, которые используются для раздельного сбора мусора и для «грязного» сбора мусора – серые контейнеры.

Ангелина Грохольская: Всё по-взрослому.

Евгений Хромушин: Да.

Ангелина Грохольская: И управдомов из городских округов пригласили также в Зарайск, мы это видели в сюжете ранее, а будут ли еще подобные мероприятия? Вообще, какие ощущения, когда посещают комплекс?

Евгений Хромушин: Когда определяли места строительство КПО, кстати, в Европе было тоже самое: «мусорные войны» были и в Голландии, и в Японии…

Ангелина Грохольская: Все через это прошли.

Евгений Хромушин: Все через это прошли, что когда планировали строить современный объект, люди ментально понимали, что это будет свалка и максимально с этим боролись, и очень немногие главы смогли взять на себя ответственность – убедить людей предоставить землю и обеспечить это строительство, а сегодня управдомы приезжают и говорят: «Нам нужны такие комплексы и нам нужны рабочие места на них». Потому что это 300 человек живых людей, которые работают, получают зарплату, работают на чистом современном производстве, на котором нет запаха.

Ангелина Грохольская: Понятно, что пока еще рано ставить какие-то оценки «мусорной» реформе, я вот о чем спрошу уже в завершение нашей беседы: от кого, в первую очередь, сейчас или от чего зависит, чтобы реформа пошла без стопора, что всё было хорошо, мы, действительно, научились всему, что предполагается?

Евгений Хромушин: Здесь есть, наверное, 3 зоны ответственности, тройка: это в любом случае ответственность наша, как региона, даже несмотря на то, что мы построили 3 объекта переработки бюджетных мы построили, 1 еще построим, остальные будут инвестиционные, будут строить региональные операторы. Мы им будем максимально помогать, то есть это: инфраструктура, дороги, электричество, вода и так далее для того, чтобы этот процесс ускорить, убыстрить и сопроводить максимально для того, чтобы до конца года все 12 объектов работали – это зона ответственности региональных операторов. То, что касается постановки новой системы, вывоз и организация мусоровозов, контейнеров и так далее – зона ответственности региональных операторов. Контейнерные площадки – это зона ответственности органов местного самоуправления, у нас есть отдельный закон по благоустройству, который регулирует эту норму, мы специально из бюджета регионального выделяем средства муниципалам для того, чтобы поддерживать контейнерные площадки и создавать новые. Конечно, как Вы понимаете, старт всё равно идет от человека: если человек начал разделять, то вся эта отрасль работает, если человек не разделает – мы теряем эффективность в этой отрасли в 2 раза, причем, видите, как всё меняет сознание: вы, наверно, себя уже ловили на мысли, что когда вы берете батарейку в руку, вы уже не можете ее в ведро выкинуть, прошел год-два…

Ангелина Грохольская: Да, у меня отдельная коробочка стоит.

Евгений Хромушин: Вот, понимаете, 3 года назад об этом никто не задумывался…

Ангелина Грохольская: Это точно.

Евгений Хромушин: Сейчас Вы уже не можете батарейку выкинуть в ведро, то есть даже у нас, взрослых людей, поменялось сознание, что это не нужно делать, поэтому я думаю, что когда вся инфраструктура для приема будет и будет работать – люди однозначно будут в этом участвовать, потому что у нас они видят результат. Не везде есть синие бачки – людей это раздражает, не везде своевременно вывозят мусор, потому что очень много организаций меняется, уходят недобросовестные организации, это вызывает определенный негатив у людей – когда всё это устаканится, и люди будут понимать, что это точно дойдет именно до такого объекта, я думаю, что люди будут осознанно делать этот выбор и разделять. Здесь еще очень важно то, что сказал Президент, что если мы хотим жить, как живут за рубежом, мы должны создавать такую систему, какая есть за рубежом. Конечно, такая утилизация мусора стоит дороже, но мы не оставим нашим потомкам эти мины замедленного действия.

Ангелина Грохольская: Конечно, здесь надо выбирать: либо жить в грязи, либо платить немного дороже, но видеть вокруг себя то, что мы увидели в сюжете.

Евгений Хромушин: Да.

Ангелина Грохольская: Спасибо Вам огромное за беседу!

Евгений Хромушин: Спасибо вам, что пригласили – очень важно разъяснять такие вещи, которые связаны с раздельным сбором мусора.

Ангелина Грохольская: Это точно. Сегодня в нашей студии был Министр ЖКХ Московской области Евгений Хромушин. На сегодня это всё, удачи и до встречи, адрес нашей электронной почты: bs@ptvr.ru, мы доступы и в социальных сетях, и помните, несмотря на расстояния – мы рядом!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О программе раздельного сбора отходов в Московской области

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск