• Главная
  • Программы
  • Большая страна
  • Павел Гусев: Я рекомендую руководителям СМИ – не посылать ни одного журналиста в горячие точки, если он не прошел курса "Бастиона"

Павел Гусев: Я рекомендую руководителям СМИ – не посылать ни одного журналиста в горячие точки, если он не прошел курса "Бастиона"

Гости
Павел Гусев
главный редактор газеты «Московский комсомолец»

Ангелина Грохольская: О каких только темах мы не говорим в нашей программе, о каких профессиях, а вот о себе – о журналистах – скромно умалчиваем. Хотя грех нам жаловаться на отсутствие внимания. Одних праздников, посвященных СМИ, целый список: День российской печати, Всемирный день свободы печати, День радио, День фрилансера, Международный день спортивного журналиста, День PR-специалиста, День работника рекламы, Всемирный день телевидения и, наконец, 8 сентября – Международный день солидарности журналистов.

А теперь – статистика, которая перечеркивает весь праздничный настрой. По последним данным PEC (это неправительственная консультативная организация при ООН), в 2016 году уже погибли 87 журналистов, из них двое россиян. Как обезопасить эту профессию, как сохранить жизнь тем, у которых нет оружия в руках, но они на войне, в горячих точках, на передовой? Этот вопрос мы сегодня адресуем нашему гостю.

Сегодня в студии "Большой страны" – председатель Союза журналистов Москвы, председатель Общественного совета при Министерстве обороны Российской Федерации Павел Гусев. Павел Николаевич, здравствуйте.

Павел Гусев: Здравствуйте.

А.Г.: Очень рада видеть вас в студии "Большой страны".

П.Г.: Спасибо.

А.Г.: Павел Николаевич, скажите, по-вашему, есть такая сейчас профессия – военный журналист?

П.Г.: Да, такая профессия есть, она сохранилась и существует. Дело в том, что военкоры существуют при многих средствах массовой информации, и не только те военкоры, которые участвуют в каких-либо боевых действиях или в каких-либо горячих точках. Военный корреспондент – это тот журналист, который описывает и будни российской армии, который рассказывает о том, как сегодня преобразуется российская армия, о людях российской армии, о молодых ребятах, которые, казалось бы, в наше мирное время, но они становятся героями только потому, что они освоили свою профессию на отлично – военную профессию, и они настоящие, реальные защитники своей Родины.

А.Г.: А как вам внутренняя политика некоторых редакций, когда, например, считается, что журналист должен быть многопрофильным – сегодня ты рассказываешь новости шоу-бизнеса, культуры или спорта, а завтра отправляешься в горячую точку?

П.Г.: Я думаю, что это не совсем правильно. Все-таки специализация должна быть. И журналисту, который пишет на военную тему, конечно, о светской жизни писать достаточно сложно и не нужно, потому что тематика, опять же если вернуться к военной теме, на сегодняшний день очень и очень многообразная и сложная. Это и огромное количество техники, и понимание тех задач, которые стоят сегодня перед российской армией. Это же горячие точки, куда надо уезжать, и это наиболее опасно. Может быть, нужно быть наиболее подготовленным к этому.

10 лет назад мы вышли с предложением наконец-то заняться спасением наших журналистов, потому что слишком много журналистов стало погибать или получать ранения. И не только в горячих точках.

А.Г.: И этим занимается центр подготовки журналистов "Бастион". Я очень надеюсь, что вы сегодня о нем нам расскажете, потому что, к сожалению, даже не все мои коллеги о нем знают.

П.Г.: Вы знаете, 10 лет назад мы вышли с предложением и в Министерство обороны, и в Федеральное агентство по печати: давайте мы наконец-то займемся спасением прежде всего наших журналистов, потому что слишком много журналистов стало погибать или получать ранения в горячих точках, и не только военных. Есть техногенные катастрофы, есть огромнейшие пожары на Дальнем Востоке и в Сибири, есть землетрясения.

А.Г.: Природного характера.

П.Г.: Масса каких-либо случаев, которые, к сожалению, случаются, и без них жизнь не обойдется никогда. И журналист, приезжая в эти точки, должен быть подготовлен. Мы вышли с таким предложением – нас поддержали. Более того, нас поддержали все российские силовые ведомства на сегодняшний день. И мы сегодня уже провели курсы "Бастион" (вот представьте географию) от Калининграда до Владивостока. По всей стране мы ежегодно проводим такие курсы для журналистов.

А.Г.: Все на практике, не за партами?

П.Г.: Все, все!

А.Г.: Я сначала случайно подумала, что сидят и уроки слушают.

П.Г.: Нет, нет. Вы понимаете, ребята не просто проходят эту практику. Вот видите: девочка-журналистка сидит, и она сейчас испугана. А потом она поймет.

А.Г.: А что происходит? Что это такое?

П.Г.: Это показано, как дымовая завеса делается, как можно под дымовую завесу уйти. Более того, они прислушиваются к взрывам. Когда ты находишься в реалиях боя или боевых действий, человек психологически неподготовленный, он просто растеряется, он выскочит – и его настигнет или осколок или шальная пуля. А может кто-то и просто застрелить, потому что противники (и мы такие случаи знаем) специально убивают журналистов, специально охотятся за журналистами.

Самое главное, чего мы добились… Многие ребята после наших курсов ездили в горячие точки, участвовали в ликвидации различных катастроф. Ни один из наших выпускников не пострадал.

А.Г.: К сожалению.

П.Г.: Так вот, мы учим, как оказывать первую медицинскую помощь, мы показываем… Не мы, а это специалисты. Еще раз подчеркиваю: это специалисты из ФСБ, из МЧС, из Минобороны, из других силовых ведомств, которые показывают, как нужно себя вести, предположим, в городских условиях, когда идет обстрел, за какими домами можно прятаться, как нужно себя обезопасить от осколков, как нужно не пугаться свиста пуль, как определять, с какой стороны идет стрельба, чтобы случайно не пойти в ту сторону, потому что когда идет стрельба, там эхо, различное направление звука, и человек теряется. Все эти условия мы показываем.

Но самое главное, чего мы добились… Многие ребята после наших курсов участвовали в самых различных журналистских репортажных и других делах, они ездили в горячие точки, участвовали в ликвидации различных катастроф. Ни один из наших выпускников не пострадал. У нас нет ни потерь, ни раненых. Ребята научились реально выживать в этих сложных условиях. Мы гордимся этим. И мы благодарим наших учителей.

Мы подготовили ряд пособий, видеофильмов, которые распространяем в журналистских коллективах. Мы даем эти фильмы, брошюры, книги ребятам, чтобы они раздавали своим товарищам. Но самое главное, что мы продолжаем эту работу. Буквально через несколько дней начнутся новые курсы под Санкт-Петербургом в одной из воинских частей.

А.Г.: Я так понимаю, что в основном вы нацелены на обучение региональных журналистов?

П.Г.: Да. В том-то и дело, что это не только для московских. Московские, конечно, участвуют в какой-то степени, но для нас очень важны региональные журналисты, потому что именно там не хватает такой обучающей базы. В Москве еще более или менее можно как-то, так сказать, здесь все-таки достаточно сильные и опытные коллективы. Мы здесь тоже проводим, естественно. Но в регионах это вообще отсутствует. И для ребят-региональщиков это очень важно.

А.Г.: Павел Николаевич, знаете, о чем хочу спросить еще вас сейчас? Есть еще вторая сторона, когда дело касается освещения каких-то военных конфликтов, техногенных катастроф, террористических актов, в том числе захвата заложников, когда журналисты, вроде бы готовые работать в таких условиях, не умеют об этом правильно писать. Очень много было нареканий со стороны силовых структур, что материалы не помогают, а вредят. Вот этому нужно учить? И можно ли?

П.Г.: Такое было. У нас уже давно существует определенная договоренность с силовыми структурами и с руководителями крупнейших медийных концернов сообщества нашего – о том, как нужно освещать, что нужно, и как должен себя вести журналист в таких ситуациях. Мы достаточно четко определяем задачи перед журналистами. Но и сейчас те военные ведомства, предположим, или какие-то другие службы, где работают журналисты при них, четко ориентируются на то, как должен журналист себя вести. И практически в последнее время нет никаких нареканий со стороны всех наших силовых ведомств в отношении журналистов, что они выходят за рамки того, чтобы не испортить спецоперацию, не мешать военным, не мешать, предположим, сотрудникам МЧС.

А.Г.: На ваш взгляд, кто должен отвечать за безопасность журналистов? Я просто сейчас о чем хочу еще спросить? "Бастион" существует 10 лет, 10 лет вы уже обучаете журналистов, наших коллег. И в то же время 2 года назад, когда были события Донбасса, когда погибла группа ВГТРК – Анатолий Клян (Первый канал), Андрей Стенин, фотокор, – мы все были шокированы этими трагедиями. И только тогда начали говорить о том, что все руководители СМИ обязаны обучать своих подчиненных.

П.Г.: Прежде всего, конечно, все зависит от редакций, от руководства тех или иных средств массовой информации. Если ты посылаешь журналиста в горячую точку или в какую-то точку, где произошла какая-либо катастрофа, ты должен прекрасно понимать, что это место повышенной опасности, сверхповышенной опасности. Поэтому журналист не имеет права туда уезжать, не имея бронежилета, не имея каски, не имея опознавательных знаков, что он из прессы. Он должен быть снабжен соответствующим передатчиком, телефоном и теми средствами связи, по которым его можно найти. И самое главное, конечно, мы рекомендуем, чтобы этот журналист и те руководители СМИ, которые часто посылают в такие точки, особенно телекомпании, чтобы эти ребята прошли такие курсы. Они бесплатные, еще раз подчеркиваю, и никто не несет никаких материальных потерь. Это все делается во благо журналистики.

А.Г.: И завершая нашу беседу, хочу спросить о международном сотрудничестве.

П.Г.: Вы знаете, в Греции теперь по нашей методике, по нашим программам будут готовить журналистов, типа нашего "Бастион". Но в Греции это будет для греческих журналистов за деньги. А мы готовим, еще раз подчеркиваю, бесплатно – и это благодаря Федеральному агентству по печати, которое очень активно в этой области работает с нами.

А.Г.: И, конечно, этим надо пользоваться, этим нужно пользоваться.

П.Г.: Я просто рекомендую всем нашим руководителям средств массовой информации взять это на заметку, и более того – не посылать ни одного журналиста в горячие точки, если он не прошел курса "Бастиона". Это реально обезопасит жизнь наших коллег, ребят, наших друзей.

А.Г.: Павел Николаевич, спасибо вам огромное сегодня за то, что пришили к нам в студию, спасибо большое за беседу, за интересную информацию. Я думаю, что "Бастион" будет развиваться, и все журналисты, которые отправляются на сложные задания, будут возвращаться в редакции. Это самое главное.

П.Г.: Я уверен в этом.

А.Г.: В студии "Большой страны" мы беседовали с председателем Союза журналистов Москвы, председателем Общественного совета при Министерстве обороны Российской Федерации Павлом Гусевым. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск