Почему растут цены на электроэнергию?

Почему растут цены на электроэнергию?
Марсианские хроники. Это не фотографии с Марса, это Свердловская область, удивительные места совсем рядом
Горные приключения в Крыму. Чем заняться в межсезонье?
Тени великих предков. Тайны Псковского Кремля. Почему Пушкинские горы притягивают туристов? И много других историй в выпуске
Тени великих предков. Горные приключения в Крыму. Марсианские хроники
Судьба и человек
То берёзка, то рябина
Собачий Освенцим
Скрюченный домишко
Скрюченный домишко. Собачий Освенцим. То берёзка, то рябина. Судьба и человек
Легенды и тайны Астраханского кремля
Гости
Светлана Калинина
член центрального штаба ОНФ
Илья Долматов
директор института проблем ценообразования и регулирования естественных монополий НИУ ВШЭ
Дмитрий Васильев
начальник управления управление регулирования электроэнергетики ФАС

Ангелина Грохольская: Всего в России работает около полусотни крупных гидроэлектростанций, 14 из них мощностью более 1000 мегаватт: Саяно-Шушенская, Красноярская, Братская, Усть-Илимская, Волжская – это, безусловно, достояние нашей страны, так же, как и энергоресурсы, которыми богата Россия, казалось бы, бери и пользуйся, однако, для обычных граждан эта техническая и природная мощь почему-то недоступна. В Сибири, где самые крупные гидроэлектростанции, обсуждают возможное повышение стоимости электроэнергии для промышленных предприятий в следующем году на 3,3 % до 929 рублей за мегаватт в час, а стоимость и мощности на 11,6 %. «Это станет самым большим ростом цен с 2017 года» – пишет «Коммерсант». Недовольны тарифами на электричество и жители большой страны – вот об этом поговорим сегодня детально. В нашей студии: Светлана Калинина – член центрального штаба ОНФ, модератор площадки «Жилье и городская среда», Илья Долматов – директор Института проблем ценообразования и регулирования естественных монополий Высшей школы экономики и Дмитрий Васильев – начальник управления регулирования электроэнергетики Федеральной антимонопольной службы. Здравствуйте, уважаемые эксперты!

Светлана Калинина: Здравствуйте!

Дмитрий Васильев: Здравствуйте!

Илья Долматов: Добрый день!

Ангелина Грохольская: Спасибо, что согласились прийти и обсудить эту непростую тему, но прежде чем мы начнем говорить, я хочу предоставить слово жителям большой страны, наши корреспонденты задали им один вопрос: а сколько они платят за электроэнергию?

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: Светлана, к Вам также обращаются, да?

Светлана Калинина: Самое большое непонимание, самое главное, что люди сегодня никак не могут понять, ну почему они платят тарифы такие большие? Почему из года в год этот тариф увеличивается? Сегодня информационная разъяснительная работа очень слабая как органов власти, так и ресурсно-снабжающих организаций, я об управляющих компаниях, смотрите, вообще даже не заикаюсь, потому что все уже привыкли: от них ждать какой-то помощи совсем бесполезно. Почему 2 соседних региона: в одном в 2-3 раза выше тариф, а здесь же с этих линий тариф меньше? И у людей нет понимания.

Ангелина Грохольская: Почему?

Светлана Калинина: Есть же поручение Президента.

Ангелина Грохольская: Есть.

Светлана Калинина: Давайте разъясним людям: почему такие тарифы разные?

Ангелина Грохольская: Давайте разъясним.

Дмитрий Васильев: Готов ответить: тарифы действительно в нашей стране сильно разнятся от региона к региону, где-то это может рубль за киловатт в час, а где-то 8-9 рублей, например, на Чукотке, в Москве, например, у нас 5,5 рублей…

Светлана Калинина: 5,5.

Дмитрий Васильев: За киловатт в час, и тариф потихонечку увеличивается ежегодно темпами близкими к инфляции, соответственно, почему же население не платит исключительно составляющую под гидроэлектростанцией? Вот был такой вопрос: у нас есть гидроэлектростанция, почему бы не настроить тариф на уровне гидроэлектростанции? Так устроена модель рынка: она предполагает, что тариф в регионе формируется один, один на весь субъект Российской Федерации, обычно на территории находятся не только гидроэлектростанции, но также и тепловые электростанции и электрические сети – и тех и других нужно содержать, поэтому наличие гидроэлектростанций, конечно, улучшает составляющую тарифа, но в этом смысле другие составляющие также должны быть оплачены, потому что в противном случае означало бы, что близлежащие регионы к гидроэлектростанциям платили бы очень мало, а отдаленные территории в этом же субъекте платили бы очень много.

Ангелина Грохольская: А существует ведь структура тарифа?

Светлана Калинина: Да, конечно.

Ангелина Грохольская: Вот из чего он складывается?

Светлана Калинина: Практически 80 %, даже чуть больше – это ветка транспортных расходов, это как раз столбы, линии электропередач, все узлы, которые есть у нас распределительные от электростанций, это всё, в конечном итоге, 80 % закладывается в тариф от покупки электроэнергии.

Ангелина Грохольская: Подождите, но ведь линии электропередач не меняют каждый год, а тарифы повышают каждый год, а бывает и дважды в год…

Илья Долматов: Можно я вмешаюсь в дискуссию?

Ангелина Грохольская: Да, пожалуйста.

Илья Долматов: Смотрите, всё-таки я бы начал говорить о структуре тарифа с точки зрения, что у насесть производство электроэнергии, это в средней структуре тарифа занимает 50 %, есть сетевая составляющая – это и магистральные сети и распределительные сети, это, грубо говоря, 40 %, есть еще 10 % – это сбытовые расходы, это примерно средняя структура, она может варьироваться, но, когда мы говорим, допустим, про население, население, с точки зрения обслуживания производителями, поставщиками, это наиболее дорогостоящая группа потребителей, потому что находится на низком классе напряжения и поэтому сетевая составляющая в этом плане самая дорогая, имея ввиду, что у нас происходит трансформация электроэнергии с 220 киловольт дальше до 110 и до 35, до 10, до 6 и до 0,4, ну и до 220 уже вольт – то, что мы получаем в розетке и, понимая весь этот технологический процесс, получается, обслуживание именно населения – это самое дорогое удовольствие.

Ангелина Грохольская: То есть мы невыгодны электростанциям?

Илья Долматов: Не то, что невыгодны, просто население потребляет мало, а расходов на его обслуживание, конечно, больше, поэтому логика в том, что тарифы для населения выше, чем, допустим, для крупной промышленности, она существует, безусловно, но у нас сложилась в России парадоксальная ситуация, что средние тарифы для населения где-то на 30 % ниже, чем в среднем для всех остальных групп потребителей, то есть, когда мы говорим о том, что тарифы высокие, здесь надо еще понимать, что они еще не доведены до 100 %, до экономически обоснованного уровня, который есть.

Светлана Калинина: Я бы не стала так говорить…

Илья Долматов: Я хочу всё-таки сразу сказать, вот, когда вы говорите о повышении тарифа, да, мы всегда информационно: «Каждый год они повышаются…». Но давайте поймем: они сейчас, и это заслуга антимонопольной службы, они повышаются на уровень не выше инфляции.

Светлана Калинина: Не выше, да, предельного индекса.

Илья Долматов: И что это означает? Просто давайте осознаем: это означает, что в реальном выражении тарифы не растут, то есть, когда мы говорим с вами о доходах населения, мы всегда апеллируем к цифре «реальные доходы населения» и тут, если мы говорим о реальном росте тарифов – они не растут.

Ангелина Грохольская: Вы знаете, я Вам сейчас скажу, что реально не растут зарплаты.

Илья Долматов: Вот…

Ангелина Грохольская: Вот, реально, а тарифы растут.

Светлана Калинина: Пенсии на 300 рублей.

Ангелина Грохольская: Да, и пенсии на 300 рублей.

Илья Долматов: У нас и пенсии индексируют, зарплаты индексируют…

Ангелина Грохольская: Ну, не везде.

Илья Долматов: Еще раз, я понимаю, и я лишь хочу сказать о том, что когда считают тарифы, то фактор, который закладывают при расчете тарифа основной, это прогноз на инфляцию, то есть, если бы нам минэкономразвития сказал, что в следующем году у нас будет нулевая инфляция, то тарифы не выросли бы.

Дмитрий Васильев: Я хотел бы прокомментировать: сейчас вернусь к этому вопросу, что тарифы в прошлом году в среднем по Российской Федерации для категории «население» у нас выросли меньше, чем на 4 % – это меньше, чем инфляция.

Светлана Калинина: Меньше уровня инфляции, да.

Дмитрий Васильев: С 1 июля этого года тарифы выросли на 2,4 %, то есть это тоже мы фиксируем, на следующий год также прогнозируем динамику не выше 4 % по различным субъектам Российской Федерации, в некоторых регионах может быть чуть больше, но не выше 5 %, в некоторых эта динамика может достигать 1 %, то есть опять же регионы разные, поэтому в зависимости от возможностей, в том числе работы в перекрестным субсидированием, такие, соответственно… такая государственная политика проводится в субъектах РФ. Что касается Вашего вопроса: из чего состоит тариф, почему он увеличивается? Тариф состоит, как мы уже сказали, из трёх составляющих: из генерации, из сети, те, кто передают электрическую энергию, провода, и сбытовая компания – всем участникам этого процесса необходимо также выплачивать зарплату, фонд оплаты труда, необходимо оплачивать ресурсы – это газ или уголь в зависимости от ценовой зоны, в которой находится потребитель, и есть еще так называемые инвестиции, вот к ним бы я тоже отнёсся бы отдельно. Казалось бы, был вопрос: ремонты, ремонты и замена сетей не происходят же ежегодно? Конечно, нет, но в любом регионе наблюдается развитие электрической сети, в частности, наиболее яркий пример – это технологическое присоединение малых потребителей до 15 киловатт: маленький потребитель подключается, платит 550 рублей за подключение, хотя, в действительности, мы знаем, что реальная себестоимость этого подключения в несколько раз больше…

Илья Долматов: Десятки тысяч, да.

Дмитрий Васильев: Все выпадающие расходы, которые возникают, ложатся на инвестиционную программу сетевой компании и в дальнейшем ложатся в тариф.

Ангелина Грохольская: Есть река Енисей, которая течет и течет, и ничего там не происходит и инфляция на нее вообще никак, но есть люди, которые зарабатывают на мощности этой самой реки…

Дмитрий Васильев: Река Енисей течь быстрее не стала, но вот маленький эпизод, что с 15-го года у нас платы за водопользование растут по 15 % до 25-го года – это было принято на уровне постановления Правительства, то есть 15 % – это по сути платеж в федеральный бюджет. Я к тому, что в этом году удалось аргументированно обосновать то, что для электростанций этот платеж должен быть снижен, фактически заморожен, потому что это всё перекладывается на…

Светлана Калинина: На тариф в любом случае.

Дмитрий Васильев: В цены на тариф на электрическую энергию, то есть я к тому, что когда Вы говорите о том, что показать, иногда и государство через налоги провоцирует повышение тарифов: 2 % НДС было у нас в этом году внедрено с 1 января, соответственно, это тоже фактор, который привел к чему – к росту тарифа.

Ангелина Грохольская: Я сейчас хочу вернуться к опросу жителей страны: один молодой человек, он из Сочи, он сказал, что есть монополист – поставщик электроэнергии, ресурсоснабжающая организация в регионе, и оттого, возможно, и высокие тарифы, потому что нет просто конкуренции. Это влияет действительно на тариф, на ценообразование?

Дмитрий Васильев: У населения нет конкуренции, население – это непривлекательный потребитель, с точки зрения борьбы за него со стороны сбытовых компаний, есть исключительные условия, которые привязаны к конкретной сбытовой компании.

Ангелина Грохольская: А кто эту систему придумал, откуда она вообще появилась, почему именно эта система?

Дмитрий Васильев: Вы же знаете, что происходило у нас реформирование электроэнергетики в начале 2000-х: реформа основная, скажем так, завешивалась в 2008 году, рынок был либерализован в 2011, но опять-таки был либерализован за исключением поставок населению, то есть сразу государство определилось, что население будет пока социально защищено и сегодня…

Светлана Калинина: Слово «пока» – ключевое.

Дмитрий Васильев: Пока планов нет, что будет…

Ангелина Грохольская: Ключевое, вы знаете, мне кажется, лукавство такое: мы защитили вас, бизнес будет платить больше, предприятия будут платить больше, но ведь это тоже про нас, про людей!

Дмитрий Васильев: Да, совершенно верно.

Светлана Калинина: Ангелина, можно я расстрою сегодня нас всех?

Ангелина Грохольская: Да.

Светлана Калинина: Потому что, когда предприятия стояли, у нас был в стране такой период, то только население, которое платило и содержало все эти технические установленные оборудования, оно было единственным большим потребителем, и оно на своих плечах в свое время выдержало всё вот по этой энергетике, поэтому, когда сейчас развиваются предприятия, они развиваются, я не видела ни один бизнес, который потерял бы в цене, помогая субсидировать жителям, в любом случае я плачу дороже за продукты, дороже за билеты по железнодорожным путям…

Ангелина Грохольская: О чем и речь, да.

Светлана Калинина: Я плачу это в цене, и поэтому, когда говорят о субсидировании перекрестном, я еще раз говорю: вы мне покажите, что вы для меня это сделали даром.

Ангелина Грохольская: Это лукавство.

Дмитрий Васильев: А я вот, знаете…

Ангелина Грохольская: Да, Дмитрий, пожалуйста.

Дмитрий Васильев: Да, я хотел бы прокомментировать про конкуренцию: мы всё равно неизбежно придем к конкуренции, в том числе и в секторе «для населения».

Ангелина Грохольская: Так, может быть…

Дмитрий Васильев: В конечном счете…

Ангелина Грохольская: Да.

Дмитрий Васильев: Мы придем к этом модели и к тому, что в том числе у населения будет выбор поставщика ресурсов.

Ангелина Грохольская: Насколько это реально и насколько это будет для нас хорошо?

Илья Долматов: Пока нереально.

Дмитрий Васильев: Это реально в перспективе, в перспективе выстраивания новых розничных отношений, сейчас ведется работа по обсуждению рыночного рынка: когда мы настроим для малых потребителей хорошие условия и конкуренцию, тогда мы перейдем и к сектору «население».

Ангелина Грохольская: Может быть, хотя ы тогда, действительно, у нас появится выбор, потому что пока есть монополия… вот и появляются 80 % на транспортные расходы и на всё остальное.

Светлана Калинина: Мы должны понимать, что электроэнергия – это вообще очень важная составляющая, электроэнергия – это один из составляющих коммунального платежа. Там, где электроэнергия – это значит вода дорожает, если дорожает электроэнергия, тариф на воду, и когда мы говорим о квитанции, а люди видят квитанцию в своем почтовом ящике и сумма увеличения в квитанции не на 100 рублей, как увеличилась электроэнергия, получается, уже 400, то это, конечно, бьет по карману.

Дмитрий Васильев: Я хотел бы добавить в продолжение темы открытости: сейчас обсуждаются нормативно-правовые акты, которые для прочих потребителей будут активно расшивать составляющую, вплоть до тех или иных надбавок, которые формируются на оптовом рынке, в этом смысле ничего не мешает нам продлить этот документ и так же более подробную информацию доводить до населения, почему нет? Они смогут тогда знать каждую составляющую в конечном платеже.

Ангелина Грохольская: «А как у них?» – эксперты сравнили тарифы на электроэнергию в России и других странах: 1 место по доступности этого ресурса для населения занял Лихтенштейн, его жители могут позволить себе на среднемесячную зарплату приобрести более 31000 киловатт часов в месяц, далее Исландия – более 28000 киловатт часов, также более 15000 киловатт часов в месяц могут оплатить граждане Люксембурга, а еще Норвегии, Нидерландов и Финляндии. Россия на 12 месте в этом рейтинге, что в принципе неплохо: мы можем позволить себе на среднемесячную зарплату чуть более 12000 киловатт часов, но очевидно, что доступность электричества для конечного потребителя определяется не только его ценой, но и уровнем дохода граждан, о чем сегодня мы и говорили с нашими экспертами. Спасибо вам большое, что пришли в нашу студию и поддержали этот разговор!

Дмитрий Васильев: Спасибо!

Илья Долматов: Спасибо!

Ангелина Грохольская: Мы сегодня говорили о грандиозных электростанциях и растущих тарифах, остается вопрос: как мы ухитряемся на протяжении всей истории превращать достижения и даже прорывы в провалы и проблемы для населения всей большой страны? Пора избавляться от этой дурной традиции, ну, а сейчас я хочу передать слово телезрителю, насколько его волнует эта тема?

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (8)
В.А.
Сторонники, "объясняющие" причины роста тарифов, несут явную галиматью. Ссылаются на постановления правительства. Постановления объясняют хищнический характер повыщения а не трудозатраты на выработку электричества. Не знаю возраста авторов, но похоже ЕГЭшники, незнающие физики электричества.
Рамис
О зарплате никто не думает почему же она маленькая.А как поднять тарифы на электричество быстро соображают Господа чиновники когда же вы остановитесь вы зажоре .
Владимир
если не повышать,откуда тогда миллиардеров брать?
Игорь
От зарплаты в 47 000 мы на 12 месте по доступности, а от реальной зарплаты посчитать? На каком месте будем?
Леонид
Цены на электроэнергию растут потому, что вместо Единой ЭнергоСистемы СССР появилось несколько фирмочек, торгующих наследием миллионов советских людей. Слава Чубайсу!!!
Дмитрий Платонов
Затраты сетевых компаний растут и будут расти. Увеличивается число потребителей за 500р., которые планируют использовать электроэнергию в будущем, протяженность сетей. Энергоэффективность снижает потребление, таким образом в каждом потребленном киловат/ч. увеличивается доля сетей.
Андрей
А может пора поднять цену для Китая за электроэнергию ?
николай
сравниваем цену поставляемую в России и Китаю и предел зарплат в этих компаниях руководителей да не каких повышений тарифов не хватит дурку гнать не сено косить

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски
Полный выпуск 1 Гостей