Андрей Рудской: Для развития нашей промышленности мы должны создавать глобальный конкурентоспособный продукт

Ангелина Грохольская: Российские вузы укрепляют позиции. Два десятка наших высших учебных заведений вошли сразу в три авторитетных мировых рейтинга. Более того, авторы этих крупнейших исследований академической репутации отмечают явный прогресс – практически все участники проекта улучшили свои позиции. А это значит – вузы нашей страны перестали вариться в собственном соку, их наконец услышали на международной арене.

Одним из 22 вузов, которые вошли в рейтинг Quacquarelli Symonds, стал Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого. И его ректор Андрей Рудской сегодня у нас в студии. Андрей Иванович, здравствуйте. Очень рада вас приветствовать. Присаживайтесь, пожалуйста.

Андрей Рудской: Добрый день.

А.Г.: Андрей Иванович, мы хоть и говорим об участии наших вузов в мировых рейтингах, но все-таки не самые высокие позиции, это даже не сотня. Вот QS поставил МГУ на 108-ю строчку рейтинга, а все остальные гораздо ниже. Есть вообще смысл об этом говорить, говорить о достижениях?

А.Р.: Речь идет не о самоцели занимать какие-то суперлидирующие позиции в рейтингах – в QS, в Times или в Шанхайском рейтинге. Почему? Потому что целый ряд мощных, известных мировых лидеров-университетов в этом деле участвуют довольно-таки давно. Мы к этому мероприятию и к этой гонке подключились совершенно не так давно – года три-четыре назад, когда у нас вступил в силу такой очень важный проект "5-100" (я его коротко обозначу), где как раз одна из задач…

А.Г.: И ваш вуз туда входит?

А.Р.: Туда и наш вуз, и пара десятков известнейших вузов России входят. По крайней мере, это цель. Мы видим перед собой прежде всего, помимо этой цели, еще и то, что наши университеты выходят в мировое образовательное сообщество, совершенно перестроив даже климат внутри университетов. Почему? Потому что мы стали мыслить по-другому – масштабно. Мы стали научные исследования проводить, расширяя зону международных проектов, приглашать ведущих научных специалистов, расширять количество зарубежных студентов. Я хочу сказать, что у нас, например, за последние четыре года выросло количество иностранных студентов от 1,5 до 4 тысяч с лишним.

А.Г.: Это значит, что есть интерес именно к нашему образованию.

А.Р.: Есть интерес, без сомнения. Мы, конечно, чтобы привлечь иностранных студентов, у себя организовываем, по крайней мере, магистерские программы на английском языке по весьма востребованным направлениям подготовки – это, конечно, "Computer Science", "Строительство", "Экономика", "Энергетика". И интерес со стороны не только азиатских, но и европейских стран наблюдается.

А.Г.: Скажите, а кто преподает для иностранных студентов, чтобы этот уровень сохранить?

А.Р.: Как раз преподают самые лучшие преподаватели.

А.Г.: Наши?

А.Р.: Наши, приглашенные наши и приглашенные ведущие зарубежные. Потому что как раз программа "5-100" финансируется. Это такая приличная подмога именно к тому, чтобы мы привлекали лучшие научно-педагогические кадры для работы у нас в университете.

А.Г.: Андрей Иванович, насколько я знаю, у вас есть некая своя образовательная система. В чем ее суть? В чем она заключается?

А.Р.: Начиная с середины нулевых лет и по сей день в вузах России – а у нас особенно как у одного из ведущих инженерных вузов, как и в Бауманке или в Томском политехе, допустим, – конечно, мы понимали эту степень ответственности, и мы перестроили систему образования. Во-первых, она стала мультидисциплинарной, взаимосвязанной. Машиностроители изучают и материаловедение, и энергетику, и экономику.

А.Г.: То есть это специалисты широкого профиля, да?

А.Р.: Конечно. Это первое. А второе – это введение научных исследований. Во-первых, два принципа мы осуществляем и реализуем у себя в университете. Это обучение через всю жизнь, вот это очень важно. И второй принцип я уже назвал – мультидисциплинарность как в научных исследованиях, так и в реализации их тоже.

Сегодня мы с промышленностью работаем не в рамках решения каких-то локальных научных задач, а мы берем комплексную задачу. И как НИИ – начиная от технической, конструкторской документации, разработки технологии производства, выпуска первого модельного образца. После этого передаем на то или иное предприятие, по сути, уже готовый к производству продукт.

Поэтому сегодня мы с промышленностью работаем не в рамках решения каких-то локальных научных задач, а мы берем комплексную задачу. И как НИИ – начиная от технической документации, конструкторской документации, разработки технологии производства, выпуска даже первого модельного образца. После этого передаем на то или иное предприятие, по сути, уже готовый к производству продукт. И спектр задач очень широк у нас – начиная от энергетики и заканчивая медициной, биотехнологиями.

В общем-то, я считаю, что сегодня это единственный правильный путь развития для университета. При этом обязательно студент, особенно начиная с выпускной работы бакалавра и всю магистерскую программу, должен непрерывно находиться в контакте вместе с преподавателями с промышленным предприятием, с той задачей, которая у него есть.

А.Г.: Это очень важно.

А.Р.: А в целом, если мы будем говорить сегодня о будущем России, то, конечно, в рамках реализации Национальной технологической инициативы мы должны разработать такие технологии, которые не ставят перед собой задачу импортозамещения. Я категорический противник этого понятия, а сторонник одного понятия для развития нашей промышленности – мы должны создавать глобальный конкурентоспособный продукт, который и импортозамещение, но и способен на мировой арене выступать в качестве такого свободно конкурирующего и весьма конкурентоспособного продукта.

А.Г.: Как вы думаете, когда это случится?

А.Р.: А мы уже сейчас это создаем. Элементарно – разработка новых двигателей. Вы знаете, ракетные двигатели создаются. В общем-то, мы разработали и реализовали в рамках нашего Центра аддитивных технологий целый ряд изделий, которые сегодня свободно конкурируют и даже опережают зарубежные аналоги. Поэтому мало-помалу, но включаясь в работу и реализацию Национальной технологической инициативы по направлениям – TechNet, AeroNet, AutoNet, FoodNet (это тоже относится), EnergyNet, – мы, конечно же, сможем тогда комплексно, совершенно по-другому выстроить экономику всей России. И в этом деле обязательно должны принимать участие наши вузы.

А.Г.: Это безусловно, конечно.

А.Р.: А чтобы в них принимать участие, мы должны соответствовать по знаниям, методикам преподавания и ведения научных исследований тому, что требует время. А без обмена и получения дополнительных знаний, за счет расширения контактов и перенимания лучших практик мировых лидеров в этой области это недостижимо.

А.Г.: "Петровская школа". Окно не в Европу, а в мировое университетское сообщество открыли 22 российских вуза. О том, какие перспективы развития высшей школы в России – в беседе с ректором Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого Андреем Рудским.

Давайте тогда вернемся к рейтингу, с которого начали. Ваш вуз в нынешнем рейтинге улучшил свои позиции?

А.Р.: Да, он улучшил.

А.Г.: А на сколько?

А.Р.: На 70 позиций.

А.Г.: Серьезно.

А.Р.: И мы сейчас подошли к границе – мы 401–410, в этом интервале находимся. И думаю, что это неплохие стартовые позиции. Дальше мы, в общем-то, намерены улучшать их тоже. То есть, по сути, мы входим, вы правильно сказали, в десятку лучших вузов России. В рейтинге учитывается и цитируемость…

А.Г.: Там очень много параметров.

А.Р.: Да, целый ряд параметров.

А.Г.: И авторы исследования как раз таки назвали серьезным слабым местом в российских высших учебных заведениях исследовательскую деятельность и цитируемость.

Наш инжиниринговый центр на протяжении уже десятилетия партнер с такими индустриальными монстрами, как Boeing, Airbus, BMW, Siemens и так далее. И мы выполняем весьма и весьма серьезные для них задачи.

А.Р.: Исследовательская деятельность идет по возрастающей. Я хочу сказать, что если брать… Давайте так: коль я у вас в гостях, я о своем вузе буду говорить. Я хочу сказать, что у нас, допустим, за последние несколько лет в несколько раз увеличился объем выполнения международных проектов. В частности, наш инжиниринговый центр на протяжении уже десятилетия партнер с такими индустриальными монстрами, как Boeing, Airbus, BMW, Siemens и так далее. И мы выполняем весьма и весьма серьезные для них задачи. Просто если за рубежом вуз так или иначе связан в целом, всем объемом с индустрией такого мирового уровня, она интегрирована очень здорово там, то у нас, к сожалению, не все отрасли и не все направления подготовки имеют такие широкие связи с зарубежьем – может быть, в силу ранних ограничений в этих контактах.

А.Г.: Возможно, да. Но у вас контакты хорошо развиваются. Вы же единственный вуз в России, который открыл филиал даже в Шанхае.

А.Р.: Да, это была такая очень хорошая инициатива, мне кажется, удачная с нашей стороны. И я хочу сказать, что действительно впервые в истории России и Китая даже это событие произошло – мы открыли в Шанхае свое представительство, причем в районе Пудун. Это тот самый-самый знаменитый район деловой активности. Мы заключили уже целый ряд контрактов. Мы открыли там впервые Российско-Китайский инженерный институт, где в этом году уже более 300 китайских студентов поступили в него. Они будут два года учиться там, изучая русский язык в бакалавриате, и вторые два года обучаться у нас для того, чтобы завершить свою выпускную работу.

А.Г.: Андрей Иванович, кстати, о студентах, если уж мы тут заговорили. Позиции вуза в международных рейтингах вообще сказываются, интересуются абитуриенты положением в рейтингах?

А.Р.: Вы знаете, сегодня абитуриент так продвинут в этом деле! Причем его, конечно же, интересуют вопросы – не просто какой рейтинг того или иного вуза. Они понимают: чем выше рейтинг, тем у них больше возможностей получить достойное образование, используя гибридные технологии. Скажем, Мюнхенский технический университет – 53-е место в рейтинге QS. Leibniz Universität Hannover – в первой двухсотке. Это если брать Германию. London City University сегодня входит тоже в первую сотню. По сути, у них там интеграция с целым рядом вузов произошла. Массачусетский университет – об этом и говорить не надо, он в первую десятку входит. И конечно, у нас с ними совместные образовательные программы.

А.Г.: Я правильно понимаю, что можно начать учиться у вас, а диплом получить, допустим, уже в Германии?

А.Р.: Конечно. И не только. У нас и система двойных дипломов – в ту и другую сторону. Как иностранные студенты, так и наши могут получить два диплома, обучаясь у нас, а выпускную работу выполняя в том или ином ведущем зарубежном вузе.

А.Г.: Уже завершая нашу с вами беседу, я вот о чем хочу у вас спросить. Мы тему сегодняшней нашей встречи обозначили как "Петровская школа", потому что университет носит имя Петра Великого. Можно уже сказать, что Петровская школа – это российский бренд, который занял свое достойное высокое место в международном образовании?

А.Р.: Я абсолютно в этом уверен. Причем я опираюсь не на свои какие-то ура-патриотические настроения в душе. Но если мы даже возьмем прессу и изучим, то отношение… А в рейтингах особенно важно еще и мнение академической и индустриальной среды, специалистов. И этот рейтинг растет от года к году. Плюс совершенно неимоверные конкурсы в студенческой среде при поступлении в технический обычный вуз, когда под два десятка доходит конкурс. Я считаю, что, конечно, он состоялся, потому что он ликвиден, он выполняет государственные мощные заказы.

И даже хочу вот так сказать. Когда Дмитрий Анатольевич был у нас, он сказал: "Я на одном из заседаний президентского совета говорил, что цифры не хватает у нас в России, – вы понимаете, что под "цифрой" имелось в виду. – И когда я посетил политехнический университет, я впервые увидел действительно цифровой вуз. А за этим будущее".

А.Г.: Спасибо вам огромное. На этом и закончим. Я желаю вам удачи, а вашим студентам – хорошего учебного года. Вы тоже можете сказать. Я думаю, им будет приятно услышать ректора с экранов.

А.Р.: Спасибо. Ребята, только на пятерки – и вы себе обеспечите шикарное будущее специалистов экстрауровня! Обещаю.

А.Г.: Спасибо вам большое. О перспективах высшей школы России в мировом образовательном процессе мы говорили с ректором Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого Андреем Рудским. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск