Полина Тришина: До тех пор, пока владение земельным участком, который является брошенным, будет экономически выгодно, ничего не изменится

Полина Тришина: До тех пор, пока владение земельным участком, который является брошенным, будет экономически выгодно, ничего не изменится
Леди и ее дворец
Нескучная жизнь Виталия Микушева
Родной язык. Сложно ли выучить чувашский?
До 80-х годов действительно было много переводной литературы: переводили Пушкина на чувашский язык, «Василия Тёркина» Твардовского
Точное попадание
Грант для Ньютонов
Выгодное вложение
Знакомьтесь: сити-фермеры
Немецкий хлеб для русской деревни
Борис Оболенец: В предприниматели должны идти люди творческие
Гости
Полина Тришина
зампредседателя московского Союза садоводов, юрист

Павел Давыдов: Вы смотрите Общественное телевидение России, в эфире «Большая страна» – программа о людях, обществе и власти, в студии Павел Давыдов, здравствуйте! Около 80 миллионов гектаров сельскохозяйственных территорий в России по данным общественных организаций не используется по назначению, и вот недавно муниципалитеты получили законное право изымать неэффективно используемые земельные участки. Правительство России рассмотрело соответствующие поправки в градостроительный закон, он был принят еще 3 года назад, но с учетом практики потребовалась доработка – дать властям право забирать подобные территории. Будет ли это означать, что и заброшенные земли садовых участков могут поменять собственников? Разберемся в тонкостях, у нас в гостях Полина Тришина – зампредседателя Московского союза садоводов, юрист. Полина Владимировна, здравствуйте!

Полина Тришина: Здравствуйте!

Павел Давыдов: Мы с Вами будем говорить о том, что же делать с заброшенными с землями, но для начала могли бы Вы объяснить, при каких обстоятельствах ненужная земля, будь то сельхозназначения или для ведения садового хозяйства, могут быть изъяты местными властями?

Полина Тришина: Такие земельные участки могут быть изъяты властями, чаще всего этим занимаются именно муниципальные органы власти, в том случае, если им известно о том, что такие земельные участки с кадастровыми номерами, либо, если таких номеров нет, расположенные там-то и там-то, не используются в течение длительного времени, заброшены, либо там нет хозяев.

Павел Давыдов: А как они получают эту информацию, откуда им становится известно?

Полина Тришина: Соответственно, такую информацию они могут получить от соседей, которые жалуются на несоблюдение собственников брошенного земельного участка нормы земельного законодательства, в частности, он ее не обрабатывает, не осваивает, он зарастает, там живут змеи, хорошо себя чувствуют и всячески, собственно, вредят этому гражданину, во-вторых, правление может сообщить органам местного самоуправления о том, что в таком-то товариществе имеется определенное количество брошенных земельных участков, либо они сами при обследовании территории выявляют такие участки и ставят себе галочку, что можно заняться вопросом о том, кто собственник и почему его не осваивает? Но я должна сказать, что последний вариант практически не встречается относительно земель садоводств, органы местного самоуправления стараются туда не заходить, считая, что там есть законно избранная власть в лице правления и председателя, и, соответственно, если им поступает информация от органов управления товарищества о том, что брошенные участки есть, они такие участки берут в работу и иногда всё-таки доводят процесс изъятия до завершения.

Павел Давыдов: Небольшое уточнение: скажите, пожалуйста, сколько времени должно пройти, чтобы заброшенная земля была признана таковой?

Полина Тришина: В настоящий момент для того, чтобы земля была признана таковой, пройдет не менее полутора лет.

Павел Давыдов: Всего-то?..

Полина Тришина: Потому что органы местного самоуправления сейчас получают сначала сведения о правообладателе, а чаще всего заброшенные земельные участки – это те, права на которые не зарегистрированы, то есть такие земельные участки чаще всего были приватизированы в 90-е годы, то есть на них было выдано голубое свидетельство, либо розовое…

Павел Давыдов: Садовая книжка.

Полина Тришина: Если вы гражданин и есть садовая книжка, то сейчас мы можем говорить о том, что скорее всего участок не приватизирован, то есть там весь землеотвод предоставлялся в пользование товариществу, а потом был какому-то гражданину распределен – там немножко другой вопрос с этими участками. Соответственно, орган местного самоуправления получает сведения о том, кто правообладатель, если право было зарегистрировано, если конкретная информация есть и известно, что человек умер, они пытаются найти наследников, если кто-то вступил в наследство, то есть было открыто наследственное дело, хотя пусть даже права не были оформлены, то в этом случае участок уже выморочным не признается, и дальше остается возможность признать его неиспользуемым, но, к сожалению, на моей практике не так много было тех земельных участков, процедуру изъятия по которым довели до конца, в виду того, что у органов местного самоуправления нет ресурсов на то, чтобы заниматься этой работой это достаточно кропотливая работа длительная и очень часто всё заканчивается на этапе, что мы не можем выявить собственника, у нас недостаточно сведений, и мы не знаем, где он, либо собственник где-то есть, но мы его найти не можем, поэтому, если Правительство предлагает какие-то более понятные и более простые механизмы признания бесхозяйными земельные участки, на самом деле, это было бы неплохо, потому что если смотреть с точки зрения председателя – для него благо, если все участки будут сначала изъяты, да, не в собственность СНТ и, на самом деле, очень интересно, что правление подает сведения в органы местного самоуправления, считая, что потом эти участки отойдут им, и они потом их продадут, а деньги поделят между собой, на самом деле, это не так, право признается за муниципальным образованием и уже муниципальное образование продает в порядке, который предусмотрен законом, то есть, вероятно, СНТ уже там выгоды никакой иметь не будет.

Павел Давыдов: А сейчас я предлагаю посмотреть сюжет из Астраханской области, в нем описана ситуация, характерная и для других регионов, давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Павел Давыдов: Полина Владимировна, как в такой ситуации, когда по 30 лет у участков нет фактических владельцев, а данные о них утеряны, можно помочь людям, героям сюжета?

Полина Тришина: Я предполагаю, что в данном случае, наверно, в ближайшее время ничего не сделать, но, смотря сюжет, я хотела бы отметить две вещи: во-первых, это достаточно цветущий сад…

Павел Давыдов: Не так всё плохо в Астраханской области, да?

Полина Тришина: Не обработается треть из 150-ти, 50 участков не обрабатывается, да – это плохо, но есть гораздо более яркие примеры, когда из тысячи участков обрабатываются 20, я с такими товариществами сталкивалась в Псковской области и в Московской области…

Павел Давыдов: Да Вы что!?

Полина Тришина: То есть, это на краю Московской области в Серебряно-Прудском районе есть товарищество, когда смотришь на него с помощью космических карт на каком-нибудь сайте, там видно, что это просто поле, а оно подписано, как СНТ, но это поле и там реально ничего нет, кроме 20 участков, которые сейчас обрабатываются, но, смотрите, отдельно земельный вопрос, то есть в такой ситуации заставить администрацию изъять у неизвестно кого эти земельные участки достаточно сложно, потому что есть множество административных проблем, которые пока как решить немножко непонятно, потому что если бы право было зарегистрировано в реестре, был бы конкретный гражданин Иванов Иван Иванович, проживающий там-то, с паспортными данными такими-то, было бы хорошо, но к этим свидетельствам, которые были в сюжете показаны, эти свидетельства выдавались просто по спискам членов, а в этих списках членов информация не всегда была полной и частично была недостоверной, поэтому найти вот этих людей будет достаточно сложно с учетом того, что очень часто списки эти в том числе специально уничтожались…

Павел Давыдов: Специально для чего?

Полина Тришина: Для того, чтобы передать землю бесплатно другим.

Павел Давыдов: Ага.

Полина Тришина: Это было и это и сейчас тоже происходит, потому что, на самом деле, такая приватизация без списков была много, где…

Павел Давыдов: Это понятно, да.

Полина Тришина: И сейчас очень многие говорят, что участок был выделен мне, я пользовался, пожалуйста, а вот…

Павел Давыдов: Перепишите на меня.

Полина Тришина: В архиве не сохранилось, поэтому опровергнуть достаточно сложно бывает. Но вот еще один момент: было сказано в сюжете, что некоторые собственники хотят избавиться от своих земельных участков, но при этом были показаны земельные участки, которые всё-таки как-то освоены, и хотят…

Павел Давыдов: Баснословных денег.

Полина Тришина: Баснословных денег. Но дело всё в том, что, к сожалению, было немножко непонятно, работает ли правление с этими собственниками, либо не работает, ведь, смотрите, у человека-садовода с 19-го года вне зависимости от того, является он членом товарищества, либо нет, то есть у любого гражданина, который владеет на любом праве садовым земельным участком на территории товарищества, у него есть обязанности, разделим их на две категории: первое – это обрабатывать земельный участок, содержать его, благоустраивать и так далее, это проистекает из норм земельного законодательства, и из норм гражданского законодательства и 217-го федерального закона проистекает его обязанность участвовать в содержании самого товарищества, если такое есть на этой территории, и участвовать в финансировании всех его расходов, в том числе на содержание имущества.

Павел Давыдов: Да.

Полина Тришина: Соответственно, управление есть не право в данном случае, а обязанность своевременно взыскивать эти денежки хотя бы с тех лиц, которые известны.

Павел Давыдов: Кстати, именно в этом году изменились правила, по которым все собственники, а не только члены СНТ обязаны платить взносы садового товарищества, то есть фактически с этого года те люди, которые не занимаются свои участком, будут вынуждены продавать, иначе придется оплачивать то, чем они не пользуются.

Полина Тришина: На самом деле, те председатели, которые обладали минимальным набором правовых знаний, они и в прошлые годы с граждан, которые не являлись членами, имели возможность взыскивать денежные средства, они взыскивали на основании статьи 1102 ГК РФ, как неосновательно обогащение. С этого года, возможно, будет… пока практики нет, закон только в силу вступил, пока непонятно, скорее всего, можно будет взыскивать с не членов денежные средства судебными приказами, не полноценное исковое производство, а написал заявление в виде судебного приказа, отнес мировому судье по месту, опять же, регистрации. Проблема в том, что добросовестный председатель раздобыть домашний адрес добросовестным путем, если ему не принес его садовод, он не может.

Павел Давыдов: Официальным путем, назовем его так.

Полина Тришина: Официально не может, да, поэтому очень часто очень хочется с кого-то денежки взыскать, а просто не получается, потому что нет сведений и, соответственно, всё-таки необходимо внести в законодательство какую-то норму, которая позволяла бы председателю находить этих собственников, чтобы можно было бы с ними работать.

Павел Давыдов: Но вернемся, давайте, к ненужной земле: есть ли выход из ситуации, кроме как на законодательном уровне прописать необходимые условия, вот сегодня есть определенные реалии и как помочь людям, которые не могут решить этот вопрос?

Полина Тришина: До тех пор, пока владение земельным участком, который является брошенным, будет экономически выгодно, ничего не изменится, то есть нужно поставить собственника в такие условия, чтоб ему было бы неинтересно держать такой актив. Со стороны СНТ возможно только давление через взыскание взносов, но это не всегда возможно, потому что нет адрес, ну и со стороны государства… опять же, где взять такое количество инспекторов, которые придут на участок и проверят обоснованность доначисления земельного налога в двойном, тройном размере по поводу того, что участок не используют, но, еще один момент: для того, чтобы оформить такой земельный участок… к сожалению, здесь не прозвучал ответ на мой вопрос, который я себе задала: «А какова рыночная стоимость такого участка». То есть, может быть, он стоит тысяч 30-40, если он, допустим, пустой, без какого-либо строения, а сколько стоит оформить этот земельный участок в соответствии с нормами действующего законодательства, то есть поставить его на кадастровый учет, зарегистрировать права, в ряде случаев сходить в суд исправить реестровую ошибку и иногда, когда начинаешь смотреть, иногда получается, что рыночная стоимость этого земельного участка в 2 раза меньше, чем услуги по его документальному оформлению.

Павел Давыдов: Оформлению, да, к сожалению.

Полина Тришина: Это тоже есть такая проблема, и, возможно, здесь тоже как-то государство должно участвовать в том процессе, если оно заинтересовано в том, чтобы земля использовалась.

Павел Давыдов: Ну что ж, будем подводить итоги: на Ваш взгляд, порядок в этой сфере мы сможем навести и, если да, сколько времени на это понадобится?

Полина Тришина: Я предполагаю, что в этой сфере порядок можно навести только при активном содействии садоводов, до тех пор, пока они не начнут сами соблюдать закон и настаивать на этом, порядка не будет, но я считаю, что государство не должно самоустраняться и должно понимать, что председатель СНТ – это не хозяин этой территории, это всего лишь руководитель некоммерческой организации, права которого, на самом деле, достаточно сильно ограничены, и по большому счету он не может ничего, он совершенно бесправен, и пока мы не добьемся какого-то консенсуса между государством и обществом, у нас ничего не получится.

Павел Давыдов: Полина Владимировна, спасибо Вам большое за ценные советы и важные комментарии, я надеюсь, они помогут нашим зрителям, которые попали в такую непростую ситуацию, решить свои вопросы, спасибо большое!

Полина Тришина: Спасибо!

Павел Давыдов: У нас в гостях была Полина Тришина – зампредседателя Московского союза садоводов, юрист. Сегодня мы говорили о заброшенных дачных участках и том, какие проблемы создает эта ненужная земля. Недавно «Гринпис» опубликовал карту России, на которой отмечены регионы с наибольшей площадью пустующих земель, в некоторых республиках и областях эта цифра достигает пугающих 30% от общей площади, в пятерку входят: Кировская, Смоленская, Тверская, Новосибирская области, а также Республика Башкирия и это уже не региональная, а серьезная федеральная проблема, которую мы затронем уже в наших следующих выпусках.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски
Полный выпуск
Полный выпуск