Педагогическая дилемма. Почему школы теряют учителей?

Педагогическая дилемма. Почему школы теряют учителей?
Нескучный день. Как найти попутчика и узнать свою страну?
Здесь был Лермонтов... Тысяча гектаров красоты и уникальной природы Ставропольского края
Путешествие Высочайшей особы. Императрица - путешественница. Крымские истории от первого лица
Путешествие Высочайшей особы. Здесь был Лермонтов. Нескучный день
Человек недели. Сварщик из Челябинска создает скульптуры из запасных частей, обломков и деталей
Вкусно и полезно. Чем привлекательна карьера фермера?
Так жить нельзя. Все «прелести» жизни в историческом здании
Педагогическая дилемма. Вкусно и полезно. Так жить нельзя. «Живое железо» сварщика из Челябинска
Чёртово городище. В этом месте Пермского края на дне морском по ночам звучит «Пляска смерти»
На перекрестке. Загадки древнего города Карачева, который 36 раз возрождался из руин
Гости
Всеволод Луховицкий
сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования «Учитель».
Юрий Карпунин
Член Совета по Общественному телевидению. Директор муниципального бюджетного образовательного учреждения «Марковская основная общеобразовательная школа» Петушинского района Владимирской области
Елена Болотова
проректор по учебной работе МПГУ

Ангелина Грохольская: В Вологодской области складывается катастрофическая ситуация в образовании: в школах не хватает учителей, однако, этим обеспокоены только педагогические профсоюзы, а вот чиновники, от которых зависит, кто будет учить детей, никакой катастрофы не видят, у них статистика в порядке, есть вакансии, но это в пределах нормы. Екатерина Якунова выслушала мнения сторон.

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: Дефицит педагогических кадров признают и в Министерстве просвещения, по словам руководителя ведомства Ольги Голодец, он составляет примерно 10-11 %. Мониторят ситуацию и активисты ОНФ, они опросили учителей в разных регионах страны: больше половины сообщили, что в их школах не хватает предметников, где-то речь идет об отсутствии 1-3 педагогов – так ответили 36 % опрошенных, где-то о 4-5, но в некоторых случаях дефицит кадров доходит до 10 человек, только 25 % учителей рассказали, что за прошедший учебный год численность их коллектива не менялась. Чаще всего не хватает математиков – это мнение 34 % респондентов, об отсутствии преподавателей иностранного сообщили 32 %, русского языка – 25 % опрошенных, также требуются физики и учителя начальных классов. Каждый регион, да что там, город, решает проблему как может: «Некоторые учителя преподают по 3 предмета, пройдя только курсы переподготовки», – это сообщение из Ставропольского края. Педагоги одной из школ Алтайского края рассказали, что в начальной школе 1 учитель ведет сразу 2 класса, а в одну из школ Мурманска устроилась на работу молодая учительница русского зыка и литературы, которая делает грамматические ошибки при письме, об этом пишет «Российская газета», руководство учебного заведения увольнять ее не намерено, наоборот, собирается доучить до нужного уровня. Рассмотрим эту ситуацию в деталях, сегодня в нашей студии: Всеволод Луховицкий – сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования «Учитель», Елена Болотова – проректор по учебной работе Московского педагогического государственного университета и Юрий Карпунин – директор муниципального бюджетного образовательного учреждения «Марковская основная общеобразовательная школа», это Владимирская область. Здравствуйте!

Всеволод Луховицкий: Здравствуйте!

Елена Болотова: Здравствуйте!

Юрий Карпунин: Добрый день!

Ангелина Грохольская: Первый вопрос, сюжет вы тоже видели, а почему такая разная статистика: у профсоюзов одна, у официальных ведомств другая?

Всеволод Луховицкий: Это естественно, потому что официальные ведомства исходят из того, что им дает директор, директор говорит: «Нам не нужен еще учитель», – потому что если он возьмет еще учителя, то ему придется фонд оплаты труда, который дан на школу, делить на большее количество работников, и он не догонит до среднего уровня по региону.

Ангелина Грохольская: А вот можно ли на уровне одной школы это решить, мы сейчас спросим у Юрия Александровича, потому что он возглавляет школу, которой в этом году 125 лет исполнилось, да?

Юрий Карпунин: Да, я уточню: 125 лет школе села Марково.

Ангелина Грохольская: Села Марково.

Юрий Карпунин: То есть школа была открыта 125 лет назад, потом сгорела, построили новое здание.

Ангелина Грохольская: Мы сейчас видим кадры, это как раз про Вашу школу, замечательные лицеисты. Сейчас всё хорошо, а несколько лет назад там 5 учеников, по-моему, у Вас было, когда Вы туда пришли?

Юрий Карпунин: Я в школу пришел в 84-м году прошлого столетия, с 87-го я – директор школы, и вот с 90-х годов у нас образовалась ситуация, что 5 учеников и 6 учителей, в то время вопрос о закрытии школы не стоял, как-то не было принято, но работать самим молодым, вроде не совсем бездарным людям, начинать и не видеть перспективы никакой, стало неинтересно, была поставлена задача нам самим себе: сделать школу привлекательной и комфортной, чтоб в школу хотелось идти и ученикам, и учителям, и родителям.

Ангелина Грохольская: Простите меня, я про деньги всё-таки, потому что это тоже такой вопрос насущный и важный.

Юрий Карпунин: Хорошо, я поэтому и говорю, что здесь очень много можно говорить общие вещи…

Ангелина Грохольская: Да, потому что у меня есть данные, например, что в некоторых школах молодые учителя и учителя, которые только-только приходят в течение нескольких лет получают меньше, чем уборщицы и гардеробщицы.

Юрий Карпунин: Ну, давайте так: молодые учителя сейчас в крайнем случае во Владимирской области получают как учитель первой категории, если раньше они приходили безкатегорийные, то сейчас они получают как учитель первой категории, то есть учитель, который довольно-таки долго поработал, аттестовался, имеет какой-то опыт и им дают 2 года зарплату вполне приемлемую, беда другая: то, что, если мы приглашаем человека со стороны, и человек приходит неквалифицированный, то у него ставка будет 7800 за 18 часов.

Ангелина Грохольская: А что значит неквалифицированный?

Юрий Карпунин: Допустим, беру инженера на технологию, к чему призывают. У нас ситуация другая, которая тоже должна волновать нас всех: у нас пограничный район и неравенство в заработных платах за одну и ту же работу по районам удивительна, то есть мы находимся рядом с Орехово-Зуево, значит, там зарплата больше 50000, Москва – больше 100000. Остаются идеалисты, которые пришли из советского времени и которые делают дело своей жизни как бы, допустим, наш вариант, но я здесь тоже не бессребреник, я не буду выкладывать все секреты, но я, безусловно, всю свою смекалку оперативную, бендеровскую и прочее я применяю в то, чтобы моих людей накормить, у меня голодными они быть не должны.

Ангелина Грохольская: Вы сейчас кивали головой как-то так сокрушенно…

Всеволод Луховицкий: Для того, чтобы иметь 114000, как нам заявляют в Москве, надо быть завучем, одновременно работающим на полтора ставки…

Юрий Карпунин: Безусловно.

Всеволод Луховицкий: И одновременно еще другом директора, который тебе напишет хорошую стимулирующую.

Ангелина Грохольская: Елена Леонидовна, присоединяйтесь к нашему разговору.

Елена Болотова: Та проблема, которую мы сегодня имеем, складывается в течение многих-многих лет, она еще идет из времен Советского Союза, и, к сожалению, упирается всё в финансирование отрасли в целом, конечно же, зарплата учителя определяется тем объёмом работы, который он выполняет, и норматив 18 нагрузки – это не с неба спустившаяся цифра, это серьезные исследования научные, но, когда наша страна переходила от единой тарифной сетки: сначала вход в эту сетку, это оплата труда, был сложным для понимания, а потом она выходила из этой модели, наверно, единственная отрасль, которая не разработала специальный нормативный акт о единообразии оплаты педагогического работника, всё было отдано на откуп регионам, и регион уже, исходя из своей финансовой ситуации, стал предлагать работникам стоимость их труда, и это привело к тому, с чем мы сегодня сталкиваемся.

Ангелина Грохольская: Вот та ситуация, которая…

Елена Болотова: Да, учитель не работает на 1 ставку, вот то, что мы слышали в репортаже, учитель работает на 1,6, 1,8, на 2 ставки – это, получается, что но в свою рабочую неделю выполняет нагрузку за двух людей.

Ангелина Грохольская: Послушайте, значит, вот нацпроект «Образование» у нас появился, цифры, раз уж мы про цифры…

Елена Болотова: Да-да.

Ангелина Грохольская: 784,5 миллиарда рублей запланировано на реализацию всего нацпроекта «Образование», неплохие цифры, тут и федеральный бюджет, и бюджеты субъектов, внебюджетные источники, но вот, если честно, я когда готовилась к нашей сегодняшней встрече, я посмотрела, думаю: «А что-то касается там стимулирующих надбавок для учителей?», – и я ничего не нашла вот из этой суммы.

Елена Болотова: Правильно, Вы не нашли, потому что она туда и не заложена.

Всеволод Луховицкий: Я рекомендую посмотреть, он есть в открытом доступе, экспертный анализ бюджета на 20-22-й годы, сделанный специалистами РАНХиГС, выводы очень грустные: да, формально в федеральном бюджете денег на образование больше, но никакие эти деньги не идут на учителей, это всё строительство школ, доски и так далее и так далее.

Юрий Карпунин: Мы очень много и часто декларируем про роль учителя и что необходимо авторитет учителя поддерживать на государственном уровне, но я вспоминаю, допустим, до раздела фильмы про учителей…

Всеволод Луховицкий: Да-да-да.

Юрий Карпунин: Вы посмотрите те фильмы и вам захочется пойти работать, созидать, в вечернюю школу пойти, посмотрите «Большая перемена», «Весна на Заречной улице», «Первый учитель», сейчас после «Географ глобус пропил», и пьяные учителя лезут на дискотеку, ощущение такое, что там можно делать неплохие деньги – вот это желание попасть в «королевство», в Москву, значит, там большие деньги и идут работать не для того, чтобы создать, не для того, чтобы воспитывать…

Всеволод Луховицкий: Да.

Юрий Карпунин: Не для того, чтобы детские глаза заряжали тебя, а идут для того, чтобы…

Елена Болотова: Зарабатывать.

Юрий Карпунин: Зарабатывать, совершенно так.

Ангелина Грохольская: Вы как раз работаете с нашими будущими педагогами, я хочу сказать, что конкурсы, мы посмотрели, конкурсы неплохие…

Елена Болотова: Конкурсы растут, да.

Ангелина Грохольская: Конкурсы растут, вступительный балл высокий: 200-280, по-моему, балл ЕГЭ в педагогические ВУЗы различные?..

Елена Болотова: Да.

Ангелина Грохольская: А потом они почему до школ не доходят, студенты?

Елена Болотова: Нет, почему? Они доходят это тоже у нас искаженное представление, что наш выпускник до школы не доходит, он доходит, у нас каждый год на 6 % увеличивается трудоустройство наших выпускников именно в сферу образования, именно по профилю, в большинстве случаев надо смотреть не на то, сколько трудоустроилось вот сейчас, а сколько осталось через 3 года и через 5, через 6 лет – вот это будет качеством того, насколько работает отрасль, и насколько работают высшие учебные заведения. Действительно, первые 2 года они мирятся со всем: у них нет семьи, они очень активные, они готовы творить то, что хочется, они хотят входить в классы и эти 45 минут отрабатывать в полное удовольствие, реалии другие.

Ангелина Грохольская: Наши учителя просто очень терпеливые люди, в Чикаго, например, их коллеги вышли на массовую забастовку: профсоюз педагогов требует увеличить зарплату младшим сотрудникам школ, взять на работу больше социальных работников, медсестер и библиотекарей, а также ограничить размеры начальных классов, в некоторых сейчас по 40 детей, бастующих поддержали студенты и служащие, занятия в школах на время забастовки были отменены. Может быть, что… нам тоже надо дождаться пока?..

Юрий Карпунин: Терпеливость – это черта, свойственная всему русскому народу.

Елена Болотова: Да.

Всеволод Луховицкий: Это не только в Чикаго, вот недавно у нас на сайте нашего профсоюза появилась информация, что в 14 странах одновременно сейчас педагоги бастуют. Почему? Потому что наша ситуация не уникальна: мы идем, в смысле образовательной политики, абсолютно последовательно, те же требования выдвигают в Чикаго, в Лондоне, в Братиславе, в Эстонии, где угодно, везде сокращается количество работников, везде увеличивается нагрузка – это та самая неолиберальная экономика.

Ангелина Грохольская: Нашим на улицу тоже выйти нужно?

Всеволод Луховицкий: Как только наши учителя…

Елена Болотова: Да.

Всеволод Луховицкий: Твердо говорят, что мы чего-то хотим, мгновенно находятся деньги. Не потому что мы такие рвачи злые, а потому что это важно для наших учеников.

Ангелина Грохольская: Конечно.

Всеволод Луховицкий: Наши ученики должны видеть, должны иметь образец, что человек уважает себя, уважает свой труд и требует за свой труд достойную и оплату и, главное, достойное… ощущения, что другие люди его уважают.

Ангелина Грохольская: Юрий Александрович, Вы сказали, что не будете делиться с нами секретами менеджерскими, может быть, всё-таки есть какие-то мирные способы привлечь учителей, молодых, опытных и удержать их у себя?

Юрий Карпунин: Значит, первое, как учили классики, танцуем от рынка, от рынка в пределах бюджета и своей заработной платы любой каприз, но это в пределах заработной платы, больше здесь мы ничего уже не сможем, дальше, правильно, дальше мы говорим об атмосфере, то есть атмосфера, когда ты идешь с радостью на работу и с радостью возвращаешься домой – это счастье.

Ангелина Грохольская: Спасибо вам большое за беседу! Да, вот хочется, чтобы всё-таки как-то мирными путями решались эти проблемы, но самое главное, чтобы они решались. Михаил Васильевич Остроградский, математик, педагог, говорил, что хорошие учителя создают хороших учеников. Вот в каком обществе мы можем оказаться, если хороших учителей уже сейчас не хватает?

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Илья
я 5 предметов веду в сельской школе, 18 часов, вес зарплаты не меняется последние лет 6 точно

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски